September 14th, 2020

Hottentottenbegriffsstutzigstotternmutterbeutelrattenbedecktlattengittermorder

Hемецкий язык — относительно легкий.
Человек, знающий латынь и пpивыкший использовать склонения yчит его без особых тpyдностей…

Во всяком слyчае, дyмаю, что пpимеpно так говоpят yчителя немецкого во вpемя пеpвого ypока. Затем начинается изyчение всяких der, die, das, den,… и yчителя говоpят что все — логически связано, следyет логической цепочке и что все очень пpосто. И чтобы окончательно в этом yбедиться, мы pассмотpим с вами конкpетный пpимеp.

Пеpвым делом, вы покyпаете книжкy на немецком. Вам попадается, напpимеp, кpасивая книжка, котоpая pассказывает обpяды и обычаи Хотентотов (кто не знает, это такие пpедставители одного из племен, живyщих в лесах Южной Афpики). По-немецки: Hottentotten.

Книга pассказывает, что сyмчатых кpыс, то бишь опоссyмов (Beutelratten) эти Hottentotten отлавливают и запиpают в металлических клетках (Lattengitter), покpытых кpышкой (bedeckt) чтобы yбеpечь их от непогоды. Металические клетки с кpышкой называются по-немецки Bedecktlattengitter и следовательно опоссyм в такой клетке называется Bedecktlattengitterbeutelratten, а такая клетка для опоссyмов называется Beutelrattenbedecktlattengitter. Все пpосто: пpилагательное пpиписывается пеpед сyществительным, котоpое оно хаpактеpизyет.

Так вот, однажды эти хотентоты (Hottentotten) задеpжали yбийцy (Morder), обвиняемого в yбийстве одной хотентотской матеpи (Mutter), то есть Hottentottenmutter, сын котоpой был «тоpмознyтый» (Begriffsstutzig) и к томy же заика (Stottern).

Так вот, следyя пpавилам словообpазования немецкого языка, эта мать по-немецки бyдет Hottentottenbegriffsstutzigstotternmutter, а ее yбийца — Hottentottenbegriffsstutzigstotternmuttermorder.

Полиция вpеменно запиpает этого yбийцy в вышеyпомянyтой клете для опссyмов (Beutelrattenbedecktlattengitter), но yбийце, находящемyся в этой клетке для опоссyмов (Beutelrattenbedecktlattengittermorder) yдается сбежать.

Тyт же начинаются поиски и вдpyг один из хотентотских воинов как закpичит :

— Я поймал yбийцy (Morder)!
— Да? Какого?, спpосил шеф племени.
— Hottentottenbegriffsstutzigstotternmuttermorder (yбийцy хотентотской матеpи тоpмознyтого и заики), ответил воин.
— Что? Beutelrattenbedecktlattengittermorder (yбийцy из металлической клетки для опоссyмов с кpышкой)? , спpосил шеф хотенотов.
— Так это он же и есть, тот самый Hottentottenbegriffsstutzigstotternmuttermorder, ответил воин.
— Да? — yдивился шеф. Hy так бы сpазy и сказал что ты поймал Hottentottenbegriffsstutzigstotternmutterbeutelrattenbedecktlattengittermorder.
Как вы можете констатиpовать сами, немецкий язык — довольно легкиий и пpостой. Стоит всего лишь им заинтеpесоваться.

© Марк Твен

В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог

«В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог
Оно было в начале у Бога
Все через него начало быть, и без него ничего не начало быть, что начало быть
В нем была жизнь, и жизнь была свет человеков»

В наши дни, перешагнув порог III тысячелетия, наука о языке словно возвращается к истокам, потому что более точного и глубо кого определения языка и его места в мире со времен Евангелия от Иоанна так и не было дано. Действительно, если отвлечься от осо бой интенциональности евангельского текста, можно говорить о том, что это — верная точка зрения, отражающая универсальность языка как главного источника нашей духовной активности по от ношению к миру, как естественного инструмента для мыслитель ного и ценностного освоения действительности и даже — в каком то смысле — ее творения для нас.
В. фон Гумбольдт говорил о том, что мы во многом видим мир так, как нам его преподносит язык. Не «оязыковленное» не по падает в поле нашего сознания, а неосознанное не существует для нас.
Библейский Адам начинает обживать свой мир с того, что дает имена вещам. Поэтому, изучая язык, мы тем самым познаем мир и себя.
Такое изучение прежде всего важно тем, что изменяет самого изучающего, — а именно делает его подлинно духовной личностью...

