September 15th, 2020

Мои твиты

Collapse )

Дурачок

Произведения Н.С. Лескова
(Рассказ)

Кого надо считать дураком? Кажется, будто это всякий знает, а если начать сверять, как кто это понимает, то и выйдет, что все понимают о дураке не одинаково. По академическому словарю, где каждое слово растолковано в его значении, изъяснено так, что "дурак - слабоумный человек, глупый, лишенный рассудка, безумный, шут"... В подкрепление такого толкования приведен словесный пример: "Он был и будет дурак-дураком". "Дурачок - смягчение слова дурак". Ученее этого объяснения уже и искать нечего, а между тем в жизни случается встречать таких дураков или дурачков, которым эта кличка дана, но они, между тем, не безумны, не глупы и ничего шутовского из себя не представляют... Это люди любопытные, и про одного такого я здесь и расскажу.



Был у нас в деревне безродный крепостной мальчик Панька. Рос он при господском дворе, ходил в том, что ему давали, а ел на застольщине вместе с коровницею и с ее детьми. Должность у него была такая, чтобы "всем помогать"; это значило, что все должностные люди в усадьбе имели право заставлять Паньку делать за них всякую работу, и он, бывало, беспрестанно работает. Как сейчас его помню: бывало, зимою, - у нас зимы бывают лютые, - когда мы встанем и подбежим к окнам, Панька уже везет на себе, изогнувшись, большие салазки с вязанками сена, соломы и с плетушками колоса и другого мелкого корма для скотины и птиц. Мы встаем, а он уже наработался, и редко увидишь его, что он присядет в скотной избе и ест краюшку хлебца, а запивает водою из деревянного ковшика.

Спросишь его, бывало:

Collapse )

о Дмитрии Донском...

Куликовской битвой был решен давно назревший вопрос - о власти. Произведено общественное разделение труда по отношению к власти. Создана монархия. В чем разница - до того на власть претендовал широкий круг лиц, в том числе многие потомки родов давно отошедших от власти и утратившие опыт работы на уровне государства. При этом они имели опыт управления на уровне общины, и придя на более высокий уровень приносили его, несмотря на неуместность. Монархия этот вопрос решила - была сохранена социальная активность на уровне общины и снижено напряжение на государственном уровне, повышена квалификация чинов. Было сформировано доверие между общиной и государством на протяжении многих поколений. Стабильность в социуме.
Внутреннее противоречие монархии - техническое развитие общества как фактор повышения требований к правящему слою. Сохранение традиций - текущая орг работа - в противовес новым техническим факторам. Новое в технике требовало обучения, и система обучения противоречила традициям. Возникла интеллигенция, претендующая на роль вечных реформаторов. Чиновники гражданские, военные, интеллигенция, торговцы - денежная система - вот экониши. Разрастание империи до масштабов планеты при отсутствии эффективных средств связи привело к тому, что реформы в одной части империи стали противоречить реформам другой части империи, что привело к разрушению её.
Появление множества государств - столкновение интересов, разные внутренние условия.

В худших природных условиях - сохранность традиций, в лучших - их разрушение.
В худших условиях - выше качество универсальных людей, в лучших условиях - лучшая специализация.

Это же относится к интеллигенции. Узкие специалисты - приманка для русских интеллигентов, образец. Но наивысшая квалификация - у русских универсалов, способных учесть междисциплинарные стыки. Массив же - всегда пятая колонна. Отбор управленцев на западе - по наибольшей прибыльности, на востоке - по соответствию базовой (эволюционной) идеологии. Отсюда на западе - подчинение банкирам, на востоке подчинение идеологии.
Роль академии наук - намного выше чем на западе. Практически два главных планирующих органа - госплан и академия. Госплан - управление народным хозяйством, Академия наук - концептуальное планирование, в первую очередь - сохранение семьи - воспитание детей - обучение - совершенствование НПО, государственное строительство; во вторую очередь - технологии; в третью - техника. Русский контроль управленцев - на верность идеологии, западный - на верность закону...

Народ живет на определенной территории Территория с народом, общая судьба - это прошлое (история)

Будущее зиждется на идеологии. Идеология основана на связи прошлого с будущим - история - оценка настоящего - планы. История народа основана на истории человечества. Планирование будущего подразумевает соотнесение с ходом эволюции и будущего человечества и биосферы, и более широко - планеты. Соответственно, все идеологии и планирование необходимо формировать только в соответствии с законами жизни на земле.
1) Цефализация -
2) адаптация-развитие -
3) расширение экониши для человечества -
4) освоение приполярья, шельфа -
5) луны.

Для реализации 3-5 пунктов необходимо планирование - развития науки и техники и народного хозяйства.
Война с русскими перешла на другой уровень - борьба с государством.
Под прикрытием этой войны произошло подчинение государства банкирам.
Ликвидация истории, семьи, дискредитация коммуны - результат диктата банкиров в интересах нескольких частных лиц.
Диктат банковской системы необходимо прекратить - это тормоз не только на пути развития человечества, но и на пути сохранности его.
Госплан и Академию наук - на место банкиров. Банкиры не хозяева планеты, как они себя мнят, а стрелочники денежных потоков. Создав идеологию паразитизма они подписали приговор. Себе или человечеству - предстоит выяснить уже нам...

Вы читали БоклЯ?

Вопрос-реплика Епиходова из "Вишневого сада", причем слово Бокля произносится, как правило, с ударением на последний слог.

Henry Thomas Buckle.

