Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Categories:

"НЕБЕСА" (часть первая)

Одним из самых впечатлительных артефактов старой Руси, сохранившихся до наших дней на Русском Севере, безусловно являются расписные "небеса" деревянных церквей и часовен.

Когда то их было достаточно много ( так Татьяной Михайловной Кольцовой было выявлено 87 храмов, перекрытых "небом" в Вологодской, Архангельской, Мурманской областях и республике Карелия, но кроме этого подобные забранные досками потолки встречались и в Московской области и в Новгородской), сейчас их количество много меньше, да и оно постепенно уменьшается. Надо сделать оговорку, что не всегда такое перекрытие украшалось росписями, подчас доски лишь красились или на них наносились простенькие звёздочки, но в данной заметке разговор пойдёт конечно о потолках "зело преукрашенных". Таких осталось ещё меньше- в Мурманской области- одно, в Карелии- два, в Архангельской области десятка полтора. Остальные живописные комплексы разобраны и перевезены в запасники музеев, что-то украдено, а что-то сгорело, обсыпалось и истлело. Сейчас, продолжая эту интересную иконописную традицию, в новых храмах стали появляться "небеса" расписанные современными художниками ( Водлозеро, Колодозеро), где то вместо старых досок помещают их фотокопии ( Почозеро, Порженское), но в иллюстрациях я приведу только подлинные иконописные комплексы.

#

"НЕБО"- это особой формы конструкция потолочного перекрытия, представляющая из себя пологую многогранную пирамиду, радиальные грани которой возвышаются от краёв к центру, где упираются в центральное "замковое" кольцо или прямоугольник. Самые ранние достоверно известные примеры таких перекрытий датированы 17 веком. Тем не менее Б.В.Гнедовский предположил , что появление подобных "небес" надо отнести к 14 веку, ибо роспись купола каменного храма в Кахрие Джами (христианский храм Хора построенный и расписанный после прихода к власти Палеологов в Стамбуле (Константинополе) в 1315-21 году) поразительно напоминает росписи "подвесных потолок" Русского Севера: "...мотивы византийского искусства оказались привитыми к могучему дереву искусства древнерусского, именно на новгородской почве. В 14 веке Новгород мог стать местом рождения нового художественного приёма, безмерно обогатившего внутренние пространства деревянных церквей северо-запада Руси". Сходство построения живописных композиций действительно потрясающее, но "похоже" это не всегда "вытекает одно из другого". Во первых уже в 1453 году турки захватили Константинополь и замазали фрески в церкви Кархие Джами, обратив её в мечеть, во-вторых примеров "небес" до 17 века неизвестно и преемственности найти невозможно. Похожесть вызвана в первую очередь конструктивной особенностью купола византийского храма- гуртовым, где каждая из фигур ангелов отделена от другой выступающей гранью, точно так же как каждая грань "неба" отделена от соседней несущей балкой.

География распространения храмов в которых было подобное потолочное перекрытие не так уж и велика, более того в областях где они встречались зоны их распространения были локальными. Так в Архангельской области зафиксировано 55 храмов с "небесами" ( в районе Кенозеро-15, в Поонежье-32, в Поморье-4, на Северной Двине-4) , в Карелии было 22 таких памятника, в основном в Заонежье и Пудожье, в Вологодской области 9 "небес" на территориях западных- тяготеющих к Обонежью, в Мурманской области только Успенская церковь 1674 года в Варзуге имеет такое перекрытие. Если посмотреть на карту церковных епархий 17-18 веков то легко заметить , что абсолютное большинство таких потолков находятся на территории Новгородской епархии, а точнее на территориях Каргопольского, Холмогорского и Олонецкого викарств. Лишь несколько памятников возникли на территории Вологодской епархии.

Для лучшего понимания вопроса придётся совершить небольшой исторический экскурс во времена оные- когда началась русская колонизация северных земель доподлинно неизвестно, но общепризнанно, что начало ему положили новгородцы в 10 веке (хотя поселения славян достигших южных границ тайги датированы археологами 6 веком-поселения по рекам Чагодоще, Кобоже, Колпи, Мологе), когда Господин Великий Новгород , испытывавший потребность в товарных ресурсах начал снаряжать разведывательно-захватнические экспедиции к морю Студёному. Алчные и жестокие ушкуйники быстро установили среди немногочисленных местных аборигенов ( лопи, корелы и чуди) власть Новгорода и обложили их данью. Конечно местное население оказывало завоевателям сопротивление- случались даже кровопролитные битвы, но борьба их оказалась безуспешной. Стоящие на более низкой ступени развития чудины наверняка не были уж такими агнцами божьими, хотя быть может и ужасы про них написанные это лишь напраслины («Древнейшие люди сего края - поганые сыроеды и белоглазая чудь, кои приходя в пределы Белозерские, делали великие опустошения: поджигали селения, младенцев пожирали, взрослых и престарелых разнообразно умервщляли»)

Вслед за ушкуйниками двинулись промысловики и купцы, цель которых заключалась в добыче различных местных ресурсов и в первую очередь пушнины. О крестьянской колонизации разговора тогда не шло, но земли были уже поделены меж новгородских бояр. С века 14 начинается новый этап освоения этих земель- монастырский и крестьянский. Земли там было вдоволь, конфликтов с местным населением из за неё не возникало, ибо аборигены не занимались сельским хозяйством, а добывали пропитание себе охотой и рыбалкой. Но земля хоть и была свободной, да давно уже кем то поделена, так основатели Соловецкого монастыря имели конфликт с "боярскими рабами" , которые приплыли к острову и гнали иноков со словами: "остров по отечеству наследие наших бояр".

