July 21st, 2020

Блукати

Первоначально древнерусский глагол «блядити» значил «ошибаться, заблуждаться, пустословить, лгать».

Collapse )

Ты вовлечен, но ты оппонируешь!...

Филолог говорит своему сыну:

— Ты меня очень огорчил. Я слышал, как ты спорил со своим другом и сказал ему: "Ты ебанулся". Как ты мог? Ты ни за что обидел человека, показав ему пренебрежение!

— А что я должен был ему сказать?

— Тебе надо было сказать: "Да ну, нахуй!" Он бы понял, что ты вовлечен, но ты оппонируешь!...

Мои твиты

  • Пн, 12:24: Рисунки Циолковского из «Альбома космических путешествий» 1933 года https://t.co/MDESRBKyzH
  • Пн, 13:14: В Кремниевой долине сверхразумы решили ограбить местную компанию, однако спутали GPS-трекеры с павербанками В итоге… https://t.co/AKTBAb6Fbo
  • Пн, 13:20: Температура на поверхности планеты оценивается в 4300°C, что больше, чем на поверхности звёзд некоторых типов Но и… https://t.co/xTgGjmnlGq
  • Пн, 15:19: Министр и академики: искренний разговор https://t.co/JGQ7c7zbBj
  • Пн, 16:03: Консервный нож изобрели лишь спустя 48 лет после изобретения консервной банки
  • Пн, 18:13: Умер Виктор Чижиков - замечательный детский художник Автор олимпийского Мишки и огромного количества великолепных… https://t.co/60BGCrQcp0
  • Пн, 18:16: Ложка дёгтя
  • Пн, 19:49: Дзержинский: "Если человек не справляется с делом - уходи, дай место другим" — Российская газета https://t.co/gTImdKZmbp
  • Пн, 20:31: Есть решения, которые отрезают путь назад Их непременно надо принимать
  • Пн, 20:40: «Зарядье» — в одноимённом историческом районе Расположен на территории площадью в 13 га между Китайгородским проезд… https://t.co/DsncTImpEO
Collapse )

Назад к мужественности

«НАЗАД К МУЖЕСТВЕННОСТИ»

/Стенограмма беседы/.

Андрей Фефелов: Здравствуйте. Сегодня в гостях у нас директор НИИ Антропогенеза Олег Чагин. Здравствуй, Олег.

Олег Александрович Чагин: Добрый день.

Андрей Ф.: Тема, которую мы сегодня будем обсуждать, очень мощная, сильная и должна всех заинтересовать. Тема мужчины и женщины в современном мире (в современной цивилизации).

Есть такое ощущение, что роль мужчины, мягко говоря, несколько умаляется, и женщина всё более становится доминантной в плане своей социальной роли.

Так ли это, и почему это происходит?

Олег Александрович Ч.: Это эволюционно обосновано. Женщина в два раза старше мужчины с точки зрения эволюции и она более адаптивна; а так как период сейчас адаптивный, то и женские качества адаптации выходят на первое место.

Андрей Ф.: Что значит адаптивный период? И в каком смысле адаптация, то есть не надо развиваться? И почему период у нас адаптивный, это обусловлено развитием цивилизации, или это сейчас такая волна пошла?

Олег Александрович Ч.: Она всегда была. Адаптация — это механизм, который не требует создания новых структур, это умение обходится теми структурами, которые уже сформированы.

Женщина в этом плане идеальный адаптант, она адаптивна.
Мужчина же должен выйти из адаптации, уйти за границу ареала — в область развития.

Поэтому, если адаптация (женская адаптация) в интересах развития (развития мужчины), то тогда это процесс динамичный, эволюционный.
Если адаптация в интересах не развития, то это уже дегенеративные социальные процессы, биологические процессы, эволюционные процессы.
То есть адаптация не в интересах развития — это дегенерация.

Андрей Ф.: Сейчас, по сути дела, у нас тема развития на задворках — этот мировой «тренд» свёрнут. Даже техническое развитие от части остановилось.

Олег Александрович Ч.: Трудно определить «сейчас» категорию, но, если смотреть на сегодняшний момент, то приоритет идёт на крайние степени адаптации, то есть уже ближе к дегенеративным изменениям.