Кумир и властитель умов европейской интеллигенции конца XIX века, да и начала ХХ, наверное.
Его главный и единственный труд "История цивилизации в Англии" - крохотная часть непомерной задачи, которую взвалил на себя этот сумрачный английский холостяк, проживший всего 41 год и желавший в одной работе написать обо всей истории всей мировой цивилизации.
Чем-то это всё напоминает "Неведомого шедевра" Бальзака или картину Александра Иванова "Явление Христа народу". Строго говоря, даже труда об истории цивилизации в Англии Бакл-Бокль не успел написать, оставив в назидание потомком лишь введение в свою неосуществленную циклопическую монументальную книгу.

Читать Бокля-Бакла можно, потому что он англичанин. Когда на такие философско-абстрактные темы пишет немец или француз - читать не можно.
А еще и великолепный перевод Буйницкого, 1895 года и отличное предисловие Соловьева, примерно тех же лет.

Вот две цитаты

"Наказать даже одного человека за его религиозные убеждения есть одно из самых страшных злодея в мире. Но наказывать огромное количество людей, преследовать целую секту, пытаться искоренить мнения, которые, проистекая из самого состояния общества, служат лишь проявлением дивной и роскошной производительности человеческого ума, всё это составляет не только одно из самых вредных, но и одно из самых безрассудных дел, какие только мы можем себе представить.
Тем не менее несомненный факт, что огромное большинство лиц, воздвигавших гонения за религию, были людьми с самыми чистыми намерениями, с самой высокой и безукоризненной нравственностью. Невозможно даже, чтобы было иначе. Нельзя считать неблагонамеренными людей, старающихся навязать кому-нибудь убеждения, которые они считают хорошими.
Тем менее можно назвать дурными людей, которые без всякого земного расчета употребляют все средства своей власти не для своей пользы, но для распространения религии, которую считают необходимой для будущего благоденствия человечества. Таких людей не должно считать дурными, а только невежественными, не знающими ни свойств истины, ни последствий своих поступков. Но с нравственной точки зрения побуждения, которым они следуют, безукоризненны.
ЖДействительно, их побуждает к преследованию самая искренность их убеждения. Именно святое усердие, одушевляющее их, возбуждает их фанатизм.
Если вы внушите какому-нибудь человеку глубочайшее убеждение в велимком значении какого-нибудь нравственного или религиозного учения, если вы уверите его, что все, отвергающие это учение, осуждены на вечную гибель, если вы затем облечете этого человека властью и, пользуясь его неведением, ослепите его относительно дальнейших последствий, он непременно будет преследовать всех, отрицающих его учение.
Убавьте искренности - и ослабится преследование. Другими словами, ослабив добродетель, вы может уменьшить зло."

"В этом заключается настоящее зло религиозных гонений. Когда люди бывают вынуждены маскировать свои мнения, то в них образуется привычка защищать себя посредством обмана и покупать безнаказанность ценою лжи. Для них ложь становится одной из ежедневных потребностей, а лицемерие - одним из обычаев. Общий дух и образ мыслей нации подвергается порче, и сумма существующих в ней пороков и заблужденйи страшно увеличивается."

Идеология не может базироваться на религии Речь идет о любой религии

Дело в том, что любая религия имеет своим основанием традицию в обществе, имевшуюся в этом обществе в момент возникновения религии
Традиции первичны, религии вторичны
Традиции же имеют в качестве основы именно формирование мозга у детей именно в интересах будущего данного народа, культивировавшего эти традиции

Эти самые традиции стали следствием биологической эволюции по линии антропогенеза
Антропогенез же является следствием другой линии, именуемой "цефализация"

Цефализация - более древнее направление эволюции, чем антропогенез
Иначе говоря антропогенез - острие цефализации

Цефализация - в энциклопедическом и биологических словарях определяется как "процесс обособления головы у билатерально-симметричных животных и включение в её состав органов переднего конца тела - захватывания пищи, органов чувств, передние отделы ЦНС"
Далее отмечается, что цефализация это увеличение массы головного мозга к массе тела в том же филогенезе
У человека это соотношение максимально

Найти же данные о том, что формирование нервной системы все более опережает формирование иннервируемых органов не только в фило, но и в онтогенезе (эмбриогенезе) получится не сразу (Ата-Мурадова и др.)
Таким образом, в эволюции цефализация раньше антропогенеза
Формирование речи (как главного признака человека) имеет под собой основу биологическую прежде всего
И на биологической основе сформированы доречевые органы коммуникации - органы движения и центры в ЦНС, управляющие этими коммуникациями
На основе этих средств коммуникации сформировано дочеловеческое общество, общество наивысших животных - неандертальцев
Неандертальцы же и сформировали основы нынешних религий на базе лимбических коммуникаций
Неандертальские религиозные традиции (с убийствами Прометеев) для осуществления следующего шага антропогенеза - формирование речи - наши предки вынуждены были в значительной степени отвергнуть
Лимбические коммуникации необходимо было заменить на корковые, осознанные, речевые коммуникации, что и было сделано кроманьонцами
Процесс формирования речи привел к формированию семьи и человеческой общины
Три в одном
Лимбические коммуникации сохранились в человеческом обществе
Но если в индивидуальном развитии умение и навыки лимбических коммуникаций передаются от поколения к поколению неосознанно, то передача таких умений и навыков речевой коммуникации от поколения к поколению происходит осознанно
Дело усугубляется тем, что несформированность лимбических коммуникаций резко затрудняет освоение речевых коммуникаций
Таким образом, и традиции доречевые, и традиции речевые имеют место быть в человеческом обществе
Отсюда и невозможность избавиться от биологических корней религий - дочеловеческие, неандертальские традиции необходимы для формирования навыков лимбических коммуникаций, без которых невозможно обучение речи

