June 17th, 2019

Для словечка «ничего» характерна необычная широта смыслового применения

Это подметил еще друг Пушкина, князь Петр Андреевич Вяземский, который как-то написал: «Есть на языке нашем оборот речи совершенно нигилистический, хотя находившийся в употреблении еще до изобретения нигилизма и употребляемый доныне вовсе не нигилистами.

Collapse )

Мои твиты

Collapse )

В доме Потифара

Однако мы уже отметили определенную тенденцию, в особенности в раввинистических источниках, обвинять Иосифа при каждом удобном случае. Его наушничество стало причиной Божественного наказания, постигшего его, когда он был продан в рабство в Египет, а его тщеславие и его щегольство в доме Потифара вызвали внимание к нему Потифаровой жены, а в конечном итоге — ложное обвинение с ее стороны и заключение в темницу. Поэтому нас не должно слишком удивлять, что раввинистические комментарии не считают Иосифа абсолютно невиновным и в том, что касается самих событий. Следующий фрагмент Вавилонского Талмуда (Сота, 366) — сравнительно позднее собрание нескольких элементов этой экзегетической традиции. Фрагмент отталкивается от Бытия, 39:11, «случилось в один из таких дней, что он вошел в дом делать дело свое»:

«Рабби Йоханан сказал: (этот стих) учит, что оба они (Иосиф и жена Потифара) намере-вались согрешить. «Вошел в дом делать дело свое»: (Спорили) Рав и Шмуэль — один говорит, это значит и впрямь делать свою работу, а другой говорит, это значит удовлетворить свои желания. Он вошел; «никого из домашних людей там в доме не было». Возможно ли, чтобы в таком большом доме, как дом этого злодея (Потифара), вовсе никого не было? Учили в школе р. Ишмаэля: в тот день был их (египтян) праздник, пошли все они в свое капище, но она сказала им, что заболела. Сказала она (себе): нет у меня другого такого дня, чтобы ублажить себя с Иосифом. «Она схватила его за одежду его» — в этот момент образ его отца взял и явился ему в окне, сказал ему: «Иосиф, предуготовано братьям твоим, что будет имя их написано на нагруднике первосвященника, и твое среди них. Хочешь ли ты, чтобы оно было стерто, а ты был бы прозван другом блудниц, как сказано “кто дружит с блудницами, тот расточает богатство?”» (Прит., 29:3) И тотчас «тверд остался лук его» (Быт., 49:24), т. е. он превозмог страсть.

Этот отрывок показывает нам несколько иной взгляд (или, точнее, взгляды, поскольку тут представлено два различных) на поведение Иосифа в тот день. Первый принимает текст Бытия, 39 как он есть: Иосиф во всех отношениях невинен и чист. Однако второй, представлен-ный здесь р. Йохананом и одной из сторон в диспуте между Равом и Шмуэлем, видит Иосифа как кого-то вроде добровольного участника, человека, который поддался искушению. Из самого библейского повествования для поддержки такого подхода ничего не привлекается, разве что вполне безобидная фраза, что Иосиф вошел в дом «делать дело свое» — она, по мнению второй школы, не более чем эвфемизм слов «удовлетворить свою страсть».

Заглянув в арамейский перевод Онкелоса, мы можем удостовериться, что такое чтение пользовалось определенной популярностью. Хотя Онкелос, как правило, переводит повествовательные тексты довольно точно, отклоняясь лишь по идейным соображениям, здесь он отошел от ивритского оригинала: вместо «делать дело свое» он дает «сверить расходные книги». Нельзя не почувствовать, что переводчик свернул с прямого пути, чтобы обойти уже весьма распространенное, но, на его взгляд, неприемлемое понимание фразы. Вместо того чтобы передать ее буквально, со всеми ее странностями, он подставил более конкретное действие, которое не допускало бы угрозы двусмысленного толкования.

📚Источник:
Кугел Дж. В доме Потифара. М., 2010. С. 163-165

Об управляющих и управляемых

Клуб «1 июля» выразил глубокую озабоченность в связи с анонсированным Минобрнауки планом массовой конкурсной подготовки «кадрового резерва» руководителей научных организаций.

На сей раз под огонь критики части представителей академической среды попали идеи Министерства предоставить достаточно большому числу представителей научных организаций получить необходимые для управления лабораториями, институтами или центрами управленческие компетенции.

В планах Минобрнауки – построение «трехчастной модели специалиста» для руководящего состава научных институтов (также для вузов и вообще это в идеале). Три части – это ученый, управленцев, чиновник. Но три – число божественное, поэтому в бренном мире чаще всего можно выбрать лишь из двух. Однако, управленческие компетенции являются ключевыми и необходимыми.

С той же методологией связана концепция KPI – исследователя-руководителя проекта или лаборатории, который может и сам реактив смешать, и статью поправить, и презентацию партнерам провести, и с чиновниками поговорить.

Но в среде ученых такие универсалы нужны не в слишком большом количестве. А вот для управленческого звена науки – просто необходимы. Позор – иначе никак не назвать – что многие директоры московских НИИ слыхом не слыхивали ни о какой Стратегии научно-технологического развития, а академики считают, что нацпроект «Наука» - это только про повышение зарплат младшим научным сотрудникам.

