June 11th, 2019

(no subject)

Нас было много на челне;

Иные парус напрягали,

Другие дружно упирали

В глубь мощны веслы. В тишине

На руль склонись, наш кормщик умный

В молчанье правил грузный челн;

А я - беспечной веры полн,-

Пловцам я пел... Вдруг лоно волн

Измял с налету вихорь шумный...

Погиб и кормщик и пловец! -

Лишь я, таинственный певец,

На берег выброшен грозою,

Я гимны прежние пою

И ризу влажную мою

Сушу на солнце под скалою.

Мои твиты

  • Пн, 16:47: Почему невозможен сионистский заговор Евреи ни о чем и никогда не смогут между собой договориться
  • Пн, 16:48: Национальный проект - национализация
  • Пн, 19:23: Фамилия изобретателя магнетрона, с помощью которого греют еду в микроволновке - Грейнахер https://t.co/s7BqXc7jOA
  • Вт, 00:33: Компания «М 13» провела анализ упоминаний персон в российском информационном поле с 7 по 10 июня 8 июня журналист… https://t.co/IzmdK4vHYc
  • Вт, 00:56: 11 июня 1842 года вышла в свет поэма Николая Гоголя «Мёртвые души» https://t.co/QVdAL9jcxn
  • Вт, 01:01: С прописной буквы, раздельно и через дефис https://t.co/hQ97IwXR1D
  • Вт, 01:08: 1923 год На месте будущего мавзолея насыпан курган, с которого руководство принимает парад. Внизу идут не пионеры,… https://t.co/ZVrIdoiBO9
  • Вт, 01:08: https://t.co/EbLX2DbBjz
  • Вт, 01:08: https://t.co/YLIG7NkexZ
  • Вт, 01:12: Нас было много на челне; Иные парус напрягали, Другие дружно упирали В глубь мощны веслы. В тишине На руль склонись https://t.co/A5mCEOW9DQ
Collapse )

Новая научно-правовая реальность

Мало у какого законопроекта была столь нелегкая судьба как у научного. С 1996 года (а это уже почти четверть века) мы живем с залатанным-перелатанным старым законом «О науке», который, конечно, уже совершенно не соответствует реалиям сегодняшнего дня.

Сейчас Министерство науки и высшего образования решило пойти на очень смелый, но полностью обоснованный шаг – вынести проект на общественные обсуждения. В этом есть известная доля опасности, но зато открывается уникальная возможность получить действительный срез общественных настроений и ожиданий относительного нового закона.

Редакция нашего канала и эксперты аналитического центра «Научно-образовательная политика» решили взглянуть на проект нового закона, чтобы понять – насколько радикальные и обоснованный перемены нас ждут.

По объему регулируемых отношений новый закон «О научной и научно-технической деятельности в Российской Федерации», конечно, призван объять практически необъятное. Однако, надо отдать должно законотворцам – итоговый результат действительно оставляет положительное впечатление.

Начать стоит с того, что инновации ушли из заглавия, но все же остались в тексте законопроекта. В этом состоит один из «теневых» вызовов деятельности Минобрнауки и управленческой команды Михаила Котюкова – помимо вопросов развития науки и высшего образования в его компетенциях также проблемы инноваций.

Достаточно изящно (по крайней мере, пока) обойден вопрос о статусе РАН – она прописана как «государственная академия наук», созданная в форме ФГБУ. В этом состоит промежуточный консенсус, поскольку принято решение стартовать именно с закона «О науке» и лишь после его принятия окончательно определять правовой статус РАН.

Очень важно, что в проекте закона большое внимание уделено вопросам мониторинга, контроля и оценки. В рамках научно-технологического прорыва, куда вся страна неизбежно уходит, понимание того, насколько далеко продвинулись ученые и инноваторы в своих изысканиях, будет означать возможность четко соотнести амбиции с реальными возможностями.