Но эти неандертальские традиции по мере взросления становятся обузой для развивающегося мозга, основой религиозного мировоззрения
Будучи выражены в речи они становятся основой современных религий
Законы эволюции требуют от человека, как вида, сознательного отношения к формированию мозга последующего поколения

Человек в рамках одного биологического вида прошел ряд эволюционных ступеней, запечатленных не в хромосомном аппарате, а в традициях
Это - (после формирования речи-семьи-коммуны) формирование города-государства (письменная речь в интересах управления), формирование государства (письменная печатная речь как средство формирования граждан), формирование транснациональных корпораций (средства массовой информации), глобальный фашизм (интернет)

Каждый этап оставил в след в традициях

Религии, использующие традиции как оправдание собственного существования, игнорируют вредную сущность отживших и вредных для развития человечества традиций

Ревизия же традиций необходима, для отделения плевелов от козлищ, а это невозможно без научной основы идеологии построения плана дальнейшего бытия человечества
Комфорт немногих за счет недоразвития многих - путь в тупик эволюции
Идеология, не основанная на законах эволюции, обязательно станет тормозом на пути вначале развития индивидуального мозга, а затем и эволюционного развития

Перед человеком, как существом эволюционирующим, стоит задача выйти за пределы планеты, следовательно идеология религиозная должна как минимум не противоречить научной основе новой идеологии развития человечества...

Карьера в IT-индустрии

Если бы плотников нанимали так же, как программистов

Оригинал: Dawood Sangameshwari

Интервьюер: Итак, вы считаете себя плотником?
Плотник: Всё верно. Это именно то, чем я занимаюсь.

Интервьюер: Как долго вы занимаетесь этим?
Плотник: Десять лет.

Интервьюер: Очень хорошо. А теперь я бы хотел задать вам несколько технических вопросов, чтобы оценить, насколько вы впишетесь в нашу команду. Договорились?
Плотник: Конечно, было бы неплохо.

Интервьюер: Должен вам сказать, что мы работаем в подразделении, занимающимся постройкой большого количества коричневых домов. Доводилось ли вам строить множество коричневых домов?
Плотник: Ну, я же плотник — я строю дома, а люди уже красят их так, как пожелают.

Интервьюер: Да, я понимаю, но не могли бы вы подсказать мне, сколько у вас опыта именно с коричневыми? Ну, плюс-минус.
Плотник: Я действительно понятия не имею. С того момента, как дом построен, меня не волнует, в какой цвет его покрасят. Может, шесть месяцев?

Интервьюер: Шесть месяцев? Вообще-то мы ищем кого-нибудь с гораздо большим опытом коричневого, но позвольте мне задать вам ещё несколько вопросов.
Плотник: Ладно. Но, знаете, покраска — это покраска.

Интервьюер: Да-да, хорошо. Что насчёт Ореха?
Плотник: А что с ним?

Интервьюер: Много ли вы работали с ореховым деревом?
Плотник: Конечно. Ореховое дерево, сосна, дуб, красное дерево — всё, что угодно.

Интервьюер: Но сколько лет вы работали с Орехом?
Плотник: Да не знаю я, чёрт возьми. Я что, должен считать каждую доску?

Интервьюер: Ну хотя бы примерно?
Плотник: Хорошо, тогда я бы сказал, что у меня есть полтора года опыта работы с ореховым деревом.

Интервьюер: Но вы не ореховый гуру?
Плотник: Ну, я же плотник — я работаю с любыми типами дерева, которые, конечно, имеют некоторые отличия, но я считаю, что если ты хороший плотник…

Интервьюер: Да, да, но мы используем ореховое дерево. Это нормально?
Плотник: Ореховое дерево — это прекрасно! Всё, чего пожелаете — я же плотник.

Интервьюер: Что насчёт чёрного Ореха?
Плотник: А с ним что?

Интервьюер: У нас было несколько ореховых плотников, но потом случайно выяснилось, что они не были плотниками по чёрному Ореху. Имеется ли у вас опыт с ним?
Плотник: Конечно, немного. Полагаю, было бы хорошо иметь больше опыта для моего резюме.

Интервьюер: Ладно. Позвольте мне свериться со списком вопросов.
Плотник: Да пожалуйста.

Интервьюер: Итак, последний вопрос на сегодня. Мы используем Камень 5.1 для забивания гвоздей. Использовали ли вы Камень 5.1?
Плотник: [бледнея...] Ну, я знаю, что множество плотников начали использовать камни, чтобы забивать гвозди, когда Craftsman купил каменоломню, но, честно говоря, у меня это получается гораздо лучше с моим гвоздомётом. Или молотком, если хотите. Мне кажется, что, когда я использую камень, то слишком часто ударяю себя по пальцам, в то время, как другая рука сильно болит, потому что камень слишком тяжёлый.

Интервьюер: Но другие компании используют камни. Вы хотите сказать, что камни не работают?
Плотник: Нет, я вообще-то не говорю, что камни не работают. Я лишь считаю, что гвоздомёты работают лучше.

Интервьюер: Все наши архитекторы начинали использовать камни и им понравилось.
Плотник: Не спорю, но я забиваю гвозди целый день и — ладно, слушайте, мне нужна работа, так что я определённо готов к использованию камней, если вы захотите.

Интервьюер: Ок. У нас есть ещё несколько кандидатов; мы свяжемся с вами, когда примем решение.
Плотник: Что ж, спасибо за ваше время. Было приятно поговорить.

СЛЕДУЮЩИЙ ДЕНЬ

Звонок...

Интервьюер: Алло?
Плотник: Здравствуйте! Помните меня? Я тот плотник, которого вы собеседовали для работы с чёрным ореховым деревом. Хотел лишь узнать, приняли ли вы решение.

