August 15th, 2020

Ну вот

Специалист в области лингвистической типологии и корпусной лингвистики, доктор филологических наук Владимир Плунгян рассказывает о дискурсивных словах, их роли в устной и письменной речи, о том, как использование «вот» выражает отношение к адресату, как обстоит дело с дискурсивными словами в других языках и какие трудности перевода возникают в связи с этим.

Дискурсивные слова — термин, может быть, не очень известный. Это сравнительно новая область лингвистики, очень живая и очень сложная. Пожалуй, более известно слово «дискурс» — так называется связный текст, произносимый в определенной ситуации и с определенными задачами. Собственно, это и есть то, чем мы обмениваемся, когда пользуемся языком. Понятно, что всякий текст состоит из слов. И в этом смысле, наверное, все слова дискурсивны. Но дискурсивными в узком смысле называют особую группу слов: не существительные, не глаголы, не прилагательные, не, так сказать, основное ядро, несущее главную нагрузку в передаче смыслового задания, а такие вот маленькие, непонятные, очень трудно переводимые словечки. На первый взгляд это почти слова–паразиты, но на самом деле они совершенно необходимы и автору, и адресату речи: они помогают строить дискурс, или, как еще говорят лингвисты, обеспечивают связность текста.

1
В традиционной лингвистике дискурсивные слова чаще всего называются частицами. В русском языке это, например, «же», «ведь», «ну», «вот» и другие такие же вроде бы мелкие и не очень уважаемые слова. Иногда даже, когда учат грамотной речи, говорят: «Избавляйтесь от слова “ну”, не употребляйте слово “вот”». А почему учат? Потому что человеку очень трудно эти слова не употреблять. Естественный русский дискурс без этих слов будет выглядеть суховато, дистиллировано. Проконтролируйте, как вы общаетесь в естественной обстановке. Скорее всего, почти каждое предложение будет начинаться либо с «а», либо с «ну», либо с «вот». Казалось бы, эти слова ничего не значат, но на самом деле у них огромный спектр значений, и эти значения очень важны.

2
Например, что означает слово «ведь» в самом первом приближении? Вот русское предложение: «Ты ведь туда уже ходил» — попробуйте перевести его на какой–то другой язык или объяснить иностранцу, что оно значит. Если очень грубо, то получится: «Ты знаешь, и я знаю, что ты туда ходил, но, наверное, ты об этом забыл, и я хочу тебе напомнить об этом, при этом я удивляюсь, потому что я считаю, что ты об этом должен бы был помнить». О русском «ведь» написано много статей, и я не удивился бы, если бы узнал, что существует и какая–нибудь толстая монография или целая диссертация. В этом слове (этимологически, кстати, связанном с древним глаголом «ведать») помещается очень сложное и очень эмоциональное значение — напоминание говорящего адресату, что тот должен извлечь из своей памяти нечто очевидное, но при этом потерянное.

И у слова «ну» тоже очень сложный комплекс значений. Оно возникает, как правило, в начале реплики и свидетельствует о том, что говорящий раздумывает, не знает точно, что ответить, и пытается выиграть время, чтобы выбрать то, что кажется ему оптимальным. Это такое слово–взвешивание, слово–выжидание.

3
Дискурсивные слова отражают то, как говорящий работает над текстом, что он думает: трудно ему или легко, как он воспринимает адресата, много или мало, по его мнению, знает адресат, раздражает он говорящего или, наоборот, нравится ему. И многое другое. Эти слова, так сказать, помечают разные этапы создания текста. Например: «Слушай меня внимательно, сейчас будет самое важное» — в этом значении мы часто употребляем единицу «так вот». Или, например: «А сейчас я делаю отступление, это менее важно, имейте в виду, но скоро я вернусь к важному». Этот смысл может скрываться за коротким «кстати».

Кроме того, дискурсивные слова часто выражают разное отношение к адресату. Хорошо ли я знаю его, близко ли он мне знаком. Не всякому человеку в речи скажешь то же «ведь», или «вот», или, скажем, «–ка» (как в «сделай–ка») — эта частица тоже дискурсивное слово, которое свидетельствует об особом отношении между говорящим и адресатом, скорее всего, об их близком знакомстве или неформальных отношениях.

4
Эти мелкие, малозаметные слова, надо сказать, страшно трудно описывать. Чтобы внятно объяснить значение такого слова, бывает, нужен целый текст. Иногда хорошее научное описание одной такой единицы занимает несколько страниц. Причем для ее описания необходимо использовать очень сложные понятия: межличностное взаимодействие, коммуникация, иерархия, вежливость, память, внимание и тому подобное — огромный арсенал лингвистических, психологических и других терминов.

Когда весь этот сложный аппарат изучения дискурсивных слов возник, стали его применять, оказалось, что в разных языках количество дискурсивных слов разное и частота их употребления тоже разная. Известно, например, что в русском таких слов много, и при обучении русскому языку их нужно хорошо освоить — правда, в нынешних учебниках об этом ничего не говорится. Из других европейских языков их достаточно много еще, пожалуй, в немецком. Они есть и в итальянском, и во французском, но, скажем, в английском их меньше. Не то чтобы их там совсем не было: например, такие английские частицы, как just или yet, как раз к этой группе относятся, но в среднем в английском тексте их «плотность» меньше по сравнению с русским.

5
Не надо думать, что дискурсивные слова принадлежат только к разговорной речи. По крайней мере для русского языка это совершенно точно не так. Даже в русской научной статье их очень много: «таким образом», «очевидно», «тем не менее», «в целом» и так далее и тому подобное. Или вот, скажем, «вообще» (или «вообще говоря») — очень емкое и нужное слово. Когда я пишу статью, с него бывает очень полезно начать предложение или в конец поставить: появляется такая приятная дистанция между мной и тем, что я говорю. Сразу видно, что автор — человек тонкий и понимающий. А вот в английском прямого эквивалента этому слову нет, как и ряду других русских дискурсивных единиц, и мне это часто мешает, когда я пытаюсь писать научные статьи по–английски. Английский научный стиль не требует того, чтобы в каждом предложении торчало по два–три дискурсивных слова — напротив, он требует, чтобы такие единицы по возможности избегались. От этого у нас возникает ощущение, что английские научные статьи — это такой набор рубленых, коротких, плохо связанных друг с другом безэмоциональных предложений. Это, конечно, не так с точки зрения носителей английского языка — им их собственных языковых средств вполне достаточно, и лишнего не надо. Им, наоборот, русский научный текст часто кажется вязким, витиеватым, непрозрачным, по–восточному двусмысленным (а нам–то он кажется всего лишь гибким и адекватным сложности мира). Так что я, конечно, могу, пытаясь передать столь нужное мне русское «вообще», вставлять в каждое английское предложение какое–нибудь in general (как словарь советует), но это будет выглядеть если и не прямой ошибкой, то уж точно стилистической странностью, избыточной нелепостью, и хороший редактор такие вставки, скорее всего, вычеркнет — и будет прав. В английском научном тексте информацию нужно стремиться передавать не в подтексте, с чем дискурсивные слова связаны, не, так сказать, обиняком, не суггестивно, а прямо и честно. Иначе не поймут и не одобрят.