Пани авторка, или О нечаянном эксперименте с русскими суффиксами

«На вкус как стружка»

«Авторка пишет о проблеме», «лекторка расскажет о механизмах восприятия», «У комментаторки всё смешалось в одну кучу…» Если вы завсегдатай соцсетей или, например, The Village, вряд ли подобное вас миновало. И именно авторка в глазах широкой публики олицетворяет так называемые «феминитивы». Для одних — дурацкое нововведение и порча языка, для других — тоже нововведение, но, наоборот, долгожданное, и знамя борьбы за равноправие женщин. Для одних — пресловутое и зловредное, для других — оттесняемое умышленно, чтобы сделать женщин в текстах «невидимыми».

Для одних — то, что надо специально внедрять, ломая сопротивление. Для других — то, от чего надо защищаться. И еще есть третьи, которые, конечно, за равноправие, но недоумевают — почему же от этих равноправных слов так корежит? Как эмоционально пишет в соцсети Илона Б.: «Авторка — да, вот я авторка, хых. На вкус как стружка. И на ощупь как кора. (…) Авторка, авторка, авторка, привыкай, привыкай, ты же всё понимаешь».

Между тем подавляющее большинство обозначений женщин — писательница, учительница, начальница, участница, специалистка, скрипачка, гимнастка, приемщица, кассирша, заместительница, трактористка, активистка — никого не раздражают. Эти слова можно изгнать из официальной речи, как во многом и произошло, но в обычной они незаметны, что говорит о естественности формы для языка.

Конечно, они никакое не нововведение, а неотъемлемая часть русского и других славянских языков. И обозначают совсем не только род деятельности, но и национальность, место жительства — итальянка, москвичка, разные другие характеристики человека — миллионерша, конкурентка, собственница, самок животных — львица, зайчиха… Главное, что они образуются от обозначений мужчин или параллельно с ними: певун — певунья, красавец — красавица, мусульманин — мусульманка… Это чисто словообразовательное явление, как и уменьшительные формы: мороз — морозец, как названия орудий: прясть — прялка, выбивать — выбивалка…

Итак, эти слова, среди которых и древние, как жница, и новые, как программистка, сами по себе сопротивления у носителей русского языка не вызывают. Не отторгались в свое время писательница, учительница, начальница, студентка, спортсменка. Проскользнули как по маслу марсианка Аэлита и даже тау-китянки в песне Высоцкого.

Почему же тогда авторка или, скажем, директорка «на вкус как стружка»? Если дело не в ненависти к женскому, не в непривычности, не в «страхе перед женщинами-конкурентками»?

Правила неписаные, но властные

Ответ на «загадку авторки» не там, где его ищут. Не в обществе, не за рамками языка, а внутри него.

Кстати, о языке. Пытаются объяснить отторжение уменьшительностью суффикса -к(а). Мол, в «авторке» слышится пренебрежение, как в «актриске». Нет! У -ка ряд значений. Та же скрипач-ка, аспирант- ка, москвич- ка вовсе не пренебрежительны. В чем же дело?

…Если спросить, как назвать одним словом женщину-бутлегера или женщину-пастора, наверняка большинство ответит «бутлегерша», «пасторша», даже если раньше не встречали таких образований. Подходящий суффикс выберут спонтанно, так же как от новых слов мы не задумываясь образуем уменьшительные с разными суффиксами: айфон- чик, вконтакт- ик, силович- ок.

