September 2nd, 2021

ДНК хранит информацию о нужных для функционирования клетки белках

Некодирующая РНК в клетке входит в некоторые важные органеллы, регулирует синтез белков, ускоряет отдельные реакции и участвует в других биологически важных процессах

Часто функционирование некодирующих РНК обеспечивается устойчивыми взаимодействиями нуклеотидов одной или нескольких молекул РНК

Биоинформатик из МФТИ и Института математических проблем биологии РАН описал известные структуры некодирующих РНК, связанных с аденином

Работа опубликована в журнале Biochemistry (Moscow)

ДНК хранит информацию о нужных для функционирования клетки белках
При считывании этой информации образуются промежуточные молекулы — матричные РНК, по которым впоследствии и строится белок
Однако далеко не вся ДНК хранит последовательности именно белков, например почти 98 процентов генома человека не кодируют белки

По части некодирующей ДНК синтезируются некодирующие молекулы РНК
Если провести аналогию состава РНК с материей во Вселенной, можно сказать, что это темная РНК
На данный момент известно, что эти молекулы, как правило, участвуют в регуляции синтеза белка, составляют большую часть рибосомы и выполняют ее функции

Также некодирующие РНК ускоряют некоторые биохимические процессы в клетке, в том числе могут подавлять производство белка
На этом эффекте основана работа одного из лекарств от редкого генетического заболевания — спинально-мышечной атрофии. ДНК и некоторые участки РНК представляют собой двунитевые молекулы или части молекул, закрученные в спираль

Образующие молекулу нити расположены несимметрично относительно оси спирали, поэтому образуются малая и большая бороздки — меньший и больший, чем 180 градусов, угол между нитями
В малые бороздки некоторых некодирующих РНК встраиваются аденины из той же или другой молекулы РНК
Структуры РНК со связанным аденином называются А-минорами, а несколько идущих подряд А-миноров — мотивом А-минор

Автор работы систематизировал имеющиеся структуры А-миноров и мотивов А-минор, описал их геометрию и функции
Ученый выделил две основных группы А-миноров, различающихся расстоянием вдоль последовательности РНК между тремя участвующими во взаимодействии нуклеотидами

В структурах из первой группы они расположены близко, из второй — удалены друг от друга
Все обнаруженные ранее структуры А-миноров можно разделить по этим двум группам и по типам взаимодействия в группах
Благодаря этой классификации можно быстро определять вид А-минора или мотива А-минора и пользоваться уже известными их свойствами

«Взаимодействия A-минор — один из наиболее распространенных типов взаимодействий частей молекулы РНК или нескольких РНК
Я описал известные взаимодействия A-минор, перечислил примеры функциональных мотивов А-минор и рассмотрел наиболее распространенные типы их структур
Важная особенность A-миноров, о которой следует упомянуть, — это динамика составляющих, которая существенно различается между A-минорами разной структуры

В настоящее время определяющие А-миноры программы и описания используют далеко не все существующие данные
К сожалению, такой подход упускает из виду многие неканонические A-миноры. Нет сомнений в том, что с экспоненциально растущим числом разрешенных трехмерных структур различных молекул РНК список функционально важных взаимодействий A-минор также будет быстро расти

Следовательно, необходимо разработать расширенные программы для описания различных типов A-миноров и для определения взаимодействий A-миноров с другими мотивами РНК», — поясняет Евгений Баулин старший преподаватель кафедры алгоритмов и технологий программирования МФТИ, научный сотрудник лаборатории прикладной математики ИМПБ РАН — филиала ИПМ имени М. В. Келдыша РАН

«О ПАМЯТИ» (Ухтомский А.А.)

