September 10th, 2020

Специальная нейронная структура в мозге млекопитающих отвечает за удовольствие от общения

Исследователи из Стэнфордского университета обнаружили в мозге нейронную систему, отвечающую за стремление к общению. Можно сказать, что они нашли нейронную социальную сеть, если понимать под ней не набор друзей или «френдов», а структуру, которая побуждает нас этих друзей искать.
‹ ›
Сразу стоит сказать, что эксперименты ставили на мышах, однако есть все основания полагать, что полученные результаты действительны для всех млекопитающих, в том числе и для человека. (Хотя у человека работа такой социальной сети, очевидно, испытывает сильнейшее влияние со стороны высших когнитивных центров.) В своей работе Карл Дайссерот (Karl Deisseroth) и его коллеги использовали весьма популярный сейчас оптогенетический метод, с помощью которого можно наблюдать за активностью отдельных нейронных цепочек. Суть метода в том, что в интересующие нас нейроны вводится ген фоточувствительного белка, чувствительного к той или иной длине волны. Если потом такие нейроны облучить светом, фоторецептор активирует в них ионные каналы, и по цепи пойдёт электрохимический импульс. Источником света служит оптоволоконная нить, вживлённая в мозг. При этом животное остаётся активным и ничуть не стеснённым в движениях, то есть оптогенетика позволяет изучать активность нейронных сетей в условиях, максимально приближенных к естественным.

Нейробиологи попытались обнаружить в мозге социальную активность в чистом виде, то есть без брачных оттенков и без примеси агрессивности. Для этого эксперименты ставили только с самками мышей, которых или сажали в клетку к другим самкам, или подкладывали им какие-то неодушевлённые предметы. На уровне нейронов исследователи особо интересовались активностью так называемой вентральной области покрышки (VTA) – части среднего мозга, играющей важную роль в системе подкрепления. Система подкрепления вообще и VTA в частности служат источником чувства удовольствия, будь то от пищевых или половых потребностей, или когда мы чувствуем удовлетворение от хорошо выполненной работы, и т. д. Работа системы подкрепления зависит от дофамина – именно он нужен для переноса «сигналов удовольствия».

Первое, что выяснили авторы работы, это что при активации нейронов VTA, синтезирующих дофамин, у мышей повышалась социальная активность. Животные особенно стремились познакомиться с новым товарищем, которого запускали в клетку. Если же активность таких нейронов подавляли, то и социальный интерес у мышей падал, и на новую особь рядом с собой они почти не реагировали. Но ни интерес к неживым объектам, ни склонность к изучению территории ни в том, ни в другом случае не менялись, из чего можно сделать вывод, что эффект имел отношение только к социальным взаимодействиям.

Однако дофаминовые нейроны вентральной области покрышки посылают свой сигнал в разные области мозга. Кто же из их корреспондентов отвечает именно за социальные связи? Исследователям удалось выяснить и это, правда, тут пришлось постараться, чтобы распознать нужный нейронный сигнал среди шума других. В статье в Cell они описывают особый нейронный тракт, идущий от вентральной области покрышки к другой области среднего мозга под названием прилежащее ядро, которое опять же принадлежит системе подкрепления. В прилежащем ядре удалось даже определить тип нейронов, отвечающих за социальный сигнал.

Конечно, можно говорить, что авторам работы удалось выделить всего лишь одну нейронную структуру – ту, которая отвечает за чувство удовольствия от общения. Но целью работы было определить именно такую нервную цепь, которая стимулирует чистый, беспримесный социальный контакт, не замутнённый ни брачными, ни агрессивными намерениями. И, как оказалось, такая нервная цепь действительно есть, то есть интенсивность общения зависит от работы вполне определённой цепочки нейронов, проходящей через центры системы подкрепления. Чем активнее эта цепочка, тем больше удовольствия мы получим от социального контакта. Не исключено, что в будущем можно будет корректировать разные психоневрологические расстройства, которые характеризуются трудностями в общении с другими, просто стимулируя нужные нейроны в мозге.

Collapse )

Специальные нейроны помогают нам обдумывать чужой опыт

Особая зона нашего мозга занимается тем, что анализирует случаи, когда наши представления о мире не соответствуют результатам действий других людей.

Мы познаём мир вокруг себя в том числе и благодаря другим людям: мы сравниваем себя с ними, наш жизненный опыт с их жизненным опытом, и тем самым получаем возможность исправить какие-то собственные ошибочные представления о мироздании. Для этого в нашем мозге даже существуют специальные нейроны: как выяснили исследователи из Калифорнийского технологического института и Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, анализом действий людей в нашем мозге занимаются нервные клетки в так называемой ростральной зоне передней поясной коры полушарий.

Кора полушарий и подкорковые структуры мозга человека; амигдала выделена розовым, гиппокамп – фиолетовым, поясная кора – синим. (Иллюстрация Fernando Da Cunha / BSIP / Corbis.)
Кора полушарий и подкорковые структуры мозга человека; амигдала выделена розовым, гиппокамп – фиолетовым, поясная кора – синим. (Иллюстрация Fernando Da Cunha / BSIP / Corbis.)