6
Дискурсивные слова не связаны также со степенью литературной обработанности, так сказать, «развитости» языка: они есть и в литературных языках с давней традицией, и в малых, в бесписьменных языках. А связано их присутствие, скорее всего, с тем, насколько в данном языке и в данной культуре важен вот этот самый суггестивный компонент, внимание к информации, получаемой только при межличностном общении (и лучше всего при таком, когда собеседники давно и хорошо знают друг друга). Вот, например, известно, что дискурсивных слов (в традиционных терминах — частиц) было очень много в древнегреческом языке, гораздо больше, чем в латинском (где они тоже, конечно, были, но далеко не в таком количестве). Даже не очень понятно было всегда, как их переводить — чаще всего переводчики с греческого просто их пропускали. Видимо, греческий текст, в том числе и научный текст, вырастал непосредственно из диалога, ведь дискурсивных слов много там, где есть установка на постоянное межличностное взаимодействие.

7
Существует, конечно, много нерешенных вопросов в этой области лингвистики. Прежде всего, какие–то (пусть и скромные) успехи были достигнуты только в изучении дискурсивных слов в отдельных языках. Довольно много известно про русский, французский, есть монографии о немецком. Хотя было бы хорошо сделать полные словари дискурсивных слов. Пока мне не известны удачные примеры таких словарей, есть только отдельные попытки. Еще более важно уметь сравнивать дискурсивные слова разных языков друг с другом. Есть ведь какие–то типы смыслов, выражение которых мы находим более или менее везде. А есть уникальные слова, которые выражают культурную специфику отдельного языка. Скажем, итальянцы очень любят такое дискурсивное слово, как allora. Оно многим известно, даже тем, кто не говорит по–итальянски, есть ведь даже в сленге такое специальное прозвище для итальянцев — аллорцы. С точки зрения лингвистики совершенно неслучайно, что название народа возникло из дискурсивного слова. Мне как специалисту это очень приятно, потому что allora действительно употребляется часто, оно культурно специфично и сразу выдает итальянца. Его, конечно, очень трудно перевести: это и русское «ну», и русское «вот», и что–то еще третье, чего в русском языке нет. Но, обратите внимание, оно тоже используется прежде всего для установления и поддержания контакта.

Collapse )

Нейронный этап формирования пола

Главное, что происходит на нейронном этапе, — это дифференцировка ЦНС, в частности гипоталамуса, по мужскому или по женскому типу. Соответственно, секреция гонадолиберина будет происходить по женскому или мужскому типу, и половое поведение будет либо женским, либо мужским. Этот этап, как и предыдущий, разделяется на несколько периодов.

Под влиянием андрогенов и эстрогенов формируются особенности строения головного мозга мужской особи.

В первую очередь формируются так называемые «половые центры», которые контролируют секрецию гонадолиберина по мужскому или женскому типу. Изначально в гипоталамусе, независимо от генетического пола (наличия пары ХХ, или ХY в хромосомном наборе), присутствуют два центра, контролирующих секрецию гонадолиберинов — тонический и циклический. Но у мужских эмбрионов, под влиянием андрогенов, циклический центр тормозится и остается только тонический центр.

Несколько позднее дифференцируются «центры спаривания», ответственные за половую ориентацию по мужскому типу. Для их нормального формирования необходимы и андрогены, и эстрогены, причем в определенном соотношении.

На этом этапе происходит и дифференцировка других отделов мозга, имеющих связанных с половыми особенностями его строения, главным образом конечного мозга — больших полушарий. Основные различия между ЦНС мужских и женских особей следующие:

Большая скорость метаболизма глюкозы в мозге у женских особей.
Больше мозговой кровоток у женских особей.
Большее количество синапсов у женских особей.
Большая асимметрия мозга у мужских особей (не только вес правого и левого полушарий).
Большее количество межполушарных связей у женских особей (не только мозолистое тело).
Количество серого вещества и плотность нейронов в области речевых центров в коре больше у женщин.
Ядро ложа конечной полоски (BNST) больше у мужских особей (различия продолжают увеличиваться после полового созревания).
В целом очевидно, что женский мозг более эффективен, чем мужской. Последний пункт в списке очень важен для объяснения большей стрессоустойчивости мужских особей (см. ниже). Именно с ядром ложа конечной пластинки связывают устойчивость организма к стрессу. Примечательно, что, в отличие от прочих половых различий, разница в размерах этого ядра у мужчин и женщин продолжает увеличиваться после полового созревания. Причина этого неизвестна.

Кроме того, за счет особенностей строения ЦНС сенсорные системы женских особей функционируют более эффективно, чем у мужских. Эффективность проявляется не только в большей чувствительности, но и в целом ряде других параметров. Например, поле зрения женщин значительно больше мужского. Поэтому когда мужчина разглядывает женщину, сидящую в профиль к нему, то это не бесцеремонность и не попытка обратить на себя внимание. Мужчина просто не видит того, что происходит на 90° от его оси зрения, и думает, что и женщина тоже не видит. По способности различать звуки, модулированные по частоте, представители разных видов располагаются в соответствии с эволюционным деревом: крысы различают звуки лучше летучих мышей, кошки — лучше крыс, а люди — лучше кошек. Если же учитывать пол испытуемого, то на диаграмме результатов мужчины расположатся между женщинами и кошками, а коты — между кошками и самками крыс2.

Половые различия сенсорных систем изучены далеко не полно. Но в тех случаях, когда исследователи обращали внимание на пол испытуемого или экспериментального животного и разделяли результаты двух полов, никогда не было обнаружено более эффективной работы какой-либо сенсорной системы у мужских особей.