Позволим себе процитировать уважаемых ученых, прокомментировать их заявления, а поговорить – вообще очень о многом:

[Положения Плана] свидетельствуют об углубляющемся непонимании руководителями министерства особенностей управления наукой и самого процесса научной деятельности

Здесь же перед нами встает первый и самый главный вопрос – кто должен руководить специалистами: самый выдающийся в профессиональном плане из них или наиболее пригодный к тому? Перефразируем иначе – высококлассный хирург должен оперировать людей и спасать жизни либо заниматься закупками шприцев? А физик – попыткой открыть новую частицу или оплатой счетов за электричество? Ведь очевидно, что никакое управление невозможно без понимания специфики управляемых структур, но и блестящее знание материала не делает человека пригодным хотя бы к одному коллегиальному совещанию, откуда он может убежать, хлопнув дверью. С другой стороны, директор крупного НИИ не обязан в точности знать, как работает каждый из сотрудников на его участке – а чаще этого не знает вообще никто. Ему достаточно понимать общую динамику процесса и стыковку отдельных модулей в итоговый результат. Подробности сообщат специалисты.

…о всё более агрессивном навязывании «проектного» подхода и методов, схожих с методами управления бизнес-структурами, об учете ими только формальных показателей.

Мы сомневаемся, что авторы заявления четко представляют себе суть проектного подхода, а также тех принципов бизнес-управления, которые многие годы успешно используются не только в зарубежной, но и отечественной науке.

Но без проектного подхода и бизнес-показателей вся наука превратится в удовлетворение любопытства за государственный счет! Прекрасный мир, рисуемый «Клубом 1 июня» (или «31 июня»?). Ровно до того момента, как станут делить деньги. Раз они конечны – нужен способ определить, что нужнее, а что нет. И тут же вернутся бизнес-подходы и проектные стратегии. Потому что нельзя упаковать в бизнес-план бозон Хиггса, а вот перспективы применения нано-композитов в протезах суставов – вполне.

Про формальные показатели спор может быть долгим, только устами вице-премьера Татьяны Голиковой было четко озвучено – цитируемость является лишь одним из 41 показателя эффективности научных структур, а уж вопросы приведения неформализованных сущностей к цифрам не должны внушать панику у академиков. Ведь тем самым занималась вся плановая экономика СССР. И так у тех же академиков были и строчки, и столбцы, и цифры. Или в соседнем отделе, но были.

http://www.sib-science.info/ru/news/zayavlenie-kluba-1-16062019

Целью этого плана является замена руководителей из числа признанных научными коллективами ученых-лидеров на «эффективных менеджеров», готовых послушно выполнять волю министерских чиновников.

«Эффективный менеджер» - универсальное ругательство. Многие о них слышали, но мало кто все же видел. «Вышел из комсомола», «пошел по партийной линии» - знакомые для академиков словосочетания? И как будто не ставили над ними назначенцев сверху. Всё было. И это тоже.

А еще были попытки научить управлять тех, кто должен, но почему-то не умеет или у которого не получается. Взять хотя бы знаменитые лекции Петра Щедровицкого по руководству строительства АЭС, ставшие в итоге «Оргуправленческим мышлением».

И теперь хотят научить профильных специалистов управлению такой сложной сферы как наука.

Руководить научными и образовательными учреждениями должны научные лидеры, выдвинутые самим научным сообществом, а не чиновники, прошедшие не имеющие отношения к науке тренинги по сомнительным методикам.

Вызывают также обеспокоенность аналогичные процессы в вузах, где руководители различных уровней, и в первую очередь ректоры, выдвигаются не «снизу» из научных коллективов, а «сверху» на основе формальных показателей и «вненаучной» активности претендентов, причем нередко нарушаются давно апробированные процедуры демократичной выборности руководителей и игнорируются интересы научных школ.

Кто же сообщил академикам, что представители институтов не могут участвовать в этом повышении квалификации? Отбирайте, шлите лучшие. Только тогда уже, видимо, вы их «изгоните из племени». И следующий вопрос – а вы сами подобные методики проходили? Мы готовы спорить, что специально для представителей «Клуба 1 июля» вполне можно будет устроить ряд ознакомительных занятий.

Да и потом – разве плоха ротация «министерство – НИИ – ВУЗ – министерство»? Когда стало плохо, чтобы прислали «юношу бледного со взором горящим» пусть и из X канцелярии? Главное, чтобы он по пути не пропил доспехи и не женился на прачке.

Задумайтесь о будущем? Никто не вечен. На смену нынешнему (уже далеко не всегда молодому руководству) должны прийти люди подготовленные – ведь они однозначно не будут вести оборону покинутой башни РАН, как Академия делала лет 8 вокруг критической даты реформы 2013 года.

Клуб призывает руководство министерства и РАН подтвердить свою приверженность существующей системе отбора директоров научных институтов, завершающейся их выборами коллективами, а также ввести эту практику в вузах.

Желание Минобрнауки создать кадровый резерв (вместе с курсами подготовки, регулярными совещаниями, системой наставничества и т.п.) никак не противоречит этой системы. Важно, чтобы претенденты изначально удовлетворяли управленческим требованиям. Если потенциальный кандидат чувствует в себе властные амбиции – он вполне может войти в резерв и затем спокойно быть избранным руководителем.

Клуб также считает неприемлемым предполагаемое ограничение по возрасту для будущих руководителей (не старше 49 лет) и предлагает ввести вместо возрастных ограничений запрет занимать должность руководителя научного или научно-образовательного учреждения больше двух сроков подряд.

Этот пункт действительно спорен. У нас в экспертах есть 72-летний человек с яснейшим умом и блестящей остротой мысли, а среди коллег мы встречали 38-летних недорослей, чей ум представлял безжизненное болото. Конечно, дело не в возрасте. Но в том, что должен быть спектр возможностей для того, чтобы проявить себя.

Клуб призывает руководство РАН и научную общественность не оставаться в стороне и занять активную позицию по данному вопросу, имеющему критически важное значение для будущего российской науки.

Призывали? Занимаем! Сказали почти все, что хотели. Единственное дополнение – в научных и образовательных организациях, очевидно, должна быть возможность нескольких должностей высокого ранга и значения (но без особой реальной власти) – научный руководитель, президент и т.п.

https://t.me/scienpolicy/4265