‹ ›
Майкл Хилл (Michael R. Hill) и его коллеги экспериментировали с больными эпилепсией, которым в мозг временно вживили электроды. Напомним, что от эпилепсии можно избавиться хирургическим путём, удалив те нейроны в мозге, с которых начинается припадок, но, чтобы узнать, какие именно это нейроны, нужно напрямую понаблюдать за активностью подозрительных мозговых зон. Поэтому перед операцией больным вводят в мозг электроды, с помощью которых регистрируют активность разных его участков – чтобы узнать, где именно «прячется» эпилепсия и как именно она себя ведёт. Такой способ лечения уже успел сослужить большую службу нейробиологам, поскольку тут есть возможность параллельно изучать самые разные аспекты работы человеческого мозга так.

На сей раз пациентам с электродами предложили сыграть в простую игру: на экране ноутбука были разложены две виртуальные карточные колоды рубашкой вверх – переворачивая карты, можно было получить или потерять 10 или 100 долларов, при том в одной колоде выигрышных карт было 70%, а в другой – только 30%. Заранее, естественно, игрок не знал, какая колода счастливая, и мог выяснить это разве что методом проб и ошибок. Однако в некоторых случаях он видел ещё и игру двух других людей, которые присутствовали в эксперименте в виде аватар и чьи действия заранее записали. Они выбирали из тех же карточных колод, что и настоящий игрок с электродами в мозге, так что он был в состоянии судить о том, какая колода приносит удачу, а какая – нет, ещё и по действиям виртуальных игроков.

В мозге у приматов вообще и у человека в частности есть определённые зоны, которые сравнивают наши ожидания с действительным положением вещей. Например, если мы хотим выиграть в какую-то игру, такие нейронные центры будут отзываться как удачные ходы, так и на неудачные, и в результате индивидуум сможем скорректировать своё поведение (и свои аппетиты). В число таких мозговых участков входит и вышеупомянутая ростральная зона передней поясной коры. Однако в статье в Nature Communications авторы пишут, что у нейронов этой зоны была своя специфика: они реагировали иначе, когда человек наблюдал чужой опыт, идущий вразрез с его собственными ожиданиями. Например, если участник эксперимента считал, что карты из левой колоды чаще оказываются выигрышными, но при том виртуальный игрок получал из неё проигрышную карту, то такое расхождение между собственной «теорией» и чужой «практикой» характерным образом отражалось в активности некоторых клеток передней поясной коры. Их можно назвать «нейронами социального обучения», но в довольно специфическом аспекте, так как они срабатывают тогда, когда наши ожидания расходятся с результатами именно чужих действий.

Это не первый случай, когда в мозге находят область или группу нейронов, отвечающих за определённую сторону социальной жизни. Два года назад мы писали о том, что в нервной системе млекопитающих есть специальная структура, от которой зависит удовольствие от общения: интерес к кому-то другому зависит от того, насколько хорошо она функционирует. Здесь же можно вспомнить про знаменитые зеркальные нейроны, которые помогают нам повторять действия других. Но социальная жизнь сложна и многообразна, особенно у таких «общительных» видов, как человек, так что мозгу пришлось сформировать разные нейронные департаменты для выполнения множества социально-когнитивных задач. Можно предположить, что неполадки в системе обдумывания чужого опыта, среди прочего, лежат в основе ряда психоневрологических расстройств – например, аутизма – и, возможно, в будущем, действуя на нейроны социального обучения, от подобных заболеваний можно будет если и не избавляться полностью, то хотя бы смягчать их симптомы.

Collapse )

Сказка о весёлом физике Георгии Гамове и о холодном дыхании горячей Вселенной

«Космические сыщики» — новая книга писателя, доктора физико-математических наук Николая Николаевича Горькавого

Устроившись поудобнее, Андрей и Галатея приготовились слушать очередную вечернюю сказку.

— Эта история началась в Одессе, под артиллерийскую канонаду, — сказала Дзинтара и, открыв книгу, прочитала первые строчки:

— Сегодня ты не пойдёшь в школу — на улицах опять стреляют. Как бы десант не высадили… — озабоченно сказал отец сыну…

Школьные годы Георгия Гамова, родившегося в Одессе в 1904 году в семье учителя гимназии, пришлись по большей части на Первую мировую войну. Впоследствии он вспоминал: «Моё обучение носило спорадический характер, поскольку занятия часто отменялись, когда Одессу обстреливали вражеские корабли, или когда греческие, французские, английские экспедиционные войска шли в штыковые атаки по главным улицам города на белые, красные и даже зелёные русские военные силы, или когда русские войска различных мастей сражались между собой…» Однако всё это не мешало Георгию увлекаться физикой, астрономией и биологией. Школу он закончил в 1921 году и поступил на математическое отделение физико-математического факультета Императорского Новороссийского (с 1933 года — Одесского) университета. В те неспокойные годы университет не мог предоставить студентам высокий уровнень обучения, поэтому Гамов решил ехать в Петроград, где, как он слышал, после застоя революционных лет начала возрождаться физическая наука. Его отец продал фамильное серебро, чтобы дать сыну деньги на дорогу. Георгий добрался до Петрограда и поступил в университет. В 1926 году он закончил физико-математический факультет на тот момент уже Ленинградского государственного университета (город переименовали из Петрограда в Ленинград в 1924 году). Молодой человек проявил себя талантливым теоретиком, и его приняли в аспирантуру, а через два года отправили на полугодовую стажировку в Германию, к известному физику Максу Борну. За шесть месяцев работы Гамов сделал своё первое серьёзное открытие — построил на квантовом принципе неопределённости теорию альфа-распада атомных ядер.