Память есть способность нервного аппарата сохранять в себе следы от прошлых впечатлений и действий. Объем памяти есть совокупность следов от прошлых впечатлений и действий, которую продолжает носить в себе человек, независимо от сознания и под порогом своего сознания. В пределах сознания память и ее объем обнаруживаются по поводу столкновений с новыми впечатлениями и задачами. Поскольку они побуждают вспомнить (воспоминание — оживление следов памяти для сознания), т. е. извлечь в пределы сознания из сохраняемых памятью следов прошлого прежние впечатления и действия, в чем-либо схожие с новым. Здесь память служит основою для процесса различения и узнавания.
Лишь опираясь на память, мы можем узнавать прежних знакомых среди новых впечатлений или узнавать прежние законы природы среди смены текущих событий. Всякое новое впечатление и действие, побуждающее восстановить в области памяти следы от прежних впечатлений и действий, присоединяется к ним и тем самым более или менее видоизменяет их. Отсюда рост и обогащение памяти через приобретение все новых следов и через перестройку и преобразование прошлых.
Задача педагогического процесса заключается в том, чтобы в заданный, более или менее короткий, срок обогатить память достаточным числом целесообразно закрепленных следов, по которым нетрудно было бы вспомнить и восстановить впечатления, действия и приемы, требующиеся для тех или иных достижений.
Закрепление следов от проходящих впечатлений и действий совершается с тем большей полнотою и прочностью, чем острее впечатлительность и пластичность нервного аппарата. В связи с этим наша память сохраняет в себе с чрезвычайной живостью и конкретностью следы из событий юности и молодости, тогда как с годами начинают запоминаться в особенности только абстракции;
старость же вообще мало запоминает текущие события и живет воспоминаниями прежнего и давнего.
Нервная система, оставаясь под порогом сознания, находится все время в оживленной деятельности. Поэтому и закрепляемые в ней следы не остаются совершенно неподвижными и консервативными, но перестраиваются, увязываются, растут, складываются в новые комбинации, всплывая затем в сознании со значительными новообразованиями. В записках и в дневниках людей науки, писателей, художников можно видеть, как одна и та же группа впечатлений и действий всплывает периодически и принудительно в сознании во все вновь и вновь перестроенном виде. Так годами вынашиваются трудные задачи, прежде чем созреет для сознания их решение.
Память следует считать подвижным фондом, от которого отправляется, которым руководится и на котором строится текущая нервная жизнедеятельность и животного и человеческого сознания.

———————

(Название условное. Представляет собой ответ на письмо К. Д. Магнатаева. Впервые опубликована в журнале «Вестник знания». 1936. № 9. С. 79. — Публикуется по: Собр соч. Т. VI. Л., 1962. С. 127.)

Common Objections to Delayed Cord Clamping - What's The Evidence Say?

Today’s guest post is written by Dr. Mark Sloan, pediatrician and author of Birth Day: A Pediatrician Explores the Science, the History and the Wonder of Childbirth. Dr. Sloan shares information and current research on delayed cord clamping after birth, in a helpful Q&A style format that consumers and professionals can use to discuss this important topic.

