September 16th, 2020

Российско-германское научно-образовательное партнерство - пространство вне политики

15 сентября в Берлине состоялась торжественная церемония закрытия Российско-германского года научно-образовательных партнерств 2018-2020 гг.

6 лет назад был открыт центр Российско-германского сотрудничества, в его задачи входило показать, что восток и запад могут кооперироваться в мировом масштабе.

Посол России в Германии Сергей Нечаев зачитал обращение Министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова к участникам церемонии. Он поздравил и выразил признательность всем участникам перекрестного года за успешное развитие научных и образовательных проектов. Сторонами был разработан план дальнейшего взаимодействия научно-технологического развития между странами. Россия и Германия заинтересованы в дальнейшем углублении кооперации и устойчивом инновационном социально-экономическом развитии отношений в сфере науки и высшего образования.

От российской делегации к участникам торжества обратился также Михаил Швыдкой, экс-министр культуры РФ, профессор МГУ и видный деятель в сфере развития отечественных СМИ. Он отметил большие достижения, рождающиеся в результате объединения людей из России и Германии. Партнерство и академические обмены обеспечили 2 года совместной, живой, научной и образовательной работы, которые показали, что страны опираются на связывающие их глубокие традиции. Интеллектуальные отношения государств закладывались столетиями и сейчас становятся только теснее.

25 совместных проектов России и Германии получили награды. Среди российских научных и образовательных организаций традиционно представлены институты РАН, МГУ и СПбГУ, но и другие научно-исследовательские, федеральные и опорные вузы смогли себя проявить.

Одним из российских вузов-лауреатов стал Сибирский федеральный университет. Специально для НОП о победе в конкурсе рассказал ректор СФУ Максим Румянцев: «С Германией нас связывает многостороннее сотрудничество в научной и образовательной сферах. Речь идёт о проектах в области лингвистики, экологии и рекультивации промышленных территорий, сравнительном правоведении. Это всегда взаимообогащающие отношения, и я рад, что выбором экспертов стал на наш совместный проект с Университетом Пассау.

Это старейший партнёр университета, сотрудничество началось еще в 90-е годы прошлого столетия. Если изначально участниками академической мобильности были студенты и преподаватели, то в настоящее время сотрудничество стало более интенсивным и многогранным. Особенно следует выделить немецкоязычный курс обучения «Немецкое право» (DSG), включённое обучение для студентов обеих сторон и программу магистратуры двух дипломов «Немецкое и российское право».

Попадание в пул проектов, поддержанных в рамках конкурса Российско-германского года научно-образовательных партнёрств, мы воспринимаем как высокую оценку нашего труда и знак доверия со стороны германской стороны»

Организаторы церемонии выразили отдельные слова благодарности НИТУ «МИСиС» за активное содействие развитию партнерских отношений. Сергей Салихов, первый проректор НИТУ «МИСиС» рассказал НОП, как это было: «Основным вызовом для научного сообщества в связи с пандемией стала угроза самоизоляции стран и, как следствие, локализация научной повестки. Но ученые смогли ответить на этот вызов максимально продуктивно, перейдя на новый уровень взаимодействия.

Однако даже самые современные дистанционные технологии не заменят живого общения, необходимости доступа к установкам, обмена образцами и идеями, особенно в экспериментальных областях науки.

Несмотря на то, что с закрытием границ общение между учеными не прекратилось, например, исследователи НИТУ «МИСиС» продолжали работать над созданием элементов мюонной защиты для экспериментов CERN, вели проекты с XFEL и DESY, без личного взаимодействия достичь хороших результатов стало сложнее.

Уверен, что российско-германский год, который мы сегодня формально закрываем, придаст новый импульс сотрудничеству между учеными двух стран. Объединив усилия, используя научную инфраструктуру двух стран, мы сможем реализовать масштабные проекты, достигнуть результатов, которые позволять нам решить актуальные задачи, стоящие сегодня перед человечеством в самых разных областях знаний».

Международное сотрудничество - исключительно важный аспект развития науки и высшего образования, потому что только в тесной кооперации страны могут обмениваться лучшими практиками и смотреть по-новому на изучаемые предметы и явления, достигая эффекта синергии. Конечная цель науки - служить на благо всего человечества, по этой причине никакие политические мотивы не должны становиться преградой для сотрудничества ученых, а также служить на благо корыстных интересов отдельных государственных лидеров и государств.

Российско-германское научное и научно-техническое сотрудничество является ярким примером того, что наука вне политики. Стороны договорились о дальнейшем усилении интеграции и что торжественная церемония закрытия, скорее формальность, чем окончание партнерских отношений.

https://t.me/scienpolicy/11801
https://t.me/scienpolicy/11802
Запись церемонии:
https://youtu.be/bCFY9MADgek

Мои твиты

Collapse )

Традиции Как механизм формирования и развития мозга человека

Наследственные изменения фиксируются в хромосомном материале.
Начиная с появления речи ситуация изменилась.
Дело в том, что головной мозг формируется после рождения под влиянием условий внешней среды. То есть есть биологические основания для развития мозга, и есть социальные причины для формирования мозга. Социальные причины - связаны с коммуникациями, то есть определенного рода обмен информацией, в данном случае между поколениями. Само по себе формирование речи связано с формированием семьи и общины. Обучение речи и взаимоотношениям в семье и общине происходят по традиции - технологии обучения нового поколения. Проявления традиций в виде технологии выращивания младенцев и детей, изготовления предметов, содержат речевой, эмоциональный и предметный компоненты, а так же соотношения между речью, эмоциями и двигательными навыками предметных действий.