— Ничего не поняла! — воскликнула Галатея.

Дзинтара объяснила:

— Атомные ядра состоят из положительно заряженных протонов и нейтральных нейтронов. Протоны отталкиваются друг от друга из-за одинакового электрического заряда, поэтому ядро вроде бы должно распадаться. Но этому препятствуют мощные силы, которые притягивают частицы друг к другу. Фактически вокруг ядра атома построена стена, которая не даёт его обитателям «разбежаться». Тем не менее экспериментаторы установили, что тяжёлые атомные ядра могут претерпевать альфа-распад, то есть выпускать альфа-частицу, состоящую из двух протонов и двух нейтронов и являющуюся ядром атома гелия. Только теоретики никак не могли понять, как альфа-частица пробивает непреодолимую на первый взгляд стену.

— Это так же странно, как если бы спутник преодолел земное тяготение и вышел в космос без ракеты-носителя! — сказал Андрей.

— Очень точное сравнение, — похвалила сына Дзинтара. — Решить проблему альфа-распада Гамову помогла работа, опубликованная французским физиком Луи де Бройлем, согласно которой каждая частица является одновременно и волной

(см. «Наука и жизнь» № 2, 2016 г., статья «Сказка о герцоге де Бройле, который открыл самые странные волны в мире»)

Гамов высказал предположение: если альфа-частица ещё и волна, то она может оказаться снаружи потенциального барьера.

— То есть волна, в отличие от частицы, может перехлёстывать через стену? — спросил Андрей.

— Верно. Эта работа принесла Гамову известность. Возвращаясь после успешной стажировки в Германии в Ленинград, он на один день заехал в Копенгаген — повидаться с легендарным физиком Нильсом Бором. После разговора с молодым учёным Бор предложил ему стипендию на годичную стажировку в своём институте. В результате Гамов задержался в Европе до весны 1931 года. Он побывал в Лейдене, Кембридже и познакомился со многими выдающимися учёными.

В Советский Союз Георгий Антонович вернулся прославленным физиком-теоретиком, о нём писали газеты, ему посвящали стихи. В марте 1932 года Гамова, которому исполнилось всего 28 лет, избрали членом-корреспондентом АН СССР, и до сих пор он остаётся самым молодым физиком из когда-либо избранных в ряды академии. В том же году Георгий Антонович вместе со своим коллегой Л. В. Мысловским из Радиевого института имени В. Г. Хлопина предложили проект создания первого не только в России, но и в Европе ускорителя элементарных частиц — циклотрона, и в 1937 году установка была запущена.

Несмотря на все достижения и известность в Европе, Гамова перестали выпускать за границу. Например, в октябре 1931 года ему запретили выезд в Рим на международный конгресс по ядерной физике, и доклад Гамова прочитал за него другой участник конгресса — Макс Дельбрюк. Гамов был оскорблён. Ему нужна была свобода, прежде всего для общения с выдающимися физиками, работающими в Европе и США. Георгий Антонович стал искать возможность выехать за границу вместе с женой, пусть даже и нелегально. Перебрав разные варианты, летом 1932 года супруги Гамовы отправились в отпуск в Крым и решили добраться оттуда морем на байдарке до турецкого берега. Однако сильные волны и встречный ветер помешали их отчаянно смелому мероприятию. Через два дня шторм пригнал байдарку с измученными путешественниками к крымскому берегу возле Балаклавской бухты.

В 1933 году идея Гамова уехать за границу всё-таки осуществилась. Знаменитые физики Нильс Бор и Поль Ланжевен пригласили его в Брюссель принять участие в качестве делегата от СССР в работе седьмого Сольвеевского конгресса, и ему чудом удалось выехать за границу вместе с женой. Больше в Советский Союз Гамов не вернулся. Для своих зарубежных коллег он стал Джорджем Гамовым. Через год он переехал в столицу США, где возглавил кафедру теоретической физики в Университете Джорджа Вашингтона. Там Гамов подготовил ряд важных научных работ и принял два дальновидных решения: взял на работу Эдварда Теллера, с которым познакомился в институте Бора, и организовал ежегодную конференцию по теоретической физике, на которую приезжали 20—30 выдающихся учёных.

Венгерский физик-теоретик Эдвард Теллер, переехавший в Америку по приглашению Гамова, впоследствии сыграл важнейшую роль в создании атомной и термоядерной бомбы в США. «Я ценил Гамова, — писал он, вспоминая те годы. — Он генерировал по новой теории каждый день, что делало его подобием какой-то природной стихии. Но если теория была бессмыслицей, как в большинстве случаев и оказывалось, можно было сказать об этом Гамову прямо, без околичностей. В отличие от многих гениев, Джо отбрасывал свои теории так же легко, как и создавал. В редких случаях, когда я не мог опровергнуть его идею, мы писали совместную статью. Обычно она была хорошей, потому что у Гамова был отличный вкус в выборе тем».

