March 28th, 2020

Алехин - Капабланка

"В 1914 году на международном турнире в Петербурге, Алехин занял третье место, после чемпиона мира Ласкера и Капабланки.

Collapse )

ЧЕЛОВЕК КАК БИОЛОГИЧЕСКИЙ ВИД ВНЕ СЕМЬИ И ОБЩИНЫ ЧЕЛОВЕКОМ БЫТЬ НЕ МОЖЕТ

Для начала он как вид утрачивает крайние метаболические типы, затем усредняется внешность (включая половые признаки) и становится чисто биологическим видом не способным жить в природе. Вне семьи и общины человек становится паразитом, так как структуры мозга ДОЛЖЕН у него не формируются. Личностью он не становится, даже если он миллиардер, или – выше поднимай – член бильдербергского клуба. Биологические признаки человека у него остаются, но этого недостаточно. Социальные признаки человека у него отсутствуют. Главный социальный признак человека – ответственность за передачу следующему поколению способности развивать высшую кору у потомства...

Михаил Марголин - тактильный оружейник советского периода!

Если у человека есть предрасположенность к какой либо деятельности, он талантлив и настроен упорно трудиться на благо других людей - никакие жизненные невзгоды не помешают ему делать свое дело!

Collapse )

НА ПУТИ К ГЕНДЕРНОЙ ГАРМОНИИ В ЯЗЫКЕ

«Раз-два и обочлась»

«Назвалась груздью — полезай в кузов»

«Пьяной и море по колено»

«Лежачую не бьют»

«Горбатую могила исправит»

«В доме повешенной не говорят о веревке»

«Кто старое помянет — той глаз вон»

«Жена мужу пастырька, а муж жене — пластырька»

Кормят(!), гладят(!) и, главное, любят(!)

В любом месте Средней Азии, появление русского военного лагеря, буквально за несколько недель оставляло местных жителей без овчарок (предков нынешних алабаев, кстати).

Collapse )

«Им нет числа»


Вот буквально сейчас, когда я закончил рассказ о судьбе феноменального Феноменова и просматривал свою картотеку героических биографий, обдумывая, чьим именем продолжить повествование, принесли свежий номер газеты «Советский спорт», на первой полосе которого в подборке «Выше творческую активность» я увидел публицистическое выступление ректора Хабаровского института физкультуры Е. Гецольда, и мне сразу стало ясно, с кого я могу начать новую главу.

Статья в газете была, как встреча со старым другом, хотя я никогда не видел Гецольда, и лишь краткая запись, относящаяся к послевоенным годам, есть в моей картотеке. Всего-навсего несколько строчек:

«В бою под Люблином потерял руку комсомолец Евгений Гецольд. Возвратившись из госпиталя на родину, в Тюмень, он продолжал заниматься спортом: переплывал широкую реку Тару, сражался в волейбол, гонял на велосипеде и даже выиграл первенство Тюмени по лыжам».

Больше никаких сведений я о нем не имел.

И вот, пожалуйста: лаконичная подпись в сегодняшней газете позволяет представить дальнейшее — логическое! — продолжение судьбы этого спортсмена-фронтовика. Очевидно, все было как у Леонида Егупова: увлечение спортом, несмотря на ранение; учеба; назначение на должность ректора института физкультуры...

И я снова разложил перед собой карточки с конспектами судеб людей, которым спорт дал путевку в мужество, и подумал, что действительно им нет числа.

Следом за краткой записью о Е. Гецольде у меня была такая же краткая запись о Вячеславе Щербакове.

Collapse )