Many maternity care providers continue to clamp the umbilical cord immediately after an uncomplicated vaginal birth, even though the significant neonatal benefits of delayed cord clamping (usually defined as 2 to 3 minutes after birth) are now well known.
In some cases this continued practice is due to a misunderstanding of placental physiology in the first few minutes after birth. In others, human nature plays a role: We are often reluctant to change the way we were taught to do things, even in the face of clear evidence that contradicts that teaching.
Though there is no strong scientific support for immediate cord clamping (ICC), entrenched medical habits can be glacially slow in changing. Here are some often-heard objections to delayed cord clamping (DCC), and how an advocate for delayed clamping might respond to them:
1) I have a very busy practice. DCC takes too much time!
Not really, especially when you consider the benefits. Nearly one-third of a baby’s total blood volume resides in the placenta at birth. Half of that blood is transfused into the baby by 1 minute of age. By 3 minutes, more than 90% of the transfusion is complete. (1)
2) Immediate clamping helps prevent severe postpartum hemorrhage.
There is no convincing evidence to support this view. Several large studies, including a 2009 Cochrane review of 5 trials involving more than 2,200 women, have found no significant difference between ICC and DCC in terms of postpartum hemorrhage or severe postpartum hemorrhage. (2-6, 10)
3) A healthy, term baby doesn’t get much benefit from delayed clamping.
Though this is a commonly held belief, it’s definitely untrue.
Whether a fetus is premature or full term, approximately one-third of its total blood volume resides in the placenta. This is equal to the volume of blood that will be needed to fully perfuse the fetal lungs, liver, and kidneys at birth.
In addition to the benefits that come with adequate iron stores (see below), babies whose cords are clamped at 2 to 3 minutes—and thus, who have an increased total blood volume compared with their immediately-clamped peers—have a smoother cardiopulmonary transition at birth.
A third benefit: stem cells, which play an essential role in the development of the immune, respiratory, cardiovascular, and central nervous systems, among many other functions. The concentration of stem cells in fetal blood is higher than at any other time of life. ICC leaves nearly one-third of these critical cells in the placenta. (nurturingheartsbirthservices.com)
4) Okay, so delayed clamping means a baby gets more blood and more iron. But iron deficiency isn’t really a problem in first-world countries, right?
Wrong. At least 10% of the general U.S. toddler population (1-3 years of age) is iron deficient, with the prevalence rising well above 20% in selected ethnic and socioeconomic populations.
Immediate cord clamping is only one of many factors that contribute to iron deficiency in early childhood. But babies who start out life low on iron have a very difficult time catching up. Delayed cord clamping provides a baby with as much as a 4- to 6-month supply of iron. (1,3,6-10)
5) Doesn’t iron deficiency just make kids tired?
Iron deficiency does much more damage than that. Early infancy is a time of rapid brain growth and development, and iron is essential to that process. Studies of infants with iron deficiency have found specific deficits in cognitive processing (including attention and memory) which may lead to permanently decreased intellectual functioning. Making matters even worse, children with severe iron deficiency often exhibit “emotional dulling”—difficulty engaging with caretakers and their environment—which can lead to long-lasting social-emotional deficits. For many reasons, early infancy is a particularly bad time to be low on iron. (1,11)
6) Don’t babies get plenty of iron from breast milk?
Unfortunately, no. While breast milk contains a remarkable array of healthful components, a high concentration of iron isn’t one of them. This most likely has to do with maternal recovery from childbirth. A recuperating mother has her own urgent iron needs; replacing the blood typically lost in childbirth takes a lot of it. Nature intends babies to get most of the iron they’ll need for their early development from the placental blood reservoir, rather than from mother, and so comparatively little iron goes into breast milk. (3,7)
7) But the baby can lose significant blood volume back into the placenta (aka “backflow bleeding”) if clamping is delayed.
This is extremely unlikely in an uncomplicated birth. With some brief exceptions (e.g., between uterine contractions, or when a baby bears down during crying), blood flow immediately after birth is primarily one-way, from placenta to baby. Here’s a brief explanation of why this is true:
In a process that begins during labor and accelerates as the newborn begins to cry, the pulmonary blood vessels, which receive very little blood flow during pregnancy, open and fill. This relatively sudden change causes the newborn’s blood pressure to fall below the pressure in the placenta. Placental blood, driven by strong uterine contractions, follows the pressure gradient and flows through the umbilical vein into the baby.
As the newborn’s oxygen saturation increases, the umbilical arteries close, which stops nearly all blood flow from baby to placenta. The umbilical vein, which isn’t sensitive to oxygen, remains open somewhat longer, allowing a final bit of blood to flow from placenta to baby before it, too, closes.
The lack of significant “backflow bleeding” is confirmed by the fact that DCC results in ~ 30% greater neonatal blood volume than does ICC. (1,12)
8) DCC can lead to dangerously high levels of neonatal jaundice.
Since bilirubin, the source of neonatal jaundice, originates in red blood cells, it seems logical that the increased blood volume associated with delayed clamping could lead to severe hyperbilirubinemia.
Yet while some studies have demonstrated mildly increased bilirubin levels in DCC babies in the first few days postpartum, most have found no significant difference between DCC and ICC.
