January 18th, 2021

Мои твиты

  • Вс, 18:13: https://t.co/Ng5qXFSICc
  • Вс, 18:24: Навальному немцы не дали выступить перед СМИ в аэропорту За Навального на борт регистрировалась полиция С Навальным офицер безопасности немецкий летит в самолете Его не проважают Его конвоируют
  • Вс, 18:58: SIREN Study Portal https://t.co/KMn7LLlZw9
  • Вс, 19:16: Рубрика «плакали всей маршруткой» https://t.co/gd5uJnx66S
  • Вс, 21:39: https://t.co/Qp4DUJPvGe
  • Пн, 09:28: «Мёртвые души», том второй: Чичиков массово скупает заброшенные пользователями аккаунты, чтобы набрать подписчиков для своего инстаграма Далее он планирует выдать себя за популярного блогера и жить на заказы от московской мэрии на "информационное сопровождение"

Человеческая речь — не вторая в филогенезе, а третья сигнальная система

Сколько у нас сигнальных систем?

И.П. Павлов ввел понятие «вторая сигнальная система»

Первая сигнальная система — собственно органы чувств и отделы нервной системы, обеспечивающие их работу
Вторая сигнальная система - речь

При помощи первой сигнальной системы животное и человек получают информацию о событиях, происходящих во внешней среде. Эта информация является сигнальной - каждое событие может быть предупреждением об опасности, или наоборот, предвещать близость в пространстве и времени объектов, привлекательных для живого существа. Вторая сигнальная система присуща исключительно человеку. При посредстве второй сигнальной системы происходит взаимодействие между двумя и более людьми.

На протяжении многих лет антропологи, акцентируя внимание на отличиях человека от животных, обращали при этом внимание на развитие, в первую очередь, предметной деятельности, принимая во внимание ставшую классической фразу «Труд создал человека».

Подразумевалось, что совместная трудовая деятельность настоятельно требовала усовершенствования средств коммуникации, и человек, будучи вовлечен в трудовой процесс, и, в частности, в общественное разделение труда создал речь.
Факт, что животные тоже довольно часто занимаются совместной деятельностью, требующей достаточно точного согласования действий каждого участника таковой, оставался на периферии внимания антропологов. Тем не менее, совместная работа, направленная на достижение результата, в котором заинтересованы все ее участники, у животных есть, и эта деятельность характерна для всех абсолютно видов, независимо от занимаемой ими ступени эволюции.
Таким видом деятельности является, прежде всего, продолжение рода.

Здесь необходимо выделить два вида действий.
Во-первых, это действия, связанные непосредственно с половым контактом, направленные на обеспечение создания зиготы (оплодотворенной яйцеклетки), и, во-вторых, действия, связанные с уходом за молодым поколением, обеспечением его безопасности, обучением и воспитанием его.
Парное половое поведение обеспечено готовыми программами действий, передающимися по наследству.
Для составления пары, прежде всего, необходимо физическое сближение двух особей разного пола.
Изначально такое движение к особи противоположного пола обеспечивалось у позвоночных хемотаксисом, обеспеченным органом обоняния. Взаимодействие происходит за счет выделения экзогормонов (феромонов) одним организмом и восприятия их как запаха другим организмом. Активные действия – движение по направлению к цели происходят под управлением обонятельного анализатора. Центральным аппаратом этого органа у современных позвоночных является древнейшая кора, у млекопитающих входящая в состав лимбической системы.
Именно лимбическая система и ответственна за формирование и поддержание устойчивых состояний организма, внешне проявляемых как эмоции.

