September 6th, 2020

Мои твиты

  • Сб, 12:15: Губернатор обязан разбираться в федеральной повестке и принимать участие в выработке принципиальных решений Контуры работы Госсовета
  • Сб, 13:08: Хорошая перемена или физкультура Как в детстве https://t.co/aB2L8jkazC
  • Сб, 17:48: Новости Росстата https://t.co/WWMwV4I1be
  • Сб, 17:57: «Брать адвокатов только умных, других не надо» В.И. Ленин
  • Сб, 18:21: продам архивы перехватов всё из сионских мудрецов план даллеса в оригинале и запись бисмарка живьём
  • Сб, 20:18: Демография городов: естественный и миграционный прирост (1990–2019) — Россия в данных https://t.co/Xw774j42Ei
  • Вс, 10:58: Весь состав атомного ледокольного флота России и СССР показали в одной инфографике — Naked Science https://t.co/nshWJNeFqS
  • Вс, 11:16: https://t.co/ApUHJqHFqp

Пара слов о математическом интуиционизме:

«Существуют математические теоремы, которые в настоящее время имеют только „внешние“ решения, потому что они остаются все еще слишком сложными для конструктивного понимания. Крайними примерами их являются некоторые случаи так называемого доказательства от противного, непрямого доказательства, в котором используется принцип исключенного третьего, показывающий, что принятие противоположной посылки невозможно, поскольку оно ведет к противоречию. Но такое доказательство не позволяет понять, как конструктивно достигается позитивное решение. Знаменитый математик Брауэр презрительно называл такие непрямые доказательства „позвоночным мышлением“. Я не стану здесь выяснять, насколько обоснованно его требование не признавать результаты, _которые могут быть получены только таким способом_. Я лишь хочу подчеркнуть, что существует огромное различие между осмысленным решением, основанным на понимании сущности задачи, и решением, совершаемым посредством внешних действий».

(М. Вертгеймер, «Продуктивное мышление»)

Как ра́з голо́дно вре́мя-то бы́ло

Правильно!
Мы зьде́се волоци́ли, принесло́ дак э́тто на́ берег-от принесло́ да к са́мому берегу́. Мы́ промышле́ли, ф са́мом берешку́ уш. То́лько мы у́тром ста́ли, пого́душка но́чью-ту была́, а у́тром фста́ли, а рё́у-ту дак. Тру́бы-ти отво́рили, а рё́у-ту росполно́ у тюле́ня. И робя́та-ти у на́с побежа́ли, гля́нь-кося, промышле́ть-то, но́жыка-то не́ взяли, та́м уби́ли два зьве́ря-та, тогды́ жэ не́ было э́того. Как ра́з голо́дно вре́мя-то бы́ло. Они́ побежа́ли уби́ли и вот прибежа́ли, за на́ми прибежа́ли да за но́жыками.
Это архангельские говоры, также называемые поморскими, относящиеся к севернорусскому наречию. Носитель литературного языка сразу отметит такую яркую диалектную черту, как оканье.
Оканье — это не когда везде произносится [о], это когда [о] и [а] четко различаются даже в безударной позиции. Случаи типа трова́ можно услышать со сцены или телеэкрана при неуклюжей имитации оканья и экономии на научных консультантах.
Полное оканье — различение практически во всех позициях: первый предударный слог (п[о]шо́л), не-первый предударный (м[о]локо́), заударный (у́тр[о]м). При неполном оканье [о] и [а] различаются только в первом предударном, в остальных позициях совпадают в [ъ] — коротком ы-образном звуке. Здесь мы имеем как раз полное оканье: волоци́ли, побежа́ли и так далее.
Вторая бросающаяся в глаза диалектная особенность — цоканье, или неразличение аффрикат [ц] и [ч] (аффрикаты — звуки, которые в процессе артикуляции меняют свою характеристику: начинаются как смычные, а заканчиваются как щелевые, например ц = тс, ч = тщ). Во многих русских говорах состав и характер аффрикат отличается от того, что мы имеем в литературном языке (ЛЯ), что связано с финно-угорским субстратом на территории распространения диалектов древнерусского языка.
В ЛЯ [ц] твердое, [ч] мягкое. В ряде говоров, в основном центральных южнорусских и среднерусских, [ч] и [ц] произносятся как в ЛЯ, но возможны и системы, в которых представлены либо две твердые аффрикаты (чай, цапля); либо одна аффриката — чаще [ц], твердая (цай, цапля) или мягкая (цяй, цяпля), поэтому неразличение аффрикат называют цоканьем, но может быть и [ч] (только мягкая — чяй, чяпля, устойчивых и регулярных частных диалектных систем с одной твердой [ч] не отмечено), тогда у нас частный случай цоканья — чоканье; либо может вообще не быть аффрикат — фаза смычки утрачивается, остается вторая часть (щяй, са́пля). Здесь, как вы, наверное, уже поняли по слову волоци́ли (волочили), мягкое цоканье.
Но чтобы четко отнести данный текст к архангельским говорам, оканья и цоканья недостаточно (окают, например, все носители севернорусского наречия), поэтому вот некоторые специфически архангельские черты:

Collapse )