Андрей Ф.: То есть использование существующих ресурсов, его вычерпывание, его эксплуатация и не-открывание новых...

Олег Александрович Ч.: ... Не создание новых структур приводит к этому. Мы это видим по социальным процессам, которые деструктивны биологически.

Это ограничение рождаемости. Те темы, которые в Европе сейчас развиваются, имеют к этому непосредственное отношение. И социальные механизмы, где человек, женщина, семья не имеют возможности создавать полноценную семью.

Коэффициент демографический, чтобы мы не выродились, должен быть определённой нормы.
Он должен быть, например — 3,8.
При 3,1–3,2 — популяция не восстанавливается уже.

В Европе у местного, коренного населения коэффициент — около 3;
а эмиграция (европейская эмиграция) имеет коэффициент рождаемости — около 8.

У нас 3,7 примерно — мы на нижней границе уже.

Андрей Ф.: Почему так происходит, почему мы находимся в таком адаптивном обществе? Это часть процесса развития культуры?

Олег Александрович Ч.: Адаптация всегда вынужденная. Так получается, когда мужчина не выходит за границу ареала, не создаёт приоритет стратегический, стратегическое преимущество, тогда тактическое преимущество получает женщина и использует это.

Андрей Ф.: Социально она более «соответсвует»...

Олег Александрович Ч.: Она вынуждена «соответствовать» максимально в тех условиях, в которых она находится.

Андрей Ф.: Но почему это происходит? Это часть развития культуры нашей? Понятно, что в мегаполисе роль мужчины нивелирована — мужчина не является защитником жилища, он не является добытчиком, так скажем, не является главной фигурой в доме, не является воспитателем, у нас школа воспитывает детей.

Олег Александрович Ч.: Школа не воспитывает, и мужчина не является хозяином в доме. Сумма всех этих процессов определяет результат.

Культуру мы понимаем как то, что остаётся после нас, то, что мы передаём другим.
Поэтому демография как культура — категория немного не полноценная.

Андрей Ф.: Я имею в виду, что почему у нас выстраивается именно такое общество? Благодаря тому, что мы строим большие дома в одном месте (урбанизация), или это процесс, который обусловлен развитием техники, или это процесс, который обусловлен развитием информационных технологий, — почему так?

Олег Александрович Ч.: Нет одной какой-то причины, от которой это всё зависит, это сумма всех факторов. Есть такой стереотип, например, когда говорят, что работает 10–15% мозга. На самом деле это неправильно, потому что мозг работает весь всегда. И здесь то же самое — работают все факторы.

Урбанизация, конечно, да.
Ещё опыты 50-х годов показывают (на мышах проводили эксперименты), что, если создать условия избыточного пребывания в каком-то ареале, увеличить концентрацию, то мыши размножались, размножение их никто не ограничивал, они получали питание, воду, были созданы все благоприятные условия. На 2–3 поколение начинались деструктивные процессы, то есть суицидальные состояния, все перверсии сексуальные...

Андрей Ф.: Суициды мышей?! И перверсии мышей?!

Олег Александрович Ч.: Суициды не в том смысле, что мышь вешалась, но нарушался механизм естественной иерархии. Мышь провоцировала действия, которые вызывали явную агрессию — она знала, что будут агрессивные действия, она их провоцировала, нахлобучивала по полной программе, то есть до летальных исходов.

Андрей Ф.: И гомосексуализм тоже развивался среди мышей?

Олег Александрович Ч.: Все формы перверсий были там проявлены.
В конечном итоге сокращение шло таким путём.

Андрей Ф.: То есть эта популяция вымирала.

Олег Александрович Ч.: Она вымирала. На 4-5 поколении она уже полностью вымирала.

Андрей Ф.: То есть речь идёт о том, что эта «женская цивилизация» — цивилизация достаточно материалистическая, утилитарная, которая завязана на финансовом капитализме, не имеет перспективы?

Олег Александрович Ч.: Адаптация имеет смысл только в интересах развития, когда постоянно происходит развитие стратегическое.