При зачатии необходимы согласованные действия пары особей

Значение согласованности действий велико уже на ранних ступенях эволюционной лестницы, когда половые продукты обеих особей выделяются просто в окружающую среду (в воду), где и происходит оплодотворение. Для согласования действий необходимо Внешнее проявление состояний организма. Здесь очень важно, чтобы и самец и самка выдели свои половые продукты одновременно, то есть необходимо точное согласование действий. Если один из участников действия выделит свои половые продукты раньше, или позже, то эффективность оплодотворения будет снижена. События в организме одного из участников должны быть точно согласованы с соответствующими событиями в организме другого участника. Синхронизации действий способствует внешнее проявление степени готовности к спариванию. Внешне это может быть выражено в соответствующем случаю поведении, выраженном в движении тела, определенных позах, что биологи называют брачными танцами.
На более высоких ступенях оплодотворение происходит внутри женского организма, и в этом случае, согласование состояний пары организмов обретает критическое значение. Поведение, отражающее степень готовности к спариванию, выражается в позах, жестах и мимике. Виды, у которых отмечена четко выраженная сезонность в спаривании, вполне могут обойтись относительно простыми, передающимися по наследству программами поведения. Но если размножение не ограничено сезоном, может происходить в любое время года, то наследственных программ может быть недостаточно.

Обстоятельства спаривания могут быть весьма разнообразны, влияние этих обстоятельств на состояние организма, перед которым стоит задача продолжения рода здесь и сейчас порой невозможно учесть во всех подробностях заранее.

Животным приходится все больше обращать внимание на поведение партнера, оценивать состояние его организма по эмоциональным проявлениям, и самому проявлять свое состояние для партнера. Все это приводит к интенсивному развитию средств для выражения эмоций.

Сюда мы можем отнести и морфогенез мимической мускулатуры, хорошо заметное у млекопитающих, особенно приматов, и получившее наивысшее развитие у человека, и отделы центральной нервной системы, ответственные за формирование эмоций, среди которых в первую очередь следует развитие лимбической системы .
Не менее важные и интенсивные взаимодействия происходят после рождения детенышей у млекопитающих. Жизнь их зависит от матери, от которой они получают и питание и защиту. Но кроме этих достаточно простых с точки зрения коммуникации совместных дел, мать и дитя совершают и другие взаимодействия.

Во-первых, мать принимает участие в коррекции состояния здоровья малыша, совершает действия туалета, массажа, игры. Во-вторых, педагогические действия, обучение малыша. И здесь происходит взаимодействие двух организмов при помощи эмоций. Совершенствование этого взаимодействия в филогенезе становится неизбежным, по мере удлинения детства.
Таким образом, есть смысл выделить не две, а три сигнальные системы. Первая сигнальная система - органы чувств. Эта система создает информационный поток непосредственно от природы и ее проявлений. Эта система избирательна по степени значимости для жизни явлений-сигналов. В этой системе происходит взаимодействие субъекта и объекта.

Второй сигнальной системой (в порядке возникновения в филогенезе) правильнее назвать язык эмоций

Эта система создает информационный поток, идущий только от живых существ. Она избирательна по степени важности живого существа на данный момент для данных обстоятельств. Эта система в отличие от первой подразумевает сильное взаимное влияние двух субъектов. Каждый участник взаимодействия в этой системе одновременно и субъект и объект, учитель и ученик, управитель и управляемый. Внутривидовое эмоциональное общение может совершенствоваться на протяжении жизни. Оно является коммуникационной основой животных сообществ.

Человеческая речь — не вторая в филогенезе, а третья сигнальная система
Она является коммуникативным средством создания человеческих обществ

Литература:

Collapse )

Формирование речи стало финалом антропогенеза

Сочетанное развитие предметной деятельности и эмоциональной сигнальной системы
Антропогенез на сегодняшний день привел нас к неопровержимому и ясно видимому факту – появлению и существованию человека

Анализируя этапы антропогенеза, мы неизбежно приходим к тому, что последним и наиболее важным шагом на его пути было образование речи – вопросов о дальнейших, более продвинутых и чисто гипотетических этапах антропогенеза мы не рассматриваем. Формирование речи стало финалом антропогенеза.
Акцент в антропологических исследованиях делался на развитие у предшественников человека предметной деятельности. Давно уже установлено, что предметы, изготавливаемые нашими далекими предками, становились, по мере приближения к современности, все более совершенными, и с их совершенствованием изменялось и строение органа труда – руки. Но вместе с изменением строения конечностей, и других частей тела, происходило и усовершенствование управления движениями.