Изменения традиций в ходе исторического процесса приводят к изменениям формирования мозга в онтогенезе у подрастающего поколения. Таким образом происходит формирование национальных особенностей менталитета. Этот менталитет несет в себе следы истории данной национальности. Ключевыми моментами в истории каждой нации являются революции - кардинальные изменения общественных отношений. Каждая революция влечет за собой изменение общественных отношений, что имеет следствием изменений в традициях.

Наиболее постоянной причиной изменения традиций является - изменения статуса, значения и смысла семьи; формирование и выход из общины (переход из общины в город); изменение социального строя; изменения в образе жизни связанное с изменениями в контактах с другими сообществами; изменения, связанные с информационными технологиями.
Здесь надо отметить важность
А) последовательности изменений, и
Б) причины этих изменений.
Кроме того, все более полный переход в искусственную среду из природной среды является постоянным фоном, который исподволь влияет на формирование традиций. Сюда можно отнести
а) технический прогресс,
б) связанный с этим прогрессом процесс дробления знаний для разделения труда,
в) возрастание роли и влияния на общество банкиров, которое можно разделить на две части - формирование привлекательности паразитизма и реализации цели банкиров по разделению человечества на два вида - рабов и хозяев.
Наверное правильнее сказать, что формирование привлекательности паразитизма есть стратегическое прикрытие разделения людей на рабов и хозяев.
В целом развитие банковской системы в её современном виде является разрушительным для традиций, и есть основания полагать, что это разрушительное действие является целенаправленным.
Особенности национального менталитета обусловлены именно последовательностью изменения традиций.

В обществе роль хранителей традиций взял на себя институт религии.

В силу приспособленчества руководителей религий у человечества не осталось аргументов в пользу традиций сохранения семьи и общинных общественных отношений, то есть руководители религий эту функцию выполняют все хуже и хуже, при том, что именно они претендуют на роль хранителей традиций.

Мы не можем говорить о преимуществах одной нации перед другой. Мы можем говорить о вкладе каждой нации в развитие мозга в последующих поколениях и об ответственности каждой нации за направление эволюции мозга человечества.

Исходя из вышесказанного, возрастает роль науки в оценке, поддержке и развитии традиций как основного механизма дальнейшей эволюции мозга.
Религии может стоять на защите традиций, прогнозирование и планирование путей развития традиций для религий не под силу...

Эффект доктора Фокса

Должен ли в Вашей речи быть смысл, чтобы Вас внимательно слушали? Должно ли в Вашей речи быть полезное содержание, чтобы ее высоко оценили?

По-видимому, ответ на оба вопроса - "нет", а причина - эффект доктора Фокса.

Этот эффект обнаружен при исследовании того, насколько точной является оценка студентами качества преподавания конкретным лектором. Но, разумеется, этот эффект имеет место не только в формате учебной лекции.

Давайте рассмотрим эксперимент, приведший к открытию эффекта доктора Фокса.

На обучающую конференцию были приглашены специалисты – кандидаты медицинских и психологических наук. Перед ними выступал лектор по имени Мирон Л. Фокс, имеющий ученую степень PhD (поэтому его и называют доктором). Темой лекции доктора Фокса было «Применение математической теории игр в образовании по физике». На самом деле, роль доктора Фокса играл подставной актер. По заданию экспериментаторов, он грамотно подготовился к своей лекции: выписал из научных статей несколько научных терминов, а также целые фразы, которые потом употреблял, совершенно не сообразуясь с логикой и контекстом, проработал образ эксперта, в котором предстанет перед слушателями. Речь «доктора Фокса» была бессмысленной, но наукообразной и сопровождалась эмоциональными и невербальными маркерами авторитетности и хорошего отношения к аудитории. Актер умело располагал слушателей к себе и не выходил из образа эксперта.

После лекции специалистов, выступивших ее слушателями, попросили оценить содержательность и полезность лекционного материала. Как читатель уже догадался, эти оценки были весьма высокими (детально со статистикой исследования можно ознакомиться в оригинальной статье, ссылка на которую приведена в разделе "Литература"). Обратите внимание, лекцию доктора Фокса оценивали не студенты, не рядовые обыватели, а ученые – кандидаты медицинских и психологических наук...

Для знающих английский привожу ссылку на видеозапись лекции Мирона Л. Фокса: http://ecclesiastes911.net/dr_fox/video.html

Эффектом доктора Фокса объясняется успех многих спикеров, которые несут наукообразную чушь, но делают это в доброжелательной, располагающей и экспертной манере. Многие лженаучные лекции, видеоролики, статьи и книги популярны во многом благодаря эффекту доктора Фокса.

Подобно подставному актеру деятели лженауки выхватывают термины и целые фразы из научных источников, зачастую даже не понимая их смысла и искажая контекст их использования. Изобретение новых наукообразных терминов также льет воду на мельницу доктора Фокса. Лжеученые щедро приправляют такими терминами и фразами свои бессмысленные и противоречивые утверждения и преподносят их своим адептам в доброжелательной и вызывающей доверие манере.

Именно эффект доктора Фокса позволяет выдавать уши мертвого осла за высокоценные открытия, продавать воздух и различные лженаучные рецепты, вовлекать людей в тренинговые пирамиды.

Нельзя забывать и о том, что многие опасные организации, например, тоталитарно-деструктивные секты, психокульты типа дианетики используют именно массовые лекции для вовлечения в свою орбиту все новых и новых членов. И знание об эффекте доктора Фокса позволяет понять, почему такой метод вовлечения оказывается эффективным.

