Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Category:

«ВОСПОЕМ МЫ, БРАТЦЫ, КАНТУ ПРЕЛЮБЕЗНУ»

Эта старинная песня приволжских семинаристов, она вероятно сложена вскоре по открытии духовных школ, на что указывает и ее слог и, не менее, содержание. При самом начале открытия семинарий, «для скорейшего их наполнения», забирали в школы не только малолетних и юношей, но и «весьма великовозрастных». И нередко случалось, что проучится «детина» в семинарии года два, а ему уже минует 25-27 лет! До окончания курса еще очень далеко, - лет пять-шесть, - пойдет ли тут ученье на разум!
«Таковый детина, естественно, сидит в школе по неволе, глядит всюду-обоюду на девиц-красавиц». Он и рад бы уйти из семинарии куда глаза глядят, даже хоть в солдаты, да по тогдашним законам это было очень трудно и почти невозможно. «Чтобы который ученик не притворял в себе тупости, - говорит регламент, - желая отпуску (исключения из семинарии), - искушение ему на целый год положить». А под искушением здесь разумеются побои, сечение, голод, сажание на цепь, битье батогами и кошками и т. д.
Исключали же из семинарии уже тогда только, когда никакие истязания не производили желаннаго действия, - когда детина оказывался непобедимой злобы, свирепый и до драки скорый, клеветник, непокорный. Но немногие, конечно, семинаристы решались претерпеть все истязания, немногие могли добиться желаннаго титула: «детина непобедимой злобы»!
Итак, выход из семинарии был почти невозможен, а потому великовозрастный детина находил единственное услаждение «в скуке преполезной», т.е. в совершенной бездеятельности, в забвении всяких уроков и обязанностей ученических, - в полнейшем кейфе! Но натура великовозрастного детины все-таки не ограничивается совершенной апатией, напротив она постоянно жаждет любви и выпивки. При строгостях же старинного семинарского порядка, оргию возможно было устроить только при общем желании и согласии товарищества. И вот запевается скучающими невольниками-учениками излюбленный ими кант, который, естественно, наводит поющих на мысль по возможности, хоть в малой дозе, осуществить его заманчивое содержание.


Воспоем мы, братцы,
Канту прелюбезну!
Воспомянем скуку
Сердцу преполезну,
Сидя в школе
Во неволе,
Глядя всюду
На девиц —
Красавиц!
Часто они ходят
По воду на Волгу,
Смотрят на окошки,
Спрашивают долгу.
Они смело
И весело
Похваляют,
Прославляют
Нас молодцов,
Нас удальцов!
Часто досаждают,
Не хотят взирать!
Мы на их портреты
Желаем плевать!
Они боком
Гордым оком
Косо смотрят,
Глаза водят
Бездельно,
Бездельно!
Если бы возможно
Поверху летати,
Сели бы к ним ближе,
Стали целовати!
Ах, неможно,
Невозможно
Сотворити
Опасно!
Опасно!
Мир мы возымеем,
Пойдем в лес гуляти,
С красными девицами
Станем мы играти!
Бросим взоры,
Пойдем в горы
Погуляем,
Погуляем!
Купим водки алой, —
Золотой-французской,
Пpи том незабудем
Взять с собой и русской!
Подай малый
Водки алой,
Станем пить
Веселить
Всех девиц
Красавиц!
Первую-то выпьем, —
Станем поздравлять!
Вторую-то выпьем, —
Станем цаловать! —
Ах, обоймем,
Поцелуем!
Сердцем вздохнем! —
Давно сохнем
Мы по вас,
Мы по вас!..


Отрывок из статьи К.Ф. Надеждина «Семинарист в своих стихотворениях. (Сборник семинарских песен)» // Владимирская ученая архивная комиссия. Кн. 10. Владимир, 1908. — С. 50-54
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author