Андрей Ф.: То есть «тыл хорош, когда есть фронт».

Олег Александрович Ч.: Да. Если же адаптация не в интересах развития, то она всегда будет дегенеративна. А крайняя степень дегенерации — это вырождение, то есть то, что мы видим на социальных процессах сейчас.

Андрей Ф.: Но это индивидуальное вырождение?

Олег Александрович Ч.: Это видовое вырождение, потому что вымирают целыми народами.
По Европе характерно. Мы отличаемся от европейцев эволюционно, поэтому они первые в эту волну вышли.

Но есть ещё фактор — форма воспитания по женскому типу, мальчиков (мужчин) в частности.
Если для девочек (женщин) этот тип воспитания и развития полноценный, то для мужчины воспитание по женскому типу — неполноценно.
Женский тип воспитания и развития мужчины — это недоразвитость мужчины. Недоразвитость мужчины — а это продукт только воспитания! — приводит к социальным процессам, когда мужчина не стратегическую функцию несёт, а адаптивную, тактическую.

Андрей Ф.: С этим можно бороться?

Олег Александрович Ч.: С этим бороться уже нельзя, потому что человек приблизительно с 5–6 лет уже практически не развивается, а только адаптируется. И для народа, который думает хотя бы на поколение вперёд, не говоря уже на 2, на 3, вопрос воспитания и образования ребёнка — не так образование важно, как воспитание само — он становится доминирующим для спасения вида.

Андрей Ф.: Получается, что, если до 5 лет мальчика каким-то образом, особенно как-то воспитывать... Вообще, до 5 лет, мне кажется, он с мамой всегда пребывал даже в крестьянских семьях, даже в традиционном обществе.

Олег Александрович Ч.: Он с мамой пребывал всегда в период удовлетворения гомеостаза. То есть это период, когда уровень развития мозга, по А.Р. Лурия, на стадии «хочу»: кушать, тепло, коммуникации. Общение обязательно. Если ребёнок не получает коммуникативного общения с мамой именно, то есть она его не гладит, она с ним не разговаривает, то он в полноценную личность сформироваться не сможет. Он будет адаптивен. Это проблема детей, не имеющих мамы в непосредственном контакте.
Это очень важный период.

Мозг растёт у нас не единовременно. Есть такой стереотип, что ребёнок рождается сразу человеком. Ребёнок человеком не рождается; ребёнок рождается животным, человеком он становится в процессе воспитания.

Андрей Ф.: И в социальном смысле, наверное?

Олег Александрович Ч.: Да. И в этот период в первую очередь важна мама, потому что мама обучает детёныша речи. И женщины нам (человеку как виду) сформировали речь ещё на уровне кроманьонцев — они научились речи и научили речи. У них имеется речевой приоритет, они до сих пор пользуются этим очень эффективно.

Но с 5, 6, 7 лет мозг у мальчика и у девочки развивается немного по-разному, но он развивается всё равно.
У мальчика это развитие заканчивается формированием мозга в период полового созревания — около 20 с лишним лет. Фактор полового созревания для мальчиков ключевой, потому что морфологические структуры формируются под влиянием гормонального фона. Ребёнок в период полового созревания должен испытывать стресс, и этот стресс должен поощряться.
Сумма этих механизмов приводит к развитию высшей коры и лобно-височных долей.

Андрей Ф.: То есть надо драться?

Олег Александрович Ч.: Он должен не то что бы драться. Любой стресс: гаражи, войнушки и т. д., потому что в этот период он доказывал окружению, что он полезен может быть. И показателем того, что он полезен, поощрением, он должен что-то принести, что-то добыть. В социальной среде это поощрение исходит от взрослых: «Да, ты молодец».

И если девочку нужно хвалить просто за то, что она девочка, допустим: «Ой, ты моя хорошая», и т. п. — в таком духе; то мальчика хвалить за то, что он хороший, нельзя — его нужно хвалить только за конкретные действия. И приоритет должен быть в поощрении хороших действий, а не в ругании, например, плохих.
На самом деле, это сложная система.