Интервьюер: Вообще-то приняли. В целом, нам нравится ваш опыт, но мы решили взять кого-то, кто больше работал с коричневым.
Плотник: Правда? И это всё? Меня не взяли на работу, потому что у меня недостаточно опыта с коричневым?

Интервьюер: Ну, это только наполовину так. Отчасти, мы взяли другого парня, потому что он намного дешевле.
Плотник: Серьёзно? И сколько же у него опыта?

Интервьюер: Ладно, он не совсем плотник, он продавец машин. Однако он продал много коричневых машин и работал с отделкой из орехового дерева.
Плотник: [короткие гудки]

Такое противоречие выражено в двух строго определенных чередующихся этапах на пути эволюции

«Ароморфозы и идиоадаптации»

Основное направление эволюции — наилучшее согласование последовательности состояний организма и состояний внешней среды.
Такое направление несет в себе противоречие ближнего и дальнего прогноза. Тактический выигрыш может быть стратегическим поражением. Но и стратегический выигрыш может быть неочевиден, и в данный момент может обернуться тактическим поражением.
Такое противоречие выражено в двух строго определенных чередующихся этапах на пути эволюции — ароморфозы и идиоадаптации.
Ароморфоз — стратегически выигрышное изменение в организме, происходит редко на протяжении нескольких поколений при особых условиях.
Идиоадаптация — медленное изменение организма на протяжении тысячелетий, дающее небольшое, но в данный момент решающее преимущество в естественном отборе, позволяющее занять наилучшее положение в среде обитания.
Как правило, непрерывное движение по пути идиоадаптации ведет в тупик эволюции. Ароморфоз — всегда выход из эволюционного тупика.
Мозг человека как продукт эволюции несет в себе следы ароморфозов и идиоадаптаций. След ароморфозов — способность и потребность в развитии. След идиоадаптаций — способность и потребность в адаптации. Развитие для мозга — формирование новых навыков. Адаптация — использование арсенала врожденных и приобретенных навыков. Адаптация происходит в интересах гомеостаза, развитие происходит в интересах вида.
Яркий пример стратегии развития — это ребенок — он рождается реализовывать генетическую программу. Сначала он не способен к самостоятельной жизни и полностью зависит от матери. Он ползает-ползает, а потом пытается подняться. Это новый тип деятельности и это неудобно, быстро ползать, кажется, лучше, чем еле передвигаться по новому. Но он всё равно это делает. Генетически запрограммированно формирование новых действий, которые до этого не были реализованы. Это и есть суть развития.
Считается, что последним ароморфозом у человека были зоны Брока и Вернике, это зоны формирования речи. После того, как развитие заканчивается, начинается адаптация, мы приспосабливаемся.
Мозг человека допускает две жизненные стратегии: стратегию развития и стратегию адаптации. Стратегия развития — мужская, стратегия адаптации — женская. Адаптация гарантирует выживание особи, развитие гарантирует выживание вида.
Для детей естественно развитие, для женщин и мужчин естественна адаптация, продолжение развития зрелых мужчин природой не гарантируется. Сохранение способности к развитию у взрослых мужчин возможно только при специальном целенаправленном воспитании мальчиков. Методика такого обучения есть. На западе метод воспитания мальчиков, сохраняющий их способность к развитию, не используется. Следствием такой утраты стала тотальная адаптация.
Две стратегии — развития и адаптации — эволюционно обеспечены, и на них нанизывается вся деятельность человека: социальная, политическая, философская и т.д. Самый уникальный проект, в котором человек реализовал развитие — это желание, готовность и способность осваивать космос. Никакое животное, каким бы организованным оно ни было, не ставит своей целью осваивать космос.
Дело в том, что большинство людей не воспринимают себя как часть космоса. Они просто живут и удовлетворяют свои потребности, не задумываясь. И очень характерно, что в школе в 90-е годы убрали астрономию.
Развивающийся человек старается распространить свою экспансию шире, чем ареал своего обитания. Ближайший ареал после освоения Земли, в который мы должны уйти — это космос. Потому что Земля конечна, постепенно она уходит из солнечной системы, и через какие-то миллионы лет она будет находиться в зоне неблагоприятной для жизни. Тогда теряется смысл развития, зачем что-то делать, если Земля все равно погибнет. И у человека одна перспектива — уход в космос, на другие планеты. Это очень далеко, но это тот самый ароморфоз, который и обеспечивает человечеству вечную жизнь.
Желание осваивать космос — это абсолютно эволюционно-обеспеченная программа развитого человека. Желание улететь в космос у нас было в 30-х, 50-х гг. Мы видим, что сегодня эти желания не имеют прорывного характера, каким был скачок в послевоенные годы. В тему космоса затягивается ущербная и неправильная стратегия, которая относится к адаптации: «вот это будет моё».
Адаптация как стратегия способствует продвижению в иерархии, поэтому чистые адаптанты легко делают карьеру и добиваются успеха там, где прибыль есть главная цель деятельности.
Несколько факторов ведут к такой же стратегии в образовании:
а) отсутствие мужчины в семье (вследствие безответственного отношения к семье и принижения статуса семьи посредством ювенализации сознания, именующих себя элитой);
б) изгнание мужчин из школы. В итоге множество мальчиков воспитываются женщинами, и ни о каком полноценном их развитии не может быть и речи.
Адаптация в крайней степени в перспективе ведет к дегенерации. Адаптанты во власти призывают нас жрать друг друга за ресурсы, в то время как над нашей головой — бесчисленные миры!
Женщины — идеальные адаптанты. Они редко меняли мир, но мужчины, которые меняли, были рождены женщиной. Потому что эволюционно женщина запрограммирована на самую важную функцию, которую выполняет — создание новой жизни, адаптация и обеспечение её развития.
Развитие в крайней степени — это выход за границы ареала — то, что ещё называется мечтой и подвигом.