Наиболее подробно и аргументировано этапы становления центральной нервной системой, с точки зрения эволюции, и предшествовавшие появлению речи рассмотрены в физиологии движения у Н.А.Бернштейна.

Согласно его воззрениям, уровни управления движениями становились все более совершенными, и это происходило по мере становления опорно-двигательного аппарата и отделов нервной системы, ответственных за движение. Он выделяет последовательное появление уровней тонуса, синергий, локомоций, предметной деятельности, и, наконец, речи. Появление речи, как результат совершенствования движений тела, управления этими движениями не вызывает сомнения.
Особенно важным здесь является этап, непосредственно предшествующий появлению и становлению речи – предметная деятельность. Действительно, уровень предметной деятельности подготовил и в развитом виде позволил постичь закон причинности, манипулирование предметами как символическими фигурами. Нервные структуры, осуществляющие правильную последовательность действий с точки зрения изготовления и использования предметов, подготовили операционную и смысловую сторону речи.
Понятие предмета сформировало в ЦНС символ предмета, и оформить его в виде символического звука, было вопросом времени.
Акцентируя внимание на речи как особом уровне управления движениями, часто упускается коммуникативная сторона речи. В то же время речь то и является наиболее молодым в филогенезе, наиболее совершенным средством коммуникации. Средства же коммуникации в обществе составляют фактически способ объединения отдельных особей в сообщество.

Есть ли у животных, стоящих на разных ступенях эволюционной лестницы средства коммуникации?
Да есть, и основанием для такого утверждения будет наблюдение за поведением животных, регистрация факта наличия у них сообществ различных типов. Что же это за средства коммуникации?
Какие структуры организма обеспечивают общение животных при полном отсутствии у них речи, подобной человеческой?
Каков эволюционный путь этих структур?
Для ответа на эти вопросы рассмотрим еще раз развитие нервной системы у позвоночных.
Развитие коры головного мозга берет начало от обонятельного мозга.
Древнейшая кора – связана с обонятельным рецептором. Движения мышц управляются спинным мозгом. Первичная кора, оказывая влияние на двигательные нейроны, фактически ориентирует организм в пространстве относительно градиента концентрации привлекательного химического вещества. Основными функциями древнейшей коры было управление не движением, а намерением живого существа – выбор направления движения, устойчивость желания, учет гомеостаза. Первичная кора делала афферентный синтез, создавая картину мира, с состав которой входил привлекательный образ внешней среды, и состояние собственного организма. Процессы, происходящие в первичной коре, были относительно самостоятельны – прямо не влияли ни на движения тела, но по мере учета внешних и внутренних условий влияли на стремление организма к пище и особи противоположного пола.
Первичная кора состояла главным образом из вставочных нейронов, большинство из которых было соединено со вставочными же нейронами. Такое строение создавало условия для кольцевого движения возбуждения. Движение возбуждения по замкнутому кольцу делало процессы в первичной коре относительно автономными по отношению к процессам, происходящим в организме. Это и создало предпосылки для формирования эмоций - отношения к себе и к миру – как устойчивое состояние организма. Первичная кора, составляющая лимбическую систему и у человека ответственна за формирование эмоций.
Но формирование отношения к себе и к миру, выраженное на языке нервных импульсов в древней коре не составляло секрета для окружающих. Дело в том, что нервная клетка способна к образованию довольно больших зарядов на мембране. В качестве иллюстрации можно привести целый ряд животных, которые пошли по пути усиления этого заряда, с одной стороны (некоторые рыбы, например электрический скат), и по пути развития чувствительности к электрическим полям других животных, для их обнаружения (утконос, рыба молот) – с другой стороны. Для большинства позвоночных способность генерировать электромагнитные поля в процессе жизнедеятельности – обычное явление. Чувствительность к таким полям может быть выражена в разной степени. Для любого группового поведения это древнейшее средство коммуникации. Таким образом, два древнейших средства коммуникации – обмен химическими сигналами и обмен электромагнитными сигналами сосредоточены в древнейшей коре, ответственной у человека за формирование эмоций.
Постепенно все большее количество органов чувств получало представительство в коре. Рост коры сопровождался качественным изменением ее состава. Древняя кора продолжала совершенствоваться в управлении групповым поведением. Она же обеспечивает устойчивость эмоций. Её связь с промежуточным мозгом делает её зависимой от гомеостаза. Её влияние на поведенческие реакции (взаимоотношения с другими особями) указывает на ее связь с мимическими действиями. Древняя кора задаёт тон при подражании – именно этот эффект связан с обучением. Невозможно объяснить появление и развитие мимической мускулатуры у млекопитающих без учета явления подражания. Но появление мимической сигнальной системы означает выделение из всей мускулатуры особой части, ответственной только за общение с себе подобными.
При помощи мимики передается другому эмоциональное состояние, что в свою очередь есть интегральное выражение гомеостаза, физиологического состояния организма, оценки окружающей обстановки, и отношение к этому другому – его рассматривают, исходя из вышеперечисленного, как полового партнера, как партнера по охоте, как партнера по самозащите, по игре, как соперника, как врага, друга, брата и т.д.
Таким образом, у млекопитающих есть четыре канала связи над первой сигнальной системой – жесты, мимика, звуки, поле. Все эти каналы мы объединим одним названием – эмоциональная сигнальная система. Полевая связь здесь древнейшая. Затем идут жесты, затем звуки, затем мимика. Жесты, то есть движения телом, читаются вначале при помощи зрительных бугров, и только потом и при помощи зрительного анализатора. Именно поэтому зрительные бугры и получили преимущество, став местом синтеза всей телесной информации. Зрительный же анализатор, прежде чем стал участником афферентного синтеза пространственного поля и предмета, уже был участником эмоциональной сигнальной системы. Его афферентный синтез – партнерство, отношения. Управление звуковой речью и управление мимикой осуществляется из близких областей в коре (нижняя треть прецентральной извилины и задняя часть нижней лобной извилины – зона Брока).

