Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Сомнения об экспертизе

Одной из важнейших функций, приданных РАН «президентскими поправками» стало научное и научно-методическое руководство, которое включает экспертизу научных тематик и планов научной деятельности всех организаций, проводящих научные исследования за бюджетный счет.

Это вызвало открытое неприятие со стороны ректора Горного университета Литвиненко на заседании Совета по науке и образованию. И этим он выразил сомнения значительной части вузовского и отраслевого сообщества.

У экспертизы РАН два уровня – концептуальный и рабочий. Сегодня мы – по следам интервью президента РАН Сергеева «Эксперту» - поразмышляем о концептуальных вопросах.

По «рабочим аспектам» уже было дано содержательное интервью вице-президента РАН Хохлова – наши комментарии и ссылка на него.

Хотелось бы не критиковать, а описать дилеммы и сомнения, которые возникают очень у многих в связи с новыми и, кому-то кажется, чрезмерно широкими, полномочиями Академии. Процитируем ключевые слова президента Сергеева, чтобы не упустить тонкости формулировок.

«Экспертиза, чтобы быть объективной, должна быть независимой. А это может быть только в том случае, если именно Академия наук осуществляет научно-методическое руководство и сама решает, каких экспертов назначать для экспертизы тех или иных организаций.

Более того, деятельность экспертных советов мы должны взять на свою территорию. К нам должны приходить программы развития, тематические планы, отчеты из разных организаций, и мы здесь, внутри академии, должны будем решать, на какую экспертизу и в какие советы их давать».

Однако, здесь есть много вопросов. Где гарантии объективности Академии наук и ее независимости? Почему только РАН должна решать, кого назначать для экспертизы тех или иных организаций?

Ключевой вопрос – где гарантии того, что члены РАН действительно обладают нужным уровнем экспертного знания. Что они разбираются в современных направлениях своих тем, знакомы с новейшими публикациями и методиками? Ведь звание дается один раз за совершенные заслуги – а что дальше?

Очевидно, будет необходимо иметь некий «Экспертный кодекс», где были бы зафиксированы квалификационные требования к экспертам – например, иметь публикации в высокорейтинговых журналах по рассматриваемой тематике, монографии, выступления, членство в профессиональных ассоциациях.

Важно - нельзя проводить экспертизу одним экспертом. Оптимальное число начинается от трех и, как правило, нечетно.

Как избежать конфликта интересов? Привлекать академиков и членкоров из научных и образовательных организаций нельзя – а у многих остальных вполне могут оказаться и совместные гранты, и совместные публикации.

«Но мы не собираемся командовать соответствующими государственными заданиями, решать, что убрать, что переформатировать. Мы даем свое экспертное мнение, которое идет в эти организации.

На мой взгляд, да и на взгляд, я думаю, большинства людей, Академия наук является как раз той независимой организацией, у которой нет экономической заинтересованности в продвижении каких-то своих интересов».

Решение экспертизы РАН может закрыть доступ к финансированию по госзаданию, что часто будет означать и закрытие темы, если только организация не предпочтет полностью профинансировать ее из внебюджетных источников.

Независимость РАН вызывает опасения неподконтрольности и неподотчетности. Над любым ФГУП, службой или министерством есть вице-премьер, прокуратура и т.д. А над РАН нет никого. Академия сама себя формирует (о грядущих выборах читайте подробнее тут), оценивает и назначает экспертов, выносит решения, но никакой ответственности не несет.

«Quis custodiet ipsos custodes?» (Кто устережёт самих сторожей) – вот этот вопрос мучает научно-образовательное сообщество. И именно на него нужно найти убедительный и понятный ответ президенту РАН Сергееву, вице-президенту Хохлову и всему Президиуму.

http://www.sib-science.info/ru/ras/glavnym-nauchnym-ekspertom-28012019

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author