Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Эксклюзивное интервью Валерия Фалькова (ректора ТюмГу) каналу НОП

"Научно-образовательная политика" scienpolicy

НОП: Несколько лет назад ТюмГУ вошёл в число участников программы 5-100.

Что изменилось в университете за эти годы? Не страшно было входить в прямое соревнования с такими столичными "монстрами" как МИФИ, МФТИ, МИСиС и другие?

ВФ: Три года назад ТюмГУ совершил дерзновенный прорыв в высшую лигу российских университетов – мы вошли в проект 5-100.

Объективно у нас был минимальный шанс обойти более именитые вузы в жесткой конкурентной борьбе в таком конкурсе, но мы рискнули, и этот риск оказался оправданным.

Ясно, что нас там никто не ждал и никто не обрадовался нашему появлению. Не до конца осознавая последствия этого события, мы одномоментно оказались в жесткой конкурентной борьбе с лучшими российскими университетами. Это заставило нас по-другому посмотреть на себя, объективно оценить свои сильные и слабые стороны. Когда нас поставили в один ряд с настоящими исследовательскими университетами, посмотрели на ТюмГУ с позиции лучших мировых университетов, научная ценность наших заделов и достижений по всем направлениям стала достаточно очевидной. По ряду направлений, образно говоря, произошло «поражение в правах», и это, конечно, не всем в коллективе понравилось.

«Игра по новым правилам» изначально вызвала у многих непонимание, и даже воинственное отторжение, затем были серьезные дискуссии внутри коллектива относительно правильности принятого решения об участии в проекте и реализуемости заявленных целей, нередко дело доходило до личных обид авторитетных и уважаемых коллег. К настоящему времени ситуация принципиально изменилась, большая группа преподавателей осмысленно участвует не только в проектировании, но и в реализации преобразований.

Медленно, но верно в коллективе начала формироваться другая культура – культура изменений. При этом накал дискуссии относительно способов достижения тех или иных целей в рамках программы все еще остается весьма высоким. И это нормально. Университет динамично развивается и нам постоянно необходима содержательная дискуссия относительно темпа и траектории своего движения.

Несмотря на сложные процессы внутри университета, мы смогли значительно продвинуться на намеченном пути. На входе в проект по большинству показателей ТюмГУ был замыкающим. За неполные два года мы мобилизовались, провели ряд успешных преобразований и в результате заметно усилили свои позиции в проекте. Главное здесь заключается в том, что мы поверили в себя, показали себе и другим, что способны быстро осуществлять серьезные позитивные изменения. У нас большой потенциал и хорошие шансы преуспеть.

НОП: Одним из ключевых изменений в ТюмГУ является внедрение индивидуальных образовательных траекторий. Что уже удалось сделать и какие проблемы остаются?

ВФ: В первую очередь надо отметить, что это самый важный и самый трудный из всех задуманных нами проектов изменений. Его успешная реализация, по сути, неизбежно влечет за собой трансформацию всех сфер жизни университета: планирование учебной нагрузки, работу с учебными планами и выбор технологий преподавания, оценку академических достижений студентов и труда преподавателей, организацию учебных пространств в наших институтах, трудоустройство в университет, профориентацию и прием.

Образовательная деятельность – это, образно говоря, «центральная нервная система» университета, поскольку без нее университет не может существовать и с ней все должно логично соотносится (исследования, инновационная и экспертная работа, кадровая политика). В проекте 5/100 мы прежде всего замахнулись на трансформацию этого базового вида нашей деятельности. На данный момент с применением индивидуальных образовательных траекторий в ТюмГУ обучаются больше двух тысяч студентов из трех институтов и Школы перспективных исследований. В 2020 году планируем перевести на новую модель образования

НОП: Каков он – студент ТюмГУ? Насколько изменился уровень абитуриентов с момента вступления в проект 5-100?

ВФ: У нас стало гораздо больше талантливых и мотивированных студентов. И это важно, поскольку уровень университета зависит не только от преподавателей и сотрудников, но и от студентов, их готовности и способности получать высшее образование. Буквально за два года, прошедших с момента нашего вступления в проект 5-100, благодаря целенаправленным усилиям всего коллектива показатель среднего балла ЕГЭ наших абитуриентов-бюджетников вырос почти на 10 пунктов (с 67 до 76). И я уверен, что далее мы существенно улучшим этот результат. Как правило, мотивированные и любознательные студенты – более требовательны и к университету в целом, и к преподавателям. Соответственно, они меняют изнутри университет, у них совершенно другие требования к организации учебного процесса, к инфраструктуре, к содержанию того, что им читают.

Еще одно важное обстоятельство: у нас значительно увеличилось число иностранных студентов. Сегодня для нас привлечение лучших выпускников школ из-за границы стало приоритетным направлением деятельности. Мы рады видеть в Тюмени талантливых студентов независимо от места их проживания, гражданства, вероисповедания, социального статуса. Главное – это их мотивация, желание и готовность получать образование в России. В дополнение к этому следует отметить, что иностранцы вносят свой уникальный вклад в развитие университета. Они незримо меняет студенческую среду. Наши студенты могут на себе почувствовать, что мир не однороден, что он разный и сложный. И уже в студенческой аудитории они получают опыт уникальный опыт общения.

НОП : Как вы оцениваете взаимоотношения университета с региональными властями?