В центре ареала скапливаются доминанты, на периферии скапливаются рецессивы

«Коллектив как ареал обитания»

Естественный отбор внутри вида происходит как вытеснение рецессивов от центра ареала к его периферии.
В результате этой процедуры в центре ареала скапливаются доминанты, на периферии скапливаются рецессивы.
Условия обитания в центре и на периферии различны. Центром ареала считается место с наилучшими условиями проживания, периферией — место с наихудшими условиями проживания. В периоды стабильности условий эволюция происходит в виде идиоадаптаций.
Стабильное состояние земной поверхности могло бы закрепить навечно это состояние дел. Но время от времени на поверхности земли происходят катастрофы. Одни виды исчезают, не оставив потомства, другие виды получают во время катастроф чрезвычайные преимущества, их потомство приспосабливается к новым условиям жизни. Более того, такое потомство, быстро изменившись морфологически и функционально, может заполнить несколько вновь возникших экологических ниш. Такое эволюционное событие называется ароморфоз. Его участники — это те особи, которые на предыдущем, докатастрофическом, этапе жизни были отстающими в борьбе за центр ареала. Высокая индивидуальная морфологическая и физиологическая изменчивость позволяла им выжить в худших условиях. Эта же изменчивость поставляет кандидатов на выживание в условиях катастрофы. Таким образом, в новом мире лидерами оказываются те, кто в старом мире отставал. Лидеры же старого мира выбывают из жизни естественным путем.
Человечество вышло из под давления отбора, попав в новые условия. Что же это за условия? Это жизнь в коллективе. Именно коллектив обусловил формирование человека. Многие млекопитающие обучают своих детенышей. Эти детеныши обучаются пользованию природными условиями. Человеческие дети обучаются пользованию делами рук человеческих, разнообразие которых обусловлено общественным разделением труда. Поэтому учителями могут быть не только родители, но другие люди, лучше родителей знакомые с элементами предметного мира, подлежащими освоению учениками. Казалось бы, в человеческом обществе каждый, освоив предметный мир, может оказаться в одинаково наилучших условиях. Но этого не происходит. Во-первых, потому что условия либо одинаковые, либо есть наилучшие вкупе с наихудшими. Во-вторых — первым человеческим обществом была первобытная община. Отношения в общине резко отличались от отношений в животных коллективах. Если в животных коллективах всегда присутствует борьба за самое теплое место под солнцем с соответствующим выдавливанием слабейших на периферию, то в общине на периферию выходит добровольно сильнейший, с целью обучения и поддержки слабейших.
Таким образом, первое человеческое общество имело кардинальное отличие от общества животных. В первом человеческом обществе сильнейшие стремились на периферию сообщества. Здесь надо понимать, что периферия — это труднейшие условия, труднейшая задача, сложные обстоятельства, и только в последнюю очередь это геометрическая периферия. Сильнейший же в первобытной общине — это, прежде всего, учитель — человек, взявший на себя ответственность за обучение умению решать задачи чрезвычайной трудности. Это были актуальные задачи, поставленные жизнью, и от их решения зависела жизнь. Лучшие учителя были те, кто собственным примером обучали главному принципу — община есть абсолютная ценность, превышающая цену собственной жизни. То есть они были не только учителями, но и воспитателями. Они не только обучали пользованию предметным миром, но и готовили учеников к встрече с непознанным. Такая встреча может потребовать чрезвычайных усилий на грани возможного.
Развитие предметного мира повышало требования к знанию предметного мира учителем, но снижало шансы встречи с неизведанным. Учителя утратили воспитательную функцию. На протяжении обозримой истории человеческое общество утрачивает учителей, стремящихся на периферию, остаются те, кто, как и вожаки в животном мире, стремятся в центр ареала. Но вожаком становится наиболее природно обеспеченная особь, а в деградирующем человеческом обществе преимущество имеет говорящая, информированная особь. Занять теплое место можно либо получив информацию, либо лишив информации окружающих. Общество, основой благополучия в котором является успешная битва за информацию, называется информационное общество.
Воздействие на потоки информации сменилось воздействием на структуры мозга, обеспечивающие способность к обучению и самостоятельному мышлению с целью их повреждения. Такое состояние общества называется психологической войной.
В настоящее время идет борьба за ликвидацию структур мозга, ответственных за развитие. У человека вызывается состояние выученной беспомощности, гарантирующее его полную зависимость от любого, кто знает, развит, обладает ресурсами того или иного вида. Успех в таком деле гарантирует победителю обладание неограниченными ресурсами и деградацию в эволюционном плане наравне с побежденным. Информационные и психологические воздействия в совокупности стали фактором эволюционной войны. Звериная природа в человеке побеждает человеческую.
Сейчас воспитание людей стало важнее обучения. Много специалистов, способных пробиться в центр ареала, и почти не осталось людей, способных пожертвовать даже не жизнью, а процентом прибыли ради собственного будущего.
Единственной категорией лиц, способных к развитию и заинтересованных в развитии остались дети. Они пока еще рождаются по наследственной программе человека как вида, нуждаются в обучении, но те, кто родились раньше уже не хотят делиться, делают все, чтобы развития не допустить. Главное они уже сделали — многим родителям совершенно безразлично, будут их дети развиты или станут донорами органов для богатых.
Превратившись в животное, общество людей автоматически переходит из свободы в необходимость. Соответственно и сужается среда обитания. Казалось бы, законы природы сработают, и произойдет новый подъем по ступени эволюции. Но это не так. Биосфере цефализация, как направление эволюции, безразлична, и, если носитель мозга готов отказаться от завоеваний предков, то со стороны природы возражений не будет. Рецессивы же, обитатели периферии в мире природы и творцы ароморфозов, в человеческом обществе давно уже переселились в центр, и из двигателей прогресса стали творцами регресса. Таким образом, человеческое общество стало обществом плохо говорящих животных — весьма продвинутых, но живущих исключительно инстинктами, из которых лишним становится лишь тот единственный, который обеспечивал потенциал развития на биологическом уровне — инстинкт продолжения рода. Этот инстинкт специально обученные человекообразные расщепили на две части. Главное загнали в подсознание, а не главное, но доставляющее наслаждение, вывесили в виде знамени над градом на холме. Даже ведущие душеведы уверены, что либидо — не один из компонентов инстинкта продолжения рода, а путеводная звезда для высокоразвитой души. Идиоты, накопившие денежный ресурс, ограбившие планету, никогда не найдут другого применения своим возможностям, кроме как оставить от цели сам процесс.
Последним шансом бессмертия человечества остается возможность создания человеческого общества. Возможно ли это? Да, это возможно. Дело в том, что одно важное, эволюционно гарантированное качество обитателя периферии ареала — способность находить выход из любой ситуации и, в особенности, в условиях катастрофы. Да, людей, сохранивших способность к сверхусилиям немного. Но подрастает поколение, малые знания которых компенсируются доступом к интернету. Да, способности этого поколения к обучению подорваны учебными программами, вызывающими отвращение к знаниям. Но способность научиться совершать сверхусилия за несколько поколений не исчезло. Будды и Магометы, Христы и Гераклы, Сталины и Гагарины имеют шансы не только родиться, но и совершить свой подвиг. Да, эти шансы малы, но от нуля отличны.
Наши враги нам помогут. Им не удержать условия нашей жизни в рамках не только комфорта, но и в рамках выживания. То, что старательно разделяет людей, оно же утяжеляет условия жизни. Россия сейчас — периферия человечества. Именно здесь возможна предельная мобилизация сил как отдельных людей, так и государства в целом. Именно здесь сохранились люди с наиболее вариативными метаболическими стереотипами и здесь же они востребованы.
Пусть это государство имеет внешнее управление, значительная часть населения, включая и чиновников, не имеют другой возможности выжить, кроме объединения идеей развития, развития эволюционного...

