Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Category:

Внебюджетные и обделенные

В новом материале «Проекта» исследуется связь финансового здоровья российских вузов и качества высшего образования. Авторы, как всегда, создали мозаику фактов и домыслов, которая, конечно, характеризует картину, но не бесспорна очень по многим основаниям.

Первое упущение – это игнорирование подведомственности вузов. «Морские» вузы чаще всего не подведомственны Минобрнауки (скорее всего, Федеральному агенству морского и речного транспорта), а сельскохозяйственные – наоборот, все относятся к Минсельхозу. Требования к высшему образованию, конечно, в стране единые, но даже Рособрнадзор признает, что работать с «отраслевиками» крайне сложно, если вообще возможно. Отсюда же и разница в объемах субсидии – кто-то из ФОИВов на свои вузы не жалеет средств, кому-то наоборот жалко и не до того.

Группа «привилегированных», на самом деле, несколько шире. «Марочные» вузы – 5-100, федеральные университеты; национальные исследовательские; опорные; участники проектов «Вузы как центры пространства создания инноваций» и ««Развитие экспортного потенциала российской системы образования»; плюс к тому – вузы правительственного подчинения, МГУ и СПбГУ.

Вот эта группа – в сумме около 100 ведущих вузов – и является ядром отечественного образования. Она действительно «съедает» значительную часть бюджетных мест и субсидий. Но это и есть самые сильные вузы. Свое право на «марку» и привилегии они получили в конкурсном отборе и регулярно подтверждают свой статус.

Кстати говоря, подведомственность не Минобрнауки, а другому ФОИВу – очень часто большой минус, поскольку вузы не могут принять участие в программах по развитию высшего образования. Особенно часто приходится слышать подобные жалобы, как ни странно, от МГИМО, которое никуда толком не может включиться из-за МИДовской прописки. Впрочем, и Минобрнауки можно понять – с чего бы выдавать средства чужим подведам.

Кризисная ситуация с сельскохозяйственными вузами уже давно на виду. Очевидным решением является передача их в Минобрнауки с одновременной оптимизацией и интеграцией – скорее всего, в рамках преобразования в единую Россельхозакадемию. Примерно по той же схеме возможна интеграция проблемных вузов других ФОИВов («водники», Минкультуры и т.п.). Впрочем, прорабатываются также схемы с укрупнением до макрорегионального уровня, например, «академии» по федеральным округам.

В исследовании «Проекта» временами применяется сомнительная методология. Например, «Топ-20 федеральных вузов по доле внебюджетного дохода» представлен в процентах от бюджетного. Наверное, это наглядно, но неизвестны объемы бюджетного дохода. Допустим, в некоем маленьком региональном вузе всего 50 бюджетных мест и 500 платных – естественно, внебюджетные доходы будут превалировать. Но сравнивать эти проценты с МГИМО совсем не репрезентативно.

Очень интересен один из выводов авторов исследования: Парадоксально, но «самыми платными» вузами России являются две кузницы кадров для государства: РАНХиГС и МГИМО.

Начнем с «кузницы кадров».

Про роль МГИМО в выращивании элит очень метко было сказано в «Спящих» про совместное собрание ярых государственников и непримиримых либералов - «всё это – одна большая мгимошная тусовка просто разных лет выпуска». Тут комментировать нечего. За то, чтобы прикоснуться к этому миру, приходится дорого платить.

Для РАНХиГСа все несколько сложнее – в качестве выпускников Академия предпочитает учитывать всех, кто повышал квалификацию или прослушивал отдельные программы на ее базе (а чаще всего они платные), кроме того – филиалы ранее были независимыми региональными Академиями госслужбы. Так что в целом, конечно, РАНХиГС поставляет кадры – но раньше это была не совсем она, а сейчас – тоже не всегда можно говорить именно о выпускниках бакалавриата и магистратуры, а не обязательного повышения квалификации чиновников или «школы губернаторов».

https://www.proekt.media/research/gosudarstvennoe-vysshee-obrazovanie/

В целом действительно существует общая проблема с филиалами, которую так и не смог решить Рособрнадзор. Филиалы стали просто откровенно коммерческими предприятиями, где выдают «звучную» корочку с упоминанием головного вуза за звонкую монету».

Бороться с этим, как предлагают некоторые эксперты, можно «пересборкой» региональных образовательных пространств – избавлением от «общероссийских образовательных империй» (типа головного столичного вуза с сетью филиалов) в пользу интеграции максимального числа мелких вузов и упомянутых филиалов в ведущие региональные вузы (например, в качестве филиалов, но уже местного федерального университета). Подход неоднозначен тем, что столичные вузы теряют кормушку, а региональные могут и не переварить дополнительные мощности, тем более, что цена сразу упадет.

Более общее направление работы – профилизация вузов. Рособрнадзору поставлена задача «зачистить» популярные, но непрофильные направления подготовки из отраслевых вузов. Именно изъятие непрофильных платников часто ставит их на грань выживания. С другой стороны, часто драконовскими методами у «отраслевиков» забирают собственно отраслевые направления подготовки и специальности, оставляя, например, сельхозвузы без ветеринарии. Эти перекосы – также необходимо устранять, перестройкой работы Рособрнадзора. В первую очередь, нужно напомнить г-ну Кравцову, что надзор – это не только карать, но еще и помогать. А риск-ориентированный подход означает не бить «в больную точку», а помочь исправить недостатки.

Исследователи Проекта отметили интересную особенность манипулирования контрольными цифрами приема с тем, чтобы формировать наполнение требуемых направлений. Действительно, перенасыщение инженерных специальностей и треков привело не только к увеличению выпуска по ним, но и к снижению балла для поступления. Конечно, инженеры стране нужны. Причем, желательно, такие же качественные, как в лучших вузах, но в массовом порядке – как по КЦП. А так, увы, не бывает.

В конце авторы предлагают несколько вариантов выхода из ситуации. Впрочем, минус всего расследования в том, что оно очень узко освещает проблему системы высшего образования – очень многое не упомянуто, какие-то данные использованы предвзято. Поэтому и решения весьма ограниченные по масштабам применения.

Можно уменьшить количество бюджетных мест, платных, вообще всех мест в вузах либо ничего не делать. Пока что государство заморозило количество бюджетных мест, не сильно ограничивает количество платников (ведь вузам действительно надо как-то жить), выстраивает «бюджетную пирамиду» (бакалавариат – магистратура – аспирантура), на втором и третьем уровне резко уменьшая количество бюджетных мест.

Отдельное направление – это «увод потока» в сторону среднего профессионального образования, которое помимо «прохода в вузы без ЕГЭ» приобрело самостоятельное значение, особенно усиленное распиаренными WorldSkills и прочими прелестями невысшего, но профессионального образования.

Исследование «Проекта» оставляет ощущение фрагментарности. Безусловно интересные наблюдения авторы не смогли увязать с системными вопросами. Сложилась только половина паззла. Вместе с тем выводы достаточно интересны и провокационны. Правда, есть ощущение, что авторы хотели своим исследованием инициировать диалог по данным проблемам, словно не в курсе, что он уже давно идет.
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author