Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Categories:

БАРСКИЕ РАЗБОРКИ XVIII В. И ПРИМЕНЕНИЕ КИСТЕНЯ (ГАСИЛА) В БЫТОВЫХ ССОРАХ

(ЗАПИСКИ В.

М. ЖЕМЧУЖНИКОВА. Из посмертных бумаг 1884 Г.)

"О судьбе, делах, службе и жизни ближайших предков наших, живших в XVIII ст., я не знаю ничего, кроме следующего случая. Один из них, живший во второй половине XVIII-го столетия, приходящийся нам прадедушкой, только не по прямой линии, был страстным охотником, как и большинство тогдашних помещиков. У него была жена очень красивая. Был у него приятель, сосед-помещик и также охотник NN, который был влюблен в жену его по уши. Не имея возможности удовлетворить своей страсти и не находя взаимности, NN решился овладеть этой красавицей насильно, против ее воли. Предприятие смелое, и исполнить его надо было умеючи, потому что шутки с моим прадедом, как и со всеми тогдашними дворянами, были плохи! Тогда все помещики были окружены толпами слуг, дворней, как феодальные бароны своими вассалами. Часто дворня превосходила число пахотных крестьян. Ее составляли все люди удалые, избалованные, буйные, забияки и гуляки; люди, готовые стоять грудью за своего помещика, с которым они вместе и охотились, и наезжали на соседей, и бражничали. Словом, тогдашние дворяне, и по жизни, и по своеволию, походили на былых панов польских с их приближенными и челядью, с тою разницею, что беспутства их не отражались на делах государственных: оно, слава Богу, не доходило так высоко!

Забрав себе в голову такое предприятие, NN составил план смелый; он затеял охоту, прогулял с прадедом, разумеется, в сопровождение всей своей дворни, несколько дней и наконец приехал к нему на дом, чтобы завершить охоту попойкой на славу. Был уже вечер, смеркалось. Стараясь казаться беззаботным и веселым, NN только подзадоривал прадеда, поил и его, и его дворню, но почти не пил сам, и дворни своей велел быть умереннее. Полагая, что все вокруг него достаточно пьяно, NN подозвал знаком своего холопа, шепнул ему что-то на ухо, и через несколько времени дворовые его стали потихоньку один за другим выходить из дому; а он, между тем, продолжал подпаивать хозяина. Но, у прадеда был стремянный, малый не промах, который тотчас же заметил, что тут кроется какая-то затея; он притворился пьяным, чтобы не навлечь на себя подозрений, вышел вслед за людьми NN и, вернувшись вскоре, украдкой шепнул прадеду на ухо: «Барин, будь осторожнее, не пей; NN затеял недоброе! Он нарочно тебя опаивает, велел споить и всю дворню, а сам выслал своих людей, и они там ходят-собираются вокруг дома, под барыниными окошками». Прадед также незаметно шепнул ему, чтобы он подготовил потихоньку дворню в засаде; а сам, по уходе стремянного, остался с NN и продолжал пить, будто ни в чем не бывало.

Наконец уже совсем стемнело, настала глубокая ночь.

Оба охотника, болтая друг с другом, вдруг услышали крики, шум, драку с той стороны двора, на которой находилась комната прабабушки. Сам же прадед не показал и вида, что слышит что-либо, сидел хладнокровно и только потихоньку надел кистень на руку, еще не зная наверное, из-за чего идет драка. NN, напротив, видимо удивлен был этим шумом, потому что не ожидал никакого сопротивления. Полагая, что всех споил, как следует, сначала он прислушивался к крикам, потом, заключив, вероятно, что его дружине пришлось плохо, собирался было выйти, но в это самое время в дверь вошел стремянный и объявил прадеду, что хотят увезти его жену. Прадед вскочил, как бешеный, взмахнул кистенем и хлопнул им в голову своего противника: NN упал мертвый. Убийца был сослан в Сибирь, потом прощен. Вот все, что я знаю замечательного о моих предках; к этому прибавлю, что и родной дед был тоже любитель псовой охоты и чуть ли не разорился на нее.

П.С. Гаси́ло — холодное оружие ударно-раздробляющего действия, представляющее собой ударный груз, закреплённый на верёвке, ремне или цепи. Обычно называется разновидностью кистеня, однако из-за отсутствия рукояти представляет собой отдельный вид оружия. Технику работы гасилом в России описал Владимир Даль: «Кистень летучий, гиря на ремне, который наматывается, кружа, на кисть, и с размаху развивается; бивались и в два кистеня, в-оберучь, распуская их, кружа ими, ударяя и подбирая поочередно; к такому бойцу не было рукопашного приступа».

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author