This seeming paradox—relatively stable bilirubin levels in the face of substantially increased blood volume—may have to do with increased blood flow to the neonatal liver that comes with the higher total blood volume associated with DCC. Yes, more blood means more bilirubin, which in turn could mean more jaundice, but better blood flow allows the liver to process bilirubin more efficiently. (3,4,6,7,9,10)
9) Delayed clamping can lead to neonatal hyperviscocity—“thick blood” that can cause kidney damage and strokes.
DCC can lead to a somewhat higher neonatal hematocrit than ICC, which isn’t surprising given the additional blood volume. Yet, despite fears of thicker blood “sludging” in organs like the brain and kidneys, no studies have demonstrated this to be the case from DCC alone. (4,6,9,10)
10) You can’t have both the benefits of DCC and immediate skin-to-skin contact. If you place a newborn on his mother’s abdomen (i.e., above the level of the placenta), gravity will reduce the flow of blood from placenta to baby.
Gravity does matter, but mainly in terms of the speed of the placental transfusion. A baby held below the level of the placenta will receive a full transfusion in about 3 minutes; one held above the placenta (e.g., a baby in immediate skin-to-skin contact) will also receive a full transfusion—it just takes a little longer (about 5 minutes). (1,13)
11) But what if the baby needs resuscitation? Isn’t it best to hand her over to the pediatrician immediately?
One of the first things a truly sick baby in the NICU is going to receive is fluid support—often as a 20 to 40 ml/kg bolus of normal saline or blood. Yet that is exactly what’s left behind in the placenta with ICC—about 30 ml/kg of whole blood. There is considerable evidence that sick babies, both term and preterm, have better outcomes with DCC. It’s better to let nature do its own transfusing. (14-16)
Summary:
Delayed cord clamping promotes a healthy neonatal cardiopulmonary transition, prevents iron deficiency at a critical time in brain development, provides the newborn with a rich supply of stem cells, and helps sick neonates achieve better outcomes—all with little apparent risk to mother or baby. The evidence of benefit from DCC is so compelling that the burden of proof must now lie with those who wish to continue the practice of immediate clamping, rather than with those who prefer—as nature intended—to wait.
What do you tell your patients, students and clients about delayed cord clamping? Do you have a favorite resource or two that you like to share? What are the community standards around delayed cord clamping in your community? Are health care providers discussing this with their patients? Do they have recommendations one way or another that you are hearing? Please join in the discussion.- SM
References
1) Mercer JS, Erickson-Owens DA. Rethinking placental transfusion and cord clamping issues.Journal of Perinatal & Neonatal Nursing. July/September 2012 26:3; 202–217 doi: 10.1097/JPN.0b013e31825d2d9a
2) Andersson O, Hellstrom-Westas L, Andersson D, et al. Effects of delayed compared with early umbilical cord clamping on maternal postpartum hemorrhage and cord blood gas sampling: a randomized trial. Acta Obstetricia et Gynecologica Scandinavica. Article first published online: 17 Oct, 2012. DOI: 10.1111/j.1600-0412.2012.01530.x
3) Chaparro, CM. Timing of umbilical cord clamping: effect on iron endowment of the newborn and later iron status. Nutrition Reviews. Volume 69, Issue Supplement s1, pages S30–S36, November 2011.
4) Ceriani Cernadas JM, Carroli G, Pellegrini L, et.al. The Effect of Timing of Cord Clamping on Neonatal Venous Hematocrit Values and Clinical Outcome at Term: A Randomized, Controlled Trial.Pediatrics. Vol. 117 No. 4 April 1, 2006 pp. e779 -e786 (2,3 8,9(doi: 10.1542/peds.2005-1156). Published online March 27, 2006.
5) WHO. Department of Making Pregnancy Safer. WHO recommendations for the prevention of postpartum haemorrhage. Geneva: World Health Organization, 2007.
6) McDonald SJ, Middleton P. Effect of timing of umbilical cord clamping of term infants on maternal and neonatal outcomes. Cochrane Database of Systematic Reviews 2008, Issue 2. Art. No.: CD004074. DOI:10.1002/14651858.CD004074.pub2.
7) Andersson O, Hellstrom-Westas L, Andersson D, Domellof M. Effect of delayed versus early umbilical cord clamping on neonatal outcomes and iron status at 4 months: a randomised controlled trial. British Medical Journal. 2011; 343: d7157. Published online 2011 November 15. doi: 10.1136/bmj.d7157
8) Ceriani Cernadas JM, Carroli G, Pellegrini L, et.al. The effect of early and delayed umbilical cord clamping on ferritin levels in term infants at six months of life: a randomized, control trial. Arch Argent Pediatr. 2010; 108:201-208.
9) Hutton EK, Hassan ES. Late vs early clamping of the umbilical cord in full-term neonates: systematic review and meta-analysis of controlled trials. JAMA. 2007 Mar 21;297(11):1241-52.
10) McDonald SJ, Middleton P. Effect of timing of umbilical cord clamping of term infants on maternal and neonatal outcomes. Cochrane Database of Systematic Reviews 2008, Issue 2. Art. No.: CD004074. DOI:10.1002/14651858.CD004074.pub2.
11) Carter RC, Jacobson JL, Burden MJ, et al. Iron deficiency anemia and cognitive function in infancy. Pediatrics. 2010; 126:2 pp e427-e434 (doi: 10.1542/peds.2009-2097).
12) Mercer JS, Skovgaard R. Neonatal Transitional Physiology: A New Paradigm. J Perinat Neonat Nursing 2002; 15(4) 56-75
13) Yao AC, Lind J. Effect of gravity on placental transfusion. Lancet. 1969; 2:505-508.
14) Mercer JS, Vohr BR, Erickson-Owens DA, et al. Seven-month developmental outcomes of very low-birth-weight infants enrolled in a randomized controlled trial of delayed versus immediate cord clamping. J Perinatol. 2010; 30:11-16.
15) Kinmond S, Aitchison TC, Holland BM, et al. Umbilical cord clamping and preterm infants: a randomized trial. British Medical Journal. 1993; 306:172-175.
16) Rabe H, Wacker, A, Hulskamp G, et al. A randomized controlled trial of delayed cord-clamping in very low-birth-weight preterm infants. Eur J Pediatr. 2000; 159:775-777.
About Mark Sloan, M.D.