На конференции к Гамову приезжали такие выдающиеся физики, как Нильс Бор, Энрико Ферми, Субраманьян Чандрасекар. В знаменательной конференции 1938 года, посвящённой астрофизике и ядерным реакциям на Солнце, участвовали студент Гамова Чарльз Критчфилд и известный американский физик Ганс Бете. Им суждено было сделать открытия, которых все ждали. Эдвард Теллер вспоминал: «В результате конференции Критчфилд сделал верное предположение о реакции между протонами как источнике солнечной энергии… Вскоре после конференции он (Ганс Бете) опубликовал важную работу по обсуждавшимся темам, которая описывала роль, которую играет углерод в цикле звёздных термоядерных реакций. Эта работа сыграла существенную роль в Нобелевской премии Ганса».

В 1930-е годы Гамов познакомился и с Эйнштейном. Он с юности интересовался общей теорией относительности и даже был учеником основателя современной космологии Александра Александровича Фридмана. После бесед с Эйнштейном интерес Гамова к космологии пробудился с новой силой. Его самое выдающееся научное достижение в этой области — идея горячей модели Вселенной. Чуть позже Гамов ввёл понятие Большого взрыва как начала расширения Вселенной в виде горячего облака «улема» — так учёный назвал гипотетическое протовещество из смеси нейтронов, протонов, электронов и квантов света. Кроме того, Георгий Антонович разработал реалистичную схему образования химических элементов во время Большого взрыва, доказав тем самым, что астрофизики могут определить не только химический состав звёзд, но и химический состав самой Вселенной, а также заглянуть в первые минуты существования нашего мира.

Георгий Гамов придерживался простой и понятной схемы динамики Вселенной, включающей предыдущий цикл сжатия. В своей книге «Создание Вселенной» он писал: «Мы можем задать себе два важных вопроса: почему наша Вселенная была в таком сильно сжатом состоянии и почему она стала расширяться? Простейший и математически наиболее корректный ответ состоит в том, что Большое сжатие, которое имело место в ранней истории нашей Вселенной, было результатом коллапса, который случился в ещё более раннюю эру, и что нынешнее расширение есть просто “упругий” отскок, который начался, как только максимально возможная плотность была достигнута».

Концепция Вселенной, расширяющейся после сильного сжатия, безупречно красива, но механизм «упругого отскока» во времена Гамова ещё не был понят. Высказать соображение о таком отскоке до раскрытия его реального механизма мог лишь очень смелый человек.

Некоторые учёные отвергали идею взрывного образования Вселенной, считая, что наблюдаемый факт её расширения вовсе не означает, что раньше она была маленьким и плотным объектом, впоследствии взорвавшимся.

В 1948 году, развивая теорию Большого взрыва, Гамов вместе со своими соратниками предсказал существование теплового излучения, оставшегося после остывания молодой и горячей Вселенной. Взрыв, породивший Вселенную, сопровождался вспышкой мощного электромагнитного излучения самых коротких волн. Это было очень горячее облако излучения или облако излучения очень горячего тела — самой Вселенной. По мере расширения облако остывало, а Вселенная превращалась в практически пустое тёмное место с островами из звёзд. Спустя миллиарды лет после Большого взрыва тепловое излучение сильно остыло, и его стали называть «реликтовым», то есть «оставшимся от прошлых времён». Согласно оценкам самого Гамова, Ральфа Альфера и Роберта Хермана, которые вместе с ним занимались этой работой, реликтовое излучение должно быть аналогично излучению чёрного тела с температурой всего в несколько градусов Кельвина.

— То есть сейчас Вселенная светится, как лампочка Планка

(см. «Наука и жизнь № 7, 2015 г., статья «Сказка о Максе Планке, который в свете электролампы нашёл свою постоянную»),

но очень холодная? — уточнил Андрей.

— Да. В популярной статье «Физика сегодня» Гамов назвал цифру в 3К (3 градуса Кельвина), и это оказалось необычайно точным предсказанием.

Американский физик Стивен Вайнберг написал в знаменитой книге «Первые три минуты. Современный взгляд на происхождение Вселенной»: «Гамов, Альфер и Херман заслуживают колоссального уважения помимо всего прочего за то, что они серьёзно захотели воспринять раннюю Вселенную и исследовали то, что должны сказать известные физические законы о первых трёх минутах».

Все трое были реальными кандидатами на Нобелевскую премию за предсказание реликтового излучения и оценку его температуры. Очень жаль, что группа Гамова не получила заслуженного признания за вклад в изучение древнейшего света Вселенной. Одной из причин этого была репутация Гамова как несерьёзного человека, неутомимого шутника и любителя розыгрышей, далеко не всегда безобидных. Известно, например, что, написав с Альфером и Херманом статью о реликтовом излучении, он ради шутки включил в её соавторы и физика Бете, чтобы первые буквы фамилий совпадали с первыми буквами греческого алфавита: Альфер, Бете, Гамов. Более того, он уговаривал Хермана сменить фамилию на Дельтер и стать четвёртым в статье, но тот наотрез отказался...

