Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Categories:

Крутится, вертится шар голубой

Крутится, вертится шар голубой, Крутится, вертится над головой, Крутится, вертится, хочет упасть – Кавалер барышню хочет украсть!

А вас никогда не смущали первые строки? Ну под шаром голубым наверное все сразу представили себе Земной Шар. А вот почему он интересно вертится "над головой" ? Тот кто ее поет находится на Луне что ли? И почему вдруг он хочет упасть? Сейчас мы узнаем как такое могло произойти ...

«Кру́тится, ве́ртится» — песня, впервые прозвучавшая в фильме «Юность Максима» (1934) из кинотрилогии о Максиме режиссёров Григория Козинцева и Леонида Трауберга. Песня была исполнена актёром Борисом Чирковым, игравшим роль молодого рабочего. Позднее она звучала в двух других картинах трилогии — «Возвращение Максима» (1937) и «Выборгская сторона» (1938). Борис Чирков в автобиографической книге писал о съёмках фильма: «Пришёл день, когда мы поняли, что обделили Максима — не дали ему песню. Были у него лиричность, жизнелюбие, юмор, а песни не хватало. Песни, которая помогла бы ему жить, в которой выливалось бы его настроение, в которой задумывался бы он над своей судьбою. У Максима должна была быть песня или песни не для слушателей, а для самого себя, в которых отражалось бы его отношение к жизни». По его словам, во время одной из репетиций ему вспомнилась песня, которую он несколько раз слышал: «И от неожиданности я заголосил, даже сам как следует не понимая, слова какой-то песенки, слышанной мною не раз, но уже давным-давно позабытой». Композитор, филолог и искусствовед Наум Шафер в предисловии к пластинке «Кирпичики» пишет, что песня известна с середины XIX века: «Наверное, многие слушатели удивятся, узнав, что песня „Крутится, вертится“ была сочинена ещё в середине XIX века и что её хорошо знал М. И. Глинка. До наших дней дошли лишь два куплета — и то благодаря Борису Чиркову, который спел их в знаменитой кинотрилогии о Максиме». На пластинке «Кирпичики» автором песни указан Ф. Садовский. Вот как это было: Чирков вспоминал: Как-то на репетиции один из режиссёров сказал мне: — Сейчас в этой сцене запойте хоть что-нибудь, что придёт на ум. Посмотрим, как этот эпизод пройдёт с песней… Я безнадёжно пожал плечами, хотел что-то ответить, но тут ассистент режиссёра громко окликнул меня и моих партнёров: — Смотрите, вот эта корзина для бумаги — это будет помойная яма во дворе вашего дома. Эти два стула — крыша сарая, на которую выскочит Максим. А Дёма и Андрей выйдут из этой маленькой комнаты — как будто бы придут с улицы. — Начали! — скомандовал режиссёр. Мои друзья вышли из указанной двери, я спрыгнул со стульев, мы сыграли сцену нашей встречи, потом положили руки на плечи друг другу и двинулись вдоль стены репетиционной комнаты, как бы по дороге на работу, на свой завод. На первом же шагу Дёма пихнул меня кулаком в бок: «Запевай! » И от неожиданности я заголосил, даже сам как следует не понимая, слова какой-то песенки, слышанной мною не раз, но уже давным-давно позабытой. — Как-как? — разом вскрикнули оба режиссёра. — Вы что, не можете погромче?. . И слова… Что там за слова такие?. . — Ну, вы же сами сказали — пой, что в голову придёт… Случайно припомнилась эта… Отец когда-то напевал… Сейчас что-нибудь другое соображу. — Не надо соображать другое! Зачем другое?. . Эту, эту давайте! Что же вы скрывали её? Именно эту и пел Максим! Как там у вас?. . Крутится, вертится… Что вертится-то? Шар или шарф?. . Так и появилась у Максима песня, с которой не расставался он во всей трилогии, песня, по которой узнают и вспоминают его многие зрители:

Крутится, вертится шар голубой, Крутится, вертится над головой, Крутится, вертится, хочет упасть, Кавалер барышню хочет украсть. Где эта улица, где этот дом?

Где эта барышня, что я влюблён? Вот эта улица, вот этот дом, Вот эта барышня, что я влюблён…

По словам вдовы Бориса Петровича, Людмилы Юрьевны Чирковой, полный вариант песни выглядит следующим образом:

В Москве проживала блондинка, На Сретенке, в доме шестом,

Была хороша, как картинка,

И нежная очень притом.

Ах! Крутится, вертится шар голубой,

Крутится, вертится над головой, Крутится, вертится, хочет упасть. Кавалер барышню хочет украсть. Таких прехорошеньких ручек

Не видел на свете никто.

Ходил к ней кудрявый поручик

В нарядном и светлом пальто.

Ах! Где эта улица, где этот дом? Где эта барышня, что я влюблён? Вот эта улица, вот этот дом,

Вот эта барышня, что я влюблён. Но вскоре то счастье пропало

На самый ужасный манер. Поручику стряпка сказала,

Что «стал к ней ходить анжанер». Ах! Где эта улица? и т. д.

Поручик на скетинг-ринге Увидел красотку в окне.

Он к ней подошёл и блондинке Хватил кулаком по спине.

Ах! Где эта улица? и т. д.

Всегда так на свете бывает. Окончился этот роман.

Мужчина от страсти пылает, А женское сердце — обман.

Ах! Крутится, вертится шар голубой…

По одной из версий автором стихов "Крутится, вертится ..." был Великий князь Константин Константинович Романов (двоюродный дядя последнего самодержца). Это выяснил Александр Гуревич после долгого копания в архивах . Дело происходит на перроне, транзитная пассажирка вышла размяться из поезда, а автор "алкает ея взором". Вроде бы к/ф "Юность Максима" понравился лично тов. Сталину, и с тех пор никто не интересовался авторством стихов. Народные, типа. Песня была значительно длиннее, и фигурировал в ней не "шар", а "шарф голубой", тогда был в моде романс Н. А. Титова "Шарф голубой"(слова M.A. Марковича, 1830) - http://a-pesni.golosa.info/romans/titov/charfgol.htm Крутится, вертится шарф голубой, Крутится, вертится над головой, Крутится, вертится, хочет упасть – Кавалер барышню хочет украсть! Где эта улица, где этот дом?

Где эта девица, что я влюблён?

Вот эта улица, вот этот дом, Вот эта девица, что я влюблён!

На все я готов, я во власти твоей, Умру от тоски, коль не будешь моей!

Любил я, люблю, вечно буду любить.

Зачем же меня понапрасну томить?

В саду под скамейкой записку нашёл: «Свиданье в двенадцать!» Я в десять пришёл.

Минуты за годы казалися мне, Вдруг шорох раздался в ночной тишине.

Я ночи пройдённой забыть не могу,

С тех пор еженощно встречались в саду.

И в вечной любви мы клялися вдвоём, Луна и скамейка свидетели в том.

Крутится, вертится шарф голубой, Крутится, вертится над головой, Крутится, вертится, хочет упасть – Кавалер барышню хочет украсть! О том, что не шар, а шарф, рассказывал в 1978 году Л.О.Утесов на вечере в ГИТИСе вместе с Алексеевым...

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author