September 12th, 2021

«Железовут», «льтец», «льтица» Неправда, какие нерусские слова?

Встреться они вам в литературном произведении — и вы сейчас же забракуете последнее, как футуристическую чепуху

Отчего?

Оттого ли, что они и на самом деле не нужны и логически бессмысленны, или, доверясь протесту вашего консервативно настроенного уха, вы хотите задержать необходимейшее развитие речи

Возьмите две пуговицы на спине вашего сюртука
Вы тщательнейше следите за ними. Именно без этих-то двух пуговиц вы не берете сюртука у портного… А в сущности зачем они вам?
Затем, чтоб было чему отрываться?
Когда-то, когда ваши отдаленнейшие предки полжизни проводили на лошадях, они пристегивали к ним путающиеся фалды, но ведь теперь вас носят трамваи, — так зачем вам эти пуговицы?
Конечно, вы оправдаетесь, — вам некогда спороть, а так они не мешают
Может быть, на сюртуке и нет, а на каком-нибудь другом предмете или ощущении — да!

Возьмите какой-нибудь факт!

Ну, скажем, проводят рельсы, берут вагон, прицепят коней. Если подобный факт облечь в звуковой костюм, получится слово «конка»
Жизнь работает

Коней заменят электричеством, а люди, не умеющие придумать нового названия, еще долго говорят «электрическая конка»
На словесной одежде «электрический» слово «конка» — это две ненужные пуговицы

Вы скажете, что так теперь уже никто не говорит
Возьмите другое общеупотребительное выражение «красные чернила»

Очевидно, то, что называется «чернила», было раньше только черное
Теперь появилось красное, лиловое
Название этому предмету придумать не могли, и вот склеили два слова, друг друга исключающие
На слове «красные» слово «чернила» — это та же мешающая пуговица

Конечно, может быть, еще два месяца назад вы, невозмутимо сидя в столовой, могли два часа вести разговор, чтоб дать словесное выражение какому-нибудь пустяку
Но теперь в скучающие дни войны мы, как американцы, должны помнить «время — деньги»
Мы должны острить слова
Мы должны требовать речь, экономно и точно представляющую каждое движение
Хотим, чтоб слово в речи то разрывалось, как фугас, то ныло бы, как боль раны, то грохотало б радостно, как победное ура

Люди по трехлетней привычке бранят футуристов и их новшества, но что же ценное можно получить от старой, уже бывшей в употреблении, литературы?
Вот, напр., «Универсальная библиотека», чтоб удовлетворить потребность разговаривать войной, выпустила сборник «Война в русской лирике»

Вы накинетесь, вам интересно знать, как чувствуют жизнь те, уже слышавшие и пение пуль и нытье шрапнелей, и вдруг наталкиваетесь на стих Рылеева (хорошо, что еще «Слово о полку Игореве» не напечатали):

В лесу дремучем, на поляне
Отряд наездников сидит

Послушайте! «Дремучая поляна» и «сидящие наездники» — ведь это же для сегодняшнего дня настоящая «электрическая конка»!
Боже меня сохрани говорить скверно о Рылееве, но в чью безумную голову вкралась мысль красоту сегодняшней жизни аргументировать этим столь далеким прошлым?

Или Валерий Брюсов:

Не вброшены ль в былое все мы,
Иль в твой волшебный мир, Уэльс?
Не блещут ли мечи и шлемы
Над стрелами звенящих рельс?

«Мечи», «шлемы» и т. д., разве можно подобными словами петь сегодняшнюю войну!
Ведь это язык седобородого свидетеля крестовых походов
Живой труп, право, живой труп

Ненужность, старость этих поэтов в том, что они словесную оболочку, звуковое платье берут истрепанные
Поймите! Каждое чувство, каждый предмет вырастает вон из одежды слова
Одежда треплется
Надо менять

Возьмите какое-нибудь слово
Вот сейчас все треплют слово «ужас»

Какое истрепанное слово!
Кто из вас не говорит на каждом шагу: «Я ужасно люблю фиалки», «Ужас, как хочется чаю»
Вот поэтому-то понятно, отчего Толстой, прочтя андреевский «Красный смех», начинающийся словами: «Безумие и ужас…», сказал, улыбаясь: «Он пугает, а мне не страшно»
Не страшно потому, что «безумие», «ужас» — это слова писательские, не связанные с настоящей жизнью

Очевидно, когда-то слово «ужас» соответствовало какому-то цельному ощущению, а теперь это слово обветшало, впечатление, вызываемое когда-то им, надо назвать другим именем
Что делать?