.Крестьяне приходили небольшими "дружинами" и садившись на удобные для земледелия участки несколькими семьями, образуя так малые починки. С увеличением семей, с приходом новых членов общины увеличивались до дюжины "другов". Общность нескольких таких поселений образовывали волостки со своими столицами- погостами. Для религиозных нужд строились небольшие часовни, а ежели и возводили клетские церкви то по причине малолюдности прихода совсем небольшого размера ( Лазаревская церковь Муромского монастыря, Церковь Ризоположения в дер Бородава, Георгиевская в Юксовичи), да и было этих приходов всего ничего- "В Поморском краю, в Олонецком уезде по писцовым книгам в 1582 году было 35 церковных приходов, вместе с монастырскими церквами. Между тем этот уезд обнимал кругом около 5895 вёрст... Следовательно на каждый приход приходилось средним числом по 672 версты в окружности". Ситуация несколько изменилась с победой в междоусобной войне Московского княжества и присоединении к нему всего Заволочья. Москва "извела" новгородских бояр и освободила население их "боярщин" , переведя их в "сирот великого государя московского". Входили туда и "холопи боярские" и "примученные" ими инородцы. То есть по сути ничего не изменив в положении крестьян их перевели из боярских в черносошные (государственные). Тем не менее этим общинам были переданы значительные свободы по самоорганизации, что привело к образованию "миров" с системой самоуправления. Тогда же северные земли начали заселяться переселенцами из волго-окского ополья (низовая колонизация)- людьми бежавшими и от власти государевой и от постоянных набегов кочевников в земли более спокойные. К сожалению земля Поморья никак не могла похвастаться урожайностью, но это компенсировалось богатствами, которые давали лес и водоёмы.

С 17 века на территории Русского Севера и Корелы начали происходить значительные изменения-обеспокоившись постоянные нападениями "каянских немцев" (Швеция и Дания) правительство решило обезопасить северные территории, а так же единственные морские границы и порты государства, соорудив там цепь оборонительных сооружений и крепостей. В качестве оплотов решено было использовать и монастыри, поощряя которые , руками местных крестьян и обетников, возводило крепостные стены. Наряду с этим территории эти всё более вовлекались в социально-экономическую жизнь государства, поощряя развитие промыслов, торговли, солеварения. Нельзя забывать что через беломорские порты шёл практически весь импорт и экспорт Руси. Транзит товаров требовал и большого количества рук и давал приличный заработок. Всё это скачкообразно увеличивало количество местного населения и соответственно приводило к интенсивности культового строительства. Уже в начале 18 го века Новгородская епархия уступала по количеству церквей (около 1300) и монастырей (более 100) лишь патриаршей области. По переписи 1710 года в Вологодском уезде было 44 монастыря и 484 церкви, в Архангельске с уездом- 14 монастырей и 178 церквей, в Белозёрске с уездом - 16 монастырей и 355 церквей.

Бурное культовое строительство, увеличение численности приходов привело к поиску новых архитектурных решений и увеличению внутренних объёмов церковных строений. На смену небольшим клетским постройкам пришли шатровые, сначала "восьмериком от пошвы". а с первой половины 17 века и "восьмёрик на четверике". После Никоновских реформ и введённых им ограничений на одноглавые шатровые завершения храмов, северные плотники выработали новые формы покрытий церквей, что привело к появлению и распространению храмов "кубоватых", многоглавых, "на каменное дело" и "шатёр на крещатой бочке". Вместе с увеличением внутренних объёмов росла и высота зданий, ибо русские именно высотность воспринимали как признак красоты и символ движения "вверх- к горнему". Но увеличение высоты помещения приводило к тому, что над кафоликоном возвышалась громада открытого сруба, что во первых было некрасиво, а во-вторых безмерно увеличивало кубатуру помещения, которое становилось нереально протопить ( в случае если церковь была зимняя). Перед народными зодчими встала проблема с которой ранее они не сталкивались- необходимость перекрывать порой огромную площадь (до 12 метров от стены до стены) и решение ими было найдено- тот самый "фальшивый" потолок, который представляет из себя лёгкую распорную конструкцию, без подвесов удерживающую собственный вес.

Так появились "небеса".

#

Автор текста и фотографии Николай Телегин (Курск)

Окончание следует.

Tags: #Автор
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author