Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

«половина»

У слова «половина» есть значение ‘середина’ («налей до половины», «на половине пути»).

В прошлом это слово активно употреблялось при обозначении середины временного промежутка: «Вдруг, в половине года, Сенковский отказывается от журнала и снова передает его Смирдину…» (А. В. Никитенко, 1841); «Затем, в половине текущего столетия, некоторые из нас удостоились приобщиться к французскому социализму…» (Ф. М. Достоевский, 1877) и т. п.

Сейчас конструкции, подобные приведенным, звучат архаично, но «в половине» ‘в середине’ закрепилось в сочетаниях типа «в половине седьмого [часа]».

При этом, наряду с конструкцией «в половине седьмого», употребляется конструкция «в половину седьмого». Один молодой исследователь недавно попытался оценить количественное соотношение этих конструкций в письменной и в устной речи. По его данным, в письменных текстах конструкция «в половине» господствует безраздельно (около 98 % от общего числа употреблений), однако в устной речи ее частотность падает до 70 %, а чуть меньше трети от всех употреблений приходится на конструкцию «в половину».

Мы также попытались оценить соотношение этих конструкций в устной речи на материале Устного подкорпуса Национального корпуса русского языка. Материала, правда, маловато, но тем не менее: если принимать во внимание записи реальной непринужденной устной речи (исключив отсюда, к примеру, речь киноперсонажей), то соотношение конструкций типа «в половине седьмого — в половину седьмого» можно оценить как примерно равное.

С чем связано постепенная замена литературной конструкции «в половине» на разговорную «в половину»? Очевидно, действует закон морфолого-синтаксической аналогии: при обозначении времени предлог «в» употребляется с винительным падежом: «в пять часов», «в четверть пятого», что закономерно приводит к появлению «в половину».

Кроме того, сокращенное разговорное «(приду) в полседьмого», а также просто «(приду) полседьмого» естественно «расшифровывается» как форма винительного — «в половину», поскольку существительные «пол + род. пад.» в современной речи в большинстве случаев употребляются в позициях именительного или винительного падежа («полстакана еще осталось» — позиция именительного падежа, «налей полстакана» — позиция винительного падежа, возможно еще не вполне нормативное «не хватает полстакана» — позиция родительного падежа).

Описанная ситуация позволяет предположить, что употребление «в половину седьмого» будет всё больше теснить сочетание «в половине седьмого» и когда-то его окончательно победит.

Литературная норма будет сопротивляться, причем довольно долго, но в этом случае она обречена.

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author