Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Categories:

«будет сей труд добре пользовать русский весь люд»

Леонтий Филиппович Магницки – выдающийся педагог-математик первой половины XVIII века, автор «Арифметики», одной из самых замечательных книг XVIII века, которую М. В. Ломоносов назвал «вратами учености»
Магницкий первый познакомил наших предков с математикой в редком для своего времени объёме и показал её большое практическое значение. В этом главная заслуга Магницкого перед историей математического образования в нашей стране.
Не менее важна его заслуга как первого учителя русских моряков, преодолевшего с успехом громадные затруднения, которые встретились ему при изложении на русском языке основ мореходной науки.
Биографические сведения о Л.Ф.Магницком
Сведения о жизни и деятельности Магницкого очень скудны; большая часть этих сведений до сих пор не подтверждена документально.
Магницкий родился 9 (10) июня 1669 года. По одним сведениям он родился в Москве. НА это место рождения Магницкого указывается в статье «Сочинитель первой русской арифметики Леонтий Магницкий» («Московские ведомости», 1836, №76), фамилию автора которой не удалось установить. Все сведения о Магницком автор этой статьи, по его собственным словам, изложил на основании «достоверных источников», но этих источников не указал.
По другим сведениям Магницкий родился в Осташковской патриаршей слободе Тверской губернии. Например, Н. А, Криницкий, один из биографов Магницкого, на основании архивных материалов, найденных им в 1903 году, утверждал, что Магницкий был сын крестьянина Осташковской патриаршей слободы, по прозванию Теляшина, и «приходился ближним родственником второму устроителю Ниловой пустыни – архимандриту Нектарию, происходившему из рода Теляшиных».
Родители Магницкого были русские люди, но к какому сословию они принадлежали и чем занимались – до последних дней оставалось неизвестным.
Ничего не известно также о том, учился ли Магницкий, где или у кого, или он был в полном смысле этого слова самородком и самоучкой.
Н.И.Новиков в «Опыте исторического словаря о российских писателях» (СПБ, 1772) прямо утверждает, что о месте учения Магницкого ничего не известно.
С.Смирнов в «Истории Московской славяно-греко-латинской академии» (Москва, 1855, стр.252) утверждает противоположное: Магницкий учился в Московской академии, вероятно, еще при братьях Лихудах; но при этом не указывает никаких источников, откуда заимствовал это утверждение.
Несомненно одно, что в числе учеников упомянутой академии за первые 15 лет существования (1685-1700) ни фамилия Магницкого, ни фамилия Теляшина не значится.
Трудно предполагать, чтобы Магницкий – «муж благочестивый, благонравный и признательный» - мог бы умолчать о своих учителях и о месте учения. В предисловии к своей «Арифметике» Магницкий с присущей ему откровенностью заявляет о себе просто и прямо:
"природно русский, а не Немчин".
Или в другом месте того же предисловия читаем:
«И мною за яко ты и мать быть,
Что сам себе всяк может учить».
Эти слова, так же как и слова на надгробной плите Магницкого: « Он научился наукам дивным и неудобовероятным способом», - дают основание думать, что Магницкий своим широким образованием обязан не столько школе, сколько природному дарованию, позволившему найти способы и пути к изучению древних и новых языков, математики, церковной литературы, пиитики и риторики.
Н.А.Криницкий в указанной выше статье приводит интересную выдержку, характеризующую Леонтия Филипповича в юношеские годы: «В младых летах неславный и недостаточный человек, работою своих рук кормивших себя, он прославился только тем, что сам научившись чтению и письму, был страстный охотник читать в церкви и разбирать мудреное и трудное».
Тридцати двух лет Магницкий стал учителем математики первой русской школы, в которой изучению этой науки было отведено видное место, а именно, математико-навигацкой школы, учрежденной в 1701 году. В этой школе русских юношей, «добровольно хотящих, иных же паче с принуждением», обучали арифметике, геометрии, тригонометрии с приложением к геодезии и астрономии, навигации плоской и меркаторской, математической географии, ведению вахтенного журнала («диурнала»).
Учителями математико-навигацкой школы были назначенные еще в 1698 году англичане: для «науки математической» - Андрей Фархварсон, для «науки навигацкой» - Стефан Гвин и Ричард Грейс.
Помощники Фархватсона в 1702 году был назначен Магницкий, известный руководству математико-навигацкой школы как лучший математик Москвы того времени. Тогда же были отпущены средства на составление и печатание учебника Магницкого по математике.
Преподавание в этой школе шло в следующем порядке: ученики, обучающиеся арифметике, после экзамена у Магницкого переводились в следующий класс, класс геометрии; обучавшиеся геометрии переводились в класс тригонометрии и т.д.
Магницкий, обучавший арифметике, геометрии и тригонометрии, вначале преподавал также и навигацию. Но после ссоры с англичанами излагал ученикам только одну тригонометрию, и ученики переводились от него к иноземным учителям.