Продай мне барин мужика Русь исконная, крепостная

В завершение темы крепостного/колхозного права, интересный пример из великорусской, ээээ, почти что этнографии - Уложение для села Поречья графа В.Г. Орлова [фрагмент] // Опубликовано Титовым А.А. в "Ростовском уезде Ярославской губернии".М., 1885. С. 136

О крепостных людях ростовских крепостных крестьян, купленных для сдачи в рекруты, использования в качестве работников и работниц, записанных на имя своего помещика имеется целый круг литературы
В маклерских книгах города Ростова Великого конца XVIII – начала XIX в. встречаются яркие примеры приобретения русскими крепостными крестьянами крепостных же людей

Вот например акт датированный 1 января 1800 г. изложен от имени ростовского помещика, прапорщика, Андрея Афанасьева сына Вралова

Рассматриваемый договор помещик А.А. Вралов «дал» Ростовской округи, деревни Чепорова крестьянину Тимофею Ларионову сыну Онучину
Отчества и помещика, и крестьянина указаны в тексте одинаково, как «…ов сын»
Наличие у крестьянина фамилии свидетельствует о том, что ему неоднократно приходилось выправлять паспорт для поездок за пределы вотчины, что делали обычно зажиточные, торгующие селяне

Суть договора в том, что помещик Вралов отдал крестьянину Онучину из Ростовской же округи, деревни Уставской своего крепостного, крестьянина Евдокима Леонтьева, причем не одного, а с его женой Ириной Андреевой
Отдал «в вечное ево владение»

Ниже прямо оговаривается, что Леонтьев с женой были отданы Онучину, чтобы владеть ими до «своей смерти», а затем его наследникам, поскольку в договоре упомянуто слово «наследник»
Онучин мог употреблять указанных лиц на «всякие свои работы», а случае непослушания – наказывать

Перед нами пример передачи помещиком права владения крепостными, своих феодальных привилегий, лицу, которое само состояло в крепостном, податном сословии

Источник: Морозов А.Г. Проблема обеспечения рабочей силой в ростовском огородничестве//
Вестник Поморского университета 2007 Серия «Гуманитарные и социальные науки» № 8. С. 31-35

Наукограды: недооценённые флагманы

В рамках научно-технологического прорыва большой акцент делается на новаторских организационных форматах – будь то НОЦ или научный центр мирового уровня. В нацпроекты влились и стартовавшие незадолго до них ИНТЦ – «технологические долины».

Тем не менее, существует еще один формат научного развития, который в полной степени интегрирует все необходимые требования к подобным «точкам прорыва» - интеграция научных, образовательных, технологических и социальных задач, взаимодействие науки и бизнеса, комплексное взаимодействие с общественно-экономическим развитием («третья миссия» не только университета, но и науки с производством). Это наукограды.

В конце августа в Обнинске состоялась научно-практическая конференция «Города как центры развития», посвященная эволюции атомных наукоградов и ЗАТО, а также их роли в научно-технологическом прорыве. Подробности сообщает газета «Поиск».