Сумма этих механизмов приводит к развитию наиболее полноценного мозга. В частности лобно-височные доли отвечают за волевые усилия. Если в воспитании не создать условия стресса и поощрения стресса, то лобно-височные доли могут не сформироваться или будут недоформированы.
То есть мы имеем морфологически недоразвитого мужчину, и мы сейчас их видим уже не одно поколение.

Андрей Ф.: Подводя итог, что можно сказать.
Для того, чтобы не выродиться, чтобы идти не по пути дегенерации, а по пути развития, по пути восхождения, необходимо менять социальную среду, уклад.

Олег Александрович Ч.: Концепцию воспитания.

Андрей Ф.: И концепцию воспитания.

А те женщины — прекрасные, активные, деловые — которые социально востребованы, которые находятся сейчас в авангарде многих процессов, и в экономике, и в бизнесе...

Олег Александрович Ч.: Они вынуждены на себя брать функцию мужскую.

Андрей Ф.: Но они говорят, что «мы справляемся лучше с задачами, чем мужчины».

Олег Александрович Ч.: С адаптацией, да. С адаптацией они справляются лучше, чем мужчины. Мужской гормон женский организм вырабатывает тоже, и в отличии от мужчины, у которого пик развития приходится на период полового созревания, у женщины идёт выработка на протяжении всей жизни. Поэтому есть такое правило, что бабушка всегда умнее дедушки, по мужскому типу.

Андрей Ф.: Условно говоря, мы должны поменять цивилизационный тип нашего общества...

Олег Александрович Ч.: Вернуться.

Андрей Ф.: Вернуться к обществу другому, которое основано на других принципах и на других основаниях движется, развивается. Речь идёт даже не о том, чтобы переехать из большого города в деревню, речь не идёт о том, что вернуть мужчине какие-то важные функции, которые сейчас нивелированы государством...

Олег Александрович Ч.: Как раз напротив, речь об этом и идёт. Раньше мужчина обеспечивал своим трудом, уважением к себе за свой труд, не одного себя, не одну жену и одного ребёнка, а семью 5–7 человек. Сейчас в условиях города мужчине обеспечивать 5–7 человек, уважая свой труд, — не реально.

Укрупнение в города, стремление людей в города за заработком так называемым — это механизм выхода мужчины за границу ареала, когда он приезжает в другой город, на чужую территорию. То, что мы сейчас по иммиграции видим. Они приезжают здесь зарабатывать. Их вытесняют. Неспособность тех структур, которые их должны обеспечивать трудом там, вытесняет их за границу ареала. Это всегда экстремальная деятельность.
У нас получается, что вместо того, чтобы получить развитие естественным путём, мы формируем экстремальную-экстремистскую среду. Но эта экстремальная-экстремистская среда вернётся потом в центр. Это эволюционный механизм, и непонимание этого эволюционного механизма приводит к тому, что мы сейчас наблюдаем.

Андрей Ф.: То есть они вернутся и втянутся обратно.

Олег Александрович Ч.: Они вернутся в центр, но уже будут занимать этот центр. Это естественный процесс на уровне зоологии.

Андрей Ф.: Мы продолжим эти беседы. Тут непочатый край для разговоров.

Олег Александрович Ч.: Да.

Андрей Ф.: Спасибо большое, Олег. Спасибо.

Олег Александрович Ч.: Всего доброго.

(февраль 2014)

Collapse )

Рыхлость воспитания

«Рыхлость воспитания»

