Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

ВИДЫ РЕЧЕВОГО ВЫСКАЗЫВАНИЯ И ИХ СТРУКТУРА (конспект с комментариями)

Речевое высказывание может выступать в двух основных видах: в виде устной и письменной речи.

Отличие их состоит в том, что каждая из них использует разные средства выражения речи, но и своим психологическим строением; одновременно каждая из них имеет и свои разновидности.

Устная аффективная речь, которая только условно может быть названа речью. Внешняя сторона очень проста и ограничена либо междометиями, либо привычными речевыми штампами.

В этой форме речи нет четкого мотива, место его занимает аффективное напряжение, получающее свой разряд в восклицании. В ней нет и этапа замысла или мысли, заключающего в себе общую схему дальнейшего высказывания; она не нуждается в предварительной подготовке или перекодировании, заключенном во внутренней речи. Характерно, что наиболее элементарные формы экспрессивной речи сохраняются в тех случаях, когда в результате мозгового заболевания сложные формы речевого кодирования оказываются нарушенными.

(Это то наследие, которое кроманьонцы получили от неандертальцев. Это междометия с эхолалией. Привычные речевые штампы отсутствовали в нынешней человеческой форме и у неандертальцев, и у кроманьонцев. У неандертальцев междометия сами по себе стали в конце автоматизированы, у кроманьонцев было слишком много эмоций по поводу речи, точнее речь стабилизировала эмоциональное состояние на определенном уровне, достаточном для ощущения стабильности и мира в душе, в семье, и коммуне.)

Второй разновидностью - устная диалогическая речь.

Эта речь имеет своеобразную психологическую структуру, без внимательного анализа которой она остается непонятной. Устная диалогическая речь всегда имеет свой мотив; она содержит в себе либо просьбу или приказ, либо передачу какого-либо сообщения. Однако этот мотив иногда включен в поведение данного субъекта (например, задающего вопрос), а иногда в поведение другого субъекта (например того, на вопрос которого человек отвечает). То же можно сказать и о звене замысла, или мысли. В начале беседы она зарождается у данного лица, которое что-либо просит у собеседника или что-то передает ему. Очень скоро она перестает быть образованием, рождающимся в голове у человека. В случаях, когда человек отвечает на вопрос (если ответ заключается в согласии с собеседником или несогласии с ним), замысел беседы рождается в вопросе собеседника; дальнейшая беседа становится схемой, возникающей в контексте всей беседы, так что трудно сказать, кому принадлежит общая мысль, являющаяся содержанием беседы. Существенное заключается в том, что на каждом этапе беседы она дается в готовом виде, и субъекту не надо искать или формулировать ее. Следовательно, одна из особенностей диалога заключается в том, что собеседники всегда знают, о чем идет речь, и не нуждаются в том, чтобы каждый раз развертывать мысль, доводя речевое высказывание до его наиболее полной формы. К этой особенности устной диалогической речи присоединяется и другая: она протекает часто в условиях знания конкретной ситуации и сопровождается богатыми внеречевыми факторами сообщения — жестами, мимикой, интонацией.

Все это определяет и структурные особенности устной диалогической речи. Она может быть неполной, сокращенной; иногда фрагментарной, допускает эллипсисы (опускание отдельных компонентов), но все же не перестает быть понятной.

Если один из ожидающих автобус говорит: «Пятый!», это всем понятно. Если слово произносится с оттенком удовлетворения, это означает: «Подходит автобус № 5, которого мы ждем!» Если то же слово произносится с оттенком разочарования, оно означает: «Это подходит не тот автобус, которого мы ожидаем».

Сокращенная фрагментарная форма имеет место и в более сложных формах устной диалогической речи, для которой развернутая грамматическая полнота оказывается необязательной и которая всегда остается речью в условиях знания ситуации и наличия большого синпрактического (внеречевого) компонента. Можно сказать, что в устной диалогической речи значительная часть передаваемого сообщения не выступает в развернутой грамматической структуре высказывания, но «подразумевается», заключается во внеречевом синпрактическом контексте, и что устная диалогическая речь передает в основном тот смысл (т. е. соответствующее ситуации, индивидуальное значение), который часто остается непонятным без контекста.

Легко видеть, что этап предварительной подготовки развернутого высказывания во внутренней речи во многих случаях оказывается очень сокращенным, а в случаях, когда содержание высказывания достаточно полно сформулировано спрашивающим, ответ заключает только утверждение или отрицание вопроса («Вы уже обедали?» — «Да!»), роль внутренней речи, готовящей развернутый ответ, практически сводится на нет. Понятно поэтому, что некоторые наиболее простые формы устной диалогической речи, не использующие развернутых грамматических средств языка и не нуждающиеся в предварительном кодировании высказывания, могут сохраняться при всех мозговых поражениях, при которых сложный процесс кодирования высказывания становится недоступным.

Третьим и наиболее сложным видом устного высказывания является устная монологическая речь, которая может выступать в форме повествования, доклада, лекции.

Этот вид устной речи имеет несравненно более сложное строение.

Устная монологическая речь всегда должна иметь как исходный мотив, так и четкий замысел. Она, как правило, либо формулирует просьбу, требование, либо передает известную информацию. Монологическая речь должна иметь замысел, исходить из основной мысли, которая должна быть развернута в дальнейшем высказывании. В отличие от диалогической речи, эта мысль (или подлежащее формулировке содержание) не дается здесь в готовом виде, но возникает у самого говорящего. (сам говорящий может не знать, как он выразит свою мысль, какими словами. При этом и сама доведенная до речи мысль может быть скрыта от говорящего в полном своем объеме. Только сказав, он сам узнает содержание собственной мысли. Переводчик смутного образа мысли в речь в той или иной степени может быть развит, но в той или иной степени может быть сам управляем. Его включение гораздо легче включается при наличии собеседника, чем при его отсутствии.)

Особенностью устной монологической речи является то, что она, как правило, не обязательно предполагает у собеседника, к которому обращена, знание ситуации, и поэтому должна содержать в себе достаточно полную речевую формулировку информации, которую она передает .

Поэтому необходимо проводить подготовку развернутой речи, предварительного процесса перекодирования исходного замысла в речевую схему будущего высказывания, иначе говоря, того процесса внутренней речи, который был описан выше и который только и может обеспечить превращение исходного замысла в развернутое речевое высказывание. Каждый, кто готовился к выступлению, хорошо знает, какую большую предварительную работу нужно провести, чтобы приступить к развернутому повествованию, докладу или лекции, которая носит у неопытного докладчика или лектора сложный, развернутый характер, у опытного лектора принимает свернутую форму обозначения отдельных этапов изложения в фрагментарных заметках или во внутренних речевых опорах.

(Готовясь к лекции действительно превращаем исходный замысел в развернутое речевое высказывание.

Но этот исходный замысел – уже известное знание.

По настоящему творческим является развернутое речевое высказывание как вопрос.

Вопрос как важнейшая в данный момент проблема.

В формировании вопроса как развернутого речевого высказывания – история создания речи.

Первое – дело учителя.

Он прошел путь, показать свой пройденный путь ученикам он может развернутым речевым высказыванием. Второе – путь еще не пройден, может быть даже не начат.

Здесь говорящий становится в позу ученика, даже если он формально – учитель.

Сформулировать вопрос так, чтобы он будил мысль у собеседника и требовал от него дать ответ на поставленный вопрос значит быть полноценным собеседником.)

Лурия, А. Р.= Лекции по общей психологии — СПб.: Питер, 2006. — 320 с. 289

olegchagin 12 декабря, 2014

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author