Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

РЕКОНСТРУКЦИЯ ПОНЯТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ В ФИЛОСОФСКОМ НАСЛЕДИИ Э. В. ИЛЬЕНКОВА

Философия образования, 2018, No 76, вып. 3

И. А. Ляшко (Санкт-Петербург, Россия)

Введение.

Многие исследователи в области образования, педагогики единодушны в том, что образовательный процесс есть не только обучение специалиста, но и воспитание личности.
Проблема состоит в отсутствии единого понятия личности как цели образования, вследствие чего оказывается невозможной научная разработка педагогики: имеются педагогические школы, но нет метода науки педагогики.

С этой точки зрения значимыми являются достижения советского философа Ильенкова, исследовавшего проблему образования человеческой личности с точки зрения материалистической диалектики, позволившей ему избежать ограниченности эмпирического подхода и превратностей абстрактной филодоксии (дедукции теории из конечного предположения, убеждения, мнения).

Благодаря этому наследие Ильенкова остается актуальным и может стать необходимым элементом педагогического образования, чего не произошло в том числе потому, что сам мыслитель не изложил теорию педагогики в виде последовательного учения. Несмотря на сегодняшнюю популярность фигуры философа и обширную литературу, посвященную его текстам, мы до сих пор не имеем обстоятельного анализа его точки зрения на образование, имеют место лишь обращения к отдельным сюжетам наследия.

По этой причине нами была предпринята попытка реконструировать понятие образования на основе текстов мыслителя с целью изложения результатов.

Методология и методика исследования.

Показано, что Ильенков рассмотрел проблему образования человека, теорию педагогики и дидактические вопросы в их единой взаимосвязи, благодаря чему они могут быть осмыслены как моменты понятия. Несмотря на то что советский философ не развернул (в силу используемого им метода) спекулятивное понятие образования, оно заключено в его наследии имплицитно, что позволяет осуществить реконструкцию логическим методом.

Таким образом, основные темы отдельных статей Ильенкова: образование личности, педагогические принципы и дидактические вопросы – рассмотрены как моменты понятия – всеобщее, особенное и единичное соответственно.

Результаты исследования. В ходе исследования в работах Ильенкова, посвященных вопросам становления личности и педагогики, обнаружены три узловые рубрики, предполагающие друг друга, то есть имманентно взаимосвязанные:


  1. образование человека суть образование личности, происходящее в социальном взаимодействии;

  2. 2) педагогика – наука о целенаправленной организации условий образования мыслящей личности, исходящая из принципа конкретного тождества мышления и бытия;

  3. 3) дидактика – искусство педагога свободно организовать процесс воспитания личности.

Таким образом, наследие Ильенкова дает материал для развития спекулятивного, или положительно разумного, понятия образования, то есть научного (не произвольного или формального) определения предмета и разработки метода педагогики.

Результаты исследования.

Сделан вывод, что наследие Ильенкова может стать отправной точкой совместной работы философов, психологов и педагогов. Восприняв две ключевые установки советского мыслителя – серьезное изучение классической философии и понимание корня образования человека в мышлении – и развив его теоретическое наследие, специалисты смогут предложить отечественной системе образования современный метод воспитания талантливых людей и нравственных граждан.

Введение.

Теоретики критически относятся к существующей системе образования, единодушно отмечая ее формализм, жесткую регламентированность, бюрократизацию, неадекватность способов и критериев оценки ее эффективности. Так, доктор педагогических наук, член-корреспондент РАО О.Е. Лебедев, исследуя вопрос качества общего образования в связи с существующими стандартами, пишет: «Школа нередко сосредоточивает свои усилия на подготовке документов, отвечающих требованиям стандартов, а не на изменениях в образовательном процессе» [1, с. 250].

А британский профессор истории мысли Стефан Коллини в книге «Зачем нужны университеты?» анализирует систему высшего образования Великобритании и показывает, что университет оценивается с точки зрения инструментальных целей, экономической эффективности, хотя его существование оправдано иными функциями: как минимум передачей последующим поколениям наследия мировой культуры (см.: [2]). Рецензент книги, доктор филологических наук Любжин обнаруживает, что многие положения этой монографии применимы к ситуации с российским высшим образованием, и подчеркивает: «Университеты не являются конкурирующими фирмами просто потому, что они вообще не фирмы» [3, с. 284]. Профессор Ланкастерского университета Эшвин отмечает, что приобретение знаний изменяет представления студента о себе и мире, поэтому основной критерий успешности учебного заведения – степень мировоззренческих перемен у его контингента, которую не могут определить существующие сегодня способы оценки качества образования [4].