Mark Sloan has been a pediatrician and a Fellow of the American Academy of Pediatrics for more than 25 years. Since 1982, he has practiced with the Permanente Medical Group in Sacramento and Santa Rosa, California, where he was Chief of Pediatrics from 1997 to 2002. He is an Assistant Clinical Professor in the Department of Community and Family Medicine at the University of California, San Francisco. Dr. Sloan’s first book, Birth Day: A Pediatrician Explores the Science, the History and the Wonder of Childbirth was published in 2009 by Ballantine Books. His writing has appeared in the Chicago Tribune, the San Francisco Chronicle, the San Francisco Examiner, and Notre Dame Magazine, among other publications.
Dr. Sloan can be reached through his blog.

Стоит вопрос о возможности управления метаболическим стереотипом...

Среди множества характеристик крайних метаболических типов можно выделить в качестве основных - преимущественное влияние на метаболизм головного мозга либо печени, и количественное преобладание в плазме крови - глутаминовой кислоты, или - таурина

Между двумя динамическими метаболическими типами - глутаминовым (ГМТ) и тауриновым (ТМТ), имеется множество промежуточных типов...
Эти метаболиты по разному влияют на мембраны нейронов

Таурин стабилизирует мембраны, глутаминовая кислота - дестабилизирует

Здесь кроется важное свойство метаболических типов, а именно характер протекания стресса

Дело в том, что любое изменение во внешней или внутренней среде организма влечет за собой первую фазу стресса, именуемой фазой тревоги

В этой фазе в крови появляется большое количество катехоламинов

Назовем их по имени самого известного - адреналин

Адреналин, появившись в организме в количестве превышающем фоновое, вызывает: депрессию альфа-ритма, повышение частоты сердечных сокращений, увеличение частоты и глубины дыхания и т.д.

Лимбическая система при этом формирует эмоциональное состояние - страх

Повышается возбудимость центральной нервной системы, что естественно - текущая доминанта должна быть стерта и организм должен обратить внимание на изменение обстановки

Высокая возбудимость помогает найти новое решение для возникшей ситуации или использовать готовое

Адреналиновая фаза стресса протекает по разному

Для глутаминового метаболического типа (ГМТ), эта фаза не является чем-то необычным
Постоянное повышенное содержание глутаминовой кислоты делает мембраны нейронов достаточно подвижными и в отсутствие адреналина
Страх легко возникает и легко проходит

Эмоциональный компонент стресса для глутаминового метаболического типа (ГМТ) настолько привычен, что переносится легко, поиск нового решения предпочтительней использования готового решения

Поскольку поиски решений в прошлом происходили уже многократно, то много уже готовых решений, а поскольку сам поиск происходит в условиях привычных, и эти условия мало отличаются от нестрессовых, то предпочтение отдается решениям стратегическим, левополушарным, с учетом социальных последствий, и не только для себя, но и для окружающих (разной степени родства и близости)

Иначе дело обстоит у тауринового метаболического типа (ТМТ)

Таурин стабилизирует мембраны, слабый стресс не реализуется
Когда же испытывает полноценную тревогу, все делает для того, чтобы от нее избавиться

Делает это по правополушарному типу, то есть решение его скорее тактическое, но, опять же многократное повторение в жизни стрессовых ситуаций влечет за собой привыкание и постоянная проверка на "слабо" - "могу (сумею) ли?"
Жизнь вследствие стабильности мембран скучна, стрессы - неприятны

Приоритет метаболического стереотипа, несомненно имеет наследственные предпосылки

Стоит вопрос о возможности управления метаболическим стереотипом...

