Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Category:

Социальный австралопитек

Об уроках, опыте госпереворота в Киеве и о том, что должна делать Россия, главный редактор «Сегодня.

ру» Юрий Котенок беседует с директором НИИ социального антропогенеза Олегом Чагиным.

Вы – директор НИИ социального антропогенеза, а тема нашей беседы – Украина, майдан, бандеризация – политика, конфликтология общества. Вот и объясните, каким образом понятие сугубо научное антропогенез связано с этими темами?

- Да, это понятие, но человек меняет мир, и социальные процессы – это продукт жизнедеятельности человека. Так как человек меняет мир, он может менять это только так, как может, как воспитан или так, как устроено его понимание мира и работа мозга. Получается, что мы видим очень серьёзные, радикальные и обширные социальные процессы, но это – всегда продукт жизнедеятельности человека, жизнедеятельности его мозга. Иными словами, занимаясь социальным антропогенезом, мы имеем дело именно с социальными условиями, результатом которых является деятельность говорящего человека, человека разумного. Кстати, антропология сама по себе занимается человеком, в том числе и не говорящим.

- В матери городов русских в Киеве и других населённых пунктах Украины, звучат выстрелы, гремят взрывы. Бандеровцы сводят счеты… К сожалению, это устраивает человек говорящий, человек разумный, тот самый Homo sapiens, который уже в 21-м веке, казалось бы, мог бы перешагнуть через черту тех глобальных конфликтов, которые уносили по 20 миллионов жизней. Но мы стали очевидцами противостояния на Украине. В чём вы видите морфологию событий?

- С точки зрения антропологии и антропогенеза происходящее на Украине (или в Украине, кто как говорит) - достаточно бытовой и обычный процесс. Дело в том, что есть закон доминанты – маленькие доминанты, имеют свойство объединяться в большую. Для разрушения этой доминанты нужны только два фактора:

1. Создать сверхдоминанту, которая поглотит эту большую.

2. Либо разбить доминанту на несколько мелких.

На сегодняшний момент доминанта – это империя или страна, держава и т.д. – Советский Союз условно, или Британия, неважно. Система разрушения её – либо перебить её сверхсильной доминантой, но СССР перебить сверхсильной доминантой никто не смог. Значит, следующий какой механизм? Разделить её на как можно большее количество малых доминант. И по Украине, по республикам СНГ, по России мы этот механизм видим.

Этот механизм примитивный. Это механизм, которым пользуется недоразвитый мозг и недоразвитая социальная система, потому что для создания сверхдоминанты нужны совсем другой труд и работа, чем раздробить уже присутствующую доминанту на большое количество маленьких. То есть, с точки зрения антропологии, как ни парадоксально, здесь ничего интересного нет. И решение лежит только одно, то есть решение украинского вопроса, решение российского вопроса, решение вопроса республик – это сохранить доминанту и сохранить тонус мозга, если аналогию проводить, можно только созданием сверхдоминанты.

Сверхдоминанта создаётся только на цель, которая находится за границей ареала. Цель, которая направлена на низ, – удовлетворение гомеостаза, не может создать сверхдоминанту, если она не витальная, то есть, если это не вопрос жизни и смерти. Война может объединить народы, а может их сильно разъединить. У Советского Союза такая цель была – например, единое образование и выход в космос, выход за границу ареала.

На сегодня цели выхода за границу ареала нет. Есть только удовлетворение гомеостаза, на что направлена вся деятельность людей, социальных систем и политических структур, поощрение примитивных капиталистических отношений, поощрение иерархии. Иерархия – уровень развития австралопитеков. Современное общество должно представлять образец работы сверхдоминанты, высшей коры, сознания, и второй сигнальной системы. Но такого образа нет.

Поэтому по Украине решение одно может быть – это создание сверхдоминанты, то есть это объединение. Европа вынуждена была пойти на объединение для выживания, но все дегенеративные эволюционные, демографические процессы, которые там происходят, только усилились с этим объединением. А механизмом объединения для развития был советский проект.