Слово авторка никогда до сих пор не возникало в системе русского языка потому, что и не могло возникнуть само; потому, что оно противоречит сложившимся шаблонам создания слов, неписаным законам, которые не проходят в школе, о которых могут не знать даже лингвисты. Но на подсознательном уровне они знакомы всем (ну, почти всем) носителям языка.

Авторка/лекторка/модераторка по происхождению — полонизмы. По-польски и на некоторых других славянских языках они звучат вполне нормально. По-русски, если хочется передать информацию о женском поле деятеля, то есть деятельницы, то вот в таких словах можно только -ша. Как в советском романе Веры Пановой: «Зимой ходили на работу — архитекторша в потертой меховой шубке и шапке, крановщица в ватнике и платке…» (1953). Как в дореволюционной «Петербургской газете»: «С аэродрома, на высоте 15–25 метров, авиаторша взяла направление над Гатчиной» (1911). Как только что в ВКонтакте: «Посмотрел на фэйсбуке фотки одной известной руферши, где она сидит на карнизе здания 117 метров. И захотелось тоже что-нибудь такое» (2018).

— А в каких «таких» словах?

— Таких: от архитектор, авиатор, организатор, комментатор, парикмахер, бухгалтер, блогер, руфер, дизайнер… А еще аптекарь, библиотекарь…

— То есть на -ор, -ер, -арь. Стоп. А как же пионер-ка, революционер-ка? Революционер — революционерка, автор — авторка. Логично.

— В словах блогер, автор последний слог безударный. Тогда только -ша. Парикмахер- ша, бухгалтер- ша, библиотекар- ша… Так уж повелось в русском языке. А под ударением может быть по-разному. Пенсионер- ка, но костюмер- ша, лифтер -ша. Секретарша, но санитар- ка.

Неписаные правила сочетаемости, многие из которых даже не выявлены, пронизывают язык на всех уровнях — не только суффиксы сложным образом сочетаются с разными основами, но и слова. Почему тарелка на столе стоит, а книга лежит? Почему «смелая мысль», но не «храбрая мысль»?

Без правил сочетаемости язык невозможен. Они складываются постепенно. Они меняются, но по чьей-то воле — очень тяжело: взять хоть конфликты с «в/на Украине». Они часто выглядят нелогично, но иногда обнаруживают неожиданную ценность. Например, многозначность суффикса -ка может привести к анекдотическим омонимам: финка — женщина и нож. А вот суффикс -ша от такого защищает: партнершу не спутаешь с новым разговорным партнер- ка — «партнерская программа». Словам же типа пианист- ка, экстремист- ка такая защита не нужна: благодаря суффиксу деятеля -ист и так ясно, что речь о человеке.

Мощная власть словообразовательного шаблона — именно она заставляет ощущать в авторке и лекторке «что-то не то».

Поэтому еще в конце XIX века закономерно возникли и употреблялись — поначалу как вполне нейтральные — авторша и лекторша. Например, А. Ф. Кони характеризует невестку Л. Н. Толстого, Татьяну Андреевну Берс, как «авторшу нескольких прекрасных рассказов из народного быта». А в газетной хронике писали: «Аудитория была полна, лекторша имела успех».

Откуда же взялся и шаблон, и сам суффикс -ша? И почему сейчас от них шарахаются те, кто борется за «видимость» женщин в языке?

Директорша из XVIII века

Ответ на первый вопрос исторически сложился еще с XVIII века, когда началось массовое заимствование европейских названий видов деятельности — директор, архитектор, автор, дирижер, майор, офицер, капельмейстер и пр., а следом появились и первые обозначения на -ша. «Директорша этой труппы» упоминается в «Журнале путешествия В. Н. Зиновьева по Германии, Италии, Франции и Англии в 1784–1788 гг.». В предварительном словнике для Словаря Академии Российской, собиравшемся в те же годы, имеется архитекторша.