На одной лекции Шкловский приводил такой грубый, но очень умный пример

Один математик все время звал ученика: дурак, дурак и дурак
Ученик привык, смотрел тупо и равнодушно
Но когда раз вместо ожидаемого «дурак» учитель ему бросил «дура», мальчик расплакался
Отчего?
Оттого, что, изломав слово, математик заставил понять, что оно ругательное

Эти житейские примеры в теории языка показывают, что слова надо менять, ломать, изобретать ежедневно новые определения, новые сравнения

Вот почему мне ничего не говорит слово «жестокость», а «железовут» — да

Потому что последнее звучит для меня такой какофонией, какой я себе представляю войну
В нем спаяны и лязг «железа», и слышишь, как кого-то «зовут», и видишь, как этот позванный «лез» куда-то

Для меня величайшим чувством веет поэтому от таких строчек Хлебникова:

Железовут играет в бубен,
Надел на пальцы шумы пушек

Если вам слово «железовут» кажется неубедительным, бросьте его
Придумайте что-нибудь новое, яснее выражающее тонкие перепутанные чувства
Мне дорог пример из Хлебникова не как достижение, а как доро́га

Это — первое требование жизни

Второе — сделать язык русским
Конечно, это не имеет ничего общего с желанием называть калоши мокроступами, потому что делается это не произвольно, а сообразно общим законам рождения слов

Пример:

В жизнь вводится совершенно новая сила — воздухоплавание
Отчего имена всем его возможностям даны иностранные?..
Авиатор, авиационный день
Если слов, определяющих эти новые предметы, раньше не было, то обязанность поэта ввести их в речь

Возьмите глагол «крестить», от него производное день крещения — «крестины»; в сходном глаголе «летать» день летения, авиационный день, должен называться — «летины»

Читать — чтец, чтица
Летать — льтец, льтица

Повторяю
Я предлагаю эти слова не как единственное разрешение задачи (глаголы «читать» и «летать» разнятся — они разны по залогам), а как путь словотворчества

Русский язык — второе требование жизни

Пересмотр арсенала старых слов и словотворчество — вот военные задачи поэтов

На вчерашней странице стояло Петербург
Со слова Петроград перевернута новая страница русской поэзии и литературы

В. В. Маяковский, 1914

* «Льтец», «льтица», «летины» — неологизмы Хлебникова

Мои твиты

  • Сб, 12:49: https://t.co/4sYAi5YIbm
  • Сб, 12:50: 11 сентября 1943 года старейшим стекольным заводом в городе Гусь-Хрустальный выпущен первый советский гранёный стакан Сегодня тот самый день — день граненого стакана https://t.co/J5QQsmpz2v
  • Сб, 12:51: https://t.co/fLIRNC2RPP
  • Сб, 12:51: Херлуф Бидструп (1912-1988) https://t.co/tip7sD6SSk
  • Сб, 12:52: Каждый год 11 сентября на центральном флагштоке Военного мемориала (Shrine of Remembrance) в Мельбурне развевается флаг России Это знак уважения к подданным Российской империи, воевавшим в австралийской армии в годы Первой мировой войны и отдавшим свои жизни на поле битвы https://t.co/X86lxSXP3d
  • Сб, 12:52: Его логика иногда напоминает мне лицензионное соглашение Ни фига не понятно, но лучше согласиться... (Евгений ЧеширКо, "Дневник Домового")
  • Сб, 12:52: Лучший аргумент против демократии — это пятиминутная беседа со средним избирателем (Уинстон Черчилль)
  • Сб, 12:53: https://t.co/wjzaYCJIiq
  • Сб, 12:54: Канал Госслуга недоумевает о природе непонятной ему радости людей по поводу даты инаугурации президента Афганистана https://t.co/1RooKSsGzO
  • Сб, 12:59: Пояснение для тех, кому за 30 • Чекнуть — проверить • Ливать — уходить • Скилл — навык • Факап — неудача • Олды — пожилые • Чиллить — отдыхать • Крипи — страшный • Юзать — пользоваться • Кринж — стыд • Рофл — смешно • Фиксить — исправлять
Collapse )

НАГЛЯДНАЯ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ (конспект с комментариями)

Лурия А.Р. Лекции по общей психологии / под ред. Е. Строгановой – СПб.: Питер, 2006. — 320 с: ил. — («Мастера психологии»)
(В разделе I отсутствует глава III)

1) Полную зависимость сложного интеллектуального действия от непосредственного зрительного восприятия можно наблюдать только у ребенка 2-2,5 лет

2) С развитием ребенка непосредственный сенсомоторный характер действий меняется, выделяется специальная фаза предварительной ориентировки в ситуации. Такое выделение стадии предварительной ориентировки в задаче существенно повышает успешность ее решения

