Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Categories:

Не всё (ск)ладно в академическом королевстве

Не секрет, что нынешний состав Президиума РАН – результат большого количества компромиссов и согласований.

Во главе Академии наук сейчас стоит Александр Сергеев, который все же больше ученый, чем чиновник, и больше дипломат, чем политик.

Недавно (8 февраля) праздновали День российской науки. И естественно, в этом контексте говорили не только о заслугах и достижениях, но и о серьезных проблемах.

Академия наук, в принципе, задумывалась и развивалась как место дискуссии ученых по поводу науки, а заодно – и управления наукой. Однако, апелляция к историческим традициям хороша, если не учитывать одно «но» – это публичность. В советское время вряд ли споры групп академиков о механизмах управления институтами РАН выходили за пределы залов и кабинетов.

Сейчас же, любая мысль и любая инициатива, особенно высказанная с уровня Президиума РАН, тут же становится достоянием общественности. И именно здесь начинают возникать серьезные вопросы.

Президент Сергеев, выступая на заседании оргкомитета по году периодической таблицы, четко дал понять, что РАН была в достаточной мере привлечена к выработке и смысловому наполнению нацпроекта «Наука» - и персонально в качестве топ-управленцев, и как экспертная площадка:

Мы со стороны Российской академии наук очень активно принимали участие в формировании структуры этого проекта. И, по существу, все мероприятия, которые должны будут выполнены, имеют в числе ответственных за них лиц, или кураторов, и заместителей министра, и вице-президентов Российской академии наук. То есть здесь мы работаем очень дружно.

Мы провели на площадке Российской академии наук экспертные слушания и обратились с соответствующими предложениями по итогам этих слушаний в Министерство науки. Эти предложения в определённой части были учтены.

Да, затем последовала просьба сделать общественное обсуждение нацпроекта – что, в сущности, Правительство реализовало, опубликовав информационные материалы. Теперь можно собирать «обратную связь», поскольку она уже очень скоро последует в виде коллективных обращений и индивидуальных выступлений.

Однако, если мы обратимся к интервью вице-президента РАН Валерия Козлова изданию «Знак», то окажемся в затруднительном положении. Во-первых, сложится ощущение, что в науке «все плохо», что кардинально расходится с официальной позицией того же президента РАН Сергеева – «ситуация улучшается, есть проблемы, работа ведется, нас слушают и слышат».

Во-вторых, участие РАН в разработке нацпроекта «Наука» предстанет совсем в другом свете:

Знак: Валерий Васильевич, процитирую вашего коллегу, академика и члена Президиума РАН Александра Литвака: «К сожалению, определяющую роль в формировании проекта „Наука“ играли сотрудники правительственного проектного офиса, далекие от науки». Речь о келейном характере подготовки основных документов нацпроекта. Согласны с такой оценкой?

ВК: То, что сказал академик Литвак, правда. Разработка национального проекта «Наука», как и других национальных проектов, пришлась на «пересменку» правительства, период, когда было создано Министерство науки и высшего образования. Наслоилась масса организационных проблем плюс надо было разрабатывать эти нормативные документы. В результате нам их все-таки показали, но только после наших настоятельных обращений в министерство и зачастую в готовом и даже утвержденном виде. Можно сказать, нас ставили перед фактом, ни в каких обсуждениях, дискуссиях мы не участвовали.

Так что же, получается, вроде как в анекдоте – один из академиков несколько грешит против истины? И кому верить? Вхожему в высокие кабинеты главу «штаба науки» и главному по «оку государеву» президенту РАН Сергееву, у которого все более-менее позитивно. Или его заместителю – вице-президенту Козлову, который рисует квартиру дисбалансов и кризиса?

Заметим, что расхождениями в словах фрагментация президиума не заканчивается.