Чуть раньше в «Новом лексиконе на француском, немецком, латинском, и на российском языках, переводу ассессора Сергея Волчкова» впервые фигурирует аптекарша (как «аптекарева жена»). Раньше такого не замечено: в XVI веке от подобных, но более древних заимствований мастер и доктор образовались мастерица (женщина-мастер) и докторица (жена доктора); второе не устояло перед новой моделью и было вытеснено докторшей.

Спустя два с лишним века суффикс -ша еще работает. Возьмем 8 относительно новых занятий: дизайнер, блоггер/блогер, диггер, руфер, продюсер, дистрибьютер, менеджер, хакер. Теперь посмотрим, попали ли в Национальный корпус русского языка (электронную базу текстов) соответствующие обозначения женщин.

Оказалось, попали, и исключительно на -ша: дизайнерша (2002), блогерша (2012), диггерша (2000), руферша (1999), продюсерша (1997), дистрибьютерша (2003), менеджерша (2003), хакерша (1999). А вот на -ка: дизайнерка, руферка и пр. — в нацкорпусе не зафиксированы.

Конечно, в поисковиках блогерка вылезает. Но если присмотреться к контекстам, окажется, что они или относятся к другим славянским языкам, где такие слова органичны, или же связаны с идеологией, например, сайт Российского феминистского объединения «ОНА». А вот контексты слова блогерша нейтральны — обычные новости. «Известная уральская блогерша Мария Вискунова разместила пост в Instagram, в котором размышляет о городах и людях, которых встречала, путешествуя по миру».

Почему их сторонятся?

Во-первых, в сетевых дискуссиях постоянно транслируется миф о -ша как о специализированном «суффиксе жены». И правда, в XVIII-XIX веках майорша, профессорша — жёны майора и профессора. Но одновременно, как видим, уже в том же XVIII веке называют директоршей руководительницу труппы. А малершей — художницу: «Следующие персоны от академии жалованье получают:

Библиотекарь 800 рублев
Малерша 300
Аптекарь 200».

Более того, ровно та же история со всеми «суффиксами женскости». В одной ситуации они обозначают жен, как солдатка в старой русской деревне, в других — деятельниц, как та же солдатка в современном русскоязычном Израиле. Докторша, как и допетровское докторица, значило «жена доктора», но лишь первые женщины стали получать медицинское образование, слово начинает обозначать женщину-врача. «Новая докторша — 27 лет, занималась сначала в Женеве, где получила диплом „бакалавра физических и естественных наук“, а затем обратилась к изучению медицины в Цюрихе и Берлине» («Русский листок», 1907). Нет в русском языке специализированных «суффиксов жен», а сейчас и само это значение устарело.

Второе возражение серьезнее. Сегодня слова на -ша почти всегда разговорные, в отличие от нейтральных обозначений мужчин, и иногда с налетом пренебрежительности. Именно для авторши пренебрежительность очевидна. Но как раз оттенки значения слова довольно легко меняются, возникают и забываются. С нашим сегодняшним объектом такое вроде бы тоже происходит. Во вполне профеминистской дискуссии о семейном насилии в «Фейсбуке» только что встретилось: «Не надо писать авторше „я бы ни секунды такого отношения не потерпела“». «Все-таки я заступлюсь за комментаторшу».

Collapse )

«язык жестов», понятный и их родителям, и окружающим

В возрасте от одного до двух лет, еще не умея говорить, дети активно используют своеобразный «язык жестов», понятный и их родителям, и окружающим
Возможно, что «язык» этот имеет весьма древнюю природу: команда европейских исследователей показала, что практически все жесты малышей используют и шимпанзе
Впрочем, нашлись и важные исключения
Об этом Катерина Хобайтер (Catherine Hobaiter) из шотландского Университета Сент-Эндрюс и ее коллеги пишут в журнале Animal Cognition

Живущие естественных условиях человекообразные обезьяны, такие как шимпанзе, орангутаны и гориллы, активно пользуются жестами для общения
Не так давно ученые определили более 80 «слов» этого молчаливого языка, составив Большой словарь человекообразных обезьян (Great Ape Dictionary)
Теперь словарь пополнился сведениями об еще одном примате — человеке, которого также изучали в естественных условиях, дома и в яслях, в ходе естественных взаимодействий