Лучшая работа сенсорных систем женщины связана не только с более эффективной обработкой физических параметров сигнала (изображения, звука и т. д.). Женщина имеет очевидные преимущества перед мужчиной по наблюдательности. Хотя нейронные или гуморальные механизмы народной мудрости «Бабий глаз видючий» неизвестны. Можно предположить, что наблюдательность женщин обусловлена большим количеством синаптических контактов, особенно в коре больших полушарий. Большее количество синапсов у женщин, вероятно, объясняет лучшую тонкую моторику женщин и такую, труднообъяснимую в биологических категориях, способность, как интуицию. Женщина гораздо лучше мужчины воспринимает образ целиком (гештальт). Биологический смысл этих половых особенностей психики будет рассмотрен в разделах 8.2 и 8.3.

Из-за колебаний отношения андрогенов и эстрогенов нейронный пол является не альтернативным признаком, а количественным.

На нейронном этапе половой дифференцировки важны не столько абсолютные концентрации андрогенов и эстрогенов, сколько их соотношение. Поэтому возможны различные сочетания и рассогласования между зависимыми от гормонов отклонениями в секреции гонадолиберинов, полового поведения, в частности — половой ориентации, присущей данному полу и половых особенностей адаптивного поведения. Нормальным будет сильное проявление у женщин каких-либо признаков психики, присущих мужскому полу, и наоборот. Поэтому нейронный пол оказывается не альтернативным признаком, как хромосомный или паспортный, а количественным.

Collapse )

Развитие мелкой моторики рук, графического навыка и зрительно-моторной координации

И. С. Теплова // Вопросы дошкольной педагогики. — 2015. — №1. — С. 49-52.

  1. Развитие мелкой моторики рук. Каждый современный родитель знает о необходимости развития мелкой моторики. Но далеко не все находят время и желания серьёзно заняться этим забавным и полезным процессом. А ведь каждую группу навыков нужно развивать в нужный момент. Дети, идя в школу, часто не умеют держать ручку и завязывать шнурки. Что такое мелкая моторика? Это система разнообразных движений, в которых участвуют мелкие мышцы кисти руки. Сами собой эти движения не развиваются, требуется специальная тренировка. Если кисть ребёнка развита хорошо, писать он будет красиво, чётко, легко. Но к сожалению, очень часто пальцы рук ребёнка оказываются слабыми. Мелкая моторика влияет на многие важные процессы в развитии ребёнка: речевые способности, внимание мышление, координацию в пространстве, наблюдательность, память (зрительную и двигательную), концентрацию и воображение. Центры головного мозга, отвечающие за эти способности, непосредственно связанны с пальцами и их нервными окончаниями. Вот почему так важно работать с пальчиками. Для родителей особенно важно знать, как развивать точные и достаточно сильные движения пальцев рук, активизировать работу мышц кисти. Существует ряд простых занятий, которые способствуют развитию мелкой моторики.
  2. Лепка из глины и пластилина.
  3. Рисование или раскрашивание картинок
  4. Изготовление поделок из бумаги. 4. Конструирование
Collapse )

Список искажений

Искажения выполняют адаптивную функцию, поскольку они способствуют более эффективным действиям или более быстрым решениям. Другие происходят из отсутствия соответствующих навыков мышления, или из-за неуместного применения навыков, бывших адаптивными в других условиях.

Принятие решений и искажения, связанные с поведением

Эффект повального увлечения — тенденция делать (или верить в) вещи, потому что много других людей делают это (или верят в это). Относится к групповому мышлению, стадному поведению и маниям.
Ошибка, связанная с частными примерами — игнорирование доступных статистических данных, в пользу частных случаев.
Слепое пятно в отношении когнитивных искажений — тенденция не компенсировать свои собственные когнитивные искажения.
Искажение в восприятии сделанного выбора — тенденция помнить свои выборы как более правильные, чем они были на самом деле.
Систематическая ошибка, связанная с подтверждением — тенденция искать или интерпретировать информацию таким образом, чтобы подтвердить имевшиеся заранее концепции.
Систематическая ошибка согласованности — тенденция проверять гипотезы исключительно путём прямого тестирования, вместо того, чтобы тестировать возможные альтернативные гипотезы.
Эффект контраста — усиление или преуменьшение значения одного измерения, когда оно сравнивается с недавно наблюдавшимся контрастным объектом. Например, смерть одного человека может показаться незначительной (или наоборот) в сравнении со смертью миллионов людей в лагерях.
Профессиональная деформация — психологическая дезориентация личности в ходе профессиональной деятельности. Ведет к потере способности к эффективному самосовершенствованию и развитию. Наиболее ей подвержены лица, работающие с людьми (полиция/милиция, соц.работники учителя, медики, психологи и т.п).
Систематическая ошибка различения — тенденция воспринимать два варианта как более различные, когда они реализуются одновременно, чем когда они реализуются по отдельности.
Эффект вклада — тот факт, что люди часто хотят продать некий объект гораздо дороже, чем они готовы заплатить, чтобы приобрести его.
Отвращение к крайним решениям — тенденция избегать экстремальных решений, выбирая промежуточные.
Эффект фокусировки — ошибка в предсказаниях, возникающая, когда люди уделяют слишком много внимания какому-то одному аспекту явления; вызывает ошибки в правильном предсказании полезности будущего исхода. Например, концентрация внимания на том, кто виноват в возможной ядерной войне, отвлекает внимание от того, что пострадают в ней все.
Эффект узких рамок — использование слишком узкого подхода или описания ситуации или проблемы. Эффект воздействия рамок — различные выводы в зависимости от того, как данные представлены.
Гиперболический уровень дискаунта — тенденция людей тем больше предпочитать более близкие во времени выплаты относительно выплат в более отдаленном будущем, чем ближе обе выплаты к настоящему времени.
Иллюзия контроля — тенденция людей верить, что они могут контролировать или, по крайней мере, влиять на результаты событий, на которые они на самом деле влиять не могут.
Переоценка воздействия — тенденция людей переоценивать длительность или интенсивность воздействия некого события на их будущие переживания.
Уклон в сторону поиска информации — тенденция искать информацию даже тогда, когда она не влияет на действия.
Иррациональное усиление — тенденция принимать иррациональные решения, основанные на прошлых рациональных решениях, или оправдание уже совершённых действий. Проявляется, например, на аукционах, когда вещь покупается выше её стоимости.
Отвращение к потере — отрицательная полезность, связываемая с потерей объекта, оказывается больше, чем полезность, связанная с приобретением его.
Эффект знакомства с объектом — тенденция людей выражать необоснованную симпатию к некому объекту только потому, что они знакомы с ним.
Эффект морального доверия — человек, относительно которого известно, что у него нет предубеждений, имеет в будущем большие шансы проявить предубеждения. Иначе говоря, если все (в том числе он сам) считают человека безгрешным, то у него возникает иллюзия, что его любое действие также будет безгрешным.
Потребность в завершении — потребность достигнуть завершения в важном вопросе, получить ответ и избежать чувства сомнений и неуверенности. Текущие обстоятельства (время или социальное давление) могут усилить этот источник ошибок.
Потребность в противоречии — более быстрое распространение более сенсационных, цепляющих за больные темы или возбуждающих дух противоречия сообщений в открытой печати.
Отрицание вероятности — тенденция полностью отвергать вероятностную проблематику при принятии решений в условиях неопределённости.
Недооценка бездействия — тенденция оценивать вредоносные действия как худшие и менее моральные, чем в равной степени преступное бездействие.
Отклонение в сторону результата — тенденция судить о решениях по их окончательным результатам, вместо того, чтобы оценивать качество решений по обстоятельствам того момента времени, когда оно было принято. («Победителей не судят».)
Ошибка при планировании — тенденция недооценивать время выполнения задач.
Рационализация после покупки — тенденция убеждать себя с помощью рациональных аргументов, что покупка стоила своих денег.
Эффект псевдоуверенности — тенденция принимать решения, избегающие риска, если ожидаемый результат позитивный, однако принимать рискованные решения, чтобы избежать негативного исхода.
Сопротивление — потребность делать нечто противоположное тому, что некто побуждает вас делать, из-за потребности противостоять кажущимся попыткам ограничить вашу свободу выбора.
Селективное восприятие — тенденция, состоящая в том, что ожидания влияют на восприятие.
Отклонение в сторону статуса кво — тенденция людей желать, чтобы вещи оставались приблизительно теми же самыми.
Предпочтение целостных объектов — потребность закончить данную часть задачи. Ярко проявляется в том, что людям свойственно есть больше, когда предлагаются большие порции еды, чем брать много маленьких порций
Эффект фон Ресторфа — склонность людей лучше запоминать отдельно стоящие выдающиеся объекты.
Предпочтение нулевого риска — предпочтение уменьшить какой-то один маленький риск до нуля тому, чтобы значительно уменьшить другой, больший риск. Например, большинство людей предпочли бы уменьшить вероятность террористических актов до нуля тому, чтобы резко снизилась аварийность на дорогах, даже если бы второй эффект давал бы больше сохранённых жизней. Другой распространённый пример — ятрофобия: многие люди боятся осложнений медицинских вмешательств больше, чем заболевания или смерти в результате естественных причин, независимо от данных статистики.
Подчинение авторитету — склонность людей подчиняться авторитету, игнорируя свои собственные суждения о целесообразности действия. Смотрите также Эксперимент Милгрэма.