- На Украине могут идти боевые действия, это в какой-то степени война, но она-то как раз и объединяет, к сожалению, ту общность, которая выступает против России и Русского мiра.

- Да, в интересах гомеостаза, в интересах выживания.

- А там какая доминанта определяет их?

- Очень простая. Во-первых, безнаказанность, как обеспечение недоразвитого типа, потому что развитие подразумевает культуру и дисциплину в интересах других людей. В интересах слабых в первую очередь. Есть три уровня типа развития мозга:

1. «Я хочу», это Ребёнок. Вся его деятельность направлена на удовлетворение своего гомеостаза.

2. «Я могу». Это уже Человек, который разумный и деятельный, с практической деятельностью.

3. «Я должен». Это Личность, высший уровень. Деятельность мозга этого человека всегда в интересах развития самого слабого, того, который ещё на уровне «я хочу».

Элита – это уровень Личности. Если на социальную жизнь перенести, то элита, власть управления – это уровень Личности «Я должен». Если элита живёт ещё на недоразвитом уровне «Я хочу» удовлетворения гомеостаза, начиная с бытовых каких-то вещей и кончая – счета в банке, яхты, дома, власть, в том числе, то это говорит только о том, что структура построена неправильно и у власти находятся люди, которые пропустили две стадии развития своего мозга.

- Получается, что одна из причин происходящего – недоразвитость элит. Давайте говорить уж тогда об украинской элите.

- В элите разницы здесь нет на самом деле.

- Украинская и российская элиты похожи?

- Форм адаптации очень много, как форм паразитов бесконечно много. Есть сложнейшие формы паразитирования, примеров очень много интересных. Я приводить их просто из-за формата не буду. То есть, форма адаптации максимально изощрена. Почему? Есть два типа деятельности: адаптация и развитие. Адаптация вынуждена обходиться только тем, что уже сформировано, она не может создать новую структуру. Для создания новой структуры нужно очень много усилий, нужно выйти за границу ареала, а это сложный процесс. Просто насколько это сложно – я хочу привести пример, что мозг нам за последние тысячи лет представил только один механизм ароморфоза – это речь. До этого никакого, то есть с момента формирования речи, эта зона Брока и Вернике – объединение, там крючковидный пучок. С этого момента мозг только деградирует. Ничего нового мозг не создал, поэтому человеку свойственно. Эволюционно было закреплено на дефиците энергии, питания, в том числе, или тепла, был сформирован тип деятельности максимально экономичный. То есть, человек не совершал рискованные действия.

- Адаптация чистая.

- Адаптация чистой воды. Выгодная. 99%. Эти адаптивные методики, в крайней степени адаптации, она дегенеративна всегда. А крайняя степень дегенерации – это вырождение. Вот у нас на сегодняшний момент Украина, так как находится на краю ареала, она же Украина не от нас, она Украина от Польши – так-то, по формированию термина. Мы никогда украинцев не воспринимали, что они где-то там, на границе ареала у нас живут и как бы дикие какие-то там люди. Это братский народ, единый народ. А для поляков украинцы – это были как раз Украина.

- Для шляхты по Днепру и подальше жило быдло.

- Да. Поэтому спекуляция на примитивных адаптивных механизмах, на безнаказанности в том числе, а нет сильнее поощрения механизма дегенерации, как безнаказанность. Это то, что мы видим по Украине.

А задача-то какая? Эволюционное развитие. А у нас, вместо того, что бы ставить задачу эволюционного развития, ставится задача максимальной адаптации, чтобы вогнать людей именно в адаптивные технологии, методики.

- Вы говорите «у нас». В принципе, в своих характеристиках элиты и характеристиках процесса адаптации и развития не разделяете элиту российскую и украинскую?

- Нет. Я вообще элиту не разделяю. Ни американскую, ни британскую. Она одинакова по типу деятельности, по результатам.

- Вопрос напрямую. Почему взрыв произошел на Украине, а в России нет?

