Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Category:

«РАЗГОВОР (диалог) О ПРАВЕ НА ЗЕМЛЮ» (Циолковский К.Э.)

/1933 г.

27 декабря/.

Каждый человек должен питаться. Пищу доставляют растения. Для растений нужна почва, воздух, солнце и труд. Человек пропитывается определённой площадью Земли. Эта площадь тем меньше, чем благоприятнее климатические условия и научнее обработка почвы. Для каждой местности можно указать наименьшее (минимум) количество почвы, пропитывающее человека. Я спрашиваю: может ли какой-нибудь человек обходиться без земельного надела?

— Конечно, не может, если за него не трудятся другие. Впрочем, может, если он будет производить что-нибудь полезное для людей. Но с землёй он не так будет зависеть от них. Например, болен, потерял трудоспособность, состарился: есть кусок земли — есть и хлеб. Желательно, чтобы каждый имел землю. Обижен человек, которого лишили земли. За что? Почему одним дать, а другим нет? Надельная земля — вечная пенсия, вечная награда природы для каждого, родившегося на земле.

— Однако мы животных лишаем права на землю. Почему же не лишить и некоторых людей?

— От животных ни в каком случае нельзя получить того же, что от людей. Животные, как дети, управляются взрослыми. Разница между теми и другими должна быть в том, что дети выкармливаются и вообще не лишаются потомства, а животные умирают своей естественной смертью без размножения: конечно высшие, каковы млекопитающие и птицы. Такова же точно и судьба вредных людей — лишение рода. Несовершенные же в одном отношении (например, в физическом) могут быть совершенны в другом. Такие оставляют более или менее многочисленное потомство, смотря по общественной оценке.

— Значит право на почву имеют все люди? Однако, есть нежелающие обрабатывать землю, есть неспособные к труду, есть калеки, младенцы, старцы. Одним словом, не все могут заниматься этим делом. Зачем же таким земля?

— Все неспособные, слабые или нехотящие заниматься землёй отдадут её на год в аренду и на этот доход будут жить. Тогда не будет бедных (пролетариата), сироты не будут жить из милости. Старцы, калеки и больные не будут унижаться ради приюта и куска хлеба.

— Кто же будет арендовать эту землю?

— Нанимать её будут общества, с превосходными орудиями, агрономами и управлением. Они получат в десятки раз больше плодов, чем владельцы земли. Таким образом, будет огромная прибыль продуктов питания. Сами владельцы, если хотят, могут сообща покупать орудия и обрабатывать землю, образуя колхозы. Может арендовать землю и правительство, образуя совхозы.

— Что же будут делать остальные?

— Одни будут расти, питаться и набираться сил, иные поступят на другую работу, для них более свойственную и приятную. Их будут нанимать разные учёные, агрономические и технические общества. Так они увеличат свой доход. Калеки, старые, слабые и больные будут благословлять свою судьбу за получаемую аренду и, может быть, тоже чем-нибудь займутся, судя по своим силам.

— А вдруг большинство предпочтёт лежать на боку? Тогда не будет ни продуктов, ни работников: Зачем им работать, когда они обеспечены?

— Конечно, ленивые найдутся, но их окажется немного, да и те найдут работу по своей склонности. Ленивый часто ленив от того, что ему не дают подходящую и желательную для него работу. Неспособный не способен к одному делу, но способен к другому. Дайте ему свободный выбор, и бездельник окажется драгоценным для человечества. Вообще же человек не может жить без дела. Труд есть потребность людей. Без умеренного труда они будут страдать. А неумеренный труд не нужен, как убивающий здоровье.

— Но есть ленивые расы, это именно жители тропических стран. Их вы не заставите работать без насилия. За что же они будут пользоваться землёй? Они её загадят и ничего не дадут.

— Такие и не станут работать, а отдадут свою землю в аренду. Так что земля не пропадёт, они же будут изобильно питаться и хорошо жить на получаемый доход со своей земли.

— Но ведь это выйдет сословие паразитов. Они расплодятся, наполнят землю лентяями и погубят человечество.

— Да! Размножение лентяев нежелательно. Но ведь ленивый и совершенно бесполезный человек будут судиться и будут приговорены к бесплодию. Или их самих, или их жён сделают бесплодными. Тогда они проживут жизнь в счастье, но не обременят человечество своим родом.

— Не лучше ли сразу расправиться с ними и просто прекратить их существование или силою заставить их работать, как животных.