Другой пример. Когда Гамова избрали членом Национальной академии наук США, он прислал в журнал академии научную статью по биологии, соавтором которой указал вымышленного мистера Томпкинса — юмористического персонажа своих научно-популярных книг. Академия под благовидным предлогом отклонила статью — весьма, кстати, интересную, вполне нобелевского уровня. Тогда Гамов убрал из соавторов Томпкинса и опубликовал её в докладах Датской королевской академии наук, членом которой он тоже состоял.

В этой статье учёный выдвинул идею генетического кода. В то время было известно, что белки состоят из двадцати типов аминокислотных остатков, последовательность которых в длинной белковой цепи определяется ДНК, или молекулой дезоксирибонуклеиновой кислоты, — носителем генетической информации, тоже представляющей длинную цепь, но лишь из четырёх типов нуклеотидных остатков. Гамов предположил, что клетка использует генетический код, который переводит четырёхбуквенный текст ДНК в двадцатибуквенный текст белка. Согласно его гипотезе, этот код должен быть триплетным, то есть набором из трёх разных соседних нуклеотидов в цепи ДНК.

— Караул! — закричала Галатея. — Я тону в нуклеотидах и аминокислотах!

— Сейчас объясню, — успокоила её Дзинтара. — Все живые организмы как бы собраны из множества белков различной структуры и назначения. Но все белки состоят из 20 типов аминокислотных остатков.

Андрей захотел помочь сестре:

— А ты используй аналогию — толстые книги написаны при помощи всего лишь 30 букв!

— Верно. В 1953 году известные биологи Джеймс Уотсон и Френсис Крик доказали, что наследственная информация содержится в ДНК — молекуле, которая, несмотря на свою колоссальную длину, состоит всего из четырёх типов кирпичиков-нуклеотидов.

— Зашифрованная книга, в которой использовали всего четыре буквы! — снова добавил Андрей.

— Гамов понял, что должен существовать некий код — способ создания 20 аминокислотных остатков с помощью 4 нуклеотидов.

— Он догадался, что нужен словарик для перевода слов с одного, четырёхбуквенного, языка на другой, двадцатибуквенный! — воскликнул Андрей.

— Не совсем. Мне нравится твоя книжная аналогия, но во времена Гамова никто не мог прочитать эти генетические книги и вопрос о переводе ещё не стоял. Пока сопоставлялись два алфавита. Представим, что нам в руки попали две зашифрованные книги, написанные с помощью разных алфавитов, и мы знаем, что из четырёхбуквенного текста как-то можно получить двадцатибуквенный. Но как именно? Если бы один аминокислотный остаток в белке соответствовал одному типу нуклеотида в ДНК, тогда ДНК со своей четвёркой нуклеотидов могла бы программировать всего четыре аминокислотных остатка, а не два десятка. А если предположить, что каждый аминокислотный остаток кодируется парой из двух нуклеотидов, то получилось бы 16 возможных вариантов. Тупик? Нет! Гамов предположил, что каждый аминокислотный остаток определяется триплетом — набором из трёх нуклеотидов. В итоге получается 64 комбинации нуклеотидных троек — их с лихвой хватит на 20 аминокислотных остатков. Таким образом, Гамов предложил «словарик» для перевода букв одного неизвестного языка в буквы другого неизвестного языка. Четвёрку нуклеотидов ДНК обозначают буквами А, Г, Ц, Т. Тройке нуклеотидов ЦАГ соответствует аминокислота глутамин, а триплету ААГ — аминокислота лизин. Именно так четырёхбуквенная ДНК программирует размещение двадцати аминокислот в белковой цепи.

— Вот сейчас понятно! — кивнула Галатея.

— Важной макромолекулой — посредником между ДНК и белками — является РНК, или рибонуклеиновая кислота. Гамов вроде бы в шутку создал реальный «РНК-клуб» из двадцати (по числу известных тогда аминокислот) видных биологов и физиков, которые работали в генетике. Отличительным признаком члена РНК-клуба был специально изготовленный галстук с рисунком РНК и булавкой.

Впоследствии гипотеза Гамова блестяще подтвердилась — в октяб-ре 1968 года американские учёные Роберт Холли, Хар Корана и Маршалл Ниренберг получили Нобелевскую премию за установление генетического кода.

— То есть они установили, каким комбинациям из трёх нуклеотидов соответствуют двадцать аминокислотных остатков? — спросил Андрей.

— Верно. Увы, Гамов умер в августе 1968 года, за два месяца до присуждения Нобелевской премии за расшифровку генетического кода. Один из открывателей спиральной структуры ДНК, нобелевский лауреат Джеймс Уотсон написал в 2001 году книгу о событиях тех лет под названием «Гены, девушки и Гамов. После двойной спирали». В ней он отметил роль Гамова в расшифровке механизма наследственности и привёл фотокопии писем учёного, написанных Френсису Крику и ему самому в 1960-е годы.

Астрофизик Иосиф Шкловский заявил: «Я считаю Г. А. Гамова одним из крупнейших русских физиков XX века. В конце концов, от учёного остаются только конкретные результаты его труда. Применяя футбольную аналогию, имеют реальное значение не изящные финты и дриблинг, а забитые голы. В этом сказывается жестокость науки. Гамов обессмертил своё имя тремя выдающимися «голами»:
1) теория альфа-распада, более общо — «подбарьерных процессов» (1928 г.),
2) теория «горячей Вселенной» и, как следствие её, — предсказание реликтового излучения (1948 г.), обнаружение которого в 1965 году ознаменовало собой новый этап в космологии, и
3) открытие феномена генетического кода (1953 г.) — фундамента современной биологии».