Таким образом, становление речи шло по двум параллельным линиям:
1) от локомоций, через предметную деятельность и операции с символами к речи;
2) от формирования лимбической доминанты, через развитие эмоциональной системы общения, через развитие мимико-звуковой системы общения к речи.

Коммуникативные возможности человека зависимы от двух источников.
Во-первых – от древнейшей коры – лимбической системы, отражающей состояние гомеостаза и зависимой от полевых влияний других людей. Преобладание этого влияния происходит без осознания, общение на этом уровне – это общение двух организмов. И отношения между ними – отношения между субъектом и объектом.
Во-вторых - от новейшей, третичной коры, чье действие полностью может быть подконтрольно сознанию. В этом случае общение происходит на человеческом уровне и отношения между ними – отношения между двумя субъектами.

Литература:

Collapse )

Предпосылки становления управлением речи были заложены в развитии предметной деятельности

Сочетанное стимулирование предметной деятельности и эмоциональной сигнальной системы как финальный фактор антропогенеза.

Ни кем не оспаривается факт существования человека. Никакие противоречия в воззрениях ученых на причины и детали процесса не опровергают ни этого факта, ни факта антропогенеза. Неоспоримо также то, что финалом антропогенеза стало формирование речи.
Следует обратить внимание на то, что акцент в антропологических исследованиях делался на развитие у предшественников человека предметной деятельности. Энгельс в своей работе «Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека» доказал, что решающим условием становления человека явилось употребление орудий труда, благодаря чему стадо обезьян превратилось в общество людей, короче - «труд создал человека».
Физиологические исследования 20 века во многом подтвердили классиков. Так трудами Н.А. Бернштейна установлено, что предпосылки становления управлением речи были заложены в развитии предметной деятельности.
Работа нервных центров этого уровня подготовила, и в развитом виде позволила постичь закон причинности. Манипулирование предметами, как символическими фигурами, подготовило к ментальной манипуляции словами, как символами предметов и явлений. Нервные структуры, осуществляющие правильную последовательность действий, с точки зрения изготовления и использования предметов, подготовили операционную и смысловую сторону речи. После этого приведение символа предмета в звуковую форму стало вопросом времени.
Таким образом, создается впечатление, что становление и развитие речи происходило как следование определенной линии развития. Эта линия развития связана исключительно с усовершенствованием аппарата движения – от установления соответствующего обстановке тонуса, через усовершенствование сотрудничества мышц (синергии) через совершенствование способности к перемещениям, через операции с предметами - к символическим действиям. Речь является прерогативой наиболее молодых структур в коре головного мозга – третичных отделов коры.
Но тогда получается, что в результате совершенствования движений, у нас непонятно откуда возник аппарат с перемещениями мало связанный. Нестыковки в этом вопросе отмечает и сам Н.А. Бернштейн. Согласно его воззрениям каждый уровень может получить полное развитие только при условии возникновения нового, более высокого уровня управления движением. Не обнаружив у человека уровня управления движениями более высокого, чем речь, Бернштейн выразил свое недоумение.
Если же рассматривать речь, не как новый этап развития аппарата движения, а как аппарат коммуникации, то мы увидим, что речь является наиболее молодым в филогенезе, наиболее совершенным средством коммуникации. До появления речи животные использовали для общения иные средства. Проследив эволюционный путь развития средств коммуникации, мы обнаруживаем в организме, и в частности в центральной нервной системе совершенно иные структуры, чем структуры, лежащие в основе аппарата движения.