Искажения, связанные с вероятностями и верованиями

Многие из этих когнитивных искажений часто исследуются в связи с тем, как они влияют на бизнес и как они влияют на экспериментальные исследования.

Когнитивное искажение в условиях неоднозначности — избегание вариантов действий, в которых отсутствующая информация делает вероятность «неизвестной».
Эффект привязки — особенность принятия численных решений человеком, вызывающая иррациональные смещения ответов в сторону числа, попавшего в сознание перед принятием решения.
Отклонение, связанное со вниманием — пренебрежение релевантной информацией при суждении о корреляции или ассоциации.
Эвристика доступности — оценка как более вероятного того, что более доступно в памяти, то есть уклонение в сторону более яркого, необычного или эмоционально заряженного.
Каскад доступной информации — самоусиливающийся процесс, в ходе которого коллективная вера во что-то становится всё более убедительной за счёт нарастающего повторения в публичном дискурсе («повторите нечто достаточно долго и это станет правдой»).
Иллюзия кластеризации — тенденция видеть паттерны там, где их на самом деле нет.
Ошибка полноты распределения — тенденция верить, что чем ближе среднее значение к заданному, тем уже распределение набора данных.
Ошибка совпадений — тенденция полагать, что, более специальные случаи являются более вероятными, чем более частными.
Ошибка игрока — тенденция полагать, что отдельные случайные события испытывают влияние предыдущих случайных событий.
Хоторнский эффект — феномен, состоящий в том, что люди, наблюдаемые в ходе исследования, временно изменяют своё поведение или производительность. Пример: повышение производительности труда на заводе, когда приезжает комиссия.
Эффект знания задним числом — иногда называется «Я так и знал, что так будет» — склонность воспринимать прошлые события предсказуемыми.
Иллюзия корреляции — ошибочная вера во взаимосвязь определённых действий и результатов.
Ошибочность, связанная с играми — анализ проблем, связанных с выпадением шансов, с помощью узкого набора игр.
Эффект ожидания наблюдателя — этот эффект возникает, когда исследователь ожидает определённого результата и бессознательно манипулирует ходом эксперимента или неправильно интерпретирует данные, чтобы обнаружить этот результат (см. также эффект ожиданий субъекта).
Отклонение, связанное с оптимизмом — тенденция систематически переоценивать и быть сверхоптимистичным относительно шансов успеха планируемых действий.
Эффект сверхуверенности — тенденция переоценивать свои собственные способности.
Отклонение в сторону позитивного исхода — тенденция переоценивать при предсказании вероятность хороших вещей.
Эффект первенства — тенденция переоценивать изначальные события более, чем последующие события.
Эффект недавнего — тенденция оценивать значение недавних событий выше, чем более ранних событий.
Недооценка возвращения величины к среднему значению — тенденция ожидать, что экстраординарное поведение системы продолжится.
Эффект воспоминаний — эффект, состоящий в том, что люди помнят больше событий из своей молодости, чем из других жизненных периодов.
Приукрашивание прошлого — тенденция оценивать прошлые события более позитивно, чем они воспринимались в тот момент, когда на самом деле происходили.
Искажение, связанное с селекцией — искажение в экспериментальных данных, которое связано с тем, каким образом данные были собраны.
Стереотипизация — ожидание от члена группы определённых характеристик, без знания какой-либо дополнительной информации о его индивидуальности.
Эффект субаддитивности — тенденция оценивать вероятность целого в качестве меньшей, чем вероятности составляющих его частей.
Субъективное придание значимости — восприятие чего-либо, как истинного, если верования субъекта требуют, чтобы это было истинным. Сюда также входит восприятие совпадений как взаимосвязи.
Эффект телескопа — этот эффект состоит в том, что недавние события кажутся более отдалёнными, а более дальние события — более близкими во времени.
Ошибочность в духе меткого стрелка из Техаса — выбор или подстройка гипотезы после того, как данные собраны, что делает невозможным проверить гипотезу честно.
Социальные искажения

Большинство из этих искажения связаны с ошибками атрибуции.