Особенно выделяется вице-президент РАН Алексей Хохлов, который и был в числе наиболее активно задействованных в работе над нацпроектом «Наука». Он сконцентрирован на вопросах научно-публикационного развития и популяризации науки, а в нацпроекте на него «замкнуты» мероприятия по различным центрам – НОЦ и НЦ, в том числе. Кстати говоря, на г-на Козлова – в основном только «математические» вопросы, так что его пессимизм и негативизм могут быть вызваны и не только объективным состоянием науки.

Вице-президент Хохлов, в свою очередь, почти всегда высказывается в унисон с президентом Сергеевым. Различается только масштаб – первый обычно говорит по существу практических задач, а глава Академии больше склонен к рассуждениям по общим раскладам и процессам.

Алексей Ремович является важным звеном в группе «МГУ-РАН», а союз между двумя этими институтами постепенно усиливается – это стало ясно на заседании попечительского совета МГУ.

Президент Сергеев проявляет осторожность и старается лавировать между всеми ключевыми участниками большой «научно-образовательно-технологической игры»: «группой прорыва» (ядро: Кириенко и Ковальчуки, Росатом и Курчатовский институт) и осью «МГУ-РАН-РАО», которая формирует альтернативную повестку по всем направлениям.

Ведь Александр Михайлович действительно смог установить деловые и доверительные отношения с министром науки и высшего образования Михаилом Котюковым, еще когда тот возглавлял ФАНО. В этом смысле президент Сергеев склонен быть скорее в орбите Минобрнауки-АП, чем МГУ и РАО.

Это лавирование временами действительно обусловлено необходимостью сохранять независимость и пространство для маневра, иногда – дипломатичностью самого президента Сергеева, частично, конечно, его неискушенностью как политика.

Для него самыми опасными являются даже не вице-президенты Козлов или Хохлов – оба все равно прекрасно понимают, что такое «государственный интерес» и «пределы дискуссии».

Самым серьезным противником для Сергеева являются радикалы (как мы их называем, РАНдикалы), многие из которых представляю «Клуб 1 июля». А самым «громким» из них всегда был академик Роберт Нигматулин.

Приведем выдержки из его выступления на заседании Президиума РАН 15 января.

«Сотни лет губила Русь стремление представителей «элиты» в разговоре с ГОСУДАРЕМ (царем, генсеком, президентом) быть приятным, вместо того, чтобы говорить ПРАВДУ, порой тяжёлую, и сделать все, чтобы убедить принять конструктивные решения.

Давайте сохраним свою НАУЧНУЮ ЧЕСТЬ, давайте понимать и говорить правду, хотя это делать тяжело.

Но только так можно спасти Академию.

Нельзя Президента страны оставлять под влиянием только чиновников и узкой группы лиц. А для этого надо говорить ПРАВДУ громче и четче, а не подлаживаться, стараясь быть ПРИЯТНЫМ.

Вспомним Гавриила Романовича Державина, который гордился, что мог «истину царям с улыбкой говорить».

Уважаемый Александр Михайлович! То, что я рекомендую, очень тяжело сделать. Очень! Но став Президентом Академии наук, Вы обязаны проявлять интеллектуальную волю в Правительстве и во взаимодействии с Президентом страны».

Эта позиция достаточно широко распространенную в Академии и сочетается с критикой нынешнего президента и Президиума за соглашательство и уступки властям. И как же будут воспринимать самые ярые критики президента Сергеева такие расхождения в его словах и выступления его заместителя (вице-президента Козлова)?

Перед Александром Сергеевым стоит нелегкая задача – изменить внутриакадемические процессы так, чтобы встроить ее во внеакадемическое движение, заданное логикой научно-технологического прорыва.

С таким разбродом в верхах и громкой оппозицией внутри ценность РАН будет постоянно ставиться под сомнение. Дискуссия и тяга к демократии – это хорошо, как и научный диспут. Но в какой-то момент придется делать выбор между этими ценностями и вопросами эффективности, что в нынешних обстоятельствах является для Академии альтернативой экзистенциального плана.

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author