Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Categories:

Школа – наука – прорыв

Задача привлечения молодежи в науку стоит в настоящее время достаточно остро.

Дело здесь и в задачах нацпроекта «Наука», но и в объективных факторах – в течение 5-10 лет уйдет на пенсию и в менее активное состояние целое поколение ученых (добавим от себя – и профессоров). А следом идет «поколенческий провал», вымытый и выбитый 90-ми.

А значит, нужно задачи наполнения научной среды молодежью решать уже сейчас с горизонтом планирования не 6 лет, на которые рассчитан нацпроект, а 10-15. Именно об этом совместно задумались президента РАН Сергеев и министр провещения Васильева. Они решили постараться убрать одну из серьезных «развилок», на которых теряется часть будущих потенциальных ученых, - на школьном уровне. Обстоятельный разговор шел в рамках передачи «Наблюдатель» канала «Культура».

Для решения этих задач необходимо выстроить систему, условно говоря, «целевой подготовки» к будущей научной деятельности, чтобы в университете студент уже был ориентирован на развитие в этом направлении.

Совместно РАН и Минпросвещения определили список из 110 школ в 32 регионах. Это, во-первых, те школы, которые уже демонстрируют незаурядные успехи – в первую очередь, в рамках олимпиад (российских и международных). А во-вторых, они расположены в регионах рядом с ведущими научными институтами или университетами с сильной научной составляющей – федеральные научно-исследовательские национальные или региональные мощные университеты.

Рабочее название у проекта «опорные школы РАН», но и сам президент Академии Сергеев признает, что оно уж очень, может быть, звонкое и его, наверное, сменят. Действительно, сама РАН не может выступать в качестве куратора или партнера школы – только научный институт. Поэтому Академия может разве что дать свое «бренд». Но, с другой стороны, ведь будут участвовать и университеты. А уж они к РАН не относятся. Поэтому мы пока будем условно называть их «опорные» или «опорные науко-ориентированные школы»

Задача, если говорить в общем, «привести ребенка в научную среду, а также представителя этой среды в школу». То есть либо на базе школ будут оборудованы лаборатории, либо дети будут посещать и проводить практическую работу на базе научного института или университета. Представители этих организаций, в свою очередь, станут вести занятия и на базе своего учреждения, и на базе школы.

Пока что сформирован список и идет буквально в ручном режиме настройка всех параметров. Необходимым условием будет передача этих школ с муниципального на региональный уровень, чтобы обеспечить равный доступ детям со всего региона. Однако, отбор в эти школы обязательно будет конкурсным.

Школа может быть как однопрофильной, так и многопрофильной. При этом в предварительном списке не только физические, математические и естественнонаучные, но и гуманитарные школы – например, лингвистические лицеи. Профилизация будет происходит в средней и старшей школе - в 6-11 классе. Никаких особых условий выпускники не получат – всё так же придется сдавать ЕГЭ.

Кстати говоря, в этом одна из ключевых слабостей этой системы. Так или иначе, с лабораторией или без нее – но все ученики (даже мотивированные на науку) не смогут стать победителями и призерами крупных олимпиад, чтобы гарантировать себе поступление. А значит, неизбежно ЕГЭ, которое имеет мало общего с идеей научного творчества. Чаще всего – еще и репетиторы параллельно. Таким образом, 11-ый класс точно будет потерян. Будем надеяться, остального времени хватит.

По сути, для университетов – это реинкарнация системы лицеев, гимназий и отдельных профильных классов при вузах. Только раньше они целевым образом готовили школьников к поступлению – а те имели большие льготы, а теперь задача – ориентировать на науку. Причем, здесь университеты все равно в более выгодной ситуации – ведь получать высшее образование школьник пойдет к ним. И тут возникает еще одно основание для более тесного сотрудничества вузов с научными организациями в рамках учебного процесса.

Развертывание подобной системы потребует переподготовки кадров – и учителей, и школьных управленцев, и тех координаторов от вузов или научных организаций, которые будут работать с подобными школами и классами. В более широком контексте – это повысит престиж работы в подобных школах, усилит конкуренцию среди учителей, будет теснее их интегрировать в программы учительского роста.

Но здесь не менее важно «перезагрузить» педагогическое образование – ведь разрыв между нынешним профессором в педвузе и школьником – уже не одно, а два или три поколения. Точно те же соображения по поводу «золотого фонда» учителей «серебряного возраста» - их необходимо активно отправлять на переподготовку либо использовать в качестве наставников. По крайней мере в опорных науко-ориентированных школах требования к учительскому корпусу будут очень высокими.

Минпросвещения и РАН достраивают и развивают базовую систему – то есть сами школы. Это важный элемент создания открытых карьерных траекторий в науку, высокие технологии и инженерию. Второй механизм – это дополнительное образование в виде связки «Кванториумы» - «Сириусы». Первые ориентированы на массовое просвещение и дадут хороший стимул для поступления в опорные школы. Будет очень интересно посмотреть на взаимодействие по научной части школ-партнеров «Сириуса», региональных центров, а также вот этих опорных школ проекта Минпросвещения и РАН.

Важно, что в рамках данного проекта идет работа на будущее и с широким горизонтом планирования. В один голос и Сергеев, и Васильева утверждают, что опорные школы будут готовить кадры как раз для научно-образовательных центров мирового уровня. А от себя мы добавим – вообще для всех создаваемых центров. Конечно, здесь можно с иронией сказать, что пока эти школьники подрастут, всё уже закроется после прекращения финансирования. Но мы предпочитаем быть оптимистами – не пойдут в центры, пойдут в науку – вузовскую или академическую. А может быть, в учителя или преподаватели. Или в стартапы и хайтек. В любом случае научно-образовательно-технологическая сфера не должна потерять многих из подобных школьников. Хотя, конечно, и отсев будет, и на развилках многие свернут все же не в сторону науки.

Финансовая сторона вопроса уже решена – общий бюджет проекта более миллиарда. Министр Васильева не назвала ни сумму, выделенную президентом, ни представителей бизнеса, которые внесли вторую половину. Важно, что средства есть и проект можно запускать уже с нового учебного года.

Однако, конечно, есть и определенные. О первом – ЕГЭ – мы уже писали. Второе – это нагрузка. Безусловно, в этих школах она будет повышенной. Это понимают авторы проекты, но здесь – и мы согласны и с Александром Сергеевым, и с Ольгой Васильевой – велика роль семьи.

И очень многие развилки «уводят» перспективных и талантливых школьников и студентов как раз в результате влияния родителей – тем, пережившим 90-е и нулевые, сложно поверить в то, что наука – это профессия, которая может обеспечить достойное существование. Хотя, конечно, много в ней не заработаешь, но для молодых людей чаще важнее вызов и интерес. Здесь уже разговор плавно перетек к популяризации науки – это не менее важная проблема.

В самом деле, в науку идут или из большого персонального интереса, или из научной семьи. Детям надо объяснить, что ради интересного и крутого (научных открытий) придется усердно трудиться.

Важным начинанием в рамках проекта опорные школы является сельское направление. Для начала предлагается отобрать 10 школ в сельской местности или малых городах, на базе которых показать детям, что такое современное, умное, цифровое, «крутое» сельское хозяйство – с генетическими технологиями, управляемыми со смартфона теплицами, дронами и роботами. Это позволит заинтересовать их, ориентировать на получение профильного образование и возвращение в отрасль (в своем или другом регионе).

Опорные школы – это прекрасный проект. Всех проблем он не решит, но прививать научную и инновационную культуру он будет обязательно. А также обеспечит приток молодежи в науку. Будем наблюдать за реализацией.

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author