В последние годы нарастает проблема изменений у человека в развитых индустриальных странах состояния соединительной ткани. Все чаще развивается так называемая дисплазия соединительной ткани (ДСТ). Эти нарушения сопровождаются нарушениями соматического здоровья, иммунитета, психики, нарушениями в процессах воспитания, образования, коммуникаций и т.д.
Приводятся данные, что до 70% детей имеют ту или иную степень ДСТ и отклонения в психическом развитии (дисгенетический синдром — ДС), сопровождающиеся нарушениями формирования речи, коммуникаций, социализации требующие больших усилий в коррекции данных нарушений. Если такой своевременной коррекции нет, то развитие и формирование личности происходит с дефектом. Причём дефект этот может быть очень большим — вплоть до инвалидизации.
На основании наших многолетних исследований на морских свинках и крысах было установлено, что в адаптивных механизмах защиты организма имеют большое значение особенности строения соединительной ткани. У морских свинок соединительная ткань тонковолокнистая и рыхлая, а у крыс — грубоволокнистая и плотная, что хорошо видно при окрашивании тканей на коллаген. При этом объём соединительной ткани у морских свинок ничуть не меньше, чем у крыс.
Соединительная ткань имеет важнейшее значение в механизмах детоксикации и выведения из организма токсичных веществ и одновременно является своеобразным метаболическим ресурсом для нейроэндокриной системы (аминокислоты, углеводы, липиды, витамины, минеральные вещества и т. д.).
Имея существенную разницу по строению соединительной ткани морские свинки и крысы имеют совершено различную устойчивость ко многим факторам воздействия со стороны внешней среды. Так, крысы высокоустойчивы к заражению большинством болезнетворных микробов, токсическому воздействию разных веществ, перепадам температур и другим экстремальным факторам. Морские же свинки высокочувствительны к этим факторам и быстро погибают при их воздействии. Но морские свинки высокоустойчивы к мутагенам и канцерогенам, то есть веществам вызывающим генетические мутации и злокачественные опухоли. По нашим данным этот связано с тем, что морские свинки располагают высокоактивной системой глутатиона (это трипептид, состоящий из трех аминокислот — глутаминовой, глицина и цистеина, и способный интенсивно окисляться и восстанавливаться, имеет решающее значение в защите ядерного аппарата клетки от мутагенов и канцерогенов), подпитываемой ресурсами соединительной ткани.
У крыс этого нет и на них легко моделируется как мутагенез, так и канцерогенез, несмотря на их устойчивость к мощным повреждающим факторам за счет их мощной печени и грубоволокнистой соединительной ткани.
Такая разница может быть связана с тем, что морские свинки, проживая на островах недалеко от Южной Америки, либо получали с пищей избыток аскорбиновой кислоты, либо подвергались повышенному воздействию радиации (глутатион и другие серосодержащие аминокислоты защищают организм от ионизирующего излучения), либо получали с пищей то, чего нет в других районах Земли и что требует больших количеств глутатиона и серосодержащих аминокислот для обезвреживания, либо сочетание всех этих факторов. Но факт остается фактом, морские свинки — единственные экспериментальные животные, не способные синтезировать аскорбиновую кислоту, которые производят большое количество глутатиона в тканях в замен ее. В этом смысле они близки к человеку.
Крысы же являясь своеобразным биологическим реликтом (первые млекопитающие были похожи на крыс) и, проживая в загрязненной среде и подвергаясь разнообразным неблагоприятным воздействиям ее, чтобы выжить, сохранили способность противостоять многочисленным отрицательным факторам, и, если нужно, быстро мутировать. Но при этом они вынуждены пожертвовать устойчивостью к мутагенам ядерного аппарата. Поэтому у них и не выражена глутатионовая защита.
Морские свинки, так же как и человек, и некоторые приматы не способны синтезировать аскорбиновую кислоту и полностью переориентированы на доминирование системы глутатиона в защитных механизмах.