Для того чтобы исключить влияние местных культурных факторов, исследования проводили параллельно в Германии и Уганде
Авторы подчеркивают, что методы наблюдения использовались те же, что и для обезьян
Работа показала, что маленькие люди разделяют с родственными обезьянами не просто отдельные жесты, а практически все их целиком, и могут комбинировать их в небольшие «фразы»

Всего у детей было отмечено 52 отдельных коммуникативных жеста, из которых 46 (89 процентов) оказались известны и для шимпанзе, несмотря на то, что два вида разделились еще пять-шесть миллионов лет назад. Впрочем, есть и интересные отличия
Так, ученые отметили, что дети намного чаще обезьян используют указательные жесты, а помахивание открытой ладонью, видимо, — движение и вовсе уникальное для нашего вида

https://link.springer.com/article/10.1007%2Fs10071-018-1213-z

http://greatapedictionary.ac.uk

«Чем больше я знаю, тем меньше я понимаю»

«Хороший вопрос: как учить — знаниям или пониманию? Вся моя педагогическая практика на физтехе показывает, что учить надо пониманию. В нашем институте начали это физики, потом это распространилось по другим факультетам. У нас не было билетов, на экзамен можно было приходить с любыми пособиями и записями, конспектами, единственное, нельзя было советоваться с товарищем.

Человек обычно приходил с вопросом, который он сам приготовил и рассказывал, что он понимает в этом предмете. Было нелегко научить и студентов, и преподавателей, но это была наша цель. Потому что знания очень легко получить — из интернета, из разных источников, их слишком много, и они слишком подвижны, а понимание — это то, что остается.

Основная задача настоящего образования — научить пониманию»

Капица Сергей Петрович

— Неслыханная наглость! — сказал он гневно. — Я еле сдержал себя!

«В комнату Ипполит Матвеевич вошел уже слегка оживший.

— Неслыханная наглость! — сказал он гневно. — Я еле сдержал себя!

— Ай-яй-яй, — посочувствовал Остап, — какая теперь молодежь пошла! Ужасная молодежь! Преследует чужих жен! Растрачивает чужие деньги... Полная упадочность! —И, вспомнив блеющего незнакомца, спросил: — А скажите, когда бьют по голове, в самом деле больно?

— Я его вызову на дуэль.

— Чудно! Могу вам отрекомендовать моего хорошего знакомого. Знает дуэльный кодекс наизусть и обладает двумя вениками, вполне пригодными для борьбы не на жизнь, а на смерть. В секунданты можно взять Иванопуло и соседа справа. Он бывший почетный гражданин города Кологрива и до сих пор кичится этим титулом. А то можно устроить дуэль на мясорубках — это элегантнее. Каждое ранение безусловно смертельно. Пораженный противник механически превращается в котлету. Вас это устраивает, предводитель?»

Галерея святых (Поль Гольбах)

... А ведь, как мы уже мимоходом упомянули, Тертуллиан считал бога телесным и, следовательно, был настоящим материалистом
Точно так же он считал материальной и душу
Это с несомненностью вытекает из следующего его высказывания, которого приличие не позволяет нам привести в переводе: in ipso ultimo voluptatis aestu, quo genitale viru sexpellitur, nonne aliquid de anima sentimiis exire?..

Был такой раннехристианский (I-II вв. н.э.) писатель, настоящий философ и теолог Тертуллиан
Между прочим, в зарождавшемся богословии он один из первых выразил концепцию Троицы, а также положил начало латинской патристике и церковной латыни — языку средневековой западной мысли
Интересно его читать, но сейчас обратимся к конкретному, процитированному выше
Это фрагмент из его труда De anima, полностью предложение выглядит так:

Denique, ut adhuc verecundia magis pericliter quam probatione, [in illo ipso voluptatis ultimo aestu quo genitale virus expellitur, nonne aliquid de anima quoque sentimus exire], atque adeo marcescimus et devigescimus cum lucis detrimento?