По окончании курса Фархватсон и Магницкий подавали списки «окончивших обучение и готовых к практике» сначала в оружейную палату, а потом в приказ военно-морского флота.
Об уровне преподавания математических наук в навигацкой школе дает представление тот факт, что Петр I требовал «отписать к Москве к математическим учителям (на Сухаревой башне), дабы они сделали вычисления, сколь много солнцу затмения будет в Воронеже, и, нарисовав, к нам прислали».
Приведенные факт указывает, что учителя математико-навигационной школы были в состоянии производить сложные астрономические наблюдения и вычисления.
Преподавательские обязанности Магницкий исполнял с присущей ему добросовестностью, о чем свидетельствует следующее письмо дьяка Курбатова 1703 года, фактического руководителя математико-навигацкой школы: «По 16 июля прибрано и учатся 200 человек. Англичане учат их той науке чиновно. Имеем им помоществователем Леонтия Магницкого, который непрестанно при той школе бывает, и всегда имеет тщание не только к единому ученикам в науке радению, но и ко иным к добру поведениям, в чем те англичане, видя в школах его управление не последнее, обязали себя к нему, Леонтию, ненавидением».
В этом письме дана сравнительная оценка учителей школы и обрисованы отношения между Магницким и учителями-англичанами в начале их совместной педагогической деятельности.
Оплата труда Магницкого сравнительно с учителями-англичанами была низкой. Но за усердное отношение к преподавательским обязанностям Магницкий, по-видимому, получал иногда добавочное вознаграждение.
В 1715 году последовал указ Петра I об учреждении в Петербурге морской академии. С этого года математико-навигацкая школа несколько изменила свой характер: обучение военным наукам было перенесено во вновь открывшуюся морскую академию, а в московской школе стали учить только арифметике, геометрии и тригонометрии.
С момента открытия морской академии Магницкий стал старшим учителем математико-навигацкой школы и заведующим его учебной частью. Ему, между прочим, был поручен, начиная с 1714 года, набор учителей для учрежденных тогда по всей России цифирных школ. Набирать таких учителей предписывалось «не из знатных пород», и Магницкий в 1716 году доносил, что он выбрал из своей школы только 6 человек и что «больше из таких незнатных пород достойных не явилось».
С 1832 года Магницкий заведовал распорядительной и хозяйственной частью математико-навигацкой школы. Интересны в связи с этим следующие факты, которые сообщены в статье «Сочинитель первой русской арифметики Леонтий Магницкий».
«Из дел Сухаревского архива видно, что Магницкий, управляя Московской академической конторой при Анне Ивановне, подавал в Коллегию отчеты, которые заставляли его переделывать, и получал в год жалованья 260 рублей. Это обстоятельство и слова в надгробной надписи, что он был «обид от неприятеля терпеливейший», дают основание предполагать, что и он терпел оскорбления в ту годину, когда жестокая рука Бирона тяготела над русскими».
Сохранилось еще одно свидетельство о роли и значении Магницкого для математико-навигацкой школы. В этой школе при Магницком учился Василий Яковлевич Чичагов (1726-1809), впоследствии известный боевой адмирал, одержавший блестящую морскую победу над шведами в 1789 году. Вот что рассказывал он об ученье в математико-навигацкой школе своему сыну П. В. Чичагову, со слов которого мы и передаем этот рассказ: «Один из учителей, Магницкий, слыл за великого математика… Он даже издал печатанное славянским шрифтом сочинение в лист, бывшее у меня в руках, в котором заключалась арифметика, геометрия, тригонометрия и начатки алгебры. Впоследствии эту книгу признали за образец учености. Тут-то отец мой и почерпнул свои познания».
Службе в математико-навигацкой школе Магницкий отдал большую половину своей жизни. В значительной мере, благодаря его руководству этой школой, математические знания стали распространяться в нашей стране и приобретать соответствующее значение.
Магницкий руководил математико-навигацкой школой до последних дней своей жизни. Он умер 19 (30) октября 1739 года и погребен в Москве. На надгробном камне Магницкого была сделана его сыном надпись, проливающая известный свет на личность Леонтия Филипповича.
«Жития честного, нрава тишайшего, обхождения честного, праводушия любитель, ко всем приятнейший и всяких обид, страстей и злых дел всеми силами чуждающийся, правды как о духовных, так и гражданских делах опаснейший хранитель, наукам изучился дивным и неудобовероятным способом, его величеству Петру I для остроумия в науках учинился знаем в 1700 году и от его величества, по усмотрению нрава ко всем приятнейшего и к себе влекущего, пожалован, именован прозванием Магницкий и учинен Российскому благородному юношеству учителем математики, в котором звании ревностно, верно, честно, всеприлежно и беспорочно, служил и пожив в мире 70 лет, 4 месяца и 10 дней 1739 года октября 19-го о полуночи в 1 часу, по шестидневной болезни и которою благочестно скончался».
Магницкому принадлежат несколько руководств по математике, из которых важнейшим является «Арифметика, сиречь наука числительная» (1703).
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author