3) С переходом от младшего дошкольного возраста к старшему большее число детей начинает предварительно ориентироваться в условиях лабиринта. В опытах, где ребенку предлагается предварительно просмотреть нужный путь в лабиринте и только после этого начать действовать, ребенок 4-6 лет сравнительно свободно справляется с данной задачей.
Ребенок 5-7лет решает ее полностью правильно, без предварительной ориентировки продолжает делать ошибки. Следовательно у детей 4-6 лет складывается новый тип поведения, в котором выделяется стадия предварительной ориентировки в условиях задачи и схема ее дальнейшего решения. (То есть в 4-6 лет ребенок осваивает неандертальское достижение)

Выделение предварительной ориентировки в условиях задачи складывается постепенно, первоначально носит характер предварительных действенных проб, и лишь позднее эти действенные пробы заменяются наглядным анализом ситуации

1) Ребенок второго года жизни, безуспешно тянется к предмету, часто прекращает попытки и обращается к взрослому. Действие ребенка превращается в действие социальное. Этот путь овладения ситуацией через общение с взрослым становится более выраженным и начинает доминировать, когда ребенок овладевает языком

2) Л.С. Выготский отмечал, что у ребенка 3-4 лет каждое затруднение в решении задачи вызывало взрыв речевых реакций. Эта речь носит с самого начала социальный характер. Она фактически обращена к взрослому, в ней ребенок сначала формулирует просьбу или требование помочь ему в решении задачи, затем речь начинает отражать реальную ситуацию, анализировать ее и планировать возможное решение. Таким образом, речь ребенка, сначала обращенная к взрослому, постепенно становится средством ориентировки в ситуации. (Есть противоречие – в 3-4 года затруднение в решении задачи вызывает взрыв речевых реакций, а неандертальская ориентировочная реакция ставится в 4-6 лет.
Это противоречие кажущееся.
Дело в том, что речь есть продукт двух линий развития мозга – средств коммуникаций (лимбика) и эволюции движения. Средства коммуникации сами по себе имеют одинаковую древность с органами движения, но развиваются параллельно и долгое время независимо от движений.
Поэтому взрыв речевых реакций при затруднения в решении задач в 3-4 года есть активизация средств коммуникации имеющих прежде всего лимбическую природу, то есть проявление беспомощности обращенное к взрослым, но выраженное в речи, потому, что речь (по Анохину опережающее развитие необходимых для жизни систем) уже имеет свои средства выражения. Неандертальский ребенок эту задачу бы не увидел (пока его не научили, причем отбор учеников отделял тех, кто мог стать учеником, от тех, кто не мог стать учеником), кроманьонский бы заплакал, а человеческий пытается заговорить.)

При рисовании
1) речь раньше отражает уже сделанный рисунок и называет его,
2) затем начинает сопровождать его,
3) затем начинает предшествовать рисунку.

(Да именно так. Детки сначала подражают рисованию и рисовальщику.)

У детей 3-4 лет ситуация парного опыта приводила к тому, что у них возникала активная речевая деятельность, дети начинали задавать друг другу вопросы, попытки импульсивного решения тормозились, ребенок, обращаясь к сверстнику, сначала ориентировался в ситуации, а затем планировал свои действия.
У детей 4-5 лет в этих условиях появлялась самостоятельная активная речь, а у ребенка 5-6 лет начинали формироваться сложные формы подлинно осознанной интеллектуальной деятельности.

Развитие практической интеллектуальной деятельности ребенка происходит при участии его активной речи, которая сначала носит характер общения с окружающими, а затем принимает характер средства, помогающего ориентироваться в наглядной ситуации и планировать свою деятельность.

Речь ребенка участвующая в формировании его интеллектуальной деятельности, сначала носит развернутый внешний характер, а затем постепенно сокращается, превращается в шепотную речь и, наконец, к 7-8 годам почти полностью исчезает, принимая форму той неслышной внутренней речи, которая и составляет основу внутреннего интеллектуального действия. (Таким образом, по мере формирования внутренней речи ребенок обретает необходимый интеллект для дальнейшего освоения средств коммуникации. Если внутренняя речь не сформирована, нечего ждать от ребенка молчаливой умственной работы. Он просто не способен к этому, по причине недостаточного развития средств коммуникации. А развитие средств коммуникации начинается с первосигнальных контактов, затем развития эмоционального общения, и только затем формируется речевое общение.

У человека речевое общение формируется до создания картины пространственного поля, то есть афферентного синтеза уровня С (Н.А. Бернштейн). В этом отличие овладения речью у людей от формирования речи у кроманьонцев – кроманьонцы формировали речь после освоения уровня С, с ходу переключаясь на овладение уровнем Д – именно овладением, так как кроманьонцы (как до них неандертальцы, а до них австралопитеки, но в значительно не только меньшей, но и в уменьшающейся степени в представленном ряду) начинали именно с овладения предметного мира, созданного старшими, и только затем начинали формировать собственный предметный мир.