Текст самого закона вышел достаточно «сухим», однако, для этого формата подобный вариант вполне оправдан. Для широких мазков и изысков существует Стратегия НТР, а также в некоторой степени – одноименная госпрограмма.

Многие интересные форматы работы – от наукоградов до технологических платформ скорее поименованы, но их суть не раскрыта полностью. Однако, и здесь можно ожидать, что краткость определений имеет в виду будущее многообразие практики.

Интересно отметить научно-пространственное измерение нового проекта закона. Не НОЦами едиными будет жива отечественная наука, но также и особыми форматами функционирования на стыке научно-технологического прорыва и урбанизма. Это напрямую стыкуется с широко развернувшейся дискуссией о кампусах как фактически градообразующих элементах.

Грубо говоря, проект закона закладывает избыточные возможности – освоение которых станет задаче ближайших лет.

Естественно, что текст пока что представляет собой, как выразились авторы, beta-версию 0.1. Это означает, что никакие формулировки и даже, наверное, структура законопроекта не могут считаться окончательными.

Однако, уже сейчас вполне можно «считать» настрой Министерства. В нем весьма хорошо представлен блок науки и научно-технологического развития, достаточно неплохо звучат вопросы экспертизы (тут видно влияние РАН). Проблема же, по мнению экспертов нашего центра, в том, что за многообразием форм и форумлировок несколько теряются два крайне важных обстоятельства.

Первое – реальная интеграция в треугольнике наука-высшее образование-индустрия. И второе – пока что (уверены – лишь пока) из буквы и духа законопроекта не полностью выводится системная госполитика по этим вопросам.

И вот этот недостаток «политического заряда» вполне может превратить достаточно неплохой текст законопроекта в абсолютно формальную бумагу. Именно этого категорически нельзя допускать.

https://t.me/scienpolicy/4220

Было очевидно

Президент группы компаний Cognitive Technologies Ольга Ускова в интервью "Ъ":
Всем участникам [совещания у Владимира Путина по вопросу развития в России отрасли искусственного интеллекта (ИИ)]
было очевидно, что попытки запустить процесс через мягкие институциональные конструкции, по старинке, как привыкли делать последние 30 лет — путем создания «дорожных карт», стратегий и планов,— ни к чему не привели.
...
Не сомневаюсь, что истрачены тонны макулатуры на отчеты и сотни человеко-часов на заседания рабочих групп и ворк-шопов, но это не режим прорыва.
Он не позволяет пару лет тратить на разработку плана. Тут все жестко: поставили конкретную цель в цифрах и суммах, зафиксировали жесткие сроки ее исполнения, спланировали дату отчета — и вперед! Но этот режим требует введения ответственности, вплоть до уголовной, за выполнение планов. Сфера ИИ — революционная отрасль, требующая четких проектных решений. Кстати, на совещании с Путиным не было представителей ведомств, ответственных за подобное планирование, например, от Агентства стратегических инициатив (АСИ), не видела я там и кого-нибудь из «Сколково»... Зато были ключевые госкорпорации и ведомства, к которым и был адресован месседж первого лица.
...
Как Путин сказал? «Обеспечить естественный захват рынка». И внутреннего, и мирового. Судя по реакции собравшихся, месседж услышали.
...
Думаю, что кураторство поручат Герману Грефу.
...
Да, месседж прозвучал, что хорошо. Его услышали, что тоже хорошо. Но услышали те же люди, которые тормозили процесс все эти годы. Как минимум трое из бывших на совещании меня посылали куда подальше со всеми моими предложения в сфере ИИ. И так на протяжении четырех лет! Им, видите ли, неохота было «заниматься ерундой». Теперь эти же самые люди сделали вид, что готовы засучив рукава работать на результат. Может, конечно, их прижало настолько, что они и вправду решили включиться, но не исключено, что это опять видимость работы вместо реальных дел. Согласитесь, верится с трудом, что люди, до сих пор палец о палец не ударившие, чтобы в отечестве появилась отрасль ИИ, вдруг положат жизни и карьеры на это! Впрочем, их активность меня волнует мало, куда больше — вопросы наличия команд профессионалов и госзаказа.
...
Люди в нашем деле — главное: будут они, будет и отрасль, если же их собрать не удастся, результат будет нулевым. И это задача государства — инвестировать в инфраструктуру (тестовые камеры, лаборатории, полигоны). Собственно, в этом и заключается главный вклад государства в развитие отрасли ИИ.
...
И хорошо, что история с Huawei произошла чуть ли не накануне совещания в «Школе 21».
...
Выигрыш в войне разумов обеспечивают не запасы нефти и не военная мощь, а «мозги» и налаженное производство. В данном случае речь о микропроцессорах: у Huawei их не оказалось и теперь будущее компании под вопросом. Эта история — наглядная демонстрация того, что будет с Россией, если мы не успеем создать свою базу технологий ИИ и запустить производство всех необходимых деталей и компонентов.
Можно подумать, что Президент Cognitive Technologies Ольга Ускова за последние годы в вопросах ИИ сделала что то без
"старинки", дорожных карт, стратегий и планов".
Это именно она, уважаемая, подсадила ряд университетов (в первую очередь, МИСиС) на подготовку дорожных карт и стратегий.
Но стратегии не стработали, а флагманский проект Ольги по разработке беспилотного Камаза списали в утиль, признав что 300 млн бюджетных рублей были получены и потрачены Cognitive Technologies без пользы для государства.
Г-жа Ускова - давний критик АСИ и Сколково, которые все последние годы не брали её в свои проекты.
Последние месяцы Cognitive Technologies пытается попасть в орбиту доверия проектов "Умного города", но это - зона интересов госкорпораций, и там г-жу Ускову не ждут с распростёртыми объятьями.
Что остаётся? Точно, юзать молодые таланты из Физтеха, МГУ и МИСиС и продолжать риторику, где все не правы.
https://t.me/shadow_policy/4385