Здесь в первую очередь надо отметить центры формирования эмоций, образованные на базе древнейшей коры. Изначально главной функцией древнейшей коры было управление не движением, а намерением живого существа – выбор цели, устойчивость желания, с учетом состояния организма. Речь идет о лимбической системе. У человека она ответственна за формирование эмоций.
Эмоциональное состояние, то есть интегральное выражение состояния организма, оценки окружающей обстановки, и отношение к ней, при помощи жестов и мимики передается другому. Партнер является частью этой обстановки – его рассматривают или как полового партнера, как партнера по охоте, по самозащите, по игре, как друга, соперника, врага, как пищу, наконец.
У наших предков до появления речи уже был канал коммуникации – запахи, жесты и мимика, звуки. Все эти каналы мы объединим одним названием – эмоциональная сигнальная система. Она и предшествовала речи, как средству коммуникации.
Таким образом, становление речи шло по двум параллельным линиям:
1) как развитие движения - от локомоций, через предметную деятельность и операции с символами к речи; и
2) как развитие коммуникации - от формирования системы выбора цели, через становление эмоциональной системы общения и мимики к речи. Развитие этих двух линий эволюции оставило свой след в совершенно разных отделах коры головного мозга. Только начиная с каменного века эти две линии объединились в определенных зонах коры - третичных зонах. Эти зоны коры – материальный субстрат речи, как функции, есть видовой признак исключительно человеческий. Филогенетически они могли сформироваться только в одном случае – если предметная деятельность обязательно сочеталась с эмоциональным отношением к предмету.
Остается найти тот самый предмет, работая над которым древние люди могли бы совершенствовать и предметные действия, и одновременно, совершенствовать средства коммуникации. То есть работа с таким предметом должна заставлять использовать все старые средства коммуникации, и при этом постоянно испытывать их недостаточность. Каждое новое решение, принесшее успех на одном этапе, совершенно не давало никакого успеха на следующем этапе, побуждая искать в работе с тем же предметом новые решения. Эти решения должны были сочетать в себе и предметную деятельность и коммуникативную. Бросить же работу не давал какой-то механизм, благодаря которому работа именно с этим предметом была важнейшим делом, важнее самой жизни. Мало того, в процессе взаимоотношений с этим предметом произошла революция в мировоззрении наших предков. Суть этой революции заключается в переходе от субъект-объектного видения мира, характерного для животного, благодаря которому в каждой стае животных строится силовая иерархия, к принципиально новому взгляду на мир.
То, что было предметом работы, под руками творца превратилось из объекта в субъект. Вторым чудом было превращение этого творца из биологической системы в общественного деятеля. Работа над этим предметом и произвела революцию в мировоззрении. Человекообразное животное, пытаясь понять закономерности работы с этим таинственным предметом обрело новый взгляд – субъект-субъектный, то есть увидело в предмете существо, подобное себе. Что это за предмет, работа над которым одновременно изменяла этот предмет и делала человека человеком?
Таким предметом являются дети. Прогрессирующая слабость младенцев, связанная с совершенствованием функции прямохождения, и давала этот объект для одновременной стимуляции и предметной деятельности, и межличностных взаимоотношений. Благодаря этой деятельности получали инициацию развития третичные зоны коры у младенцев, и полное развитие третичной коры происходило у родителей. Родители, воспитывая детей, сами становились людьми.
Я не знаю, какая из человеческих профессий была древнейшей. Но из животного мира в мир людей мы попали благодаря усилиям наших предков по воспитанию потомства. И единственное дело на земле выделяет людей из мира животных - это развитие третичных зон в коре головного мозга.

