September 9th, 2020

Мои твиты

  • Вт, 13:05: https://t.co/3wefd1uPn8
  • Вт, 13:16: Сиводня васьмова синтебря атмичаеццо ежыгодный Миждународный день граматназти абявлиный юнеской исчо в 1966 гаду https://t.co/3kfh3hK5OJ
  • Вт, 15:07: Думали что «социальный лифт», а оказался «карьерный рост» и придётся пахать на благо __________ "Продвижение по службе, карьерный рост должны быть у тех, кто готов пахать на благо граждан" В конкурсе выиграли 106 человек Думали что сели в лифт https://t.co/lgvBkt0uHB https://t.co/42kuDsXgt7
  • Вт, 15:27: Пятерка худших -Томенко (Алтайский край), Коков (Кабардино-Балкария), Куйвашев (Свердловская область), Савченко (Белгородская область), Цыбульский (Архангельская область) Данные исследования "Эффективность SMM-кампаний глав российских регионов. Выпуск II" https://t.co/01k4sX3pkn
  • Вт, 15:27: Рейтинг эффективности SMM кампаний глав регионов Пятерка лучших - Бречалов (Удмуртия), Кувшинников (Вологда), Махонин (Пермь), Воробьев (Подмосковье), Азаров (Самара). Данные исследования "Эффективность SMM-кампаний глав российских регионов. Выпуск II" https://t.co/DGJ6LwdnUe
  • Вт, 23:23: Note of concern https://t.co/AzoNEZ0nP8

Не все ученые поддержали гипотезу Шахматова

Вслед за А.А. Шахматовым некоторые исследователи полагают, что уже в XI в. в Древней Руси сформировалось особое книжное произношение, согласно которому буквы ер «ъ» и ерь «ь», обозначавшие в древнерусском языке особые гласные звуки [ъ] и [ь], должны были произноситься как [о] и [э], а буква ять «ѣ», обозначавшая [ê] (закрытый звук «э») — как обычный [э].

В соответствии с этими правилами слова «възьмоу» ‘возьму’, «хлѣбъ» в книжном произношении должны были звучать не как [въз˙ьму], [xл˙êбъ], а как [воз˙эму], [xл˙эбо] (точкой обозначена полумягкость согласных).

Не все ученые поддержали гипотезу Шахматова. Некоторые из них относят формирование особого церковного произношения к более позднему периоду — XIV—XVI вв., когда вследствие таких важных фонетических изменений, как падение редуцированных, оглушение и озвончение согласных, утрата звука ять, переход [э] в [о], возникновение аканья и др., обозначился значительный разрыв между живым (разговорным) и церковным произношением.

Этот разрыв был вызван консервацией архаических норм в церковном произношении, ср.:

ц.-сл. «братья и [с’э]стры» и разг. «братья и сёстры», ц.-сл. «сер[дц]е» и разг. «се[рц]е», ц.-сл. «греческий» и разг. «грецкий» («греческий монах» / «грецкий орех» < др.-рус. «грьчьскыи») и т. п.

В XVII—XVIII вв. наиболее яркими приметами церковно-книжного произношения, отличавшими его от московского просторечия, которое приобретало всё больший престиж, были:

1) оканье и отсутствие отпадения конечных безударных гласных — «н[о]сити», ср. моск. «н[а]сить»;

2) неотражение перехода [э] в [о] перед твердыми согласными — «[п’э]рст», ср. моск. «напёрсток»;

3) произношение щелевого [ɣ], а не взрывного [г] — «с[оɣ]неши», ср. моск. «с[аг]нёшь»

Постепенно к середине XIX в. черты, свойственные церковному произношению, были вытеснены, по крайней мере из нейтрального стиля речи носителей литературного языка, хотя могли сохраняться как стилистическое средство в поэтической речи.

Ср., например, у А. С. Пушкина в «Полтаве»:

«Забыв отчизны давний плен,

Богдана счастливые споры,

Святые брани, договоры

И славу дедовских вре[м’э]н»;

«На холмах пушки, присмирев,

Прервали свой голодный [р’э]в».

В стихотворении «Анчар» представлено использование маркированных форм без перехода [э] в [о] на фоне немаркированных форм с переходом [э] в [о].

Ср.:

«В пустыне чахлой и скупой,

На почве, зноем раска[л’э]нной,

Анчар, как грозный часовой,

Стоит — один во всей все[л’э]нной»;

«Но человека чело[в’э]к

Послал к анчару властным взглядом,

И тот послушно в путь по[т’э]к

И к утру возвратился с ядом».

Но при этом:

«К нему и птица не летит,

И тигр нейдет: лишь вихорь [ч’o]рный

На древо смерти набежит —

И мчится прочь, уже тлетворный»;

«Принес — и ослабел и [л’o]г

Под сводом шалаша на лыки,

И умер бедный раб у ног

Непобедимого владыки»

В последнем случае, может быть, и [л’oх] «лёг», рифмующееся с [нox] «ног», с нормальным результатом оглушения на конце слова щелевого [ɣ]; ср. у Пушкина рифму «дух» — «дру[х]»:

«О сколько нам открытий чудных

Готовит просвещенья дух,

И опыт, сын ошибок трудных,

И гений, парадоксов друг»

Collapse )

10 книг для поддержания депрессии

  1. Энтони Берджесс "Заводной апельсин"

"Заводной апельсин" - литературный парадокс XX столетия. Продолжая футуристические традиции в литературе, экспериментируя с языком, на котором говорит рубежное поколение malltshipalltshikov и kisok "надсатых", Энтони Берджесс создает роман, признанный классикой современной литературы.
Умный, жестокий, харизматичный антигерой Алекс, лидер уличной банды, проповедуя насилие как высокое искусство жизни, как род наслаждения, попадает в железные тиски новейшей государственной программы по перевоспитанию преступников и сам становится жертвой насилия. Можно ли спасти мир от зла, лишая человека воли совершать поступки и превращая его в "заводной апельсин"? Этот вопрос сегодня актуален так же, как и вчера, и вопрос этот автор задает читателю.