©Oleg A. Chagin

Это вообще не тропы

Прошу вас, развлекайтесь во время моего отсутствия, как вам вздумается
Позовите своих друзей
Старайтесь наслаждаться общением друг с другом

Вот ключи от посуды с метафорами, олицетворениями и метаморфозами — да такими, что услышишь не каждый день

Вот ключи от сундуков, где хранится метонимии и синекдохи

Вот ключи от ларцов, где лежат мои драгоценные иронии

Вот ключи, что отпирают все залы с гиперболами и чуланы с литотами в моем доме

А этот маленький ключ — ключ от комнаты в конце нижней галереи
Открывайте все двери, берите, что хотите, но входить в эту маленькую комнату я вам запрещаю
И запрета моего прошу не нарушать, в противном случае вы всего можете ожидать от моего гнева
Там у меня эпитеты
А эпитеты — это черт знает что

Это вообще не тропы

Мои твиты

  • Ср, 12:55: Встреча со школьниками • Президент России https://t.co/gTFoM0G0s3
  • Ср, 18:45: Data Viz Competition – Women in Analytics https://t.co/1mBRnXHWJh
  • Ср, 21:55: RAEX - Международный рейтинг «Три миссии университета» https://t.co/bwDaIOfmzy
  • Ср, 21:56: МГУ вошёл в топ-20 лучших вузов международного рейтинга "Три миссии университета" https://t.co/aFfwDeehvO
  • Ср, 21:57: Магистранты-генетики Университета «Сириус» примут участие в работе над проектами мирового уровня https://t.co/2gfnMtk1sU
  • Ср, 22:06: Праиндоевропейские языки близки к классическому греческому и санскриту https://t.co/yWkxDsMlAO
  • Ср, 22:26: Когда после вскрытия держишь в руках мозг, испытываешь поразительное ощущение Понимаешь, что у тебя в руках целая жизнь В этой студенистой массе содержалось всё, что человек думал, всё, что он пережил, сохранённое в структурных и молекулярных изменениях синапсов https://t.co/flFSCIPaHv
  • Ср, 23:03: Археологи описали древнейшее «двойное жилище» в Восточной Европе — Teletype https://t.co/L7YCkdT71I
  • Ср, 23:09: Геном умершей более семи тысяч лет назад женщины стал первым подтверждением существования загадочной тоалеанской культуры — Teletype https://t.co/221RLto2Wo
  • Ср, 23:18: https://t.co/eGQKcpco8y
Collapse )

Так что я призываю беречь тех, кто переболел COVID-19

Естественный иммунитет к Ковиду намного превосходит искусственный: вероятность заражения у вакцинированных людей в 13 раз выше, чем у сопоставимой когорты, которая переболела коронавирусом и получила «естественные» антитела.
Этот анализ основан на базе данных Maccabi Healthcare Services, в которой зарегистрировано около 2,5 млн. израильтян.

Подробно об исследовании
https://www.medrxiv.org/content/10.1101/2021.08.24.21262415v1.full.pdf
Здесь краткая выжимка
https://www.science.org/content/article/having-sars-cov-2-once-confers-much-greater-immunity-vaccine-vaccination-remains-vital

Это совпадает с мнением доктора биологических наук, заведующего кафедрой микробиологии, вирусологии и иммунологии Сеченовского университета, академика РАН Виталия Зверева, которое он озвучивал ещё полгода назад:
«Переболевших прививать вообще не нужно, так как иммунитет у них более стойкий и долгосрочный. И вакцина не даст того иммунитета, который образуется после перенесённого заболевания. Наличие же антител ничего не значит. Если человек переболел, но уже исчезли антитела, организм все равно «вспомнит» болезнь и справится с ней».

В МК академик говорил следующее:
«Людям, которые уже получили вакцину или тем более переболели, ничего делать не нужно (ревакцинироваться). Все словно забыли, как называется этот вирус. В его названии на первом месте стоит «SARS». Его эпидемия была в 2003 году. Иммунитет против этого вируса до сих пор сохраняется у тех, кто переболел и выжил после SARS. То есть прошло уже 17 лет! Скорее всего, и с новым коронавирусом будет такой же продолжительный иммунитет, ведь они очень похожи по антигенной структуре.
Поэтому я думаю, что иммунитет у тех, кто переболел, есть, и именно они в основном создают тот ценный коллективный иммунитет, о котором все говорят. Причем речь идёт как о серьезно переболевших, так и о тех, кто перенёс COVID-19 в легкой форме. Нет ни одной вакцины, которая давала бы более сильный по продолжительный иммунитет, чем перенесённое заболевание. Могу сослаться на собственный опыт. Я переболел коронавирусом, и антитела примерно через год у меня в крови уже не определялись. Но после того как мне пришлось ухаживать за «ковидным» больным, я не заразился, а проверив антитела, убедился, что они снова «выросли» у меня в 7(!) раз. Если бы все переболевшие повторно заражались, у нас были бы уже миллионы, а не тысячи новых больных. Но этого же не происходит. Так что я призываю беречь тех, кто переболел COVID-19. Это наш золотой фонд».