ВФ: Мы много лет кропотливо выстраивали эти отношения и очень дорожим существующим уровнем доверия и поддержки со стороны региона. Наличие такого стратегического партнера является одним из существенных преимуществ университета. Многим внутри коллектива, да и вовне почему-то представляется как само собой разумеющееся, что регион нас поддерживает. Это не совсем верно. Надо ясно осознавать, что внимание к университету со стороны региона прямо пропорционально желанию коллектива меняться и достижениям ТюмГУ. И если у нас не будет очевидного движения вперед, боюсь, что мы можем быстро потерять это внимание и в одночасье утратить то доверие, которое формировалось годами.

Только ясное целеполагание и постоянная рефлексия, уверенное и осмысленное движение вперед, отчетливое понимание повестки региона и работа на нее позволяют нам выстраивать конструктивный диалог. Он основан не на симпатиях конкретных личностей или их отсутствии. Он базируется на сугубо прагматичных вещах, на понимании одной стороны, что без университета не может быть динамичного развития региона, по крайней мере, оно будет существенно затруднено. И на понимании другой стороны, что без поддержки региональных властей университет не сможет ни в федеральных программах активно участвовать, ни получать дополнительный ресурс, ни динамично развиваться, в конце концов.

НОП: Есть ли какие-то перспективы у ТюмГУ в зарубежных странах?

ВФ: Однозначно есть. Главное разумно оценить ситуацию и правильно определить цели. Рынки образования в мире очень разные, и многие из них весьма и весьма емкие, они зависят от регионов и их специфики. Относительно недалеко от нас существует множество больших стран с населением в десятки и сотни миллионов человек, где недостаточно вузов и существует колоссальный спрос на качественное высшее образование. При этом в данных регионах мира также есть талантливые и мотивированные выпускники школ. ТюмГУ вполне может себя найти в этих странах. В частности, в ближайшие годы мы планируем активнее работать в Юго-Восточной Азии и латинской Америке.

Недавно в "Научно-образовательной политике" прочитали что большой интерес к ТюмГУ есть и со стороны образовательного сообщества и студентов Болгарии.

Раз это так, то в этом году начнем уделять этому направлению гораздо больше внимания.

Главные сдерживающие факторы пока – недостаточное количество конкурентоспособных программ на английском языке и дефицит мест в общежитиях. Решив эти две задачи, мы можем заметно продвинуться вперед.

НОП: С какими результатами Тюменский госуниверситет придет к своему столетию?

ВФ: Поживем – увидим. Университет уже начал меняться, и очень хотелось бы верить, что этот процесс стал необратимым. А через пять лет университет будет принципиально другим: появятся абсолютно новые имена. Они сформируют другой образ ТюмГУ.

Эти сотрудники где-то на подходе, отчасти внутри коллектива, но еще о себе не заявили «во весь голос», отчасти вне вуза, а кто-то еще даже не догадывается, что будет приглашен и свяжет свою судьбу с амбициозным сибирским университетом.

НОП: ​Известно, что Тюменская область планирует участвовать в конкурсе на создание научно-образовательных центров мирового уровня. Расскажите о предстоящих шагах по созданию НОЦ.

ВФ: Мировая экономика переживает системную трансформацию, принципиально меняется отношение к человеческому капиталу и управлению интеллектуальной собственностью. Главным драйвером роста становится способность порождать и выводить на глобальный рынок инновации. При этом важнейшая роль в новой системе координат отводится университетам.

Исходя из этого, ТюмГУ принимает самое активное участие в разработке стратегии будущего НОЦ. Здесь нам очень помогает опыт участия в проекте 5/100 и мы активно используем имеющиеся наработки.

Следует ясно понимать, что для получения прорывных результатов потребуются не только значительные инвестиции в инфраструктуру и кадры, но и много другого: умение создавать коллективы исследователей из различных областей знаний, формировать и поддерживать в регионе уникальную творческую среду, обеспечивать соответствующую «плотность» научной коммуникации и комфортные социальные условия пребывания… Необходимы также многоканальное и устойчивое финансирование, гибкость управленческих команд и развитие новых форматов взаимодействия. Создание научно-образовательного центра предполагает другой уровень кооперации между всеми вузами в регионе, их принципиальную интеграцию с научными организациями, что способно усилить исследовательскую деятельность вузов и повысить качество образования. Такие консорциумы (научно-образовательные центры), созданные с учетом социокультурного и исторического контекста, могут выполнять функцию развития регионов.

НОП: "Научно-образовательную политику" ежедневно читают тысячи экспертов в сфере образования и науки. Среди них сотни ваших коллег - ректоров, а также руководители от образования различных уровней - от глав департаментов в небольших городках до федеральных министров.

Чего бы Вы пожелали коллегам в новом году?

ВФ: Хочется напомнить всем коллегам, что образование и наука сосредоточены не только в столице. Россия большая и сильная страна, состоящая из уникальных регионов.

Развитие многих из них зависит от выстраивания стратегии научно-образовательной политики государства. Университеты - важные игроки, которые должны включиться в работу по развитию регионов. Выстроить конструктивное взаимодействие с региональными и федеральными органами власти. Только при их поддержке в кооперации с сильными индустриальными партнерами и с признанными центрами сосредоточения научных достижений, возможно построить университеты мирового класса в российских регионах.

Без инвестиций в образование и науку университеты, школы, детские сады не смогут полноценно развиваться, привлекать таланты со всего мира. Но при этом надо ставить себе цель и исходить из того, что инвестиции в образование и науку должны стимулировать экономический рост и создание новых рабочих мест.

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author