— И с животными подобная жестокость безумна, а с людьми — тем более. Чем они виноваты, что родились такими. Виноваты их родители. Даже и родители не виноваты, а виноваты общества, которые допустили это рождение. Потом, можете ли вы поручиться, что и наше потомство всегда окажется трудоспособным. Тогда эта жестокость обрушится на нас самих.

— Выходит, по-вашему, что все люди, несмотря на их бесконечное разнообразие, получат при рождении одно и то же наследство: ленивый сравнивается с трудолюбивым, бездарный — с талантливым, глупый — с умным, злой — с добрым!?

— А как же иначе! Мы не знаем, что с кем будет, когда младенцы вырастут. Мы даём новорожденным одно и то же наследство, потому что не можем судить об их будущем и

об их талантах или бездарности. Впоследствии обнаружится большая разница в судьбе людей, несмотря на одинаковое первоначальное наследство, и все получат по своим заслугам.

— Как же это, позвольте узнать?

— Например, лентяй будет пользоваться только арендой и браком (если найдётся жена), но не оставит потомства. Так же насильник, неспособный ни к чему, больной, калека. Трудолюбивый же, кроме аренды, поступит работником в какое-нибудь промышленное общество. В обществе он может возвыситься и труд его, сообразно его дарованию, может оплачиваться очень высоко. Чем нужнее человек, тем большим уважением будет пользоваться; лентяй же и неспособный лишается почёта, и род его вымирает. Напротив, полезный член женится и оставляет многочисленное потомство, чему всячески будет способствовать общество.

— Соглашаюсь с вами! Какое счастье не видеть нужды и знать, что никто из моего рода не будет нищим, и будет иметь все условия для свободного труда и развития способностей. Если я обеспечен, то какая мне надобность лгать, подлаживаться, льстить, воровать, насиловать и делать другие преступления, которые сейчас делаются ради куску хлеба и тёплого угла. Я буду также безмерно радоваться, что общество, породившее несчастных и виноватое в том, не будет их наказывать, а напротив хорошо их обеспечит.

— Однако, не понимаю, как распределяются между людьми минеральные богатства, энергия водопадов и другие силы природы?

— Это просто. Положим, что клочок земли в один гектар (десятина) содержит богатства, дающие в год миллион граммов золота. Если средняя аренда почвы составляет 100 граммов, то миллион граммов будет доходом 10,000 человек. Они и получают эти деньги, если не могут или не желают сами обрабатывать почву.

— Трудно разделить землю на равноценные участки, т.е. такие, которые дают один и тот же доход.

— Не так уж трудно, но приведу ещё пример. Водопад даёт обществу в год 100,000 грамм золота. Это будет арендная плата для 1,000 человек. Кто не желает брать аренду, может брать землю. Но, вообще, человечеству невыгодно частное пользование наделом. Что может сделать наш владелец со своим ничтожным клочком почвы без трактора, комбайна, элеватора и проч. Завести их ему не по силам, да и невыгодно для маленькой земельки. Поневоле, ради собственной выгоды, он отдаст свой клочок в аренду обществу. Общество может завести оборудование и получать хорошие урожаи, частник — никогда.

— Все же найдутся чудаки, которые захотят жить и трудиться на своём наделе?

— Найдутся. Но это или ограниченные люди или с дурным характером, которые нигде не могут ужиться. Возможно, что это также люди, склонные к преступлению, изолирующие сами себя, чтобы уклониться от ссор и дурных поступков. А может быть придут люди с высшей степенью индивидуальности, даже очень даровитые и полезные, но не общественники.

— А сколько земли в среднем получит каждый человек?

— На каждого приходится суши и моря не менее 25 гектаров. Одной суши около 7 гектаров. Годной для обработки почвы будет около 5 гектаров, причём в райском климате, без зимы, придётся 3 гектара. Семья в 10 человек получит 30 гектаров.

— Такой надел, конечно, легко обработать человеку, в особенности в нашем умеренном климате, но каково на экваторе?

— И там это возможно — коллективно и с помощью современных технических средств. Одиночке это немыслимо. Но и тут выступит на помощь могущество орудий.

— Не будет ли тогда избыток продуктов?

— При теперешних растениях, каковы пшеница, кофе, чай и проч.— не будет. Но по мере увеличения поселения, для прокормления его, будут пользоваться корнеплодными, бананами, кактусами, рожковыми и тому подобными растениями, которые пропитают население в сто раз более многочисленное, чем теперь.

(источник: Архив РАН, фонд 555, опись 1, дело 508

ссылка: http://www.ras.ru/ktsiolkovskyarchive/1_actview.aspx?i…)

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author