- Россия пока ещё не по зубам, а до Украины была Киргизия несколько раз.

- Cобытия на Украине – часть глобального процесса, который сопровождается натиском на Восток, который никогда не прекращался. После Второй мировой войны мы сдавали позиции, и с распадом СССР рассыпалась советская система, нам были обещаны какие-то коврижки. Тем не менее, сейчас, наступила вторая фаза этого натиска на Восток. На Украине – время полевых командиров. Я помню, что на Кавказе было время различных командиров, особенно на Северном Кавказе периода боевых действий. Они мотивированы, хотят переформатировать это пространство. Я к чему говорю? Ведь наивно предполагать, что украинские события завершатся по Днепру или по какой-то административной границе. Разумеется, всё будет переходить к нам. Чем мы можем ответить?

- Здесь два момента. Ремарочка одна по поводу, что не остановятся. Посмотрите, на Украине это продолжается уже не один день. Получается, что развитие – поощрение происходит на наших глазах. Оно не остановилось на первый день, на второй, и сейчас не остановится, потому что усиление этих сил на разъединение бесконечно. В конечном итоге нужно создать для адаптантов общество, которое не будет приносить им угрозы развития. Оно будет максимально адаптивно. Это частный вопрос, это биологический уровень, а не социальный процесс. Нужно это понимать.

…Каждый живущий человек – это вершина эволюционной пирамиды. Из-за того, что ты находишься на вершине этой пирамиды, умерло, математики говорят нам, что в пределах 7 миллиардов живых существ. То есть, чтобы вы, я сидели здесь, умерли – бабушки, дедушки и пошло-поехало – около 7 миллиардов живых существ. Понять нужно самое главное, что мы, когда живём, это не то, что это у нас какое-то право жить, это наша обязанность. Мы несём ответственность по отношению к тем живым существам и т.д.

Когда мы говорим «эволюция», имеем в виду динамический процесс, который должен иметь какую-то цель. Процесс на Украине несет разделение государства. Примеры деятельности разделения – ужасны. Они самые примитивные. Грабежи, убийства, безнаказанность, все формы. Хотя, может быть, на Майдане, я допускаю, находятся искренние люди...

Мы столкнулись с ситуацией, когда на поединок вызывают не плохого и хорошего, а двух плохих. Мы так устроены, что мы всё равно должны за кого-то болеть, и начинаем выбирать меньшее зло. СМИ профессионально делают так, что медийная составляющая процесса доминирует. Мы представляем это полным событием, которое нам «картинка» показывает. То, что «картинка» делается профессионально - есть силуэт юноши на фоне огня, оторванные руки - это манипулятивные технологии, а суть не меняется. Она меняется только в одном – нужно внести конфликт, задача – разделение. Доминанту надо разделить как можно больше. Тогда чем меньше очаги этой доминанты, тем к менее сильной доминанте они могу присоединиться. Тогда можно эти маленькие доминанты объединить к торговому центру, к любой национальной идее.

- Прекрасное поле для манипуляций.

- Чем больше их раздробишь, тем в менее примитивную структуру их можно объединить.

- Отсюда вытекает вопрос. Кто игрок? Кто эти комбинации устраивает и кто управляет процессом?

- Управляет процессом, видимо, доминанта, не способная создать или противодействовать более сильной доминанте. Она нуждается в разделении этой доминанты. Видите, какой политический вывод интересный получается.

Возвращаясь к вопросу о противодействии, что нам делать?

- Трагедия Украины (я высказываю своё личное мнение, меня мои учёные поругают) в чём? Трагедия нашего братского украинского народа и прибалтийских, европейских народов в том, что они находятся между силами развития, культуры развития, языком, структуры и недоразвитыми силами.