Подведем итог: эффект доктора Фокса будет иметь место, а слушатели (читатели, зрители) воспримут даже откровенную чушь как поистине Откровение, если:

Правильно выстроен контекст. Выступающий предъявил свои регалии, да и само мероприятие подано авторитетно - как встреча с экспертом, как научная конференция, как сверхэффективный тренинг, как некий марафон и пр.
В речи (тексте) выступающего присутствуют научные или наукообразные термины и целые умозаключения. Причем не важно, насколько логично они связаны между собой.
Выступающий ведет себя как эксперт: говорит уверенно, не суетится, выдает новую для слушателей информацию, подаваемую в онаученном виде.
Выступающий ведет себя доброжелательно, располагает слушателей к себе, к месту шутит, открыто сморит в глаза слушателей, улыбается и т.д.
Как же не пасть жертвой доктора Фокса?

Записывайте, что Вам говорят, чтобы потом проверить. И не принимайте никаких решений, пока не проверите полученную Вами информацию.
Не бойтесь задавать глупых вопросов. Лучше пусть Вас поднимут на смех или вообще удалят из аудитории, чем облапошат.
Старайтесь переводить наукообразные термины и построения на простой повседневный язык. Как сказал Люк де Клапье маркиз де Вовенарг, "вырази ложную мысль ясно, и она сама себя опровергнет".
Подумайте, зачем Вы идете на встречу (лекцию, тренинг), смотрите видеоролик, читаете книгу. Какой результат Вы хотите получить? Проверьте, не занимаетесь ли Вы самолечением. Посоветуйтесь со специалистами.
Отдавайте себе отчет в том, самостоятельно ли Вы решили посетить мероприятие или же Вам навязали его.

ЛИТЕРАТУРА:

Donald H. Naftulin, John E. Ware, Jr., and Frank A. Donnelly, "The Doctor Fox Lecture: A Paradigm of Educational Seduction", Journal of Medical Education 48 (1973): 630-635 pp.
Еще по теме:
© Александр Невеев
Эффект Форера (эффект Барнума)
Что заставляет людей верить чтению характеров, которое осуществляют астрологи, хироманты, экстрасенсы, соционики и дельцы от системно-векторной психологии?

ВОПРОС: Почему курицы перешли через дорогу?

ОТВЕТЫ:

ПЛАТОН: В поисках лучших условий.

АРИСТОТЕЛЬ: Это в природе куриц — переходить через дорогу.

КАРЛ МАРКС: Это было исторически неизбежно.

ДЖЕК НИКОЛСОН: Потому что они, блин, этого хотели. Вот в чем, блин,
причина.

РОНАЛЬД РЕЙГАН: Я забыл.

ГИППОКРАТ: Из–за избыточного содержания желчи в поджелудочной железе.

МАРТИН ЛЮТЕР КИНГ: Я представляю себе мир, в котором все курицы будут
свободно переходить через улицы и никто не будет спрашивать, зачем они
это сделали.

МОИСЕЙ: И Бог сошел с небес и сказал курицам — вы должны перейти дорогу.
И курицы перешли дорогу и отметили это событие большим праздником.

ФОКС МАЛДЕР: Вы видели их переходящими улицу своими собственными
глазами. Сколько еще куриц должно перейти улицу, чтобы вы поверили в
это?

РИЧАРД М. НИКСОН: Курицы не переходили дорогу. Я повторяю, курицы НЕ
переходили дорогу.

МАКИАВЕЛЛИ: Смысл в том, что курицы перешли дорогу! Кого волнует зачем?
Окончание перехода оправдывает любой мотив, который у них был.

ФРЕЙД: То, что вы все озабочены на переходе куриц через дорогу, выявляет
ваши скрытые сексуальные комплексы.

БИЛЛ ГЕЙТС: Я только что осуществил релиз нового Курячьего Офиса 2017,
который не только переходит дорогу, но и откладывает яйца, упорядочивает
размещение Ваших файлов и оплачивает Ваши счета.

ОЛИВЕР СТОУН: Вопрос не в том — почему курицы перешли дорогу? Скорее
надо спросить — кто переходил дорогу, пока мы наблюдали за тем, как ее
переходят курицы?

ДАРВИН: Курицы в течение долгого периода времени прошли через
естественный отбор таким образом, что они генетически предрасположены
переходить улицы.

ЭЙНШТЕЙН: Курицы переходили дорогу или дорога двигалась под курицами –
зависит от вашей точки восприятия.

БУДДА: Представьте себя курицей и задайте себе этот вопрос.

ЭРНСТ ХЕМИНГУЭЙ: Чтобы сдохнуть. Промокнуть под дождем и сдохнуть.

КОНСУЛЬТАНТ ДЕЛОЙТ: Отсутствие регулирования на куриной стороне
улицы подвергло угрозе текущую рыночную позицию. Курицы столкнулись с необходимостью изменений и преобразований для создания и развития условий, требуемых в современных обстоятельствах. Делойт, в
партнерских отношениях с клиентом, помог курицам переосмыслить их
физически–распределительную стратегию и осуществление текущих процессов.

Используя Птицеводческую Интеграционную Модель (ПИМ), Делойт помог курицам использовать их умение, методики, знания, капитал и опыт для
выравнивания куриных процессов и технологий в поддержку их всеобщей
стратегии в пределах Структуры Программного Менеджмента.
Делойт собрал различные методы анализа пересечения улиц и лучшие
представители куриц вместе с консультантами Делойт, обладающими
большим опытом в транспортной индустрии, определили двухдневный маршрут движения с целью увеличения капитала куриных знаний, как явных так и неявных, и дать им возможность взаимодействовать друг с другом, чтобы
успешно выстроить и внедрить широкую предпринимательскую структуру через
континиуум курице-дорого-переходящих процессов. Маршрут движения был стратегически основан, индустриально сфокусирован и создан как последовательное, ясное и цельное рыночное сообщение в соответствии с
миссией куриц и их видением ситуации. Это способствовало движению к
созданию полноценного бизнес–интегрированного решения. Делойт помог курицам измениться, чтобы стать более успешными...

