Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Categories:

ВЗРОСЛЫЙ РЕБЕНОК

В последние годы нарастает проблема изменений у человека в развитых индустриальных странах состояния соединительной ткани.

Все чаще развивается так называемая дисплазия соединительной ткани (ДСТ). Эти нарушения сопровождаются нарушениями соматического здоровья, иммунитета, психики, нарушениями в процессах воспитания, образования, коммуникаций и т.д. Приводятся данные, что до 70% детей имеют ту или иную степень ДСТ и отклонения в психическом развитии (дисгенетический синдром - ДС), сопровождающиеся нарушениями формирования речи, коммуникаций, социализации требующие больших усилий в коррекции данных нарушений. Если такой своевременной коррекции нет то развитие и формирование личности происходит с дефектом причем дефект это может быть очень большим — вплоть до инвалидизации.

На основании наших многолетних исследований на морских свинках и крысах было установлено, что в адаптивных механизмах защиты организма имеют большое значение особенности строения соединительной ткани. У морских свинок соединительная ткань тонковолокнистая и рыхлая, а у крыс – грубоволокнистая и плотная, что хорошо видно при окрашивании тканей на коллаген. При этом объем соединительной ткани у морских свинок ничуть не меньше, чем у крыс.

Соединительная ткань имеет важнейшее значение в механизмах детоксикации и выведения из организма токсичных веществ и одновременно является своеобразным метаболическим ресурсом для нейроэндокриной системы (аминокислоты, углеводы, липиды, витамины, минеральные вещества и т. д.).

Имея существенную разницу по строению соединительной ткани морские свинки и крысы имеют совершено различную устойчивость ко многим факторам воздействия со стороны внешней среды. Так крысы высокоустойчивы к заражению большинством болезнетворных микробов, токсическому воздействию разных веществ, перепадам температур и другим экстремальным факторам. Морские же свинки высокочувствительны к этим факторам и быстро погибают при их воздействии. Но морские свинки высокоустойчивы к мутагенам и канцерогенам, то есть веществам вызывающим генетические мутации и злокачественные опухоли. По нашим данным этот связано с тем, что морские свинки располагают высокоактивной системой глутатиона (это трипептид, состоящий из трех аминокислот – глутаминовой, глицина и цистеина, и способный интенсивно окисляться и восстанавливаться, имеет решающее значение в защите ядерного аппарата клетки от мутагенов и канцерогенов) подпитываемой ресурсами соединительной ткани.

У крыс этого нет и на них легко моделируется как мутагенез так и канцерогенез, несмотря на их устойчивость к мощным повреждающим факторам за счет из мощной печени и грубоволокнистой соединительной ткани.

Такая разница может быть связана с тем, что морские свинки проживая на островах недалеко от Южной Америки либо получали с пищей избыток аскорбиновой кислоты, либо подвергались повышенному воздействию радиации (глутатион и другие серосодержащие аминокислоты защищают организм от ионизирующего излучения), либо получали с пищей то, чего нет в других районах Земли и что требует больших количеств глутатиона и серосодержащих аминокислот для обезвреживания, либо сочетание всех этих факторов. Но факт остается фактом, морские свинки - единственные экспериментальные животные, не способные синтезировать аскорбиновую кислоту и производят большое количество глутатиона в тканях в замен ее. В этом смысле они близки к человеку.

Крысы же являясь своеобразным биологическим реликтом (первые млекопитающие были похожи на крыс) и проживая в загрязненой среде и подвергаясь разнообразным неблагоприятным воздействиям ее что бы выжить сохранили способность противостоять многочисленным отрицательным факторам и если нужно быстро мутировать. Но при этом они вынуждены пожертвовать устойчивостью к мутагенам ядерного аппарата. Поэтому у них и не выражена глутатионовая защита.

Морские свинки, так же как и человек, и некоторые приматы не способны синтезировать аскорбиновую кислоту и полностью переориентированы на доминирование системы глутатиона в защитных механизмах.

Исследуя особенности метаболического участия мозга и нервной ткани а также печени (как два наиболее массивных паренхиматозных органов - по 2 % от массы тела человека), нами было установлено, что наибольше значение головной мозг, как участник адаптивных метаболических процессов имеет в ПЕРВЫЕ ГОДЫ ЖИЗНИ РЕБЕНКА. Во внутриутробном периоде жизни мозг плода вместе с матерью принимает участие в регуляции собственного метаболизма, причем те же химические вещества необходимы для реализации такого взаимодействия (таурин, цистеиновая кислота, глутатион и др.). По мере роста и развития ребенка роль метаболических и интуитивных механизмов адаптации с участием мозга утрачиваются, равно как утрачиваются ненужные на определенном этапе онтогенеза структуры. Роль мозга как поставщика метаболитов резко снижается и возрастает его роль как нервного управляющего центра. Одновременно меняется и роль соединительной ткани – из метаболического ресурса мозга она превращается в самостоятельную структуру с собственными функциями. При этом в метаболизме все большее значение начинает приобретать печень (липопротеиды, иммунные белки, системы детоксикации еще много чего свойственное печени как «биохимической лаборатории» организма) координирующая функции важнейших адаптивных систем организма. Человек становится взрослым, способным переносить различные стрессовые воздействия окружающей среды.