В форуме принимал участие эксперт Союза развития наукоградов России, кандидат экономических наук Вадим Медведев, десять лет руководивший одним из закрытых научных городов – Железногорском (Красноярск-26). Добавим к этому важный факт – он является Директором Департамента инноваций и перспективных исследований Министерства науки и высшего образования России.

Опыт наукоградов необходимо детально изучать, а сам формат – всесторонне поддерживать. Ведь именно он является вершиной эволюции территорий с подавляющим доминированием научно-образовательно-инновационного сектора. К таковым относится и Новосибирский Академгородок, который исключительно по техническим причинам не может претендовать на статус наукограда.

Если мы посмотрим на ключевые векторы научно-образовательной политики, то увидим, что она ориентирована на построение НОЦ-градов. То есть превращение университетов (в том числе, как точек сборки НОЦ и НЦ МУ) в ведущие драйверы развития не только высшего образования или сектора исследований и разработок, но и общественной среды, делового климата, а также экономики (макро)регионов.

В этом смысле очень востребован форсайт – если обозначить наукоград как желаемый итог развития, а университет (или НОЦ) как исходную точку – можно увидеть, в чем векторы будут пересекаться, а где появятся судьбоносные развилки. Кстати, это интересная задачка для НТИ и спецпредставителя Президента РФ Дмитрия Пескова.

Четко видно, что наукограды в настоящее время недофинансированы, хотя и обладают рядом льгот и привилегий. При этом каждое из подобных научно-исследовательских образований имеет сосбственный системный план развития. Аналогичная программа с условным названием «Академгородок 2.0» была недавно принята для Новосибирского научного центра.

Одно из исключительно важных качеств наукоградов – это функционирование на муниципальном эшелоне. А именно данный уровень крайне сложно интегрировать во все более сопрягаемые усилия федерального и регионального уровня. Тем не менее, в России выстраивается единая система публичной власти, а муниципалитеты становятся площадками для спуска избыточного политического и социально-экономического давления.

В данном свете наукограды представляют собой уникальную площадку для осмысления взаимовлияния внутренней и научной политики, а также полигон для обкатки инструментов интеграции муниципалитетов в ключевые магистрали научно-технологического прорыва.

Прямая речь Вадима Медведева: https://telegra.ph/Naukogrady-nedoocenyonnye-flagmany-09-15
https://t.me/scienpolicy/11795

Какую долю своего ВВП разные страны тратят на образование?

В среднем по ОЭСР страны тратят на образование 4.9% своего ВВП, но разброс цифр здесь от 3.2% до 6.6%
В главных отстающих тут, неожиданно, Люксембург - но дело не в том, что там не вкладываются в образование, а в том, что ВВП у него очень высокий (напомним, по расходам на образование на одного учащегося Люксембург занимает первое место)

В пятёрке антилидеров за Люксембургом следуют Литва, Ирландия, Россия и Чехия - из них в пятёрку антилидеров по расходам на одного учащегося входим только мы с литовцами Так что у нас образование действительно финансируется плохо - и в абсолютных цифрах, и в относительных, увы

А кто на вершине списка?
Норвегия, Новая Зеландия, Чили(!), Великобритания, Израиль и США - везде больше 6% ВВП уходит на образование
Чили же вместе с США лидируют по доле расходов на высшее образование
Молодцы чилийцы!

Источник - Education at a Glance 2020
https://www.oecd-ilibrary.org/education/education-at-a-glance-2020_69096873-en;jsessionid=Hf4K9q6YeKjTDbYlzhXrxPYV.ip-10-240-5-178

Искусственный интеллект написал текст для The Guardian

Это первая колонка издания, которую написал не человек

https://www.theguardian.com/commentisfree/2020/sep/08/robot-wrote-this-article-gpt-3

Будущее уже здесь — и оно немного пугает
Если вдруг вы всё пропустили, то в июле было много шума вокруг самого сильного искусственного интеллекта в мире — GPT-3
Это нейронка, которой достаточно дать пару тезисов, придумать заголовок — а дальше она всё сделает сама
Как будто даёшь ТЗ копирайтеру

А на днях The Guardian опубликовало колонку, которую написала GPT-3
Забавно, что редакторы издания выбрали тему будущего, где роботы отнимут у нас работу
Можно выдохнуть: нейронка сказала, что истреблять человечество не будет
Говорит, это «бесполезное дело», мы и сами вымрем от скуки и деградации

Это ещё раз доказывает мой тезис, что если вы редактор или копирайтер — нужно учиться чему-то ещё
Нет, разумеется, текстом можно будет зарабатывать деньги ещё очень долго
Больше того: даже сейчас нейронка хотя и на очень хорошем уровне, ей всё равно нужны тезисы от человека
И мы очень долго будем жить в таком человеко-машинном симбиозе

Но, например, лёгкий рерайт под поисковики в ближайшие годы точно будет делать не человек
Уже сейчас нейронки вполне способны на это
И это очевидный тренд: порог входа, чтобы зарабатывать текстом, будет всё выше и выше

Человек, его права и свободы являются высшей ценностью

Вольтер писал, что «добродетель и порок, моральные добро и зло во всех странах являются тем, что полезно либо вредно обществу»

Сейчас такая формулировка выглядит подозрительно – особенно после коллективистских и этатистских ужасов последнего века. Потому в конституции РФ имеется иная формулировка: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства.»

По поводу этой самой «высшей ценности» отдельного человека сломано много копий. Особенно на нее любят нападать критики либерализма, которые видят в ней «торжество индивидуализма», «пропаганду социального атомизма» и прочие традиционалистские фикции.