  1. Жан-Поль Сартр "Тошнота"

"Тошнота" - первый роман Ж.-П.Сартра, крупнейшего французского писателя и философа XX века. Он явился своего рода подступом к созданию экзистенциалистской теории с характерными для этой философии темами одиночества, поиском абсолютной свободы и разумных оснований в хаосе абсурда. Это повествование о нескольких днях жизни Антуана Рокантена, написанное в форме дневниковых записей, пронизано острым ощущением абсурдности жизни.

Collapse )

Умирает старый профессор

Лежит на диванчике, в кабинете, у диванчика – его старый фронтовой друг.
Профессор голову приподнимает, показывает на книжные полки, висящие над рабочим столом.
"Это всё, – говорит, – книги, которые я написал".
И голову опять на подушки роняет.
Собирается с силами, приподнимается опять, показывает на другую стену с книжными полками.
"А это, – говорит, – книги моих учеников".
И опять голову роняет.
"А вот помню, – говорит, – как в 1942 году в одной деревушке я санинструкторшу уговорил, и ничего у меня с ней не получилось, потому что сено мягкое было и у неё в него зад проваливался".
Приятель:
"Ты это к чему?".
Профессор:
"Эх, все бы эти книги – да тогда ей под жопу..."

И занимается рядом других важных для аттестации научных кадров вещей

С 18 сентября в дистанционном режиме возобновляются заседания Президиума Высшей аттестационной комиссии
Напомним, только он выносит решения о подтверждении кандидатских степеней, а также присуждает докторские и научные звания доцента и профессора
И занимается рядом других важных для аттестации научных кадров вещей

Радует, что ВАК запускает работу. Неясно только, как будет организован весь процесс с бюрократической точки зрения.

Вообще с Высшей аттестационной комиссией происходят чудные (увы, не чудесные) дела. ВАК сам по себе является представителем аналоговой эпохи, процессы в котором переводятся в интернет с трудом и весьма странным образом.

Очевидно, что массированное привлечение молодежи в науку, обозначенное как одна из ключевых целей нац- и федпроектов по векторам науки и высшего образования, однозначно приведет к увеличению количества защит. Сначала – кандидатских, а затем – докторских.

Масштабное распространение консорциумов и сетевых форм взаимодействия научных и образовательных учреждений стимулирует перевод части процессов в онлайн. А коронавирус в принципе дал серьезный толчок к развитию дистанционных форм.

Да и переход к цифровой экономике требует аналогичного трансфера к цифровому университету, НИИ, министерству. И здесь, естественно, встает вопрос о построении digital-ВАК. Не случайно в рамках нового нацпроекта «Наука и университеты» отдельным пунктом предусмотрена цифровая перезагрузка Высшей аттестационной комиссии.

У этого решения вполне очевидная логика – без аттестации научных кадров развитие сектора исследований и разработок будет крайне затруднено, поскольку даже талантливые и амбициозные люди не смогут продвигаться по карьерной лестнице. А формальные требования таковы, что даже социальные лифты тут далеко не всегда в помощь.

Следовательно, научно-технологически-цифровой прорыв натыкается на аналоговый ВАК. И скорость цифровой трансформации научно-образовательного сектора зависит как раз от «самого медленного верблюда» – ВАКа. Здесь старт дистанционных заседаний Президиума, конечно, является большим шагом вперед.

Но вопрос в другом – потянет ли вся остальная Высшая аттестационная комиссия этот дистант. И не появится ли у нас матрешка из караванов, в которой ВАК тормозит общий процесс, а бюрократический аппарат – более активную деятельность Президиума.

Вопрос этот совсем не праздный. Он касается всех областей научной деятельности и высшего образования.

В последнее время по ряду направлений потенциал ВАК уменьшается. В вопросах определения «качества» публикаций всё большее значение приобретает «ядро РИНЦ» из Russian Science Citation Index, Web of Science Core Collection и Scopus. Недалек тот день, когда оно практически полностью заменит «перечень ВАК». А в формировании ядра основную роль играет совсем не Комиссия, а РИНЦ (elibrary.ru). Тем более, что РИНЦ уже начинает предъявлять к включаемым именно в индекс журналам требования практически аналогичные таковым у ВАКа в отношении Перечня.

С другой стороны, основной функцией Комиссии всегда была экспертиза – то есть ВАК функционировал в качестве коллегиального органа в оценке того, насколько конкретная работа или отдельные ученый соответствуют квалификационным требованиям. Схожий функционал все больше концентрируется в руках Российской академии наук. И уже не раз звучали предложения передать ВАК в РАН.

Однако, недавнее предложение ограничить спектр экспертизы со стороны Академии выявило явное недовольство значительной части научно-образовательного истеблишмента тем, что РАН претендует стать единственным и полноправным судией на научном поле.

По большому счету, между ВАК и Академией сейчас идет цифровая гонка (конечно, не в высшем дивизионе), и именно от ее итогов во многом будет зависеть конфигурация центров экспертизы – как минимум в вопросах аттестации научных кадров и определении качества журналов.

См. также: https://nauka.tass.ru/nauka/9403283
https://t.me/scienpolicy/11675

Collapse )