Вот это формирование у первых австралопитеков начиналось без освоения предметного мира старших, так как эти старшие у первых австралопитеков предметный мир не создали, и каждое последующее поколение начинало строительство предметного мира самостоятельно.
Последние же австралопитеки уже имели предметный мир, который их детям надо было освоить. Так же и речь – кроманьонцы формировали ее заново, и делали это в том возрасте, когда освоен и уровень С и осваивается уровень Д.
По Бернштейну на уровне Д уже есть собственный мотив для создания слова.

Но Бернштейн ничего не говорит о том, что речь имеет два источника – кроме становления уровней регуляции движения в становлении речи принимает участие лимбическая (эмоциональная) система, и эта лимбическая система выполняет функции именно речи (не как движения, а как средства коммуникации) задолго до появления уровня Д.
Создание предмета австралопитеком было реализацией мотива с уровня С, что было обусловлено трехмерными локомоциями предыдущих австралопитекам и рамапитекам дриопитеков, живших на деревьях.

Сход с деревьев высвободил уровень С для трехмерных локомоций, а сформированное прямохождение вынудило строить дома с одной стороны, и внимание к младенцу – с другой, то есть активировало эмоциональный канал коммуникаций одновременно с формированием женской картины пространственного поля (дом, который из реализации наследственной программы при очередном похолодании превратился в постоянно совершенствуемый предмет для мужчин).
Вот овладение миром предметов, созданных предками и требует коммуникаций, то есть является еще одним мотивом для развития средств коммуникаций.

А у людей проблема...

У них по наследственным программам происходит опережающее развитие речевых центров.
Запуск этих речевых программ происходит до того, как ребенок овладевает пространством, формирует картину на основе афферентного синтеза пространственного поля.

Получается, что символические звуковые знаки получают функциональное обеспечение тогда, когда еще не сформировано, и не начато формирование не только предметных действий, но и локомоций. Потому формирование педагогической среды, включая ее временную структуру есть необходимое условие создания человеческого интеллекта.

И одним из главнейших, если не самым главным условием такой педагогической среды является строгая последовательность развития систем движения и коммункаций, соответствующая последовательности созревания соответствующих нервных центров.

Участие скрытой речи в наглядном мышлении можно проследить, если предложить испытуемому решать, казалось бы, чисто наглядную задачу, одновременно регистрируя тонкие движения речевого аппарата, которые являются признаками наличия внутренней речи.

При умственной отсталости невозможность выполнения предъявленных задач наступает не по причине частного дефекта (ориентировки в пространстве), а в результате распада интеллектуальной деятельности, проявляющейся в том, что фаза предварительной ориентировки с перекодированием условий выпадает, а структура интеллектуальной деятельности заменяется попытками выполнения задачи на основе непосредственных впечатлений. (То, что я многократно наблюдал и наблюдаю во время экзамена. Студент, услышав вопрос, сходу, без паузы, начинает отвечать, включая в свой ответ слова из только что услышанного вопроса, из слов, которые он использовал при подготовленном ответе на основные вопросы билета, совершенно игнорируя содержание и моего вопроса и своего ответа. Он ориентируется не на смысл вопроса, а на звук и (возможно) смысл отдельных слов.
Впрочем, ничуть не слабее этот феномен выражен вообще у всех (ну не у всех, так у абсолютного большинства людей 21 века).

Они реагируют отнюдь не на смысл и/или значение услышанных слов, они реагируют на звук слов, и начинают отвечать немендленно, даже если никакого вопроса им не задано.

Нет порядка в мире капитала.

О педологических извращениях в системе Наркомпросов :

Постановление ЦК ВКП(б) от 4 июля 1936 года
Опубл.: 4 июля 1936 года
ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КОМИТЕТ ВКП(б)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 4 июля 1936 года

О педологических извращениях в системе Наркомпросов
ЦК ВКП(б) устанавливает, что Наркомпрос РСФСР и Наркомпросы других союзных республик допустили извращения в руководстве школой, выразившиеся в массовом насаждении в школах так называемых «педологов» и передоверии им важнейших функций по руководству школой и воспитанию учащихся. Распоряжениями Наркомпросов на педологов были возложены обязанности комплектования классов, организации школьного режима, направление всего учебного процесса «с точки зрения педологизации школы и педагога», определение причин неуспеваемости школьников, контроль за политическими воззрениями, определение профессии оканчивающих школы, удаление из школ неуспевающих и т. д.