Искажение в оценке роли субъекта действия — тенденция при объяснении поведения других людей чрезмерно подчёркивать влияние их профессиональных качеств и недооценивать влияние ситуации (см. также фундаментальная ошибка атрибуции). Однако парой к этому искажению является противоположная тенденция при оценке собственных поступков, при которой люди переоценивают влияния на них ситуации и недооценивают влияние своих собственных качеств.
Эффект Даннинга-Крюгера — "когда люди некомпетентны в выбранных ими стратегиях достижения успеха, они терпят двойной удар: они не только приходят к ошибочным заключениям и делают неудачные выборы, но их некомпетентность лишает их возможности осознать это. Вместо этого они остаются с ошибочным впечатлением, что всё в порядке. (см. также эффект озера Вобегон и эффект сверхуверенности.)
Эффект эгоцентричности — он имеет место, когда люди считают себя более ответственными за результат неких коллективных действий, чем это находит внешний наблюдатель.
Эффект Форера (а также эффект Барнума) — тенденция высоко оценивать точность описаний своей личности, как если бы они были нарочно выкованы специально для них, но которые в действительности являются достаточно общими, чтобы их можно было приложить к очень большому числу людей. Например, гороскопы.
Эффект фальшивого консенсуса — тенденция людей переоценивать ту степень, в которой другие люди соглашаются с ними.
Фундаментальная ошибка атрибуции — тенденция людей переоценивать объяснения поведения других людей, основанные на их личностных качествах, и в то же время недооценивать роль и силу ситуационных влияний на то же самое поведение (см. также Искажение в оценке роли субъекта действия, ошибку групповой атрибуции, эффект позитивности и эффект негативности.)
Эффект гало — имеет место при восприятии одного человека другим и состоит в том, что позитивные и негативные черты человека «перетекают», с точки зрения воспринимающего, из одной области его личности в другую. (см. также стереотип физической привлекательности).
Стадный инстинкт — распространённая тенденция принимать мнения и следовать за поведением большинства, чтобы чувствовать себя в безопасности и избегать конфликтов.
Иллюзия асимметричной проницательности — человеку кажется, что его знание о своих близких превосходит их знание о нём.
Иллюзия прозрачности — люди переоценивают способность других понимать их, и они также переоценивают свою способность понимать других.
Искажение в пользу своей группы — тенденция людей отдавать предпочтение тем, кого они считают членом своей собственной группы.
Феномен «справедливого мира» — тенденция людей верить, что мир «справедлив» и следовательно люди получают «то, что они заслуживают».
Эффект озера Вобегон — человеческая тенденция распространять льстивые верования о себе и считать себя выше среднего. (см. также хуже-чем-в-среднем эффект и эффект сверхуверенности).
Искажение в связи с формулировкой закона — эта форма культурного искажения связана с тем, что запись некого закона в виде математической формулы создаёт иллюзию его реального существования.
Искажение в оценке гомогенности членов другой группы — люди воспринимают членов своей группы как относительно более разнообразных, чем члены других групп.
Искажение в связи с проекцией — тенденция бессознательно полагать, что другие люди разделяют те же, что и субъект, мысли, верования, ценности и позиции.
Искажение в собственную пользу — тенденция признавать большую ответственность за успехи, чем за поражения. Это может проявляться также как тенденция людей преподносить двусмысленную информацию благоприятным для себя образом (См. также искажение в пользу группы.)
Самосбывающиеся пророчества — тенденция вовлекаться в те виды деятельности, которые приведут к результатам, которые (сознательно или нет) подтвердят наши верования.
Оправдание системы — тенденция защищать и поддерживать статус кво, то есть тенденция предпочитать существующие социальное, политическое и экономическое устройство, и отрицать перемены даже ценой жертвования индивидуальными и коллективными интересами.
Искажение при описании черт характера — тенденция людей воспринимать себя как относительно изменчивых в отношении личных качеств, поведения и настроения, одновременно воспринимая других как гораздо более предсказуемых.

Ошибки памяти

Благодетель — восприятие себя как ответственного за желательные исходы, но не ответственного за нежелательные. (Термин предложен Гринвальдом (1980)) (Смотри Искажение самовозвеличения.)
Кажущееся постоянство — неправильное воспоминание чьих-либо прошлых позиций и поведения как напоминающих теперешние позиции и поведение.
Криптомнезия — форма неправильного установления авторства, когда воспоминание ошибочно принимается за результат воображения. Например, человеку может казаться, что он сам сочинил анекдот, в то время, как в действительности он его уже слышал и просто вспомнил.
Эгоцентрическое искажение — воспоминание прошлого в самовозвеличивающей манере, например, воспоминание экзаменационных оценок лучшими, чем они были, а пойманной рыбы — большей, чем она была.
Ложная память — принятие неизвестного за известное.
Ретроспективное искажение — фильтрация памяти о прошлых событиях сквозь теперешнее знание. При этом события выглядят более предсказуемыми, чем они были в действительности. Известно также как 'эффект Я-всё-это-знал'.
Внушаемость: форма неправильного установления авторства, когда идеи, на которые намекнул спрашивающий, неверно воспринимаются как вспомненные.