...У нас есть сейчас все основания, как и раньше говорили, предполагать, что речь формировалась на территории, которую мы сейчас называем Российской Федерацией. Эволюционно развитие речи было закреплено с изменением системы хождения – женщина, форма таза… И ребёнок не стал способен к самостоятельной жизни. Он потребовал коммуникаций. И мама в процессе коммуникации с ребёнком, с детёнышем, начала формировать речь. Был такой момент, когда уже сформировалась речь, было уже, не буду по цифрам, несколько ледниковых периодов.

Представьте ситуацию. Кроманьонцам, живущим на нашей территории, нужно было решить два вопроса. Первый – либо оставаться на территории, на которой с каждым днём или месяцем ухудшаются условия, где нужно найти условия для существования – пещеру, дом (условные названия), либо уйти. Это две стратегии. Так вот, было пять этих ледниковых исходов, так назовём, людей, которые в том числе возвращались. Так вот, территория Российской Федерации, с языком, структурообразующим мозг, имеет доминирующее значение на эволюционное развитие на земле в частности. Тут никакого русского шовинизма нет. Это так исторически, эволюционно сложилось. И речь, русский язык я имею в виду в полном значении этого слова, как структурообразующий язык мозга – это очень тонкий вопрос, очень сложный, но это корневой вопрос.

Все знают, это уже классика, что русский народ никогда не ассимилировал, не давил, не угнетал другие народы, потому что эволюционно это не выгодно. Не потому, что мы такие хорошие, а потому что это эволюционно было не выгодно. Выгодно было объединиться в интересах выживания.

Вопрос по языку. Мозг формируется на языке. Вот пример из романской группы: мы слышим «фортепьяно» – итальянский язык красивый. В буквальном переводе – это «громко-тихо», но так не русские люди разговаривают. Это не название предмета, это его описание. Мы же говорим «гармонь», но мы не говорим «надавить на клавиши и растянуть меха».

- Это, кстати, не только романской группе свойственно, и англосаксам, в частности.

- Для любого языка, кроме русского.

И получается, что Украина делает выбор от сил, от механизма развития к дегенеративным эволюционно силам, которые, асоциальны. Мы видим это на всех процессах, которые там происходят с точки зрения демографии вырождения.

Ещё раз, если закрывать эту тему: развитие может быть только выходом за границу ареала. Европа никогда не ставила целью выход за границу ареала. Печатание денег – это ведь не выход за границу ареала. По всему миру эксплуатировать колонии – не выход, а просто форма увеличения ареала паразитирования. Украина входит в увеличение ареала паразитирования Европы на сегодняшний момент. Не понимать этого – быть недоразвитым.

- Массы вовлечены в майдан, в буйство стихии. Но вот сидит какой-то учёный из Москвы...

- ...и обзывается.

- …и говорит недоразвитости.

- Идет разрушение систем образования, единой культуры. Я никогда я бы не воспринял, что Гоголь – не русский писатель, не наш единый писатель, а украинский писатель. Идёт подмена.

- Идёт тотальная ревизия всего.

- Есть уже язык, мы ведь говорим про украинский язык. Мы могли бы говорить, кто его там создал, для чего и в каких интересах. Есть культура русского языка, как структурообразующего. Россия страдает от недостатка русского языка как структурообразующего языка не менее, чем Украина на самом деле, потому что филологический вопрос круче любой политтехнологии.

Филологи нам подкузьмили больше, чем любые политтехнологи, вместе взятые, на самом-то деле. Я имею в виду алфавит, в котором вместо «аз», «буки» и пошло, пошло, пошло... Вы, наверное, не знаете, а я с детьми сталкиваюсь. Представляете, мы учили «МА-МА». А сейчас, знаете, как учат детей? «М», «А», «М», «А». Так недоразвитое существо разговаривает. Меняется механизм структурообразования мозга в интересах торможения его развития...

Я вообще могу сделать вывод, что украинский язык, как извращённый диалект русского языка приводит к тем последствиям мозга, который мы видим сейчас по Киеву.