Для наиболее полной реализации возможностей человека необходимо, чтобы внешняя среда для детского организма СОЗДАВАЛА УСЛОВИЯ ОПТИМАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ ИМЕННО ФОРМИРУЮЩИХСЯ В ДАННЫЙ МОМЕНТ СТРУКТУР МОЗГА.

Но в современных условиях, с культом конкурентоспособности, образование превратилось в своеобразный спорт – у кого ребенок раньше начнет читать, писать и считать. Уже не редкость двух-трехлетние грамотные детки, и остановить родительский ажиотаж в этом направлении не представляется возможным. Государственные структуры, несущие ответственные за будущее, поощряют этот перекос – начало школьного обучения сместилось с 8-9 лет в 1900 году, до 6 лет к 2000 году, и речь уже идет о том, чтобы посадить за парты пятилетних в детском саду.

У ребенка мозг еще не научился управлять телом, а перед ним уже ставится задача овладения письменной речью.

Разрушение семьи и утрата общинного воспитания нарушили развитие структур мозга ответственных за коммуникации. Ребенок, слабо адаптированный к коммуникациям с себе подобными не видит смысла в кооперации, как следствие в речи он НЕ СТРЕМИТСЯ БЫТЬ МАКСИМАЛЬНО ПОНЯТЫМ, его речь все больше становится рудиментом, а центры речи, ранее обеспечивавшие социализацию ныне все больше подчинены древним отделам мозга, работающим в интересах гомеостаза.

И по факту мы видим, что МЕТАБОЛИЧЕСКИЕ АДАПТИВНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ СОХРАНЯЮТСЯ ОЧЕНЬ ДОЛГО, и, как следствие, печеночные возможности метаболизма не формируются в полной мере.

Поэтому соединительная ткань, как ресурс нейроэндокринной системы вынуждена сохранятся в мобильном рыхлом состоянии , что и приводит к ДСТ со всеми вытекающими последствиями

Совершенно очевидно, что такие дегенеративные процессы более характерны для общества с многовековым городским стажем и утратой естественных механизмов адаптации. Имеются данные, что в популяции людей, имеющих «многовековой городской стаж» в мозге исчезают, либо морфологически резко изменены структуры, ответственные как за движения (красное ядро), так и за коммуникации (высшая кора, мозолистое тело).

ДСТ и Дисгенетический Синдром (ДС) ведут к индивидуальной и социальной психопатии с агрессивным навязыванием своего мировоззрения всем окружающим при одновременной неспособности радикально решать все более нарастающие перед обществом проблемы в силу утраты физиологической и психологической адаптивности.

Отсюда и агрессивный на уровне «культуры» гомосексуализм (при ДСТ и ДС нарушается репродуктивная функция и нормальное половое поведение). Для человека как вида это путь в вырождение.

Но на планете много народов, сохранивших нормальную природную адаптивность именно они должны взять на себя лидирующую роль в развитии человеческой культуры.

По данным наших исследований на спортсменах, здоровых людях, не занимающихся спортом до 50% составляют люди в адаптивных механизмах которых преобладает печень, но, как мы уже отмечали, психологи говорят о том, что на смену им идет городское детское население с 70-80% ДСТ и ДС.

Так что ситуация требует безотлагательного изменения систем воспитания, образования и образа жизни наших детей. Вам интересно, какой вид из ныне существующих на планете придет тогда на смену выродившему человечеству?

Павлов В.А., Доронин А. И. На пути от естества природы к ноосфере. Механизмы адаптации и развития общества.- Екатеринбург.- УРГУ.- 2008.- 195с.

Павлов В.А., Доронин А.И. Личностное развитие. 2012

Павлов В.А. Последний ароморфоз: истоки сверхадаптивности человека и его будущее. 2013

Семенович А.В. В лабиринтах развивающегося мозга. Шифры и коды нейропсихологии. - М.: Генезис, 2010.- 432 с.

Чагин О.А. "НИИ Антропогенеза"

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author