Примечания

Юдковски Е. 2008. Систематические ошибки в рассуждениях, потенциально влияющие на оценку глобальных рисков. Новые технологии и продолжение эволюции человека? Трансгуманистический проект будущего. Москва: URSS/182-225
Baron, J. (2000). Thinking and deciding (3d. edition). New York: Cambridge University Press. ISBN 0-521-65030-5
Bishop, Michael A & Trout, J.D. (2004). Epistemology and the Psychology of Human Judgment. New York: Oxford University Press. ISBN 0-19-516229-3
Gilovich, T. (1993). How We Know What Isn’t So: The Fallibility of Human Reason in Everyday Life. New York: The Free Press. ISBN 0-02-911706-2
Gilovich, T., Griffin D. & Kahneman, D. (Eds.). (2002). Heuristics and biases: The psychology of intuitive judgment. Cambridge, UK: Cambridge University Press. ISBN 0-521-79679-2
Greenwald, A. (1980). «The Totalitarian Ego: Fabrication and Revision of Personal History» American Psychologist, Vol. 35, No. 7
Kahneman, D., Slovic, P. & Tversky, A. (Eds.). (1982). Judgment under Uncertainty: Heuristics and Biases. Cambridge, UK: Cambridge University Press. ISBN 0-521-28414-7
Kahneman, Daniel, Jack L. Knetsch, and Richard H. Thaler. (1991). «Anomalies: The Endowment Effect, Loss Aversion, and Status Quo Bias.» The Journal of Economic Perspectives 5(1):193-206.
Plous, S. (1993). The Psychology of Judgment and Decision Making. New York: McGraw-Hill. ISBN 0-07-050477-6
Schacter, D. L. (1999). «The Seven Sins of Memory: Insights From Psychology and Cognitive Neuroscience» American Psychologist Vol. 54. No. 3, 182—203
Tetlock, Philip E. (2005). Expert Political Judgment: how good is it? how can we know?. Princeton: Princeton University Press. ISBN 978-0-691-12302-8
Virine, L. and Trumper M., Project Decisions: The Art and Science (2007). Management Concepts. Vienna, VA, ISBN 978-1567262179

Collapse )

— Ого, — вскинул брови офицер, — и о чем же книга будет?

— Дед, а расскажешь про войну? — мальчик, не отводя взгляда от экрана смартфона, повернулся к деду, сидящему у стола и просматривающего новую газету.
— Про что? — прищурился старик и характерным жестом приложил руку к уху.
— Про войну, деда!
— А, про войну... — он нахмурился, а его взгляд как–то сразу потускнел, — а тебе зачем?
— Ну просто. Интересно же, — пожал плечами мальчуган, — расскажешь?
— Да чего про нее рассказывать... — махнул рукой дед, но, немного помолчав, продолжил, — вот был у нас один офицер. Старший лейтенант Гаврилов...
Старик глубоко вздохнул и посмотрел куда–то вдаль, постепенно погружаясь в свои далекие воспоминания.

— Анисимов, сколько?
Солдат вздрогнул от неожиданности. Резко вскочив на ноги, он машинальным движением поправил форму и повернулся в сторону голоса. По траншее к нему приближался офицер.
— Здравия желаю, товарищ старший лейтенант!
— Вольно, — кивнул офицер, — так что там? Сколько насчитал?
— Кого, товарищ старш...
— Небесных кренделей, Анисимов, сколько насчитал, спрашиваю?!
Солдат растерялся. По гладковыбритым щекам пополз предательский румянец, а взгляд сам собой уткнулся в землю. Лейтенант, заметив смущение бойца, с легкой усмешкой похлопал его по плечу.
— Ладно, ладно, Анисимов. Бывает. О невесте, небось, своей вспомнил?
— Никак нет, товарищ старший лейтенант, — покачал головой боец.
— А о чем же тогда?Солдат засмущался еще больше. Переступив с ноги на ногу, он бросил быстрый взгляд на офицера.
— Чего молчишь, Анисимов? — нахмурился лейтенант, — ты, часом, не к немцам собрался, а?
— Да что вы говорите такое, товарищ старший лейтенант? — солдат осуждающе посмотрел на офицера.
— Ну, а чего молчишь тогда, как тот шпион?
— Да ничего я не молчу, товарищ старший лейтенант. Просто задумался немного. Вот, думаю, добьем мы фашистов, поедем домой. Память — она же штука такая... Долго не хранится. Вот я и задумался — может после войны взять, да книгу написать?

— Ого, — вскинул брови офицер, — и о чем же книга будет?

— Да все о том же, — улыбнулся Анисимов, — песня та же, поет она же. О войне буду писать. Как наше подразделение воевало, как немцев гнали с земли нашей. Я и о вас там тоже напишу обязательно.
— Вот оно, значит, что... Книгу решил написать, — задумчиво протянул офицер и внимательно посмотрел на солдата, — ну, что ж... Это дело хорошее конечно. Может даже похвальное. Ты мне только скажи — вот ты, к примеру, о сержанте Потапове будешь писать в книге своей?

Улыбка тут же пропала с лица красноармейца. Взгляд снова опустился, а на переносице прорезались несколько морщинок.
— Буду конечно, товарищ старший лейтенант.
— И что ты о нем напишешь?
— Напишу, что был такой красноармеец. Что погиб смертью храбрых, защищая нашу Родину.
— А как он погиб расскажешь читателям своим? — взгляд лейтенанта стал каким–то тяжелым и колючим.
— Обязательно расскажу. Напишу, что в бою сержант Потапов проявил мужество и доблесть, прикрывая отход нашей...

— Это понятно, — кивнул офицер, продолжая буравить солдата взглядом, — а о том, что сержанта Потапова по кусочкам собирали, а половину черепа так и не нашли... Это ты будешь писать, Анисимов?
Солдат хотел было что–то ответить, но запнулся на полуслове.
— А о том, как на соседнем участке немцы целый взвод на гусеницы намотали — напишешь об этом? А о нашем наводчике Колыванове что напишешь? Помнишь, как он сидел на земле, свою печень разорванную в руках держал и смеялся от шока? Так и умер с улыбкой на лице. Будешь ты это своим читателям рассказывать? Или может напишешь про того бойца, которому все лицо осколком срезало? Помнишь его? Помнишь, как его в санчасть несли, а у него пузыри кровавые по этому месиву пузырились? Расскажешь, как он мычал, как за лицо свое хватался? А помнишь, как танкиста того из танка доставали? Зарисуешь в книжке, как у него кожа обгоревшая лоскутами отваливалась? А про Сергеева нашего? Расскажешь, как он без ног в луже своей крови лежал и просил, чтоб добили его? Или как наши солдаты от снайперов погибают? Без громких слов перед смертью, без трагической музыки. Просто стоит солдат, а потом вдруг падает на землю. Тихо так, буднично. Как будто поспать прилег. Только во лбу дырочка маленькая, а сзади мозги по земле разбросаны. Просветишь людей, как здоровые мужики плачут и маму зовут на войне? Как во время артобстрела землю грызут зубами? Как в крови захлебываются, как с ума сходят? А, писатель?