На самом деле между вольтеровским пониманием морали как конструкта, бенефициаром которого является общество, и формулировкой действующей конституции нет противоречия. «Коллективизм» и «индивидуализм» связаны, что называется, диалектически.

Критики «индивидуализма» не учитывают, что провозглашение прав и свобод человека в качестве высшей ценности является ничем иным, как констатацией факта, что защита отдельного человека есть главная польза именно для общества. То есть что это чисто утилитарная штука. Иначе: высшая ценность отдельного человека – это камуфляж общественных интересов.

Высшей ценностью в любом случае является общество – но оно намеренно отказывается от претензии на высшую ценность. Потому что если мы скажем, что высшей ценностью для общества является оно само, мы – внимание – может обществу существенно повредить.

Допустим, мы прописали, что высшей ценностью являются коллективные интересы, что целое важнее части. А потом к власти внезапно приходят левые. И делают то, что левые умеют лучше всего – начинают убивать отдельных людей ради «блага общества». А потом еще убивать – и еще, и еще. А параллельно с этим ради «блага общества» начинают забирать базовые права и свободы: «чрезмерная свобода слова вредит обществу – ведь каждый может ляпать что угодно». «Свобода предпринимательства ведет к расслоению, к социальной розни – лучше экономикой будет заниматься государство, ведь оно печется обо всем обществе, а не о личной наживе». «Нельзя подпускать к выборам кого угодно – без вертикальной партийной дисциплины к власти придут шпионы и популисты и все развалят».

То есть – если мы провозглашаем общественные интересы в качестве высшей ценности, то общество от этого скорее проиграет, чем выиграет: его интересы быстро подомнет государство. А потому для общей пользы нужно отказаться от общей пользы как концепта – и заменить этот концепт на противоположный. По сути это означает: «Мы не дадим в обиду ни одного человека – иначе государственная машина постепенно уничтожит все общество».

Реальная оппозиция существует не между человеком и обществом, а между обществом и государством. Рядовой человек – часть общества, а рядовой представитель власти – часть государства. Понятно, что реальность сложнее, но для простоты примем этот тезис за аксиому. Когда общество формулирует примат прав и свобод отдельного человека, оно тем самым маскируется и защищает себя от государства, которое в ином случае легко может поглотить и подменить собой общество.

Принцип высшей ценности отдельного человека – не метафизический, а чисто практический. Он не имеет целью поставить на пьедестал часть в противовес целому, как полагают радикальные левые этатисты (которые часто прикрываются правой риторикой). Этот принцип на деле гласит: если государство захочет посягнуть на отдельного члена общества, то (пусть он даже трижды обществу неприятен) оно не даст его на съедение – ведь государству понравятся такие посягательства, и оно продолжит общество давить.

Вывод из всего этого весьма неприятен: каждый раз, когда мы понимаем, что государство творит беспредел, но говорим «ну и пусть – ведь этот беспредел касается неприятных нам людей», мы увеличиваем вероятность того, что в следующий раз этот беспредел повторится уже в отношении приятных нам людей – или в отношении нас.

Бесконечно приятно когда «власть, наконец, берется за олигархов (левых, либералов, русофобов – нужное подчеркнуть)». Но нужно понимать, что если государство может укротить олигарха со всем его влиянием – то расправиться с рядовым гражданином ей уже не составит труда. А потому провозглашение высшей ценности отдельного человека – это не антиобщественная, а самая что ни есть общественная полезная формулировка.

А вот идея вроде «сейчас мы дадим власти нарушить права отвратительного человека N – то есть используем государство в своих целях» – это плохая идея.

Провозглаашение и выполнение принципа «человек есть высшая ценность» возможно при соблюдении 3 условий.

1) Наличие развитой бюрократии. Такая бюрократия единственно способна осуществить соблюдение прав и свобод. Но одновременно, благодаря своему могуществу, она способна стать источником нарушения прав и свобод. Потому этот принцип является и конституирующим бюрократию, и ограничивающим ее.

2) Это возможно в тех обществах, где соблюдение принципа может принести обществу выгоду. Свобода слова соблюдается – и потому общество способно производить интеллектуальный продукт. Свобода предпринимательства соблюдается – и потому маленький кусочек плоти способен произвести продукт на сотни миллиардов. То есть там, где человеческий ресурс силен – там возможно и соблюдение принципа. Поэтому он стал актуален только в последний век – до этого глупо было говорить, что права уголовников, разнорабочих или бездомных имеют ценность. Такое может себе позволить только богатое общество, опирающееся на человеческий капитал.

3) Отсюда третье. Это возможно, если защита этого принципа стоит обществу совсем недорого.

Сложность возникает тогда, когда люди попадают в экстремальные ситуации – войны, стихийные бедствия и прочие. Отсюда коллизии многих фильмов про выживание, конец света и тэ пэ – когда нужно пожертвовать одним невинным ради спасения многих. И героям крайне тяжело это сделать – потому что они привыкли мыслить человека метафизично, тогда как принцип самоценности человека не метафизичен, а утилитарен. «Да, человечество может погибнуть, но вот этого вот человека я в жертву не принесу».

Такой ход выглядит слишком сентиментально, но – на самом деле – он является отличным методом пропаганды общественных интересов: «Помни, дорогой зритель: мы должны быть заодно, а не сдавать друг друга – даже в крайних обстоятельствах». Звучит не очень правдоподобно – потому что это пропаганда, а не искусство.

Кстати, ровно об этом же (о противостоянии общества и государства) полуторавековое противостояние либерализма (и национализма) с марксизмом (и неомарксизмом), о чем к концу недели появится серия постов. Там будет и про ЕС, и про США, и про пресловутых англичан.

https://t.me/velnotes/356
https://t.me/velnotes/357