— И ни за одну идею он не получил Нобелевскую премию. Это несправедливо! — нахмурилась Галатея.

— Да, многие учёные тоже так считают. Если не брать в расчёт премию Калинги за популяризацию науки, выдающийся физик-теоретик Георгий Антонович Гамов не получил никаких премий и наград за свои научные работы и остался трижды нелауреатом Нобелевской премии. Между тем в перечень «нобелевских» достижений Гамова можно добавить его гипотезу о том, что Большой взрыв — результат предыдущего Большого коллапса, а нынешнее расширение Вселенной — своеобразный упругий отскок после достижения максимального сжатия. Эта гипотеза не получила достаточного теоретического и наблюдательного подтверждения, но, возможно, именно здесь скрывается разгадка главной тайны образования нашего мира.

***

Георгий Антонович Гамов (1904—1968) — советский и американский физик-теоретик, астрофизик и популяризатор науки, работавший в России, Европе и США. Автор первой количественной теории альфа-распада, один из основоположников теории горячей Вселенной, один из пионеров применения ядерной физики к вопросам эволюции звёзд, первооткрыватель генетического кода.

Эдвард Теллер (1908—2003) — американский физик венгерского происхождения. Один из создателей ядерного оружия в США.

Ганс Бете (1906—2005) — американский физик немецкого происхождения. Лауреат Нобелевской премии по физике 1967 года, которую получил за работы по термоядерным реакциям на звёздах.

Поль Ланжевен (1872—1946) — французский физик, ученик Пьера Кюри.

Александр Александрович Фридман (1888—1925) — российский и советский физик и математик, основатель современной космологии. Решил уравнение Эйнштейна и показал, что наша Вселенная нестационарна и расширяется.

Ральф Альфер (1921—2007) — американский физик-теоретик, ученик Г. А. Гамова. Соавтор предсказания реликтового излучения и его температуры.

Роберт Херман (1914—1997) — американский физик-теоретик. Соавтор Гамова и Альфера по статьям, предсказывающим существование реликтового излучения с температурой в несколько градусов Кельвина.

Джеймс Уотсон (р. 1928) — американский биолог, соавтор открытия в 1953 году вместе с Фрэнсисом Криком (1916—2004) структуры ДНК, лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине 1962 года.

Роберт Холли (1922—1993) — американский биохимик. Лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине 1968 года за расшифровку генетического кода.

Хар Корана (1922—2011) — американский и индийский биолог, лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине 1968 года за расшифровку генетического кода.

Маршалл Ниренберг (1927—2010) — американский биохимик и генетик. Лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине 1968 года за расшифровку генетического кода.

Людмила Георгиевна Карачкина (р. 1948) — астроном Крымской астрофизической обсерватории, открыватель 130 новых астероидов, три из них назвала в честь Георгия Гамова, Петра Капицы и Сергея Капицы. Астероид Гамов за номером 8816 она обнаружила 17 декабря 1984 года. Это название было официально принято Международным астрономическим союзом.

ДНК (дезоксирибонуклеиновая кислота) — макромолекулы, обеспечивающие хранение, передачу и реализацию генетической информации в живых организмах.

РНК (рибонуклеиновая кислота) — макромолекулы, которые участвуют в кодировании генетической информации и программировании синтеза белков и являются посредниками в передаче информации от ДНК к белкам.

Collapse )

Юноше, обдумывающему житье, решаюшему - сделать бы жизнь с кого...

Дзержинский Феликс Эдмундович родился 11 сентября 1877 года по новому стилю в имение Дзержиново Ошмянского уезда Виленской губернии. Умер 20 июля 1926 в Москве. Выдающийся советский, партийный, государственный деятель, участник польского и российского революционного движения. В 1895 году вступил в Литовскую социал-демократическую организацию, в 1900 - в Социал-демократию Королевства Польши и Литвы (СДКПиЛ). Вел партийную работу в Вильно, городах Царства Польского, Петербурге. Один из руководителей Революции 1905-1907 (Варшава). С 1906 года представитель СДКПиЛ в ЦК РСДРП. В 1907 г. избран членом ЦК РСДРП. Неоднократно арестовывался, дважды бежал, несколько раз освобождался по амнистии; провел на каторге и в ссылке 11 лет. В 1917 вступил в РСДРП(б). С августа 1917 член ЦК и Секретариата партии. В Октябрьскую революцию член Петроградского военно-революционного комитета. С ноября 1917 член коллегии НКВД. 7(20).12.1917 по предложению В.И.Ленина назначен председателем ВЧК при СНК РСФСР, в задачу которой вменена борьба с контрреволюцией и саботажем. С августа 1919 одновременно возглавлял Особый отдел ВЧК - военная контрразведка, а с ноября 1920 и охрана границ. Нарком внутренних дел в 1919-1923, одновременно с 1921 нарком путей сообщения, с 1924 председатель Высшего Совета Народного Хозяйства - ВСНХ СССР; с 1921 председатель Комиссии по улучшению жизни детей при ВЦИК. С 1924 кандидат в члены Политбюро ЦК и Оргбюро ЦК ВКП(б), член ВЦИК и ЦИК СССР.