На солдата было тяжело смотреть. Его плечи опустились, взгляд совсем потух.
— А чего ты поник, Анисимов? Ты ж сам сказал, что о войне писать собрался. Или ты о какой–то другой войне будешь рассказывать? О какой–нибудь шуточной?
— Нельзя же так, товарищ старший лейтенант, — солдат посмотрел блестящими глазами в глаза офицера, — зачем же людям, которые этого не видели, все это знать?
— Вот и я у тебя спрашиваю — зачем? — офицер вздохнул и облокотился на край траншеи, — а ведь война — она так и выглядит. С кровавыми ошметками вместо лица, с обгоревшими до костей руками, с оторванными ногами и внутренностями, волочащимися по земле. И ты это прекрасно знаешь. Так что, Анисимов, захочешь кому–нибудь о войне рассказать — ты или правду говори, или вообще молчи. А сказочники потом и без тебя найдутся. Особенно те, которые о войне только по радио слышали. Вот так–то, писатель.

Лейтенант усмехнулся, еще раз хлопнул солдата по плечу и продолжил обход. А красноармеец Анисимов обиженно смотрел ему вслед и ругал себя за то, что решил поделиться с командиром своими мыслями. Тогда он еще не знал, что старший лейтенант Гаврилов погибнет у него на глазах через полторы недели. В бою. Именно так, как это и бывает на войне — просто тихо упадет на землю и больше не встанет.

***
— И что с ним стало? — решил прервать долгую паузу мальчик.
— А?
— Ну, ты начал рассказывать про лейтенанта какого–то.
Старик вынырнул из воспоминаний, внимательно посмотрел на внука и тяжело вздохнул.
— А, да. Хороший был человек.
— И что он сделал?
— Как это — что?
— Ну, например, танк подбил или немца в плен взял?
— Да нет, внучок. Просто отговорил меня книжку писать.
— Какую еще книжку?

Старик молча отвернулся к окну и прикрыл глаза рукой. Мальчик хмыкнул, пожал плечами и снова уставился в телефон. Что с деда возьмешь? Он уже совсем старый, сам не понимает, что говорит. Ты ему про войну, а он тебе про книжку какую–то...

via ЧеширКо

Collapse )

Вот самая простая и самая достоверная перечень всего события

Он имел для приятелей и вообще для слушателей своих несчастную страсть к виолончелю. (П. А. Вяземский)

Какое подозренье... отверните Ваш вуаль, пока мы здесь одне. (М. Ю. Лермонтов)

Вот дом Ост-Индийской компании; тут большая госпиталь. (Н. А. Бестужев)

A с отцом и дядей-башмачником дуэля, кажется, не будет. (А. С. Пушкин)

Наконец послышалась одушевленная музыка французского кадриля... (А. А. Бестужев)

Карусель, который стоил столько издержек, родился от скуки. (К. Н. Батюшков)

Портфель моя уехала, и я принужден писать на этой бумаге из Нарвы. (К. Н. Батюшков)

Нет, право, маменька, когда вы этак говорите или сидите в профили, у вас губы все... (Н. В. Гоголь)

Когда ты, склонясь над роялью, До клавишей звонких небрежно Дотронешься ручкою нежной... (Л. А. Мей)

Шоссе ваша очень гладка, по ней катишься, как по маслу. (П. А. Вяземский)

Вот самая простая и самая достоверная перечень всего события. (О. И. Сенковский)

Алеша поспешно надел свою красивую бекешь на кроличьем меху. (А. Погорельский)

Тогда-то он узнал, что добычь не по нем. (И. А. Крылов)

Вдруг свистнула картеча. (В. А. Жуковский)

Когда уж Лев стал хил и стар, То жесткая ему постеля надоела (И. А. Крылов)

Бледнеет, ролю забывает... (А. С. Пушкин)

Неба своды... Да не падут на сушь и воды. (А. С. Пушкин)

Под занавесою тумана... Стоит могила Оссиана (М. Ю. Лермонтов)

Смятенье! обморок! поспешность! гнев! испуга! (А. С. Грибоедов)

Средь бурей жизни и недуг Хранитель ангел мой... (К. Н. Батюшков)

Пред ним, с оттенкой голубою, Полувоздушною стеною Нагие тянутся хребты... (М. Ю. Лермонтов)

Укора другим, недостойным боярам и царедворцам, жертва смелой правды и женской необдуманной вспыльчивости... (Н. А. Полевой)

Вот страха и упрек незнающий Баярд... (П. А. Катенин)

Но сквозь воздушный завес окон Недолго лился мрак ночной... (Ф. И. Тютчев)

Благодарю, — отвечал Сурков, — только не худо было бы предложить этот замен пораньше... (И. А. Гончаров)

С Эльмирой можно близь тенистого просека... Любиться, нежиться, как надо пастушку... (А. С. Грибоедов)

Я не беру совсем никаких взятков. (Н. В. Гоголь)

Из этой анализы трудно составить себе эстетическое понятие о творении... (П. А. Вяземский)

А где же эта апогея развития? А если она грань принципа, то вместе с своей апогеей принцип доходит до конца... (Н. П. Огарёв)

Как поседевшая в углах архивы пыльной Мышь хартии грызет со злостью щепетильной (П. А. Вяземский)

Или же задавали передержку его густым и очень хорошим бакенбардам, так что возвращался домой он иногда с одной только бакенбардой и то довольно жидкой. (Н. В. Гоголь)

Ее окружает балюстрад, непрерывно освещаемый лампами... (Н. В. Станкевич)

Длинный пожелтевший гравюр какого-то сражения (Н. В. Гоголь)

Сойдите вниз, и вы в двух шагах от гроты Позилипа... (А. И. Тургенев)

Вы теряете все расположение общества, карьер, уважение друзей... (М. Ю. Лермонтов)

Искал прыгучих вод мне памятной каскады... (Е. А. Боратынский)

В киоске пышной, золотой, Под шумом резвого, блестящего фонтана Дремал визирь Гассан... (П. А. Вяземский)

Перешли мне мой опекунский билет, который оставил я в секретной твоей комоде. (А. С. Пушкин)

Ваше сравнение Баратынского с Миерисом удивительно ярко и точно. Его элегии и поэмы точно ряд прелестных миниатюров. (А. С. Пушкин)

Нерв избалованность, причуда. (А. С. Грибоедов)

И в темный ниш, где сумрак воцарился, Чуть крадется неверный свет дневной. (А. С. Пушкин)

Привстав на звонких стременах, Надвинув на брови папах, Отважный князь не молвил слова. (М. Ю. Лермонтов)

Но в четвертой части стихотворений Пушкина есть одно драгоценное перло... (В. Г. Белинский)

Из гостиной Вели две-три ступеньки на террас. (И. С. Тургенев)

Фарса наших депутатов, столь непристойно разыгранная, имела в Европе свое действие. (А. С. Пушкин)

(по материалам: Булаховский Л. А. Русский литературный язык первой половины XIX века. Т. 2 : Фонетика. Морфология. Ударение. Синтаксис. Киев, 1948)

Collapse )

Интересные факты о человеческом скелете

Интересные факты о человеческом скелете

*Мужской и женский скелет: в чем разница? На самом деле, существенной разницы нет. Некоторые кости лишь несколько отличаются по длине и размерам. Например, женская грудная клетка уже мужской, а таз — шире. У мужчин сильнее выражены надбровные дуги, а у женщин, как правило, кости конечностей короче и тоньше.