- С другой стороны, украинский всегда был суржиком, на стыке границ, на стыке империй, формировалась некоторая балачка, как бы ни обвиняли нас товарищи незалежні, жёлто-голубые. А если говорить о символах украинской государственности…

- Это отдельная тема. Cимволизм сильному организму не нужен. Он нужен слабому организму для того, чтобы иметь структуру каких-то опор. Тогда человек начинает видеть, идёт по городу и встречает какую-то фигурку, видит соединение улиц в виде какой-то формы и уже чувствует себя не просто обычным человеком, а в какой-то структуре. Объединение паразитов в интересах ареала потребления, паразитирования имеет очень много форм. Символизм – это из этой области.

-Мы купились на всё это, восприняли «выбор» украинской элиты, жовто-блакитний флаг Украины. Киевские и львовские деятели уже раскопали, что цвета флага восходят чуть ли не к Ноевым временам, что небо и рожь и т.д., что шведы украли цвета украинского флага. Мало кто знает, что всё банально просто. Когда Карл XII вторгся на украинскую землю, чтобы обозначать отряды казаков-изменников Мазепы, он приказал им пометить свои бунчуки шведскими жёлто-голубыми цветами. Они так и остались, превратившись в национальный флаг с развитием украинского проекта с австро-венгерской разведкой. По инициативе Грушевского эти цвета вылезли опять, стали доминировать. Это к вопросу о происхождении.

- Да, и Россия тоже с этим сталкивается. Ещё раз я со своей колокольни, что желание каких-то знаков, символов – это усиление слабой структуры всегда.

- Я был на Майдане, когда активные столкновения уже происходили, но были локальными. Были стычки, как проба пера. Майдан тогда существовал как некая закрытая территория в центре Киева. Показалось, что это попытка построения эрзац-государства в государстве, имитация с огражденной мешками с мусором территорией. По внешнему периметру стояли боевики, военная организация. Некая имитация сечи – казачьего лагеря. Тут же жинки – женщины – режут мясо, сало, хлеб, рядом – военная палатка – это ветераны Афганистана, якобы отставные офицеры группируются, казаки отдельно, люди, которые работают с информацией. А посередине – сцена создаёт безумную картину – как на пляже, бабы, вой, еретики, фюреры, иностранцы… Как оценить это брожение в маленькой клетке с точки зрения антропологии?

- Схема примитивна. Отара овец, например, в горах зимой точно также организована. В центре – вожаки и самки, а по краям – ближе к краю и на самом краю, по границам ареала находятся самые «молодые». Тут интересный очень момент. Получается, что в центре – самое тепло, им тут хорошо телами. Холодно тем, кто на краю и они естественным путём пытаются зайти как можно глубже. Есть какая-то граница, на которой они клубятся. Отара клубится, оставляя центр всегда как очаг тепла. И вот здесь на границе, на периферии обязательно фактически должны быть жертвы. И они будут всегда в интересах тех, кто остался в центре. Всегда.

С точки зрения военной организации схема неправильна по сути. Военные специалисты оценят, что структура на заклание. Создали небольшую доминанту с избытком внутри. Соединение силы здесь чрезмерное. Любой конфликт трактуется в пользу. Всё, чтобы там ни произошло, будет всегда трактоваться в пользу. Всё что плохо – значит, провокаторы и т.д.

Механизм – это санобработка на самом деле. Это – онкология. Вместо того чтобы её сделать локальной или лечить, её распространяют. По этой структуре понятно, что она заинтересована и сформирована под распространение.

- Но имитация прошла. Они захватили власть, отказались от стана, хотят государства.

- Захват объектов не только в Киеве. Давайте статистику посмотрим. Я зайду немножко с другой области. Захват органов государственной власти. Ладно, захватили. Цель какая? Поменять знамя? Нет. Выясняется, что цель – вытаскивание архивов, баз данных налоговой, по МВД и т.д. А это уже, извините, совсем другая структура, чем толпа. Это же не толпа, которая ворвалась в магазин и ограбила, это целенаправленные действия. Разграбление музея – вообще классика жанра. Мы это видим по Сирии, по Ираку. Все эти снайперы на крышах – Сирия. Стандартный абсолютно сценарий работает без изменений уже огромное количество времени. Мы в Риге с этим столкнулись в первый раз. «Беркут» может повторить сценарий рижского ОМОНа. Это предательство.