ВОСПИТАТЕЛЬ ДЕТСКОГО САДА: Чтобы перейти на другую сторону.

СЕМАНТИКУ-ПРАГМАТИКУ БУДЕТЕ?

Разговорная конструкция с глаголом «быть», обозначающим в первом приближении потребление еды и питья, обладает рядом уникальных сочетаемостных, семантических и прагматических свойств

В частности, она содержит глагол «быть» исключительно в личной форме и будущем времени; ср. «Я буду грушу и шарлотку», но не *«Я был грушу и шарлотку», *«Я могу <хотел бы> быть грушу и шарлотку» и не *«Будучи только грушу и шарлотку, ты останешься голодным»

Данное ограничение можно было бы объяснить эллипсисом полнозначного глагола, пусть и лексически неопределенного: «буду грушу и сок» < «буду есть грушу и пить сок», если бы значения таких выражений были тождественными
Однако, как мы увидим ниже, это далеко не так

Во-вторых, этот глагол, в отличие от любых базовых лексических значений «быть» — экзистенциального, связочного, локативного — допускает в нашей конструкции прямое дополнение в винительном падеже («буду грушу и шарлотку») или — при отрицании — в родительном падеже, ср.: «Не буду каши, буду есть сегодня мед» (Б. Симкин)

Дополнение может заполняться словом со значением пищи, питья, а также, неожиданным образом, со значением курева: «Будешь сигаретку?» Par extension, здесь могут появляться и слова со значением меры и количества, а также местоимения («Буду рюмку коньяку»; «Буду пару пирожков»; «Вы что будете»; «Вы что-нибудь будете?» — «Ничего не буду, спасибо»)

Расширение этого семантического класса невозможно: нельзя сказать что-либо вроде *«Я буду инъекцию аспирина»

В третьих — и это представляется самым любопытным — смысловой компонент ‘потреблять (еду или питье)’ не исчерпывает значения нашей конструкции
Она употребляется тогда, когда потребитель оказывается в той или иной актуальной ситуации обслуживания: ему предлагают еду (или питье, или закурить), а он принимает или не принимает это предложение
Предлагать — вербально и невербально — может кто угодно: официант в ресторане, хозяйка, кормящая семью обедом, или приятель
При этом неважно, каков статус этого потребителя: это может быть обычный человек, маленький ребенок, не умеющий говорить, или даже животное: можно сказать «Малыш вряд ли будет эту молочную смесь» или «Кот ни за что не будет Вискас, даже не предлагай ему»

(Разумеется, в последних двух случаях вряд ли будет уместен глагол в первом или во втором лице)

Невозможно представить высказывания типа *«Смотри, бабушка завтракает. Сейчас она будет чай с молоком», *«Я скоро приду домой и буду пельмени» (отсутствует обслуживающее лицо) или даже *«Я скоро приду домой, жена мне приготовит обед, и я буду пельмени» (отсутствует актуальность)

Л. Л. Иомдин, из: «Как нам быть с конструкциями типа “Как быть?”», 2017

Как отличаются вкусы в 50 лет и в 61 год?

Можно проследить по "Ответам на анкету и своих вкусах" Тургенева, на которую он отвечал дважды - в 1869 и 1880 годах соответственно
Где-то ответы на вопросы кардинально отличаются, но в некоторых вещах Тургенев был уверен - например, главной чертой своего характера всегда считал лень:

Ваша любимая добродетель?
1869: Пылкость.
1880: Молодость.

Любимое качество у мужчины?
1869: Доброта.
1880: 25-летний возраст.

Любимое качество у женщины?
1869: Доброта.
1880: 18-летний возраст.

Ваше любимое занятие?
1869: Охота.
1880: Нюхать табак.

Главнейшая черта вашего характера?
1869: Леность.
1880: Леность.

Как вы представляете себе счастье?
1869: Иметь совершенное здоровье.
1880: Ничего не делать.

Как вы представляете себе несчастье?
1869: Потерять здоровье.
1880: Быть обязанным что-нибудь делать.

Ваши любимые цвета и цветы.
1869: Голубой, нарцисс.
1880: Серый и цветная капуста.

Кем бы вы хотели быть, если бы вы не были сами собой?
1869: Моей собакой Пегасом.
1880: Никем.

Где предпочли бы жить?
1869: Там, где свободен идти, куда хочу.
1880: Там, где никогда не бывает холодно.

Ваши любимые прозаики?
1869: Сервантес.
1880: Я не читаю более.

Ваши любимые поэты?
1869: Гомер, Гете, Шекспир, Пушкин.
1880: Я не читаю более.

Ваши любимые художники и композиторы?
1869: Рембрандт, Моцарт, Шуберт.
1880: Я не смотрю и не слушаю более.

Ваши любимые герои в истории?
1869: Вашингтон, Перикл.
1880: Тот, кто открыл устрицы.

Ваши любимые героини в истории?
1869: Г-жа Ролланд.
1880: Все хорошие кухарки.

Ваши любимые герои в изящной литературе?
1869: Джульетта.
1880: Г-жа Коробочка.

Ваше любимое кушанье и напиток?
1869: Кофе и шампанское.
1880: Всё, что хорошо переваривается.

Ваши любимые имена?
1869: Борис, Мария.
1880: Спиглазов.

Что вы сильней всего ненавидите?
1869: Тараканов.
1880: Визиты.