«О научной и научно-технической деятельности в Российской Федерации»

Уважаемые коллеги!

Министерство науки и высшего образования РФ запустило обсуждение будущего законопроекта «О научной и научно-технической деятельности в Российской Федерации».

Площадкой для обсуждения стала краудсорсинговая платформа «ПреОбразование» (nauka.preobra.ru).

Также вы можете присылать свои замечания и предложения в НОП.
Гарантируем, что ваши идеи будут переданы профильным руководителям Минобрнауки.

Первый российский закон «О науке и государственной научно-технической политике» был принят 23 года назад. За это время он неоднократно претерпевал изменения, однако поправок недостаточно, чтобы соответствовать переменам, произошедшим в науке и в системе управления ею. Разнообразились формы научной деятельности, появилось много новых субъектов научной деятельности - наукограды, технологические платформы, инновационные территориальные кластеры, технологические парки, национальные исследовательские центры и т.д. Произошли существенные изменения в деятельности научных организаций, менялся правовой статус учёных и научных работников.

«Самое важное – проявилась острая необходимость в обеспечении тесного взаимодействия науки, образования, бизнеса и государства. Ключевым принципом законопроекта мы видим тесное взаимодействие науки, образования, бизнеса и государства. Взаимодействие с реальным сектором экономики России будет способствовать реализации важнейших направлений деятельности ведущих организаций научной сферы, в особенности тех, которые являются критическими для обеспечения безопасности страны и повышения качества жизни ее граждан», - рассказал Министр науки и высшего образования РФ Михаил Котюков. По его мнению, новый закон должен строиться на понимании того, что источником науки и научно-технической деятельности является учёный, его труды и вклад в науку, а государство обязано поддерживать научную деятельность и создавать благоприятные условия для занятия ею.

«Мы в начале этого большого пути и нам очень важно, чтобы и учёные, и все, кому небезразлична судьба науки и технологий, приняли самое активное участие в формировании норм главного отраслевого закона», - отметил Министр, приглашая научное сообщество к дискуссии.

