Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Category:

Тамплиеры (Часть 1)

Безусловно катарская ересь не являлась единственным источником отпадения ордена тамплиеров от христианских идеалов. Это был многофакторный процесс, ставший ключевым в последующих событиях в Европе.

Орден Храма (Соломона) был первым транснациональным финансовым учреждением, когда в 1135 году начал заниматься банковским делом.

Когда в 1099 году крестоносцам удалось взять Иерусалим и основать в Святой Земле христианское государство, приток паломников ко Гробу Господню значительно усилился. Заботу о нуждах паломников и охрану их на пути от морского берега к святым местам взяли на себя духовно-рыцарские Ордена, возникшие для защиты Святой Земли и для борьбы с неверными. Самым могущественным из этих Орденов был знаменитый Орден Рыцарей Храма или Тамплиеров, основанный в 1118 году девятью французскими рыцарями с Гуго де-Пайен во главе.
Король Иерусалимский Балдуин II подарил этим рыцарям-монахам дом, построенный на том месте, где, по преданию, находился некогда храм Соломонов, откуда и произошло название Храмовников или Тамплиеров.

Св. Бернард Клервоский, заинтересовался вновь возникшим Орденом и на церковном соборе в Труа 1128 году составил для него конституцию, т.е. устав, придав ему почти монашеский характер. Участие, проявленное к Ордену св. Бернардом, придало ему совершенно исключительное значение в глазах монархов, пап и всего католического мира. Тотчас после собора в Труа громадные пожертвования стали притекать в Орден, и число его членов быстро увеличивалось, ибо цвет европейского рыцарства стремился поступить в число этих борцов во славу Божию.

Первоначально члены Ордена состояли из рыцарей и служащих братьев. Первые должны были происходить из рыцарского рода, быть холостыми, давать обет целомудрия, бедности, послушания и строго исполнять монашеский устав Ордена. В свободное от воинских дел, время рыцари обязаны были проживать в убежищах Ордена, предаваясь молитве в своих уединенных кельях и попечением о бедных и больных паломниках.

Кроме рыцарей и служащих братьев, Орден имел и светских членов, дворян и простолюдинов обоего пола, которые добровольно исполняли или все предписания орденского устава, или только часть их, но жили отдельно. К числу светских братьев принадлежали лица, оказывающие услуги Ордену или донаты и облаты, с детства предназначенные для вступления в Орден и воспитанные по его правилам.

К концу XII века Тамплиеры только по названию напоминали благочестивых рыцарей-монахов, в служении Церкви Христовой и ближним видевших главное свое назначение. Внешнее положение Ордена достигло небывалого блеска. Монархи и папы осыпали его своими милостями и давали ему неслыханные привилегии щедрые пожертвования, в виде коней, оружия, десятой доли крупных имуществ и громадных имений, позволили Тамплиерам основать во всех государствах Европы свои общины, которыми управляли престарелые члены Ордена. Принадлежа по большей части к знатнейшим родам Европы, Рыцари Храма занимали самые почетные места при французском, английском и испанском дворах.

Наконец, когда в 1102 г. папа Александр III особою разрешительною буллою освободил Тамплиеров от опеки Иерусалимского патриарха и епископов и разрешил им иметь собственное духовенство, то Орден Рыцарей Храма, имевший уже, в силу особых привилегий, собственное войско, собственную полицию, собственный суд, обладавший громадными денежными богатствами и обширнейшими земельными имуществами во всех государствах Европы, подчиненный непосредственно одному папе, явился настоящим государством в государстве и по богатству и могуществу мог соперничать со многими монархами.

Во главе Ордена стоял гроссмейстер, которому принадлежало, главным образом, предводительство на войне, а также исполнительная власть. Он свободно избирался рыцарями, но писался — «Божиею милостью». Гроссмейстер подчинялся только конвенту или «великому совету» Ордена и папе.

По мере того, как росло внешнее могущество Ордена, как, устанавливалось его царственное по своей независимости положение, изменялось и внутреннее его содержание. Мало-помалу прежняя беспредельная преданность Ордена Церкви сменялась религиозным безразличием и свободомыслием, близким к еретичеству. Согласно этим новым веяниям, изменился и первоначальный устав Ордена, составленный св. Бернардом. Так послушничество, бывшее прежде обязательным для поступления в Орден, было отменено. Параграф 64-й устава, запрещавший принимать в число Тамплиеров рыцарей, отлученных от Церкви, был изменен в обратном смысле: признано было желательным вербовать новых членов, именно среди этих отверженных Церковью, «дабы содействовать спасению их душ». Эти изменения в уставе привлекли в Орден массу недостойных и прямо враждебных Церкви членов.

Рядом с явным уставом, хотя и измененным, как указано выше, но все же по форме не противоречившим учению Церкви, Тамплиеры создали новый устав, открывавшийся лишь избранным и заключавший тайное еретическое учение Ордена.
О тайном учении Тамплиеров Финдель и Шустер, дают следующие сведения. Основа этого учения заключалась в дуализме; Тамплиеры признавали существование «высшего Бога» — творца духа и добра, и «низшего Бога» — создателя материи и зла. Это, как мы видим, есть опять ничто иное, как воспроизведение древнего манихейства. Обращаем особенное внимание на то, что Тамплиеры, признавая двойственность божества, поклонялись не «высшему Богу», а низшему — «Богу зла и материи», ибо от него исходили все земные блага. Тут мы уже имеем дело с чистейшим и ничем не прикрытым сатанизмом, зачатки которого таились в учении древних Манихеев под покровом туманных аллегорий и философских ухищрений. В мрачные мистерии Ордена посвящались далеко не все Тамплиеры, а лишь те из них, которых руководители признавали по характеру и наклонностям подходящими, «достойными» посвящения, способными ненарушимо сохранить тайну.