Кого вы больше всего презираете в истории?
1869: Наполеона, Торквемаду.
1880: Того, кто мешает мне спать.

Каково теперь ваше душевное состояние?
1869: Душевное спокойствие.
1880: 0 (ноль).

К какому пороку вы наиболее снисходительны?
1869: К пьянству.
1880: Ко всем.

Каков ваш любимый девиз?
1869: Пусть всё идёт своим путем.
1880: Покойной ночи.
_________
Тургенев. Ответы на анкету и своих вкусах, данные в 1869 и в 1880 годах

Божественная ирреферентность образов

Прибегать к диссимуляции — это значит делать вид, что вы не имеете того, что у вас есть. Симулировать — это значит делать вид, что у вас есть то, чего вы не имеете. Одно отсылает к наличию, другое — к отсутствию. Но дело осложняется тем, что симулировать не означает просто притворяться: «Тот, кто прикидывается больным, может просто лечь в кровать и убеждать, что он болен. Тот, кто симулирует болезнь, вызывает у себя её некоторые симптомы» (Литтре [1]). Таким образом, притворство, или диссимуляция, оставляет нетронутым принцип реальности: различие всегда явно, оно не замаскировано. Симуляция же ставит под сомнение различие между «истинным» и «ложным», между «реальным» и «воображаемым». Болен или не болен симулянт, который демонстрирует «истинные» симптомы? Объективно его нельзя считать ни больным, ни здоровым. Психология и медицина останавливаются здесь перед истинностью болезни, которую с этих пор невозможно установить. Ведь если можно «вызвать» любой симптом и его нельзя трактовать как естественный факт, то тогда любую болезнь можно рассматривать как такую, которую можно симулировать и которую симулируют, и медицина теряет свой смысл, поскольку знает только, как лечить «настоящие» болезни, исходя из их объективных причин. Психосоматика [2] совершает сомнительные пируэты на границе принципа болезни. Что касается психоанализа, то он переносит симптом органического порядка в порядок бессознательного и последнее снова полагает «истинным», более истинным, чем первое, — но от чего бы симуляция должна остановиться на пороге бессознательного? Почему «работу» бессознательного нельзя «подделать» таким же образом, как любой симптом в классической медицине? Сны, например, уже можно.
Конечно, психиатрия утверждает, что «каждая форма психического расстройства имеет особый порядок развития симптомов, о котором не знает симулянт и отсутствие которого удержит психиатра от заблуждения». Это утверждение (датированное 1865 годом) необходимо, лишь бы любой ценой спасти принцип истинности и избежать проблемы, которую ставит симуляция, а именно: истина, референция, объективная причина перестали существовать. Что может сделать медицина с тем, что колеблется на самой грани болезни и здоровья, с дублированием болезни в дискурсе [3], который больше не является ни истинным, ни ложным? Что может сделать психоанализ с дублированием дискурса бессознательного в дискурсе симуляции, который нельзя больше разоблачить, поскольку он также не является ложным? (И который не поддаётся разрешению через трансференцию. Именно смешение этих двух дискурсов и делает психоанализ бесконечным).
Что может сделать с симулянтами армия? По обыкновению их разоблачают и наказывают в соответствии с чётким принципом идентификации. Сегодня могут освободить от воинской повинности очень ловкого симулянта точно так же, как «истинного» гомосексуалиста, сердечника или сумасшедшего. Даже военная психология избегает картезианской чёткости и не решается проводить различие между ложным и истинным, между «поддельным» и аутентичным симптомами. «Если симулянт так хорошо изображает сумасшедшего, то это потому, что он им и является». И здесь военная психология не так уж и ошибается: в этом смысле все сумасшедшие симулируют, и это неразличение является наихудшей разновидностью субверсии [4]. Это именно то, против чего и вооружился классический ум всеми своими категориями. Но это то, что сегодня вновь обходит его с флангов, угрожая принципу истинности.
После медицины и армии, излюбленных территорий симуляции, исследование ведёт нас к религии и симулякру божественности: «Я запретил в храмах изображать всяческое Своё подобие (симулякр [5]), ведь Творец, одухотворивший всю природу, Сам не может быть воспроизведён». Как бы не так. Однако чем становится божество, когда предстаёт в иконах, когда множится в статуях (симулякрах)? Остаётся ли оно высшей инстанцией, лишь условно запечатлённой в образах наглядного богословия? Или исчезает в симулякрах, которые сами проявляют себя во всём блеске и мощи фасцинации [6], — зримая машинерия икон подменяет при этом чистую и сверхчувственную Идею Бога? Именно этого боялись иконоборцы, чей тысячелетний спор продолжается и сегодня. (См.: Perniola M. Icônes, visions, simulacres. Р. 39). Именно из предчувствия этого всемогущества симулякров, этой их способности стирать Бога из сознания людей и этой разрушительной, убийственной истины, которую они собой заявляют — что, в сущности, Бога никогда не было, что всегда существовал лишь его симулякр или даже что сам Бог всегда был лишь своим собственным симулякром, — и происходило то неистовство иконоборцев, с которым они уничтожали иконы. Если бы они могли принять во внимание, что образы лишь затеняют или маскируют платоновскую Идею Бога, причин для уничтожения не существовало бы. С идеей искажённой истины ещё можно ужиться. Но до метафизического отчаяния иконоборцев довела мысль, что иконы вообще ничего не скрывают, что по сути это не образа, статус которых определяет действие оригинала, а совершенные симулякры, непрерывно излучающие свои собственные чары. Поэтому и необходимо было любой ценой предотвратить эту смерть божественной референтности.
Отсюда следует, что иконоборцы, которых обвиняют в пренебрежении и отрицании образов, на самом деле знали их истинную цену, в отличие от иконопоклонников, которые видели в них лишь отображение и удовлетворялись тем, что поклонялись такому филигранному Богу. Можно, однако, рассуждать в обратном направлении, тогда иконопоклонники были наиболее современными и наиболее предприимчивыми людьми, ведь они под видом испарения Бога в зеркале образов уже разыгрывали его смерть и его исчезновение в эпифании [7] его репрезентаций (о которых они, возможно, знали, что те больше ничего не репрезентуют, являясь лишь чистой игрой, однако именно в этом и состояла большая игра — они знали также и то, что разоблачать образы опасно, ведь они скрывают, что за ними ничего нет).
Таков был подход иезуитов, которые строили свою политику на виртуальном исчезновении Бога и на внутримирском [8] и зрелищном манипулировании сознанием людей, — на исчезновении Бога в эпифании власти, означающем конец трансцендентности [9], которая служит отныне лишь алиби для стратегии, абсолютно независимой от каких-либо влияний и критериев. За вычурностью образов скрывался серый кардинал политики.
Таким образом, ставка всегда была на смертоносную силу образов, смертоносную для реального, смертоносную для собственных их моделей, как возможно были смертоносными для божественной идентичности византийские иконы. Этой смертоносной силе противостоит сила репрезентации как диалектическая сила, очевидное и умопостигаемое опосредование Реального. Вся западная вера и аутентичность делали ставку на репрезентацию: на то, что знак способен отражать сокровенный смысл, что он способен обмениваться на смысл, и то, что существует нечто, что делает этот обмен возможным, гарантирует его адекватность — это, разумеется, Бог. Но что, если и самого Бога можно симулировать, то есть свести к знакам, удостоверяющим его существование? Тогда вся система теряет точку опоры, она сама становится не более чем гигантским симулякром — не тем, что вовсе оторвано от реальности, а тем, что уже никогда не обменивается на реальное, а обменивается на самое себя в непрерывном круговороте без референта и предела.
Такова симуляция в своём противопоставлении репрезентации. Репрезентация исходит из принципа эквивалентности реального и некоего «представляющего» это реальное знака (даже если эта эквивалентность утопическая, это фундаментальная аксиома). Симуляция, наоборот, исходит из утопичности принципа эквивалентности, из радикальной негации [10] знака как ценности, из знака как реверсии [11], из умерщвления всякой референтности. В то время как репрезентация пытается абсорбировать симуляцию, интерпретируя её как ложное, «повреждённое» представление, симуляция охватывает и взламывает всю структуру репрезентации, превращая представление в симулякр самого себя.
Таковы последовательные фазы развития образа:

Collapse )

"Об Алатыре-камне"

14 сентября (по старому стилю) в народе считался днем "Алатыря-камня" - святыни для российских народов. Его повсеместное почитание свидетельствовало не о дикости наших предков, а об обладании познаниями, мягко говоря, не уступавшим европейским, но кардинально отличным от них.

Государственно-церковные гонения старались дискредитировать, уничтожить память о прошлом, силой и кровью утверждая "прогресс" в европейских одеждах. Навязанный "просветителями" и церковниками миропорядок позволяет узкой прослойке поддерживать свое господство за счет унижения остальных.

Вырваться из этих тисков с помощью ими же подсунутых теорий, доктрин, концепций невозможно. Мы должны вернуться на ту платформу, на которой издавна развивалось человечество. Только так, а не как иначе, можно изменить социальный облик общества, приглушить духовную деградацию, а значит улучшить жизнь.

Давайте же, несмотря на завывания демшизы, архиерейской обслуги и троцкистской гопоты, шаг за шагом восстанавливать мировоззрение наших предков. Они ждут от нас этого!

Практически все специалисты едины во мнении, что центральным элементом в русских заговорах является легендарный «Алатырь-камень». Представления о нем уходят далеко вглубь веков и встречаются у всех народов России.i В русских ранних былинах этот камень постоянно фигурирует в сказаниях об основных богатырях. Например, Илья Муромец приезжает к нему, чтобы определиться с дальнейшим путем.ii Точно также поступает он перед битвой с Калином-царем.iii Присутствует Алатырь-камень и в «старинах» о Добрыне Никитиче.iv В «бел-горюч камень» превращают богатыря Михайло Потыка.v На том же камне сиживал Садко – «богатый купец».vi На нем закончили путь неугомонный Василий Буслаев,vii а, также, в одной из былинной вариации, поганый Калин-царь.viii

В заговорных же текстах, известных на сегодняшний день, этот камень упоминается уже сотни раз на порядки чаще, чем что-либо или кто-либо.ix Попытки прояснить, что же это все-таки означает, породили немало разнообразных гипотез. Одна из распространенных: под ним разумеется янтарь, который еще греки и римляне считали целебным, носили в качестве амулетов. «Алатырю-камню» также приписывалась чудодейственная сила против различных недугов, а потому его сближение с янтарем, помимо схожести звучания, представлялось не лишенным логики.x К тому же в текстах заговоров изредка проскальзывает «Алатырь-камень», как «Янтарь-камень». Например, «…сидит старик, волос сед и сечет и рубит на Янтаре-камне. Как ни дыму, ни пламя, ни икры нету, так бы у раба твоего не было не пламя, не замка крепче Янтаря-камня».xi