Величайшим достижением первобытного человека стала система воспитания из маленьких животных людей, и из сообщества животного типа образование человеческой общины.

Общественное разделение труда освободило людей от деятельности, отличающей человека от животного. Не личное мастерство, а накопленное предками знание помогает теперь выращивать младенцев. Тем самым родители утратили потребность совершенствоваться в становлении собственных третичных зон коры, и, соответственно, ничего не могут сделать для роста таких зон в мозге у собственных детей. Материальная культура замещает собой недоразвитые третичные зоны коры головного мозга.

Люди утрачивают педагогические навыки предков, и бывшее когда-то человеческим общество все больше обретает черты животной стаи

Артель

Уникальная форма организации труда, добровольный союз (товарищество) равноправных работников, решавший производственные и хозяйственные задачи на основе самоуправления, взаимопомощи и взаимовыручки

Объединение людей в артель не только не ограничивало дух самостоятельности и предприимчивости каждого артельщика, а, напротив, поощряло его
Артель позволяла сочетать склонность русского человека к самостоятельному и даже обособленному труду с коллективными усилиями
Началом равноправности артели резко отличались от капиталистических предприятий; попытки эксплуатации одних членов артели другими, как правило, жестко пресекались (в этом плане артель была антикапиталистической организацией)

Причем равноправность не нарушалась предоставлением одному из членов распорядительной функции, т. к. каждый из членов мог быть назначен товарищами на ее выполнение
В некоторых артелях распорядительная функция выполнялась поочередно каждым из артельщиков
Равноправие, конечно, не означало уравниловку – распределение дохода осуществлялось по труду

Особенностью этой формы труда было также то, что члены артели связывались круговой порукой, т. е. каждый из них ручался солидарно за всех остальных, все же вместе – за каждого отдельно
Этот признак вытекал из самого понятия об артели как о самостоятельной общественной единице
Эта ответственность друг за друга есть искони отличительный признак артели, доказательством чего служат дошедшие до нас исторические памятники, договоры с артелями, заканчивающиеся указаниями, что ответственность за ущерб и убытки, нанесенные артелью, должны падать на того, «кто будет в лицах», т. е. на каждого конкретного члена артели
Все это лишний раз подчеркивало общинное происхождение артели, их кровное родство
Артелью называется братство, которое устроилось для какого-нибудь общего дела
Русская артель имеет своего рода семейный характер: «Артель – своя семья»
Про большую семью говорят: «Экая артель»

Товарищеская взаимопомощь и общее согласие – главное в артели: «Артельная кашица гуще живет», «Одному и у каши не споро», «В семье и каша гуще»
Поэтому у русского человека большое скопление людей получает смысл артели: «Народ по улицам артелями бродит»
«Артельная система, – отмечал исследователь артели М. Слобожанин, – есть не классовая, а общечеловеческая система, форма же проявления ее – артель – есть союз личностей»
В артели человек должен был проявить свои лучшие способности, а не просто приложить труду

Самоуправляемый характер артели был не в примитивном равенстве, а в равном праве для всех выразить свои способности вне зависимости от социального положения В самых типичных артелях Древней Руси могли участвовать все без исключения при одном условии – признания ими артельных основ
В складочные пиры, в пустынные монастыри, в братства и в вольные дружины могли входить и «лучшие» и «молодшие» люди, и смерды, и бояре, и духовные лица, и даже князья

©Платонов

Collapse )