*Самая маленькая и самая легкая кость человеческого скелета находится в среднем ухе. Слуховая кость стремя, или стремечко имеет массу 2.5 миллиграмм и размер 3−4 миллиметра

*В свою очередь, самая длинная кость — бедренная. Она составляет около 27% от общего роста человека. Кроме того, бедренная кость считается одной из самых прочных (наряду с большеберцовой).

*Легендарный американский каскадер Ивел Книвел поставил рекорд, который вряд ли кому-нибудь захочется побить. К 1975 году Книвель перенес в общей сложности 433 перелома. К счастью, к 80-м годам исполнитель трюков успешно завершил карьеру и прожил довольно долгую жизнь.

*Самое распространенное заболевание, поражающее человеческий скелет — остеопороз. Этот недуг характеризуется снижением костной массы и повышенной ломкостью костей. По данным ВОЗ, в Европе смертность от переломов, связанных с остеопорозом, превышает количество смертей от онкологических заболеваний.

*Единственная кость, которая не крепится к остову (то есть никак не соообщается со скелетом, а врастает в слой мышц) — это подъязычная кость.

*Считается, что в норме у взрослого человека масса скелета составляет 15−18% от общей массы тела.

*Вы что-нибудь слышали о болезни Горхема? Это врожденный недуг, который был описан впервые лишь в 1954 году. Таинственное и редкое заболевание характеризуется разрастанием сосудов, которое приводит к разрушению костных тканей; точные причины возникновения болезни Горхема науке пока неизвестны.

*Принято считать, что в теле взрослого человека 206 костей. Однако у огромного количества людей присутствуют «аномалии» и свои особенности, поэтому точное число костей очень индивидуально и не поддается подсчету.

Collapse )

"тля ест траву, ржа - железо, а лжа - душу"

Как метко заметил доктор Чехов, "тля ест траву, ржа - железо, а лжа - душу" . Честность формируется в процессе человеческого развития очень рано. Так, дети уже в полтора-два года уже отлично отличают честное от нечестного. Обман и самообман – это две стороны одной медали, задействующих схожие механизмы. Любопытно, что по мнению многих исследований, самообман предшествует обману, так как обманув себя, нам намного проще обманывать других людей. Лживость стимулирует сама себя каскадным механизмом.



Лживость (нечестность) вредит здоровью.

Человек, который врет, имеет повышенную активность миндалины, поэтому намного сильнее подвержен стрессу. Ему приходится держать себя под контролем и проверять, не противоречат ли его слова ранее сказанным. Научно установлено, что ложь ухудшает работу ряда отделов мозга, частота лжи коррелирует с уровнем тревоги, кровяного давления, частоты сердечных сокращений. Любопытно, что даже посторонние наблюдатели лжи, не участвующие в обмане, испытывают те же физиологические реакции. На длительном протяжении времени эти изменения заметно увеличивают риски многих заболеваний. В исследованиях, ложь связывают с повышенным риском развития рака, ожирения, тревожности, депрессии, зависимости, неудовлетворенностью работой и плохими отношениями. Хранение памяти о лжи, формирование своеобразных «секретов» памяти также вносит свой вклад в нарушения здоровья.

Лживость как симптом.

Нарушения работы головного мозга, начиная от специального подавления активности зон, до общего токсического воздействия (например, алкоголь) приводят к тому, что люди начинают намного больше, легче и намного сильнее врать. Так, механические и дегенеративные повреждения префронтальной коры усиливают лживость. У патологических лжецов обнаружены заметные изменения мозга. Так, в в префронтальной коре у них на 14,2 % уменьшен объём серого вещества и на 22 % увеличен объём белого вещества.

Также лживость связана с пониженным уровнем тестостерона у мужчин ( в75% случаев). Интересно, что люди с повышенным уровнем тестостерона в социальных играх продемонстрировали высокие честность и прямоту. А вот лечебное применение тестостерона увеличивает честность на 20% уже на следующий день после начала лечения!

Сознательная честность улучшает здоровье.

Давно замечено, что врать для человека неприятно. Дело в том, что при сознательном обмане срабатывает наш “детектор ошибок”, что приводит к увеличению активности миндалины (амигдалы) с запуском стрессовой реакции. Такое тревожное состояние неприятно.

В эксперименте «Наука правды» изучалось влияние сознательного ограничения во лжи. По истечении 10 недель эксперимента ученые сравнили субъективные и объективные показатели здоровья участников эксперимента. В результате выяснилось, что у добровольцев, которые не лгали, показатели физического и психического здоровья оказались выше, чем у контрольной группы. Установлено, что те испытуемые, которые сознательно ограничивали себя в повседневной лжи, также стали чувствовать себя лучше, по сравнению с остальными участниками контрольной группы. Ученые обратили внимание, что люди, которые не использовали ложные оправдания даже по мелочам, не преувеличивающим свои достижения, лучше себя чувствуют, им проще строить личные отношения и налаживать контакты.

Заключение.

Collapse )

Блин

Некоторые в интернетах вместо «бля» пишут «мля», а есть и такие, которые вместо «блин» пишут «млин»

Любопытно здесь то, что слово «блин» как раз из «млин» и происходит.
В большинстве славянских языков и сейчас есть слово типа mlin, означающее ‘мельница’, которое восходит к общеславянскому *mъlinъ, этимологически родственному слову «молоть»

В русском языке, начиная примерно с XV века, «млинъ» ‘блин’ заменяется на «блинъ» (в украинском и до сих пор «млинець»; литовское blynas славянского происхождения)

Здесь, как полагают, происходит диссимиляция, иначе — расподобление, двух звуков [м] и [н], и [м] меняется на близкий по образованию звук [б]
Что-то похожее произошло со словом «мусульманин», преобразовавшемся (возможно, еще в тюркском языке-источнике) в «басурманин».

Итак, «млин» > «блин» > «млин». Так русский народ возвращается к истокам

Мои твиты

Collapse )