Указанные проблемы теории и практики образования следует признать мировой тенденцией, поскольку они дают о себе знать в любой национальной системе образования за редким исключением. Теоретиков в целом объединяет концептуальная установка, которая должна определять пути решения проблемы: целью учебного заведения является, прежде всего, образование личности. Но что такое личность как цель и, соответственно, каковы методы ее воспитания – вопросы, в ответах на которые наблюдаются расхождения. Советский философ Ильенков во второй половине XX в. написал: «В самом деле, потребность в создании единой системы теоретических оснований организации учебно- воспитательной работы в школе очень остра, очень напряжена. Вернейшим признаком этой напряженной ситуации является та быстрота, та скорость, с которой возникают и исчезают в последнее время своего рода эпицентры в атмосфере нашей педагогической мысли, те точки притяжения, вокруг которых сразу же начинают собираться единомышленники» [5, с. 78].

Эти слова не утратили актуальности и спустя полувека. Исходя из эмпирической данности, обстоятельств времени, ставится под вопрос будущее университетов, продвигаются дополнительное образование и онлайн-курсы в качестве альтернативы всеобщему образованию. В этой ситуации ценность наследия Ильенкова только возрастает, поскольку философ развил тему образования не в виде конечных рассуждений как реакции на сиюминутные перемены, но исходя из теоретического понимания образования, педагогики. При этом мыслитель был не «кабинетным теоретиком», он принимал участие в Загорском эксперименте – в педагогической практике со слепоглухонемыми.

Поэтому на фигуру Ильенкова следует обратить внимание всем, кто всерьез задается стратегическими вопросами развития образования и занимается разработкой современных педагогических методов.

Цель этой статьи – изложить понятие образования, открытое в наследии советского философа.

Методология и методика исследования.
Судя по публикациям, проблема образования интересовала Ильенкова с середины 1960-х гг. и до конца жизни.

Но философ издал лишь один сборник, посвященный этой теме, – «Учитесь мыслить смолоду» (1977), остальные его мысли распределены по отдельным статьям, монографий исследователь не оставил. Поэтому можно заключить, что Ильенков не привел в единое целое свои теоретические завоевания в вопросах образования и педагогики. Среди многообразия существующих на сегодняшний день исследований, публикаций, посвященных ильенковскому наследию, в том числе в области педагогики, нет таких, которые определили бы точку зрения философа относительно образования и свели видимое многообразие этого наследия к заложенному в нем единству, исследователи обращаются лишь к отдельным сюжетам.

Есть, конечно, и факты продолжения дела мыслителя, например, монографии психологов Давыдова, Эльконина [6; 7]. Но в области философии образования существующие исследования оставляют наследие Ильенкова в том же разрозненном виде, в каком оно оставлено самим мыслителем. Собственно философское исследование достижений в теории образования и педагогики предполагает установление их конкретной связи с философским принципом мыслителя, для чего необходимо реконструировать множество его публикаций в теоретическое целое.

В нашей статье излагаются результаты опыта исследования, которое позволило определить единство взгляда мыслителя на образование. Поскольку теоретическая конкретность предмета может быть выражена только в понятии, эта задача решалась логическим методом – точка зрения советского философа на образование была структурирована в соответствии с моментами понятия:


  1. всеобщее определение образования человека с диалектико-материалистической точки зрения;

  2. теория педагогики как особенная сфера культуры;

  3. опыт единичного эксперимента в Загорском интернате.

Этот подход оправдан также содержанием материалов, оставленных Ильенковым: они могут быть распределены по трем рубрикам – образование, педагогика, дидактика, – каждая из которых содержит сюжеты из двух других, то есть тема образования в наследии Ильенкова обнаруживает спекулятивное, или положительно разумное, единство.

Результаты исследования. Свою научную деятельность Ильенков начал в 1950-е гг. разработкой логического метода диалектического материализма, понимая его как восхождение от абстрактного к конкретному. Уже тогда философ определил этим методом понятие человека, которое впоследствии составило фундамент его теории педагогики.