…Россия – а я под Россией понимаю эти здоровые силы – морфологически, так скажем, никогда не нападала ни на кого. Но всегда наши враги (в силы адаптации или англосаксы) всегда находили среди русских предателей недоразвитых, которые, как правило, на жадности (самое примитивное) работали против своей страны. Три знаменитых персонажа на Украине попадают в русский фольклор, как я их называю, Балбес, Бывалый и Трус – такой типаж. Это говорит об искусственности сценария с учётом определённых архетипов, восприятия этих архетипов и воздействия на какие-то типы воспринимающей стороны. Это примитивная методика, но она действует на примитивные структуры.

Почему с Россией это не получится? Потому что Россия – очень сложный клубок интересов, и не так просто будет провести этот примитивный сценарий. Я надеюсь, что в России силами, которые должны нести ответственность за целостность страны, опыт Украины будет максимально эффективно использован и изучен, чтобы не допустить всего этого. А у нас врагов и предателей, на самом деле, больше, чем на Украине. Тут уже Балбесом, Бывалым и Трусом не обойтись. У нас их больше – просто мы больше.

- Вопрос у нас к антропологу-«выживальщику». Что делать русским людям на Украине, если они оказываются в положении выбиваемых?

- Человек нормальный, думающий о своих детях, об их развитии, выбирает вид деятельности и жизни там, где лучше всего должно быть развитие ребёнка. Это сложилось эволюционно – община, свой дом, культура и т.д. Человек, который стремится в центр, с точки зрения антропологии, - слабый тип. Вся эта центральная группировка – центр Киева, центр Москвы, центр Лондона, центр Багдада – получает, как бы это жёстко ни звучало, то, что заслужила. «Заслужили» плохое слово, но, тем не менее, они должны были знать, что стимулируется приход радикальных сил в центр с границ ареала. То есть, революционные ситуации – это замена элит.

Человек жил в центре Киева, Крещатик, телевизор-«панель». Врываются люди из деревень, утаскивают телевизор, ломают всё, грабят. Абсолютно нормальная, как это ни парадоксально, ситуация. Поэтому здесь преимущества будут иметь люди, которые выбрали тип деятельности в интересах развития детей не в городе, не в элитных школах, а именно в труде, в практической деятельности, на земле и т.д., и т.п.

Бытовые советы – конечно, не оказываться в ситуации, где требуются какие-то радикальные действия, не провоцировать такие действия. Но мне кажется, этот чрезмерный алармизм касается только самого центра Киева. Потому что в других городах – мне люди сообщают, звонят с разных мест такого нет. Во-первых, небольшие города сразу организовались в дружины.

Еще интересный момент. Мы когда говорим о границе ареала, это вытеснение на границу ареала для того, чтобы они не пришли в центр, нужно их радикализировать либо люмпинизировать, либо криминализировать. У нас они сразу перешли за границу закона. В крайнем случае, выясняется, что именно эти структуры оказывают максимально эффективное противодействие силам агрессии. Во многих городах шутят, грубо говоря, что местные хулиганы, которые всегда были хулиганами, организовали структуру охраны района и взяли на себя функцию охраны. Поэтому я считаю, что такая самоорганизация – это определённый уровень зрелости людей. Это самое действенное, то, что в Киеве нельзя сделать. Никакой старший по подъезду не спасёт подъезд от вандалов. Но в любом посёлке дружина из сильных мужчин с оружием охотничьим, даже самодельным – с топорами, с вилами, не допустит вандализма и грабежа.

- Часто звучат упрёки к населению Востока Украины, что оно не пассионарно и ориентировано в лучшем случае на добычу денег, атомизировано и запугано в отличие от энергичного Запада Украины. Как натиск Запада изменит ситуацию на Востоке?