Создание в школе, наряду с педагогическим составом, организации педологов, независимой от педагогов, имеющей свои руководящие центры в виде различных педологических кабинетов, областных лабораторий и научно-исследовательских институтов, раздробление учебной и воспитательной работы между педагогами и педологами при условии, что над педагогами был учинен контроль со стороны звена педологов, — все это не могло не снижать на деле роль и ответственность педагога за постановку учебной и воспитательной работы, не могло не создавать фактическую бесконтрольность в руководстве школой, не могло не нанести вреда всему делу советской школы.

Этот вред был усугублен характером и методологией педологической работы в школе. Практика педологов, протекавшая в полном отрыве от педагога и школьных занятий, свелась в основном к ложно-научным экспериментам и проведению среди школьников и их родителей бесчисленного количества обследований в виде бессмысленных и вредных анкет, тестов и т. п., давно осужденных партией. Эти, якобы, научные «обследования», проводимые среди большого количества учащихся и их родителей, направлялись, по преимуществу, против неуспевающих или неукладывающихся в рамки школьного режима школьников и имели своей целью доказать, якобы, с «научной» «биосоциальной» точки зрения современной педологии наследственную и социальную обусловленность неуспеваемости ученика или отдельных дефектов его поведения, найти максимум отрицательных влияний и патологических извращений самого школьника, его семьи, родных, предков, общественной среды и тем самым найти повод для удаления школьников из нормального школьного коллектива.

В этих же целях действовала обширная система обследований умственного развития и одаренности школьников, некритически перенесенная на советскую почву из буржуазной классовой педологии и представляющая из себя форменное издевательство над учащимися, противоречащая задачам советской школы и здравому смыслу. Ребенку 6 — 7 лет задавались стандартные казуистические вопросы, после чего определялся его так называемый «педологический» возраст и степень его умственной одаренности.

Все это вело к тому, что все большее и большее количество детей зачислялось в категории умственно отсталых, дефективных и «трудных».

На основании отнесения подвергшихся педологическому «изучению» школьников к одной из указанных категорий педологи определяли подлежащих удалению из нормальной школы детей в «специальные» школы и классы для детей «трудных», умственно отсталых, психо-невротиков и т. д.

ЦК ВКП(б) устанавливает, что в результате вредной деятельности педологов комплектование «специальных» школ производилось в широком и все увеличивающемся масштабе. Вопреки прямому указанию ЦК ВКП(б) и СНК Союза ССР о создании двух-трех школ для дефективных и дезорганизующих учебу школьников Наркомпросом РСФСР было создано большое количество «специальных» школ различных наименований, где громадное большинство учащихся представляет вполне нормальных детей, подлежащих обратному переводу в нормальные школы. В этих школах, наряду с дефективными детьми, обучаются талантливые и одаренные дети, огульно отнесенные педологами на основании ложно-научных теорий к категории «трудных». Что же касается постановки дела в этих «специальных» школах, то ЦК ВКП(б) признает положение с учебной и воспитательной работой в них совершенно нетерпимым, граничащим с преступной безответственностью. «Специальные» школы являются по существу безнадзорными, постановка учебной работы, учебного режима и воспитания в этих школах отданы в руки наименее квалифицированных воспитателей и педагогов. Никакой серьезной исправительной работы в этих школах не организовано. В результате большое количество ребят, которые в условиях нормальной школы легко поддаются исправлению и становятся активными, добросовестными и дисциплинированными школьниками, — в условиях «специальной» школы приобретают дурные навыки и наклонности и становятся все более трудно исправимыми.

ЦК ВКП(б) считает, что такие извращения воспитательной политики партии в практике органов Наркомпросов могли сложиться в результате того, что Наркомпросы до сих пор находятся в стороне от коренных и жизненных задач руководства школой и развития советской педагогической науки.

Только пренебрежением Наркомпросов к руководству педагогической наукой и практикой можно объяснить тот факт, что антинаучная и невежественная теория отмирания школы, осужденная партией, продолжала до последнего времени пользоваться признанием в Наркомпросах, и ее адепты в виде недоучившихся педологов насаждались во все более и более широких масштабах.

Только вопиющим невниманием Наркомпросов к задачам правильной постановки дела воспитания подрастающего поколения и невежеством ряда их руководителей можно объяснить тот факт, что в системе Наркомпросов педагогика была пренебрежительно объявлена «эмпирикой» и «наукообразной дисциплиной», а несложившаяся еще, вихляющая, неопределившая своего предмета и метода и полная вредных антимарксистских тенденций так называемая педология была объявлена универсальной наукой, призванной направлять все стороны учебно-воспитательной работы, в том числе педагогику и педагогов.