Финдель указывает на следующие обряды, бывшие в употреблении в тайных собраниях Тамплиеров: отметание Христа, оплевывание креста, поклонение идолу, употребление пояса; причастие под обоими видами, но не как таинство, а как символ братской любви между посвященными, и исповедь, причем исповедывались высшие посвященные не у духовенства Ордена, а друг у друга, во избежание разглашения тайны.

Идол, упоминаемый всеми историками, был символом того «Бога материи и зла», которому поклонялись Рыцари Храма. Он назывался Бафометом, что в переводе с греческого означает «крещение мудростью», и представлял металлическое изображение бородатой головы (по другим источникам Бамофет представлял фигуру с головой козла и женскою грудью). У древних гностиков такое изображение было символом вечносозидающего бога Пана, Бога-Природы. При посвящении рыцаря в мистерии Ордена, ему показывали Бафомета и говорили: «Верь в нее, ей доверься, и благо тебе будет». При этом посвящаемый должен был с непокрытою головою склониться до земли пред идолом. Отречение от Христа и преклонение перед идолом заменяли у Тамплиеров обряд крещения, после которого для посвящаемого начиналась новая жизнь; отсюда происходит и название идола Бафометом (крещение мудростью).

Употребление пояса состояло в том, что посвящаемого опоясывали «поясом Иоанна», белым шерстяным шнурком, который через прикосновение к идолу делался священным талисманом. Посвященный в мистерии рыцарь после этого никогда уже не снимал пояса, служившего отличительным знаком его принадлежности к тайному союзу. Название волшебного шнурка Тамплиеров «поясом Иоанна» объясняется тем почитанием, которым пользовался Иоанн Креститель у Рыцарей Храма. Главным праздником Ордена был день Иоанна Крестителя. Изображение его, которое некоторые принимали также за изображение Магомета, висело в зале, где происходили собрания Тамплиеров. Примечательно, что это почитание Иоанна Крестителя превыше Христа встречается еще у древней секты Мандеев (о чем писалось тут: 👉🏻https://vk.com/wall-173408777_300), учение которой перешло к Манихеям, а также и во все системы современного масонства.

Под влиянием тайного учения, основанного на поклонении злу, совершенно изменились и нравы Тамплиеров. При поступлении в Орден Рыцари Храма по прежнему давали обет целомудрия, бедности и послушания. Но для посвященных в мрачные мистерии братьев обет этот терял всякое значение; монашеское смирение и воздержание, в силу их тайного учения, уступили место гордости и разврату. «Несомненно, что многие рыцари предавались развратной жизни и противоестественным порокам», говорит историк Шустер. Об этой безнравственности Рыцарей Храма не менее определенно высказывается и Финдель: «К концу XII века в Ордене нашли себе свободное поле действия нравственное вырождение, распущенность, религиозный индифферентизм и просвещение, шедшее против церкви». Это противорелигиозное направление Тамплиеров выразилось даже в чисто внешних признаках. Так, «крест на рыцарской мантии стал для них лишь орденским знаком и мало-помалу перешел в простое Т (тамплиер)».

Клавель писал: «Теперь уже вполне доказано, что Орден Тамплиеров был ветвью гностицизма, и что учение его в большей своей части являются воспроизведением учения древней гностической секты офитов»... Далее, тот же Клавель, ссылаясь на восточных историков, указывает, что «Тамплиеры в разные времена находились в близких. сношениях с тайным союзом Ассассинов или убийц»(гл. IV). что «оба союза имели одинаковую организацию, одинаковые степени посвящения, одинаковые цвета одежды (белый и красный); как Ассассины, так и Тамплиеры стремились к разрушению тех религий, которые они наружно исповедывали».

Дешан приводит следующие слова писателя Рагона: «Крестоносцы, явившиеся в Азию с тем, чтобы завоевать Святую Землю и воздвигнуть на ней знамя Креста, познакомились там с мистериями гностиков и Манихеев, сохранившимися среди небольшого количества проживавших там потомков эллинистических жрецов. Таким образом Рыцари Храма в Азии были посвящены в гностические мистерии».

Луи Дасте и Клавель указывают, что именно основатель Ордена Тамплиеров Гуго де-Пайен уговорил Иерусалимского короля Балдуина II вступить в союз со «Старцем с горы», главою вышеупомянутой могущественной мусульманской секты Ассассинов или убийц, причем, Ассассины должны были предать город Дамаск в руки крестоносцев, и взамен получить город Тир. Этот противоестественный, как справедливо называет его Луи Дасте, союз Креста и кинжала окончился полною неудачею, так как союзники потерпели под Дамаском страшное поражение (1148 г.).

Вышеприведенные указания дают некоторый повод допустить, что Орден Тамплиеров уже с самого своего основания подвергся на Востоке некоторому влиянию сект. С полною же уверенностью, основываясь на указаниях Финделя и Шустера, можно сказать, что к концу XII столетия враждебные Церкви и государству течения уже преобладали в Ордене, а к началу XIII века тайное еретическое учение его окончательно оформилось и установилось.

Тот же Финдель говорит, что с началом упадка королевства Иерусалимского, Орден еще более сблизился с Сарацинами, и что раньше он не раз заключал союзы с египетскими султанами (потомками Фатимидов).
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author