Исследуя особенности метаболического участия мозга и нервной ткани, а также печени (как два наиболее массивных паренхиматозных органов — по 2% от массы тела человека), нами было установлено, что наибольшее значение головной мозг, как участник адаптивных метаболических процессов имеет в ПЕРВЫЕ ГОДЫ ЖИЗНИ РЕБЕНКА. Во внутриутробном периоде жизни мозг плода вместе с матерью принимает участие в регуляции собственного метаболизма, причем те же химические вещества необходимы для реализации такого взаимодействия (таурин, цистеиновая кислота, глутатион и др.). По мере роста и развития ребенка роль метаболических и интуитивных механизмов адаптации с участием мозга утрачиваются, равно как утрачиваются ненужные на определенном этапе онтогенеза структуры. Роль мозга как поставщика метаболитов резко снижается и возрастает его роль как нервного управляющего центра. Одновременно меняется и роль соединительной ткани — из метаболического ресурса мозга она превращается в самостоятельную структуру с собственными функциями. При этом в метаболизме все большее значение начинает приобретать печень (липопротеиды, иммунные белки, системы детоксикации еще много чего свойственное печени как «биохимической лаборатории» организма), координирующая функции важнейших адаптивных систем организма. Человек становится взрослым, способным переносить различные стрессовые воздействия окружающей среды.
Для наиболее полной реализации возможностей человека необходимо, чтобы внешняя среда для детского организма СОЗДАВАЛА УСЛОВИЯ ОПТИМАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ ИМЕННО ФОРМИРУЮЩИХСЯ В ДАННЫЙ МОМЕНТ СТРУКТУР МОЗГА.
Но в современных условиях, с культом конкурентоспособности, образование превратилось в своеобразный спорт — у кого ребенок раньше начнет читать, писать и считать. Уже не редкость двух-трехлетние грамотные детки, и остановить родительский ажиотаж в этом направлении не представляется возможным. Государственные структуры, несущие ответственность за будущее, поощряют этот перекос — начало школьного обучения сместилось с 8-9 лет в 1900 году, до 6 лет к 2000 году, и речь уже идет о том, чтобы посадить за парты пятилетних в детском саду.
У ребенка мозг еще не научился управлять телом, а перед ним уже ставится задача овладения письменной речью.
Разрушение семьи и утрата общинного воспитания нарушили развитие структур мозга ответственных за коммуникации. Ребенок, слабо адаптированный к коммуникациям с себе подобными, не видит смысла в кооперации, как следствие в речи он НЕ СТРЕМИТСЯ БЫТЬ МАКСИМАЛЬНО ПОНЯТЫМ, его речь все больше становится рудиментом, а центры речи, ранее обеспечивавшие социализацию ныне все больше подчинены древним отделам мозга, работающим в интересах гомеостаза.
И по факту мы видим, что МЕТАБОЛИЧЕСКИЕ АДАПТИВНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ СОХРАНЯЮТСЯ ОЧЕНЬ ДОЛГО, и, как следствие, печеночные возможности метаболизма не формируются в полной мере.
Поэтому соединительная ткань, как ресурс нейроэндокринной системы вынуждена сохранятся в мобильном рыхлом состоянии, что и приводит к ДСТ со всеми вытекающими последствиями.
Совершенно очевидно, что такие дегенеративные процессы более характерны для общества с многовековым городским стажем и утратой естественных механизмов адаптации. Имеются данные, что в популяции людей, имеющих «многовековой городской стаж» (как и у других «городских обитателей», т.е. крыс — прим. ред.) в мозге исчезают, либо морфологически резко изменены структуры, ответственные как за движения (красное ядро), так и за коммуникации (высшая кора, мозолистое тело).
ДСТ и Дисгенетический Синдром (ДС) ведут к индивидуальной и социальной психопатии с агрессивным навязыванием своего мировоззрения всем окружающим при одновременной неспособности радикально решать все более нарастающие перед обществом проблемы в силу утраты физиологической и психологической адаптивности.
Отсюда и агрессивный на уровне «культуры» гомосексуализм (при ДСТ и ДС нарушается репродуктивная функция и нормальное половое поведение). Для человека как вида это путь в вырождение.
Но на планете много народов, сохранивших нормальную природную адаптивность, именно они должны взять на себя лидирующую роль в развитии человеческой культуры.
По данным наших исследований на спортсменах, здоровых людях, не занимающихся спортом, до 50% составляют люди в адаптивных механизмах которых преобладает печень. Но, как мы уже отмечали выше, психологи говорят о том, что на смену им идет городское детское население с 70-80% ДСТ и ДС.
Так что ситуация требует безотлагательного изменения систем воспитания, образования и образа жизни наших детей. Вам интересно, какой вид из ныне существующих на планете придет тогда на смену выродившему человечеству?