Только головотяпским пренебрежением к делу развития советской педагогической науки можно объяснить тот факт, что широкий, разносторонний опыт многочисленной армии школьных работников не разрабатывается и не обобщается и советская педагогика находится на задворках у Наркомпросов, в то время как представителям нынешней так называемой педологии предоставляется широкая возможность проповеди вредных лженаучных взглядов и производство массовых, более чем сомнительных, экспериментов над детьми.

ЦК ВКП(б) осуждает теорию и практику современной так называемой педологии. ЦК ВКП(б) считает, что и теория и практика так называемой педологии базируется на ложно-научных, антимарксистских положениях. К таким положениям относится, прежде всего, главный «закон» современной педологии — «закон» фаталистической обусловленности судьбы детей биологическими и социальными факторами, влиянием наследственности и какой-то неизменной среды. Этот глубоко реакционный «закон» находится в вопиющем противоречии с марксизмом и со всей практикой социалистического строительства, успешно перевоспитывающего людей в духе социализма и ликвидирующего пережитки капитализма в экономике и сознании людей.

ЦК ВКП(б) устанавливает, что такая теория могла появиться лишь в результате некритического перенесения в советскую педагогику взглядов и принципов антинаучной буржуазной педологии, ставящей своей задачей в целях сохранения господства эксплоататорских классов доказать особую одаренность и особые права на существование эксплоататорских классов и «высших рас» и, с другой стороны, — физическую и духовную обреченность трудящихся классов и «низших рас». Такое перенесение в советскую науку антинаучных принципов буржуазной педологии тем более вредно, что оно прикрывается «марксистской» фразеологией.

ЦК ВКП(б) считает, что создание марксистской науки о детях возможно лишь на почве преодоления указанных выше антинаучных принципов современной так называемой педологии и суровой критики ее идеологов и практиков на основе полного восстановления педагогики как науки и педагогов как ее носителей и проводников.

ЦК ВКП(б) постановляет:

Восстановить полностью в правах педагогику и педагогов.
Ликвидировать звено педологов в школах и изъять педологические учебники.
Предложить Наркомпросу РСФСР и Наркомпросам других союзных республик пересмотреть школы для трудновоспитуемых детей, переведя основную массу детей в нормальные школы.
Признать неправильными постановления Наркомпроса РСФСР об организации педологической работы и Постановление СНК РСФСР от 7 марта 1931 года «Об организации педологической работы в республике».
Упразднить преподавание педологии как особой науки в педагогических институтах и техникумах.
Раскритиковать в печати все вышедшие до сих пор теоретические книги теперешних педологов.
Желающих педологов-практиков перевести в педагоги.
Обязать наркома просвещения РСФСР через месяц представить в ЦК ВКП(б) отчет о ходе выполнения настоящего Постановления.
ЦК ВКП(б)

Как наказывать детей

Ребёнок капризничает за столом, отказывается есть то, что дают? Не бейте его. Расскажите ему о Гитлере, Муссолини, Пол Поте, об их судьбе. Как известно, в детстве они были капризными детьми, и к чему это их привело? Затем приведите обратный пример — Уинстон Черчилль, Марлон Брандо, Элвис Пресли. Эти люди всегда хорошо кушали, и вот во что превратились — в легенду!

Ребёнок не любит играть на пианино? Пообещайте, что когда он окончит музыкальную школу, вы позволите ему сделать с этим пианино всё, что угодно. И что учителя музыки вы подкараулите и отлупите вместе.

Если ребёнок во время прогулки потерял ключ от квартиры, просуньте ему под дверь напильник, железную болванку и чертёж ключа. Как выпилит — придёт домой и поест.

Сын принёс дневник с двойкой… Что ж, напейтесь с горя. Старайтесь, чтобы сын видел, какое у вас горе. Можно позвать друзей. Сын принёс дневник с двумя двойками — пейте два дня! С тремя двойками — ещё лучше, пейте три дня! Можно несильно ударить его мать. Главное, чтобы в голове у ребёнка отложилось: чем больше двоек — тем больше горя в семье.

Если ребёнок исправляет оценки в дневнике, то попробуйте сами ночью переправить его пятёрки на двойки и посмотрите, что будет... Если ребёнок не удивится, значит это изначально и были двойки!..

Если ребёнок «случайно» потерял дневник, советуем вам «случайно» потерять его велосипед, компьютер. Не давайте ему его любимую девушку, спрячьте её, не позволяйте ею играть…

Если ребёнок стёр на компьютере все ваши наработки по диссертации, вызовите его к себе и не бейте! А заставьте его написать свою диссертацию. А потом — тоже сотрите!

Если ребёнок бросает в прохожих с балкона разные предметы, разрешите ему пожить в доме.