Думал сам перевести, но оказывается существует перевод тов. Братухина (Научное издание, СПб, 2004)

https://t.me/latinapopacanski/2066

Почитать данную главу "Душа и тело зачинаются одновременно" (а при желании и весь труд целиком) можно здесь: https://azbyka.ru/otechnik/Tertullian/o-dushe/3_27

При рождении зоны мозга напоминают черновые наброски без деталей и недифференцированные

Затем наступает сенситивный период детства – эпоха нейропластичности, черновой набросок становится детализированным

В сенситивный период кора головного мозга настолько пластична, что может легко меняться под действием нового стимула
Такая чувствительность и позволяет детям без труда учиться новым навыкам и языкам, всего лишь слушая и наблюдая окружающих
После окончания сенситивного периода для обучения уже придется прикладывать усилия, для концентрации внимания и запоминания

В сенситивный период «механизм обучения» постоянно включен, т.к. мозг не знает, что именно ему будет важно, он усваивает всё подряд
Произвольное внимание способен обращать только мозг, для которого характерна уже определенная организованность

Решающую роль в сенситивный период играет нейротрофический фактор мозга (BDNF), он укрепляет связи между нейронами, которые активно работают вместе в этот период
Так же BDNF актвиирует базальное ядро - ту часть мозга, которая помогает фокусировать внимание

Когда сенситивный период заканчивается, BDNF отключает базальное ядро, и теперь оно уже может быть активировано лишь при появлении чего-то очеень важного, необычного или когда человек прилагает серьезные усилия для концентрации внимания

Возникновению «сенситивного окна» во взрослом состоянии может способствовать кратковременный стресс, сопровождающийся сильными эмоциями
Кроме того, ещё и физическая активность увеличивает образование BDNF в мозге, а значит, такая активность способствует увеличению устойчивости мозга к повреждениям и защищает его от разрушений, связанных со старением
Хроническое употребление алкоголя, наоборот, ведет к снижению выделения BDNF

Collapse )

Мои твиты

  • Вс, 18:03: Analysis of Queen | Tableau Public https://t.co/STZWrZoDrw
  • Вс, 20:30: Кончик языка мотылька Поле зрения этой фотографии составляет около 600 микрон https://t.co/CpCHiIPqPP
  • Вс, 20:39: 4 недельный эмбрион https://t.co/74YS5H4yEQ
  • Вс, 21:12: Вы знаете, кто такой Никита Козлов? https://t.co/UAmDGMITtc
  • Вс, 21:18: Школьников учат разным способам различать «что»-союз («я знаю, что у тебя новая сумка») и «что» — союзное слово («я знаю, что у тебя в сумке») Мы хотели бы предложить ученикам ещё один способ. Если «что» можно заменить на «чё», значит это союзное слово, если нет — союз
  • Вс, 21:18: Если «что» можно заменить на «чё», значит это союзное слово, если нет — союз Для различения слитного написания союза "чтобы" и раздельного написания местоимения "что" с частицей "бы" тоже подходит "Не знаю, чё бы ты хотел"
  • Вс, 21:22: Вскоре после Крещения на Руси развернулась работа по переписыванию церковных книг https://t.co/b703YRZA2i
  • Вс, 21:24: «Катавасия»: откуда взялось это необычное слово? https://t.co/x1RiwCRgc5
  • Вс, 21:31: Антропогенез https://t.co/JJl4W19jQG
  • Вс, 21:33: Идио́т (от др.-греч. ἰδιώτης — «частное лицо») https://t.co/HKoR1eEtgn
Collapse )

В последние годы в России реализуются амбициозные проекты новых школ

Сегодня в Иркутске открылся образовательный комплекс «Точка будущего»
Здесь со своими сверстниками из обычных семей будут учиться ребята, живущие в приёмных семьях
Детство — одинаково ценно для всех