©Oleg A. Chagin

____________________

Подробнее:

Павлов В.А., Доронин А. И. На пути от естества природы к ноосфере. Механизмы адаптации и развития общества.- Екатеринбург.- УРГУ.- 2008.- 195с.

Павлов В.А., Доронин А.И. Личностное развитие. 2012

Семенович А.В. В лабиринтах развивающегося мозга. Шифры и коды нейропсихологии. - М.: Генезис, 2010.- 432 с.

Collapse )

Метаболические предпосылки вырождения

«Метаболические предпосылки вырождения»

Любое достаточно сильное воздействие на организм человека, равно как и животных, сопряжено с защитными перестройками в нём. Согласно теории Г. Селье, такие взаимоотношения организма и среды обозначаются как стресс и адаптация. Стрессовые воздействия могут быть самыми различными: физическими и психическими (физическая нагрузка, перепады температур, изменения климата, страх, тревога, переутомление и т. д. и т. п.). У человека и других млекопитающих адаптивный ответ на стрессовое воздействие регулируется нейроэндокринной системой, то есть структурами головного мозга (корковые, подкорковые структуры) и железами внутренней секреции (гипофиз, надпочечники, щитовидная, поджелудочная желёзы). Изменения особенностей жизни человека и общества меняют его адаптивные возможности — происходят существенные изменения как в мозге, так и в нейроэндокринной системе. Всё это приводит к значительным изменениям коммуникаций между людьми, а затем и к изменениям общественного устройства[1].
В последние десятилетия в развитых технологически обществах нарастает такое явление, как дисплазия соединительной ткани (ДСТ). Адаптивные возможности людей с ДСТ существенно нарушаются: снижается иммунитет, устойчивость к грубым физическим воздействиям окружающей среды (интенсивная физическая нагрузка, перепады температур, изменения климата, воздействия инфекций и т. д.). У таких людей ослабленное здоровье и множество признаков рыхлой соединительной ткани: они худые, с длинными конечностями и тонкими пальцами, часто имеют сильную близорукость, опущение органов, нарушения со стороны сердечнососудистой, пищеварительной, мочеполовой систем. Страдает половая функция. У женщин отмечаются всякие нарушения во время беременности и родов. Соответственно, у них рождается большее количество детей с разнообразной патологией. В дальнейшем у таких детей имеются разнообразные нервно-психические расстройства и проблемы с соматическим здоровьем[2].
Согласно данным некоторых исследователей, ДСТ и сопровождающий её дисгенетический синдром (ДС — нервно-психические нарушения) наблюдаются более чем у половины современных детей (в развитых технологически европейских обществах) младшего школьного возраста[3]. Хотя, согласно нашим исследованиям на студентах-спортсменах в возрасте от 20 до 30 лет, таких проявлений не было. То есть в образе жизни современного человечества (преимущественно европейского технократического типа) произошло такое (и в системах адаптации накопились необратимые изменения), что резко изменяет адаптивные возможности людей.
На молекулярном уровне это может быть связано со следующими перестройками метаболизма гормонов и гормонального профиля. Важнейшим патогенетическим механизмом развития ДСТ является накопление в организме человека гормона прогестерона. Прогестерон — это своеобразный родоначальник гормонов, обеспечивающих стресс-устойчивость человека — глюкокортикоидов[4]. Но в то же время он выполняет и другие функции, особенно в женском организме во второй половине беременности, способствуя её сохранению. Одновременно он влияет на обмен и физические свойства соединительной ткани (вместе с другим гормоном — релаксином, образование которого прогестерон усиливает), делая её более рыхлой, чем подготавливает организм женщины к родам, делая суставы, связки, родовые пути более эластичными, готовыми к прохождению плода. Эти гормоны образуются в больших количествах в «жёлтом» теле яичников и плаценте беременной. Но постоянно повышенный уровень в крови прогестерона свидетельствует не о беременности, а о том, что из прогестерона плохо образуются глюкокортикоиды — гормоны, повышающие устойчивость к стрессу. Очевидно, что такие закономерности сопряжены с длительным отсутствием интенсивных физических стрессовых воздействий и просто уменьшением за ненадобностью биосинтеза из прогестерона глюкокортикоидов. Однако человек — порождение природы, и резкое снижение уровня глюкокортикоидов ведёт к диспропорциям в гормональном профиле, причём из прогестерона образуются такие метаболиты, как адреналовые андрогены. Именно такие сдвиги в метаболизме гормонов наблюдаются при наследственных заболеваниях, сопряжённых с подавлением образования из прогестерона глюкокортикоидов.
Поэтому ДСТ и ДС можно рассматривать как массовую наследственную патологию, на популяционном уровне ведущую к резкому снижению стресс-устойчивости индивидуума и социума в целом.
Повышение уровня адреналовых андрогенов при пониженном уровне глюкокортикоидов ведёт к нарушениям как половой функции (снижается необходимый уровень тестостерона у мужчин и эстрогенов у женщин), так и психики с нарушениями полового поведения. Отсюда и падение рождаемости, и половые извращения. А в целом это признак деградации изнеженной длительным отсутствием естественных стрессовых воздействий популяции и, по сути дела, её финал.
На смену выродившейся популяции должна прийти другая, более жизнеспособная — без ДСТ и ДС и соответствующих гормональных, психических и коммуникативных нарушений. Народам же, ещё сохраняющим достаточный адаптивный потенциал, необходимо срочно разработать меры по предотвращению и коррекции описанных нарушений...