Если ребёнок испортил своими рисунками ваш паспорт, то советуем вам в присутствии ребёнка разжечь костёр из его карандашей. А само чадо назначить дежурным по костру, и пусть поддерживает огонь своими карандашами и фломастерами.

Ребёнок привык купаться со своей любимой игрушкой, с молотком, и в конце концов разбил-таки вашу любимую ванну… И в этом случае воздержитесь от побоев. Поставьте ребенка в угол. Но не просто так! Пусть займется делом — например, стоя в углу, держит лампочку, чтобы вы могли нормально читать.

Если ваш ребёнок разбил коллекцию фарфоровых статуэток, которую начал собирать ещё ваш прадед и которая стоит около полумиллиона долларов, ни в коем случае не кричите на ребёнка. Сядьте и спокойно, обстоятельно обсудите с ним, что впредь так делать не стоит. Объясните, что теперь он останется без сладкого ещё лет сто пятьдесят. Но не бейте.

Вообще, если ребёнок портит ваше имущество — рисует на стенах или бьёт окна, не следует шлёпать его, ругать и строго наказывать. Надо просто записать сумму ущерба, а потом, когда он вырастет, по суду вычесть из его доходов. Инвестируйте в будущее! Купите ему фломастеров, шурупов, наворуйте ему карбида со стройки.

Если ребёнок обыграл вас в шахматы, опять-таки не стоит его бить. Превзойдите его в чём-нибудь другом… Ну, скажем, в борьбе на руках. И пусть ему будет стыдно. Пусть идёт и качает мускулы, пока не поумнеет.

Но есть шалости, за которые ребёнка надо наказывать ОБЯЗАТЕЛЬНО! Это убийство и измена Родине. В этом случае — никаких мультиков или компьютерных игр!

Но, повторяем, бить нельзя ни в коем случае... А как же тогда быть? Как ударить не ударив? Тут не помогут и пять курсов вашего философского факультета, а поможет наш журнал.


А мы советуем: договоритесь с соседями, пусть они лупят ваших детей, а вы за это будете лупить их детей!

©Красная Бурда

Жила-была девочка Раса В советской Литве

"Летом 83-го года с ней произошло несчастье: ее отец-тракторист работал в поле, и случайно косилкой ей отрезало ступни обеих ножек. Расе было 3 года.На дворе скоро ночь. В деревне нет телефона. Умереть — да и только. От потери крови и болевого шока.

Через 12 часов дочка тракториста из колхоза «Вадактай» лежала на холодном операционном столе в столице СССР.
Для Ту-134, по тревоге поднятому той пятничной ночью в Литве, «расчистили» воздушный коридор до самой Москвы. Диспетчеры знали — в пустом салоне летит маленький пассажир. Первое звено «эстафеты добра», как написали литовские газеты, а вслед за ними и все остальные. Ножки, обложенные мороженой рыбой, летят на соседнем сиденье. В иллюминаторах — московский рассвет, на взлётном поле — с включённым двигателем столичная «скорая». А в приёмном покое детской больницы молодой хирург Датиашвили — вызвали прямо из дома, с постели — ждёт срочный рейс из Литвы. «Она — не она» — навстречу каждой машине с красным крестом. «Начальство не давало добро: никто не делал ещё таких операций, — вспоминает Датиашвили. — Пойдёт что не так — мне не жить». 12-й час с момента трагедии…
— Вынесли на носилках — крошечное тельце, сливающееся с простынёй. Кричу: ноги где? Ноги переморожены, на пол падает рыба…
Рамаз Датиашвили говорит: оперировал на одном дыхании. Сшивал сосудик с сосудом, артерию с артерией, нервы, мышцы, сухожилия. Через 4 часа после начала операции выдохлись его помощники, которых он еле нашёл в спящей Москве: медицинская сестра Лена Автонюк («у неё экзамены, сессия») и сослуживец доктор Бранд («он у вас сейчас человек известный»). Рамаз шил один: ещё сухожилие, ещё один нерв. «Я как по натянутой проволоке шёл: стоит оглянуться — и упадёшь…»
Через 9 часов, когда были наложены последние швы, маленькие пяточки в ладонях доктора потеплели… Пропасть была позади.. "
Я помню, как искренне переживала за Расу вся страна. Ножки Расе пришивали в Москве, доктор, делавший операцию, был грузином. Никому и в голову не приходило думать о их национальности.

За каждым новым шагом Расы следил весь мир. 2 октября 1983 года в больницу приехали представители мировой медицинской общественности, и на месте ознакомились с результатом блестяще проведённой московским хирургом Рамазом Датиашвили операцией.