- В западной схеме по антропологии как раз на границе ареала они должны быть самыми радикальными. Это эволюционно обоснованно. И они сейчас стремятся в центр. Центр для них чужд, и они туда хотят. Они хотят заехать в центр Киева, жить в центре этого города и управлять деньгами, которые у них украла власть... Это бытовой уровень, уровень бабуинизации называется.

- Но бабуинов ждёт разочарование, потому что денег уже нет. Значит, куда обратится взор бабуинов? На Восток, где деньги добываются.

- Я сомневаюсь, что Майдан переместится в Донбасс, что шахтёры поощрят приход к себе с целью пограбить. Когда человек работает, он цену копейке знает и думает совсем по-другому.

По России, кстати, не было такого явления, а сейчас это явление есть, когда буквально убивают работодателей, которые не выплатили заработную плату за текущий месяц, потому что уровень жизни такой, что если я не получу сегодня деньги или завтра, то банк не будет, например, ждать, а семью надо кормить.

Ответственность за свой труд становится уже витальной, люди уже готовы идти на радикальные меры за оплату своего труда. Я думаю, что в Донбассе у них это не прокатит. Там людям очень тяжело всё достаётся.

- Олег, вы говорите, что уроки, опыт Майдана в России изучается. А что Россия должна сделать, какие меры принять на уровне политических решений, народной дипломатии и общественных механизмов?

- Пусть это, конечно, идеализм с моей точки зрения, но я считаю, что победить разрозненные разбитые доминанты, перебить доминанту, включающую в себя и Януковича, и Майдан, и Львов, можно только сверхдоминантой.

Сверхдоминанта – это союз братских государств. Минимум – это Россия, Украина, Беларусь и Казахстан с общей системой целей, образования, воспитания, культуры производства, взаимоотношений. Людям нужно дать право на мирную жизнь и право на честный труд. Это то, что никакой Майдан не перебьёт. Это первое. И здесь воля руководителей стран – прекрасный повод объединиться. Но коню понятно, что в этих условиях объединиться было невозможно.

Я считаю, что процессы на Украине, как бы это трагично ни звучало, являются очень печальным опытом, который доказывает, что если мы не объединимся сейчас, то в других местах будет полыхать всегда. Майдан будет в республиках, в столицах. В Беларуси будет, если это сейчас не решить радикально, потому что там свои проблемы и свои вопросы. Белоруссия пока держится на харизме, на лидере и т.д. В России то же самое. В республиках СНГ тоже. По Казахстану сейчас мы видим, то есть это всё трансформируется очень быстро. Механизмы элементарные, поэтому это очень легко. Приезжают люди, учатся очень быстро, выискивается национальная идея. Не надо даже литературу изучать, а нужно просто сказать, что вы не такие, как другие, что имеете какое-то преимущество, что Ноев ковчег был под Киевом, например…

- Учился во Львове и помню много подобных примеров. Их не счесть – и «генетические отличия укров от русских», и «происки орды», и «подводный флот средневековой Украины» и т.д. …

- Чем биологи отличаются от физиков? Биологи говорят, что эволюционно яблоки сначала падали во все стороны и только те, которые начали падать на землю, сформировали гравитацию, естественный отбор. Отсюда все эти боевые гопаки и т.д. Но это уже утрирование. На самом деле, есть чем гордиться, и есть чем заниматься. И вместо того, чтобы действительно заниматься, развиваться, вместо того, чтобы обращаться к тому, к чему ты отношения не имел, учиться, идет оболванивание.

Сегодня на Украине не известны примеры чего-то радикально позитивного и развивающего, что бы было предложено в этих анатомических условиях и в этих социальных условиях, кроме каких-то схем денег украсть и распилить. На Украине до сих пор гордятся советским производством. А я примеров других не знаю. Украинцев от русских никогда не отделяли, но особенности были. По салу шутили? Шутили. И дошутились.

7 марта 2014 года

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author