©Oleg A. Chagin
———————
Примечания:
[1] — Павлов В.А., Доронин А.И. «На пути от естества природы к ноосфере. Механизмы адаптации живой материи и общества» 2008, «Личностное развитие» 2012, «Будущее под крышкой черепа» 2013, «Последний ароморфоз: истоки сверхадаптивности человека» 2014;
[2] — Кадурина Т.И. «Дисплазия соединительной ткани» 2009;
[3] — Семенович А.В., Ковязина М.С. «Межполушарное взаимодействие» 2009;
[4] — Уайт А., Хендлер Ф, Смит Э., Хилл Р, Леман И. «Основы биохимии» 1981.

Collapse )

Дегенерация

ДЕГЕНЕРАЦИЯ (в б и о л о г и и) (от лат. degenero — вырождаюсь). В м о р ф о л о г и и Д. — процесс разрушения клеток или органов; характерным примером может служить исчезновение хвоста у головастика при превращении его в лягушку.

В п р о т и с т о л о г и и термин «Д.» употребляется для обозначения явлений ослабления жизненности культуры одноклеточных организмов при неблагоприятных условиях воспитания.

В с е м е н о в о д с т в е и п л е м е н н о м д е л е термин «Д.» применяется наряду с термином вырождение (см.).

В п а т о л о г и и термин «Д.» введён немецким патологом Р. Вирховым. Исходя из ложного представления о самостоятельности и независимости клетки, он допускал возможность её перерождения, или Д. Советские патологи доказали, что изменения клеток вызываются общим нарушением обмена веществ (см. Дистрофия).

В э в о л ю ц и о н н о е у ч е н и е А. Н. Северцовым были введены понятия «общая Д.» и «частная Д.». Термином «о б щ а я Д.», или морфофизиологич. регресс, Северцов обозначал одно из направлений эволюционного процесса, к-рое характеризуется редукцией органов с активными функциями и прогрессивным развитием пассивных, но важных для выживания животного, органов; так редуцируются органы движения, органы чувств, центральная нервная система и прогрессивно развиваются половая система и пассивные средства защиты (покровы, покровительственная окраска). По принципу общей Д. шло развитие оболочников, усоногих раков, ленточных червей. Северцов считал, что развитие по принципу «общей Д.» обеспечивает повышение численности особей соответствующего вида, расширение ареала, т. е. ведет к процветанию данного вида — к биологич. прогрессу; поэтому термин «Д.» следует признать неудачным. При «ч а с т н о й Д.» у организмов в процессе их историч. развития редуцируются органы, имевшиеся у их предков, напр. редукция конечностей у безногих ящериц, редукция раковины у головоногих моллюсков. Причиной редукции органов является отсутствие условий, требуемых для развития данного органа, а также то, что в новых условиях существования старая функция органа становится ненужной или вредной; при этом орган часто сохраняется нек-рое время в качестве рудиментарного или же исчезает совсем. См. Редукция органов.

Б. С. Э., II изд., т. XIII, 1952, стр. 544—545

Collapse )