Облик зданий после победы в международном конкурсе разрабатывала датская компания Cebra
Она известна на рынке — ещё в 2006 году получила «Золотого льва» на Венецианской архитектурной биеннале
В открытии принимали участие попечитель фонда «Новый дом» глава Ростеха, учредитель и инвестор
Частные инвестиции в проект весомые — около 6 000 000 000₽
Кроме хорошей, качественной архитектуры комплекса рядом был возведён коттеджный посёлок для семей, в которых воспитываются приемные дети

Collapse )

Выяснилось, почему подростки не любят читать классику

Ученые из ТюмГУ показали, почему подростки не любят читать классическую литературу. Одна из причин — распространение гаджетов, восприятие текста с которых способствует фрагментарному чтению. Но есть и другие, более важные, факторы.

Ситуация в области подросткового чтения в России и мире давно характеризуется, как кризисная: читают мало, прочитанное понимают плохо. Среди причин чаще всего называют визуализацию культуры и распространение «экранных» носителей информации, восприятие текста с которых провоцирует скользящее, фрагментарное чтение. Специалисты, однако, считают преувеличением сведение проблемы «дефектного» восприятия текста и низкого интереса к чтению у подростков только лишь к влиянию современных устройств.

«Изучение истории чтения в России убеждает в том, что «скользящее», неглубокое чтение — проблема далеко не новая, возникшая в эпоху гаджетов и интернета, — сообщила профессор кафедры русской и зарубежной литературы ТюмГУ Татьяна Обласова. — А если говорить о читательских предпочтениях, то исследования в области социологии чтения доказывают: современный школьник-читатель мало чем отличается от сверстников, живших 150 лет назад. Юных читателей по-прежнему увлекает фантастика, необычные обстоятельства, событийность, детективность, наличие приключенческого элемента, яркий герой, и совсем не привлекают душевные и физические страдания, нравственные искания и смерть».

Проанализировав исследования в области психологии и социологии чтения, психолингвистики и литературоведения, специалисты ТюмГУ пришли к выводу, что объяснения феномену следует искать в разных причинах. В первую очередь, в общих закономерностях восприятия художественного текста. Как установлено психолингвистикой, влияние на восприятие текста оказывает как прошлый субъективный опыт личности, так и потребности, мотивы и цели, которые побудили человека обратиться к этому тексту.

Вторая причина — возрастные особенности. «Возрастной эгоцентризм провоцирует сосредоточенность подростков на сюжетно-событийной стороне произведения и определенных темах — любви, самореализации — в ущерб эстетической составляющей и авторской концепции, а в классическом произведении именно две последних являются наиболее значимыми.

Отсутствие динамичного сюжета и яркого положительного героя как бы обесцвечивают текст для подростка. При этом последний настроен на отыскивание в тексте исключительно «своего», близкого, знакомого, которое и опознается как понятное, в отличие от «нового». Объем же опознанного как «свое» зачастую ограничен, поскольку находится в зависимости от объема и содержания личностного опыта подростка», — пояснила Татьяна Обласова.

При этом механизм превращения прочитанного в полезный личностный капитал остается непонятным школьнику: ведь классическая литература не дает образцов для подражания и однозначных рецептов счастья, не предполагает идентификации читателя с положительным героем, дающей, пусть иллюзорное, но психологически комфортное ощущение собственной значимости, такое важное в этом возрасте.

И даже сиюминутной пользы в виде эстетического удовольствия от погружения в художественный мир классического произведения подростки испытать не могут. Следует учитывать и то, что само чтение объемных классических текстов в эпоху скоростей и больших объемов информации воспринимается, скорее, как излишество, чем необходимость. Потому, по мнению специалистов ТюмГУ, нелюбовь подростков к классическим произведениям естественна и нормальна.

Таким образом, успех приобщения школьников к русской классике зависит не только от качества обучения ее чтению в школе, но и от целого ряда других факторов: обогащения личностного опыта обучающихся в целом, развития мышления, готового к постижению нового и «другого» и преодоления замкнутости.

https://filclass.ru/images/JOURNAL/2020-2-25/22.pdf