Мать Расы настаивала на том, чтобы поскорей забрать девочку домой. В Литве у неё осталось хозяйство. Врачи уговаривали подождать. Малышке требовалось время, чтобы восстановиться. Когда ближе к осени 1983 года Раса сделала первые шаги на пришитых ножках, её доктор заплакал...

Каждый житель Вадактая, где проживала семья девочки, знал, что празднику жизни трёхлетней Расы скоро наступит конец. Мама девочки была склонна к алкоголизму, и вскоре она снова взялась за бутылку. Потом в жизни Расы начались долгие десять лет скитаний по больницам, санаториям и приемным семьям...

Через полгода после операции у неё появились осложнения. Плохо затягивались послеоперационные швы, к тому же одна нога девочки оставалась короче другой.

После сюжета на литовском телевидении у Расы появились опекуны, семья учителей, которые жили в 40 км от родного поселка девочки. Восемь лет назад мама Расы умерла и, не так давно, ушёл из жизни её отец.

Хирург Рамаз Датиашвили, сделавший уникальную операцию Расе, до сих пор оперирует, но уже в Америке. Его ассистент Яков Брант, является известным кардиохирургом и телеведущим. Татьяна Гунаева, медсестра - ассистировавшая при операции, подняла на ноги не один десяток малышей, используя опыт восстановления здоровья Расы.

Трагедия, которая произошла в 1983 году, навсегда разрушила семью маленькой литовской девочки, но в то же время на долгие годы объединила весь Советский Союз. В крошечный поселок Вадактай до сих пор приходят заблудившиеся письма с пометкой "Литва, маленькой Расе".

Сейчас Раса живет в Германии в городе Тройсдорф. Там она вышла замуж за немца, и через год у них родилась дочка Илиана. Сейчас у Расы трое детей, два мальчика Ян и Леон (от первого брака) и дочь Илиана от второго брака.

Из воспоминаний хирурга:

-—
Тогда я работал на базе 51-ой городской больницы Москвы, в которой была база Всесоюзного научного центра хирургии - отделение экстренной хирургии. Вообще-то, это была больница для взрослых. И когда я обратился к тамошним анестезиологам, сказав, что везут 2-летнюю девочку, то получил от них отказ, мотивированный тем, что они никогда не имели дело с детской анестезией. Звоню в институт, в основной корпус. Там тоже получаю отказ. Это было лето, и обычно в такое время года академические институты закрываются на ремонт. Операционная оказалась закрытой на ремонт тоже, но вот детских анестезиологов нашли. Отправить детского анестезиолога в другую больницу институт не может – врачи на дежурстве… Где же делать операцию?! Звоню в Филатовскую больницу (там был микроскоп, а также группа врачей-микрохирургов, которую готовили в нашем институте), попадаю на дежурного хирурга. Тот горько рассмеялся: «У нас нет возможностей ноги ампутировать, а ты хочешь их пришить». Решил взять его на испуг: «А вы читали последнее Постановление ЦК КПСС за подписью товарища Андропова?». Дежурный хирург пошел на попятную: «Иди и делай что хочешь...».

Филатовская больница – ведущая детская больница всего СССР, приезжаю туда. Но встречают не очень гостеприимно: пришел какой-то пацан, хочет кому-то ноги пришить, поставил всех на уши, раздает указания… Но звоню в Минздрав Союза, звоню главным анестезиологам СССР (детскому и взрослому). Всю ночь висел на телефоне, готовил операционную, каждые полчаса выбегал к приемному отделению – ждал Расу. И вот где-то в 6 утра ее привезли. Помню – каталка, белые простыни, Раса сливается с белым цветом, такая была бледная…

Отрезанные ножки были переморожены, твердые как дерево. Но решили делать операцию. Пошли в операционную с микроскопом, а она под замком, у кого ключ – неизвестно. Решили, что у врача, который в тот день был на своей даче. Расу пока интубировали. Приезжает водитель с дачи, говорит – ключей нет. Время шло, анестезиологи настаивают на срочном начале операции: девочку нельзя столько держать под наркозом… Но без микроскопа я не мог начать. И случилось чудо: анестезиолог Юра Назаров – спасибо ему! – одним ему ведомым образом открыл комнату, в которой хранился микроскоп, а потом еще и анестезию Расе провел прекрасно.

Инструмент я привез из своей больницы, но новая проблема – нет ассистентов, никто не может – кто на даче, кто еще где. Звоню Яше Брандту (его теперь вся Россия знает благодаря телепрограмме), но у него ребенок заболел. Уговорил Яшу, он приехал. Операционная сестра: нашел Лену Антонюк. Теперь она врач, а тогда была студенткой. «Рамази Отарович, - говорит она, - у меня сессия, завтра экзамен». Уговорил и ее. Лена блестяще тогда выполнила свою работу.