Еще «Алатырь» часто именовали «бел-горюч камень»: это объясняли тем, что в состав благовонных курений входил, как раз янтарь, который в разогретом виде приобретал белизну. Из этой гипотезы определяли местонахождение «Алатыря-камня» – богатое залежами янтаря Балтийское море.xii Примерно в том же духе рассуждал и автор известной монографии о заговорах Николай Познанский, убежденный, что этот камень – оптимальное врачебное средство. Его главное свойство – нечувствительность – использовали в заговорах, передавая (излечивая) занемогшего. Поэтому при зубной боли за щеку закидывали три камешка или лечили головную боль прикладыванием его к затылку.xiii

Серьезное внимание расшифровке центрального элемента заговора уделила историческая школа. Один из ее лидеров Александр Веселовский обратился к библейским мотивам. Легенды об «Алатыре-камне» он напрямую связал с преданиями «о чудесном камне, положенном Спасителем в основание Сионской церкви; о камне с Синая, установленном на место алтаря в матери церквей». На том камне происходила трапеза Христа, там он возлежал с апостолами, оттуда посылал учеников возвестить о благом откровении. После того, как все эти известные христианские сюжеты прошли через народную поэзию, они обрели некий символический центр, коим и стал «Алатырь-камень», т.е. алтарь, где впервые принесена бескровная жертва, установлено высшее таинство христианства (евхаристия).xiv Однако, излагая эти мысли, Веселовский считал не лишним оговориться, что в русских заговорах образ алтаря «претворился до неузнаваемости, до разнообразных проявлений, связанных друг с другом одним лишь понятием – какой-то чудной силы и сверхъестественных качеств».xv

Последователи Веселовского с энтузиазмом развивали его исторические трактовки. Так, Мансикка рассуждал о наивной стилизации, где «перед нами проходит ряд опоэтизированных в низах сцен с христианским содержанием». Народные помыслы увлечены событиями на Святой земле, эпизодами из жизни Христа и Богоматери, апостолами и святыми. Центр действия в них – символический камень-алтарь, который, как и священный алтарь Господа, именуется горючим и огненным. Вслед за Веселовским Мансикка, также, предусмотрительно осторожничает: смысл «Алатыря-камня» давно затемнился в сознании народа, «появились извращения названия, испорченные варианты, по которым с трудом узнаешь первоначальные черты».xvi Такая же участь постигла и святых лиц, так или иначе, связанных с ним. Эти древние обитатели каменного алтаря выглядят запутано, святые далеко не всегда названы правильно, часто встречаются просто какие-то безымянные существа.xvii Хорошо чувствуется, как Мансикку заметно смущают персонажи, сидящие на том камне, в котором узрели алтарь. Например, какой-то «мудрый муж», помогающий остановить кровотечение, или некий старик с острой саблей, восседающий там же;xviii Чтобы дать приемлемые объяснения, Мансикка предлагал видеть в этом вариации христианского образа искупительной жертвы.

Желание найти «Алатырю-камню» конкретную географическую привязку превратилось в своего рода idea fixed. Правда, ассоциации «Алатыря-камня» с церковным алтарем и настойчивое прикрепление его к библейским сюжетам, пусть даже в апокрифических формах, у многих вызывало сложные чувства, а некоторые вообще расценивали подобные сопоставления, как некорректные.xix Но если Веселовский пошел на это, отталкиваясь от созвучия именований, то ничто не мешало проделать то же самое, только с использованием других местностей, прежде всего, российских. Тем более, на отечественных просторах красовался город Алатырь, что наводило на соответствующие аналогии. Соотнести «Алатырь-камень» с названием города, близко расположенного к Мурому – родине Ильи Муромца – выглядело не менее заманчиво.xx Однако даже увлекательные параллели не могли охладить поисков спасительного камня, не прекращающихся вплоть до наших дней.

Тем не менее, хотелось бы отметить интересную работу Дмитрия Соколова «Тайны Алатыря-камня», вышедшую в 2016 году. В ней обобщены легенды связанные с народной святыней, подчеркнуто, что смена властей и вер никак не отразилась на роли «бел-горюч камня» в заклинательной практике. Возле камня загадывали желание, водили хороводы, к нему приходили паломники. Люди пребывали в убеждении, что необычайные свойства зависят от «духа», в нем обитающего. Прикасаясь к такому камню, многие «испытывают странную вибрацию или тепло, исходящее от него… их как бы ударило слабым разрядом тока».xxi В чем нет ничего удивительного, поскольку такие валуны выходили на поверхность на разломах земной коры, благодаря глубинным вибрациям, которые, кстати, увеличивали температуру камней, поэтому на них практически всегда таял снег.

Очевидно, что расшифровка «Алатыря-камня» не может осуществляться сугубо историко-филологическим арсеналом, а требует, не побоимся сказать, философских усилий. «Алатырь-камень» – это источник всех ветров: небесных, земных и человеческих; причем правильное позиционирование последних находиться в гармонии с двумя предыдущими. По преданиям, вся совокупность вибраций, из которых состоит мир, соотносилась с этой сакральной точкой, потому-то «из сего белого Латыря камня палящий и гулящий огонь…» исходит.xxii Раньше эту святыню никогда не ассоциировали с конкретным камнем, расположенным в географически определенном месте.

Почитание валунов – плод более поздних времен, когда у подавляющей массы населения прежние мировоззренческие взгляды выхолащивались под государственно-церковными репрессиями. Сохранялись только разрозненные элементы, как-то «вера» в наличие у камней пульсов, о чем справедливо писали исследователи.xxiii Что касается эпического «бел-горюч камня», то он мыслился не материально здесь на земле, а на небесах, представляя собой ключевой духовный образ. В вибрационной среде, каковой ранее воспринималась окружающая реальность, такой центр мог быть осознан в любом месте. Посредством него постигали ветра (вибрации).

