Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

«Записки революционера».

Если у вас есть сын, такой белобрысенький, без переднего молочного зуба, посадите его на ковер и начните читать «Записки революционера».

С выражением. Потому что ничего лучше для воспитания благородной души нет. Вы спросите, почему? Отвечаю.

https://avidreaders.ru/book/zapiski-revolyucionera.html

Во-первых, отец Кропоткина был князем, генералом и богатым помещиком с тысячей с лишним душ. А еще он был мудаком, выражаясь откровенно. Детей воспитывал тогда, когда был «в настроении», был ужасно скуп, но проигрывал в карты десятки тысяч рублей. Его денщик, Флор, на турецкой войне 1828-го года спас ребенка из горящего дома. И отца наградили орденом св. Анны и золотой шпагой. «Но папочка, – восклицали дети, – ведь это Фрол спас ребенка!» – «Так что же такого, – отвечал отец, – разве он не мой крепостной?!»

Отец сек крестьян без причины. Однажды за незначительное нарушение наказали крепостного слугу Макара.

Петя, еле сдерживая слезы, нагнал Макара в коридоре и полный стыда и жалости хотел поцеловать ему руку. Макар вырвал руку и сказал.

– Оставь меня, небось, когда вырастешь, и ты такой будешь?

– Нет, нет, никогда, – воскликнул мальчик.

И Кропоткин сдержал свое слово.

Во-вторых, Кропоткин учился в Пажеском корпусе с отпрысками самых близких ко двору аристократов. Там воспитывалось 150 мальчиков. Лучшие 16 учеников выпускного класса назначались камер-пажами различных членов императорской фамилии. Лучший – камер-пажом императора. В 1861 году таким лучшим оказался Кропоткин. Год он сопровождал Александра II на балах, выходах и приемах. Он знал всех великих князей, болтал с наследником. Ему грозила блестящая карьера министра или генерала, но придворная жизнь показалась ему пустой и фальшивой, а богатство – пошлым. И он уехал на пять лет в Сибирь, в Амурский казачий отряд, где пропутешествовал тысячи километров в научных экспедициях, рисуя карты нехоженых мест.

В-третьих, Кропоткин мог бы стать преуспевающим ученым. Географическое общество предлагало ему занять место председателя отделения физической географии. У него был талант. Но он отказался. Потому что еще в Сибири понял, что любое, самое передовое и полезное для людей научное предприятие, не заработает при тотальном воровстве чиновников, отсутствии правового порядка, и самовластии царя. Что действующий политический строй не имеет потенциальных возможностей справиться с нищетой и темнотой народа, ведущего «мучительную борьбу за кусок хлеба». И Кропоткин вошел в кружок чайковцев и стал революционером, чтобы поменять строй на более справедливый. Он в атмосфере жестокой реакции конца 1860-х годов перевозил контрабандой революционную литературу, пропагандировал ткачам.

В-четвертых, Кропоткин сидел в Петропавловской крепости. В этой тюрьме отбывали срок заключения самые благородные и безбашенные люди России: декабристы, Достоевский, Чернышевский, Писарев, Бакунин, петрашевцы, чайковцы, народники.

Но только Кропоткину удалось бежать.

Удалось бежать!

И потом, в эмиграции, написать великую работу: «Взаимопомощь как фактор эволюции».

Кто знает, может быть, скоро Петропавловская крепость из музея снова станет политической тюрьмой. И снова откроет свои двери для нас с вами, а точнее для самых благородных и безбашенных из нас, которые потом станут великими литературными критиками или теоретиками анархизма, напишут новых «Братьев Карамазовых», «Что делать», и, конечно, новые «Записки революционера».

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author