Юноше, обдумывающему житье,
решаюшему -
сделать бы жизнь с кого,
скажу не задумываясь:

Collapse )

Мнение старообрядца о том, что является главным расхождением между католичеством и православием

Исстари между Царьградом и Римом существовали различия в богослужении и церковном управлении

Например, греки совершали литургию на красном вине и квасном пшеничном хлебе
А латиняне служили на белом вине и опресноках – хлебцах, выпеченных из пресного теста, состоящего исключительно из муки и воды

Также греки не препятствовали народам, принявшим от них христианство, молиться Богу на своих языках
Они поощряли евангельское просвещение этих народов, создание для них особых письменностей и перевод на их языки церковных книг
Так было и с нашими предками – древними славянами
А римляне молились Богу на латыни, требовали того же от всех христианских народов и не одобряли перевода Библии и богослужения на другие языки

Греческие иереи могли жениться до принятия сана
А священники Западной Церкви были обязаны соблюдать безбрачие
Кроме того, греческие священнослужители и иноки носили бороды, а латинские – брились
Греки признавали высшей духовной властью лишь церковные Соборы
А латиняне считали, что управление Церковью единолично принадлежит патриарху Рима – Папе Римскому
Они называли его наместником Христа, преемником апостола Петра и верховным пастырем всей Церкви, над которой он имел полную власть
Со временем к этим различиям добавилась разница в богословии
Но больше всего спорили о власти папы, которую не признавали греческие цари и епископы
<...>
За века раскола Римская Церковь все более отдалялась от православия
Появились новые расхождения в богословии и богослужении
Конечно, самым главным стало изменение латинянами чина крещения
Древняя Церковь знала только один способ совершения крещения: через троекратное полное погружение человека в воду с призванием имен Пресвятой Троицы – Отца, Сына и Святого Духа
Так крестили со времен апостолов
Так крестила Греческая Церковь, а вслед за ней – Русская

Латиняне же стали крестить не через погружение, а через обливание или окропление водой
Восточная Церковь не признает такой обряд действительным
Поэтому исстари латинян, обращающихся в православие, крестят в три погружения

Источник.
Дмитрий Урушев. Русское старообрядчество: традиции, история, культура. М.: Эксмо, 2016 Глава 4. Великий раскол. Стр. 29 - 32

Collapse )

Сегодня немного об истории создания института

На сайте http://morfolhum.ru/ru/about/history можно прочитать следующее:
"Институт морфологии человека является преемником Института нормальной и патологической морфологии АМН СССР, созданного после окончания Великой Отечественной войны и руководимого виднейшим патологом страны академиком Алексеем Ивановичем Абрикосовым
Этот институт просуществовал всего 5 лет и был необоснованно закрыт в 1950 г. в ходе перегибов культа личности под флагом борьбы с так называемым вирховианством
Через 10 лет 20 апреля 1960 г. ... состоялось совещание специалистов-морфологов, на котором было принято важное решение о необходимости создания в системе АМН СССР единственного в своем роде Института морфологии человека"
А уже 11 января 1961 года был издан приказ о создании НИИ морфологии человека (см. фото)

В свете того, что происходит сейчас в науке, интересно посмотреть, как это все делалось раньше
Жалко, что отнюдь не все задумки далекого 1960 года удалось осуществить, а пункт "г", вообще, разрабатывается под эгидой основателя Фейсбука

Корень лат. praecoquus — тот же, что в глаголе coquere ‘варить, печь’

Как и персик, название которого содержит недвусмысленное географическое указание (лат. persica < malum persicum ‘персидский плод’; того же происхождения франц. pêche и англ. peach < ст.-франц. pesche < лат. persica), его меньший собрат по роду Prunus — абрикос — носит, в конечном счете, латинское имя, однако проделавшее долгий путь на Востоке и Западе.

Рус. «абрикос» непосредственно заимствовано из нидерл. abrikoos (в XVI веке — abricock); наряду с этой формой в XVIII веке были известны «априкоз» и «абрикот», указывающие, соответственно, на немецкий и французский источники (нем. Aprikose, франц. abricot, откуда название ликера абрикотин).
Все перечисленные слова восходят к порт. albricoque, исп. albaricoque, в свою очередь заимствованным из арабского al-barqūq. Арабское название абрикоса — грецизм, из греч. praikokkion, которое происходит от лат. praecoquum ‘скороспелый, ранний (плод)’ (таково, значит, этимологическое значение абрикоса).
Корень лат. praecoquus — тот же, что в глаголе coquere ‘варить, печь’ (то есть делать готовым, спелым); латинское nomen agentis coquus было заимствовано в нидерландский, откуда хорошо нам известное название судового повара — «кок» (нидерл. kok); английское cook (др.-англ. cōc) также из латыни.

