Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Category:

Экспертиза учебника отделяется от его издания

Продолжается реформа процессов, связанных с формированием федерального перечня учебников.

Новые обстоятельства представил на своей странице вице-президент РАН Алексей Хохлов.

Ключевыми участниками являются Минпросвещения (с подведомственными организациями), Российская академия образования, Российская академия наук. Издателей пока несколько вывели за скобки, но их лоббистские усилия от этого ничуть меньше не стали.

На данный момент в качестве консенсуса выбрана модель, по которой экспертиза учебника отделяется от его издания. Это должно максимально снизить корпоративную финансовую заинтересованность и потенциальную коррупциогенность процесса.

Важно, что на экспертизу должна подаваться рукопись – то есть, проект учебника. С этим также согласны все стейкхолдеры.

А вот дальше начинаются разногласия. Минпросвещения на днях подтвердил свою инициативу о полной передаче экспертизы под государственный контроль. Это означает, что ею будут заниматься исключительно Министерство и его подведы.

С другой стороны, 19 марта на Президиуме РАН было принято решение о создании новой Комиссии РАН по экспертизе федеральных государственных образовательных стандартов и учебников (во главе с самим Алексеем Хохловым).

На данный момент основные копья ломаются вокруг того, как именно должны осуществляться обе части экспертизы – педагогическая и научная. Пока что, по словам Алексей Ремовича, получается, что ключевой все же является «учебная» часть – оценивать соответствие учебникам требованиям с точки зрения методик и содержания будут подведы Минпросвещения, а затем уже Комиссия РАН сможет как представители научного профессионального сообщества, дать свои заключения. Кроме того, сама РАН активно включается в создание концепций новых учебников – стандартов знаний по тем или иным областям.

Остается надеяться, что в итоге обе стороны смогут отработать процесс взаимодействия – ведь работа предстоит нешуточная. Более того, учитывая высокий накал дискуссий по проблеме учебников, права на ошибку практически нет.

Однако, остаются нерешенными несколько проблем. Основная из них – это ангажированность. В то время, как издателей с их бизнес-интересами и лоббистским потенциалом отстраняют от процесса экспертизы, вопросы конфликта интересов внутри самих Минпросвещения, институтов РАО и самой Академия образования остается нерешенным.

Кстати говоря, система опять же не решает проблему конфликта интересов внутри созданной профильной комиссии РАН.

Важно также помнить, что существует критерий эффективности процесса. Например, тот «конвейер экспертиз и учебников», которые, по мнению некоторых экспертов, смогло запустить издательство «Просвещение», заняв в итоге доминирующее, если не монопольное, положение на рынке, отнюдь необязательно был полностью неэффективным. Сходные соображения характерны, например, для позиции того же Алексей Хохлова по поводу модели распространения журналов и предоставления доступа к результатам исследования. Напомним, он выступает с позиции идентичной крупнейшим западным издательским домам и корпорациям – должна быть сохранена модель подписки (имеющая определенные преимущества), а инициативы открытого доступа (например, «план S» Евросоюза) опасны и вредны.

И в том, и в другом случае есть определенная персональная позиция тех, кто должен был бы выступать с максимально нейтральных позиций – в первом случае, если говорить об академиях, это РАО, во втором – РАН. Насколько глубока здесь персональная заинтересованность тех или иных управленцев и экспертов? Вопрос остается открытым.

Перед Минпросвещения, РАН, представителями учительского и научного сообщества стоит очень сложная задача выработки открытой и прозрачной, а также эффективной системы отбора учебников. Пока что столкновений интересов не меньше, чем консенсуса, что весьма настараживает.

https://www.facebook.com/100012201617152/posts/666906493726065

https://t.me/scienpolicy/3305

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author