Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Category:

То, чем прирастает Россия: баланс сил, прорыв, НОЦ и министерство Сибири

В рамках реалий российского федерализма формируются не только вертикаль власти и замкнутые «мирки» отдельных регионов, но и серьезна конкуренция между ними. Она тем выше, чем более определенными являются макрорегионы, в которых располагаются игроки. Урал, Сибирь, Дальний Восток – теперь это не только соответствующие федеральные округа, но и регионы в рамках Стратегии пространственного развития.

Еще одно основание для деления – научно-образовательное. И именно оно может сказать нам немало о реальных политических процессах. Устойчивость регионального уровня особенно важна для обеспечения не только прорыва, но и трансфера.

Обратим внимание на самое сердце страны – Сибирь. Баланс там должен достигаться на нескольких уровнях.

Первый - внутри СФО и четверки лидеров научно-образовательно-технологического развития (Новосибирск, Томск, Красноярск, Иркутск). Конкуренцию Новосибирску по научно-образовательному вектору должны бы составлять Томск и Иркутск, но оба региона почему-то начали спускать на тормозах свои проекты НОЦ. Красноярск сформировал достаточно интересную заявку на центр по «Енисейской Сибири», но, как и в случае с Новосибирском, чувствуется, что НОЦ имеет лишь прикладное значение для иных проектов. Отсутствует (или недостаточно продемонстрировано авторами) прямое преобразование «энергии» центра в региональное развитие и работу на мировом уровне.

Второй – в сибирском марокрегионе. Здесь существуют мощные конкуренты – тюменская «матрешка» (Тюменская область – Ханты – Ямал), чей потенциал оценен флагманским научно-образовательным центром мирового уровня; Якутия с собственным федеральным университетом – Северо-Восточным; а также серьезное гравитационное поле от центра прорыва на Дальнем востоке (комплексная экосистема науки-образования-инноваций на базе ДВФУ и острова Русский). И именно здесь конкуренция Новосибирску наиболее сильна.

На основной территории сибирского макрорегиона действует Сибирское отделение РАН. Которое, казалось бы, должно также быть заинтересовано во всех измерениях баланса.

Реальность совершенно иная. Новосибирская область (активно поддерживаемая председателем СО РАН В. Пармоном) активно подминает под себя всю Сибирь. Именно в Новосибирске пишутся стратегии для всего макрорегиона, а отделение Академии наук мнит себя вершителем судеб всех научных институтов и вузов фактически на половине территории страны.

Амбиции Новосибирской области по научно-образовательному и научно-технологическим векторам не полностью оправданы – за большим количеством красивых слов кроются серьезные проблемы даже на уровне выработки и лоббирования проекта «Академгородка 2.0», а уж комплексный план развития СО РАН в контексте развития СФО, судя по всему, тянул на себя полпред Меняйло. Позиция Новосибирска – «мы лидеры, нам все должны» – оказывается все более непонятной ни в Сибири, ни на федеральном уровне.

Передача Республики Бурятии и Забайкальского края, на самом деле, привела в действие очень мощные политические макропроекты. На территории Сибири и сферы действия СО РАН оказались два региона, которые попали под управление Минвостокразвития, к которому теперь относится сфера не только сам Дальний Восток, но и Арктическая зона, которая в значительной степени проходит именно по сибирским регионам.

Это актуализировало проект «Министерства Сибири». Мы уже приводили слова полпреда Меняйло, сказанные на Красноярском экономическом форуме: «Сейчас утверждена стратегия развития двух [сибирских] макрорегионов, что тоже накладывает свой отпечаток. Представляется целесообразным создание единой системы управления их развитием. Для этого есть разные механизмы, например такие, которые реализованы на Дальнем Востоке, на Кавказе».

Не менее важны слова зампредседателя «ВЭБ.РФ» Андрея Клепача: «Только за счет национальных проектов или сохранения традиционного и межбюджетного распределения средств этого [т.е., добиться прорыва] сделать нельзя, нужны структурные и институциональные маневры, должен появиться центр управления и согласования действий на уровне макрорегиона. Сейчас этого центра нет, но есть политический центр полномочного представительства, однако у него нет экономических рычагов воздействия. Часть территорий управляется Министерством РФ по развитию Дальнего Востока, где есть возможность согласовывать и координировать государственные программы и бюджетные средства. Такая модель предлагается и для центра развития Сибири, что даст возможность маневрировать между регионами».

У части элит вполне артикулирован запрос на создание Министерства Сибири по аналогии с Министерством по развитию Дальнего Востока и Арктики. Это позволит не только более гибко обеспечивать баланс между субъектами макро-Сибири, но и выстроить исполнительную надстройку над регионами и их властями.

И здесь «внешний пояс» опережает даже сложившийся триумвират «власти Новосибирской области – полпредство СФО – СО РАН». На Дальнем Востоке ДВФУ глубоко интегрирован в работу на всех уровнях – Приморский край, ДФО, Минвостокразвития. Это особенно видно в рамках скоординированной работы по научно-технологическому и образовательному векторам. В Тюмени (которая с учетом ХМАО и ЯНАО) могла бы претендовать на собственный федеральный округ – обеспечена стабильная интеграция властей всех трех субъектов, образовательных и научных учреждений, что демонстрирует межрегиональный НОЦ.

Отметим, что в обоих случаях системы являются открытыми – в «матрешкином» НОЦе принимают участие научные и образовательные организации из Санкт-Петербурга, Ярославской области, Екатеринбурга и ряда других регионов. А ДВФУ выстраивает диверсифицированные связи с ведущими вузами, которые открывают свои кафедры и совместные образовательные программы.

В случае с Новосибирской областью мы видим постепенное дальнейшее замыкание в себе. Сибирское отделение РАН озабочено преимущественно Академгородком и новосибирскими делами, считая и город, и область, и всю Сибирь «своей территорией». В этом СО РАН имеет определенную поддержку со стороны полпреда Меняйло. Те же мысли о непререкаемом лидерстве свойственны и для руководства Новосибирской области. Надо сказать, подобная позиция не находит особого понимания у многих руководителей федеральных структур, а также, естественно, вызывает сопротивление у регионов и их представителей (от властей до вузов и научных организаций).

Вывод пока что довольно неутешительный – баланс внутри региона нарушен. Есть явный перекос в сторону Новосибирской области относительно остальных регионов, в сторону академической науки относительно вузовской, СО РАН относительно вузов и отдельных научных институтов.

Проект «Министерства Сибири» должен, по идее, разрешить некоторые из этих дисбалансов, однако, неизбежно столкнется с рядом проблем. Первая – какие регионы отнести к нему. Вторая – как выстроить отношения с Минвостокразвитием по Арктике. Третья – как избежать перетягивания Новосибирском одеяла на себя.

Одно можно сказать точно – баланс сил в регионе всерьез нарушен. Если говорить о нашей научно-образовательно-технологической сфере, то, в первую очередь, за счет потребительского отношения Новосибирской области и Сибирского отделения РАН ко всему макрорегиону, а также ограниченной способности акторов сибирского ядра (СФО) обеспечить достойную конкуренцию по всем фронтам.

Особенно печально видеть недоработки Томской области, которая наравне с Новосибирской является пилотной для реализации Стратегии НТР. В итоге – оба региона, судя по всему, вообще мало что могут предложить для прорыва. Очень жаль, ведь только что принята госпрограмма НТР, которая развивать не только постулаты и идеи Стратегии, но и модельные решения, апробированные в двух этих регионах.

https://t.me/scienpolicy/3584
https://t.me/scienpolicy/3585
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author