Если обратиться к индоевропейским истокам этого корня, мы и здесь обнаружим соответствия, нашедшие место в русском словаре. И.-е. * pekw-e/o- ‘готовить’, кроме латинского глагола coquere (где начальный согласный — результат ассимиляции), дало греч. pessein ‘делать спелым, варить, печь’ и pepsis ‘приготовление пищи’ и ‘пищеварение’, нарушение которого называется диспепсией. Среди унаследованной славянской лексики в русском языке того же происхождения глагол и существительное «печь» (ст.-слав. пешти, пешть < прасл. *pek-), а также «пот» (< и.-е. * pokw-to-), появляющийся, как известно, от сильного тепла.

Про родство рассмотренных слов не даст забыть такая скороговорка: «Запек бы кок абрикосы, да диспепсия допекла».

©Михаил Сергеев

Collapse )

Чего - Кого

Представьте: лежите вы после работы на диване — и тут с кухни доносится тревожный крик жены, из которого вы разбираете только глагол в форме множественного числа, предположим «...загибаются...»
Вставать с дивана ради каких-то глупостей у вас нет совершенно никакого желания, поэтому вы, набрав воздуха в легкие, кричите ей обратно — и как же вы кричите?

Скорее всего, вы крикнете: «Кто загибаются?»
Обратите внимание: именно «кто», а не «что», несмотря на то, что загибаться вполне могут как показываемые в телевизоре европейцы, недооценившие величие России, так и, скажем, цветы, которые вы, проводя все время на диване, забыли полить, или даже — шире — ваши с женой отношения

Хотя литературной норме равно не соответствует согласование с глаголами в форме множественного числа вопросительных местоимений «кто» и «что» (в отличие от относительных местоимений, подобное употребление которых признается грамматиками допустимым в нестрого нормированной речи («те, кто пришли»; «те, что ушли»)), для «кто», всегда соотносящегося с дискретно-считаемыми объектами, множественное число здесь естественно, что поддерживается конструкциями типа «Кто такие?», «Кто эти люди?» (при невозможности аналогичного употребления «что»)

Наконец, нельзя забывать и о раздражении, которое вы испытываете, будучи вынуждены тратить время на бессмысленное перекрикивание с женой
Кажется, есть в таком использовании вопросительного «кто» и эмфатический компонент: ср. встречающуюся в речи несимпатичных хозяев жизни из русской классики форму «Кого?» в значении «Что вам от меня нужно?», а также знаменитое «Кто на ком стоял?» в устах профессора

Collapse )

Протоиерей Димитрий Смирнов: "Наши мужчины – это есть наша национальная трагедия"

Протоиерей Димитрий Смирнов: "Наши мужчины – это есть наша национальная трагедия"

Председатель патриаршей комиссии по делам семьи, защите материнства и детства протоиерей Димитрий Смирнов считает слабыми современных мужчин и причину этого видит в малодетности и женском воспитании

"Наши мужчины – это есть наша национальная трагедия", - сказал отец Димитрий в беседе с церковнослужителями Сызранской епархии

Отец Димитрий признал, что настоящие мужчины встречаются
В частности, он упомянул два недавних случая, когда спецназовцы вступились на улице за женщин и были убиты группой нападавших
"Но это штучный продукт. А чтобы была нация, чтобы были мужчины, чтобы можно было из них выбрать себе жениха – ну их нет в природе!" – сказал о. Димитрий

По его мнению, слабость мужчин отчасти происходит от "женского воспитания"

"Русская женщина – это очень такое сильное существо по своей генетике. Она (...) и коня на скаку остановит, и в горящую избу войдет, и так далее. А мужчины – нет", - посетовал представитель

Священник считает ошибкой советской пропаганды то, что она "вот эту сильную женщину, которой Бог дал родить десять детей, выгнала из дома на работу"

"Когда у тебя 12 детей, ни о какой работе быть не может даже речи, - убежден отец Димитрий, - работать должен мужик, и он на этой работе закалялся
А те дети, которые у этой матери были, они все время были в конкурентной борьбе: они друг с другом, ребята, дрались, младшие никогда не давали спуску старшим (...) А современный мальчик, бедный, на него и бабушка, и мать, и отец рявкают, и в школе его обижают, бьют, и так далее"

"Школа – вся женская, Церковь – вся женская, дома мамаша – она своего мужа, который маменькин сынок, он скручен в бараний рог, и он даже жену себе когда ищет, он ищет себе вторую маму, чтобы можно было к груди припасть и телевизор смотреть. Что он может? Спортом, что ли, заниматься? Нет, он может кричать: "Шайбу! Шайбу!" – посетовал о. Димитрий

Со своей стороны он предложил "потихоньку подготовить новых людей", собирая "всю безотцовщину" - мальчиков, лишенных мужского воспитания, и передавая их в школы под начало лучших офицеров страны...

Collapse )

Скан карманного всеобщего географического атласа 1908 года

Т.е. больше 110 лет тому назад мы знали о Солнечной системе примерно это
Можно ради интереса сравнить цифры по размерам планет и расстояния

Как видно из этой инфографике, люди ничего не знали о том, что же находится за Нептуном, ни о Плутоне, ни о поясе Койпера никто ничего и не слыхивал
Первые предположения о том, что за Нептуном есть пояс астероидов появились в начале 1930-х годов
А гипотеза об облаке Оорта возникла в 1932-м. Т.е. 1930-е годы можно считать прорывными в изучении нашей Солнечной системы

Мои твиты

Collapse )