В «Диалектике абстрактного и конкретного в “Капитале” Маркса» Ильенков дает в качестве примера конкретного понятия определение: «Человек есть существо, производящее орудия труда» [8, с. 43]. Философ отмечает, что с точки зрения формальной, рассудочной логики это понятие недозволительно узкое, однако с точки зрения материалистической диалектики здесь определена «реально-всеобщая основа всего человеческого в человеке» [8, с. 42–43]. Генезис человеческого в человеке понимается через личный опыт труда, который, в свою очередь, возможен лишь благодаря обществу, так как любая форма человеческой практики – достояние общества.

В работах 1960–1970-х гг. Ильенков развивает это положение, показывая, что, вопреки распространенным представлениям, личность – не уникальная индивидуальность единичного человека. «Личность вообще есть единичное выражение жизнедеятельности “ансамбля социальных отношений вообще”.

Данная личность есть единичное выражение той по необходимости ограниченной совокупности этих отношений (не всех), которыми она непосредственно связана с другими (с некоторыми, а не со всеми) индивидами» [9, с. 330]. Образование человека вообще – это социализация, то есть становление индивида личностью, воплощением всеобщей культуры – субъективное усвоение объективных форм. Советский философ под особенностью личности понимает всеобщность, сконцентрированную в единичности, а не абстрактную индивидуальность как набор уникальных черт. Личность не имеет ничего общего с атомизмом исключающей индивидуальности. Свобода личности состоит не в произвольном самовыражении, но в обретении себя в той или иной общественной сфере, принадлежность к которой и позволяет раскрыть свою уникальность путем творческого развития данной области культуры.

Отсюда важное для педагогики понимание Ильенковым таланта: это не врожденная (природная или божественная) предрасположенность, a априори возвышающая индивида среди прочих индивидов, но, наоборот, воспитываемая способность делать то же, что другие, но лучше в меру своей образованности во всеобщности. Уяснение этих определений личности позволит педагогике понять воспитание таланта как свою достижимую цель.

Следует отметить, что физическую сторону человека Ильенков, конечно, не отрицает, определяя его как «существо в буквальном смысле слова диалектическое» [5, с. 72]: любое проявление социальной жизни обеспечивается биологическими механизмами, но в то же время физиология человека становится проявлением личностного (социального по своей природе) начала.

Эта двойственность, эта рефлексия двух моментов друг в друга при недиалектическом походе порождает однобокие, полярные толкования. Позиция диалектического материализма же состоит в том, что «человеческое в человеке <...> представляет собою на 100 % <...> результат социального развития человеческого общества, и любая способность индивида есть индивидуально осуществляемая функция социального <...> хотя, разумеется, и осуществляемая всегда естественноприродными, биологически врожденными органами» [5, с. 75]. Человеческое в человеке суть идеальное, возникающее в процессе труда – деятельности, направленной на материальное.

Сама эта деятельность – идеальный процесс, отражение сути предмета вне самого предмета.

Диалектический метод позволил Ильенкову теоретически (а не одно- сторонне эмпирически) определить понятие человека и способ его образования вообще – социальное взаимодействие, что становится исходным пунктом для педагогических идей мыслителя. Теоретическое основание научной педагогики он видит в двух аксиомах материалистического понимания истории:


  1. труд превращает человека в человека;

  2. собственно человеческие (не биологические) потребности возникают не в организме единичного человека, а в «организме рода человеческого», то есть в общественных отношениях [10].

Разработка логики в 1950-е гг. и достигнутое Ильенковым диалектико-материалистическое определение тождества мышления и бытия приводят его к проблеме педагогики как науки, предметом которой является целенаправленное развитие мышления, отличное от непосредственного образования человека в стихии быта и труда. Отличая мышление от представления, мыслитель видит огрехи существующей школы и предлагает философское основание для их устранения

Первые публикации Ильенкова по педагогическим вопросам выходят в свет в 1964 г.: «Школа должна учить мыслить!» в журнале «Народное образование»; емкая статья «Многознание уму не научает...» в «Литературной газете» для широкой публики, где он кратко излагает основные пункты первой, более развернутой статьи: «Человек обязан природе только мозгом – органом мышления. Способность мыслить возникает лишь вместе с приобщением к общечеловеческой культуре, к знаниям. Ум – это дар общества человеку» [11].

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author