Поэтому поиски «Алатыря-камня» непосредственно в нашей действительности, по большому счету, лишены смысла. Можно сказать иначе: для наших предков он воспринимался источником знаний о природе всего существующего, включая духовное; читать по нему – значило прочесть по ветрам. Илья Муромец у «бел-горюч камня» читал не надписи: «в разстань ехать – убиту быть, а в другую ехать – женату быть, а в третью ехать – богату быть», а ветра, которые из него исходили.xxiv Часто в былинах говорится о богатырях, присевших на «бел-горюч камень» (тот же Садко), что на деле означало присесть не на конкретный предмет, а на ветра; можно провести аналогию с современным выражением: «подсел» на что-либо. В крестьянской среде в прошлом даже употреблялось выражение: «присел на Алатырь».

____

i Ильинская В.Н. Камень Латырь и его роль в русских заговорах // Этнолингвистика текста: семиотика малых форм фольклора. М., 1988. С. 37.

ii Песни, собранные П.Н. Рыбниковым (№ 11 Об Илье Муромце). Ч. I. М., 1861. С. 62.

iii Онежские былины, записанные А.Ф. Гильфердингом (№ 138 Илья Муромец и Калин). М. 1873. С. 709.

iv Там же (№ 298 Добрыня и Алеша). С. 1090-1091; Песни, собранные П.Н. Рыбниковым (№ 27 Тоже и Василий Каземирович). Ч. I. С. 153-154.

v Песни, собранные П.Н. Рыбниковым (№ 37 Михайло Потык сын Иванович). Ч. I. С. 223.

vi Там же (№ 64 Садко купец, богатый гость). С. 371.

vii Песни, собранные П.В. Кириевским (№ 4 . Василий Буслаев). Вып. 5. М., 1863. С. 32.

viii Древние российские стихотворения, собранные Киршей Даниловым (№ 24 Калин-царь). М., 1818. С. 250-251.

ix Юдин А.В. Ономастикон русских заговоров: имена собственные в русском магическом фольклоре. М., 1991. С. 194

x Прокофьев И. История русской словесности. Ч. I. Казань, 1870. С. 226.

xi Майков Л.Н. Великорусские заклинания (№ 319). М., 1868. С. 136.

xii Прокофьев И. История русской словесности. С. 226.

xiii Познанский Н. Заговоры. Опыт исследования происхождения и развития заговорных формул. Пг. 1917. С. 264.

xiv Веселовский А.Н. Разыскания в области русского духовного стиха (Алатырь в местных преданиях Палестины и легенда о Граале). Вып. 3. Спб., 1881. С. 23-24.

xv Там же. С. 25.

xvi Мансикка В. П. Заговоры Пудожского уезда Олонецкой губернии. Пг., 1915. С. 188.

xvii Там же. С. 205.

xviii Там же (Приложение № 71; № 87).

xix Бодуэн де Куртенэ-Фасмер У. Камень Латырь и город Алатырь // Известия отделения русского языка и словесности Императорской Академии наук. 1914. Т. 19. Кн. 2. С. 91.

xx Там же. С. 99.

xxi Там же. С. 9.

xxii Майков Л.Н. Великорусские заговоры (№ 28). С. 22.

xxiii Соколов Д.С. Тайны Алатырь-камня. М., 2016. С. 189-191.

xxiv Песни, собранные П.Н. Рыбниковым (№ 11 Об Илье Муромце). Ч. I. С. 62.

(с)Александр Пыжиков

«О ДМИТРИИ ДОНСКОМ...»

Куликовской битвой был решен давно назревший вопрос — о власти. Произведено общественное разделение труда по отношению к власти. Создана монархия. В чем разница — до того на власть претендовал широкий круг лиц, в том числе многие потомки родов давно отошедших от власти и утратившие опыт работы на уровне государства. При этом они имели опыт управления на уровне общины и, придя на более высокий уровень, приносили его, несмотря на неуместность. Монархия этот вопрос решила — была сохранена социальная активность на уровне общины и снижено напряжение на государственном уровне, повышена квалификация чинов. Было сформировано доверие между общиной и государством на протяжении многих поколений. Стабильность в социуме.
Внутреннее противоречие монархии — техническое развитие общества как фактор повышения требований к правящему слою. Сохранение традиций — текущая орг. работа — в противовес новым техническим факторам. Новое в технике требовало обучения, и система обучения противоречила традициям. Возникла интеллигенция, претендующая на роль вечных реформаторов. Чиновники гражданские, военные, интеллигенция, торговцы (денежная система) — вот экониши. Разрастание империи до масштабов планеты при отсутствии эффективных средств связи привело к тому, что реформы в одной части империи стали противоречить реформам другой части империи, что привело к разрушению её.
Появление множества государств — столкновение интересов, разные внутренние условия.

В худших природных условиях — сохранность традиций, в лучших — их разрушение. В худших условиях — выше качество универсальных людей, в лучших условиях — лучшая специализация.

Это же относится к интеллигенции. Узкие специалисты — приманка для русских интеллигентов, образец. Но наивысшая квалификация — у русских универсалов, способных учесть междисциплинарные стыки. Массив же — всегда пятая колонна. Отбор управленцев на западе — по наибольшей прибыльности, на востоке — по соответствию базовой (эволюционной) идеологии. Отсюда на западе — подчинение банкирам, на востоке — подчинение идеологии.
Роль академии наук — намного выше, чем на западе. Практически два главных планирующих органа — госплан и академия. Госплан — управление народным хозяйством, Академия наук — концептуальное планирование, в первую очередь — сохранение семьи – воспитание детей – обучение – совершенствование НПО, государственное строительство; во вторую очередь — технологии; в третью — техника. Русский контроль управленцев — на верность идеологии, западный — на верность закону...