Работа с материалами законопроекта структурирована по разделам. В каждом из них задан примерный формат дискуссий, в которых любой желающий может оставить свой комментарий или высказать предложение. Помощь в налаживании диалога окажут координаторы разделов – практикующие учёные и специалисты. Интернет-консультации продлятся до середины сентября.

https://nauka.preobra.ru/
https://t.me/scienpolicy/4219

Ускоритель и ускорение международного научно-технологического сотрудничества

Министр Михаил Котюков принял участие во встрече Председателя Правительства РФ Дмитрия Медведева с российскими учёными, работающими в ЦЕРН

Перед встречей российская делегация осмотрела в ЦЕРН (Европейская организация ядерных исследований) Большой адронный коллайдер и детектор эксперимента ATLAS.

ЦЕРН – крупнейший в мире научно-исследовательский центр в области физики частиц, на территории которого расположен самый мощный в мире ускоритель заряженных частиц на встречных пучках – Большой адронный коллайдер (БАК).

ЦЕРН как первое международное научное учреждение основан в 1954 году. Его полноправными членами являются 20 государств. В организации постоянно работают около 2,5 тысячи человек. Около 8 тысяч учёных из 580 университетов и институтов 85 стран участвуют в международных экспериментах ЦЕРН. Годовой бюджет организации составляет более 1 млрд евро.

Статусом наблюдателя обладают Россия, Индия, США и Япония. При этом Россия в ЦЕРН имеет статус наблюдателя с особыми правами – как государство, внёсшее существенный вклад в сооружение БАК (расходы федерального бюджета на это в среднем составляли около 10 млн долларов в год в течение 10 лет), что даёт ей право участвовать в экспериментальных программах на равноправной основе со странами-членами.

Базовым элементом исследовательской инфраструктуры ЦЕРН является уникальный Большой адронный коллайдер. Четыре основных детектора расположены в подземных шахтах, где проводятся многоцелевые эксперименты ATLAS и CMS, а также специализированные – LHCb (для изучения B-физики) и ALICE (для изучения физики тяжёлых ионов и нового состояния вещества).

В результате проводимых на БАК исследований в 2012 году учёными была обнаружена элементарная частица, завершившая строение Стандартной модели физики элементарных частиц, – бозон Хиггса. Это открытие в 2013 году было удостоено Нобелевской премии.

ЦЕРН разрабатывает проекты и вне рамок БАК, в частности будущие линейный (ILC) и кольцевой (FCC) коллайдеры. Участие российских научных организаций в проектах ЦЕРН осуществляется в рамках Соглашения между Европейской организацией ядерных исследований и Правительством России о дальнейшем развитии научно-технического сотрудничества в области физики высоких энергий 1993 года.

В проектах ЦЕРН задействованы около тысячи российских специалистов. В 2018 году для их участия в научных программах ЦЕРН было выделено 4,85 млн долларов. Это позволило обеспечить постоянное пребывание в центре в течение года 69 человек. В общей сложности к работам было привлечено 700 специалистов. Из них 197 – молодые учёные. По итогам работы было защищено 12 диссертаций, опубликовано 337 статей и сделано 208 докладов.

С учётом актуальных задач был подготовлен проект нового соглашения, 16 апреля 2019 года состоялось его подписание. Реализация соглашения отвечает целям национального проекта «Наука»: расширяется кооперация российских научных организаций с ЦЕРН, будут получены новые научные результаты в области фундаментальных и прикладных наук, сохранены и укреплены российские научные позиции в исследуемых областях, шире используется научный потенциал российских учёных, выехавших ранее за рубеж и работающих в организации.

Подписанное соглашение открывает возможности для взаимовыгодной кооперации, в частности, в увязке с комплексом мероприятий по развитию синхротронных и нейтронных исследований, планируемых к реализации под руководством Национального исследовательского центра «Курчатовский институт».

Подробнее: http://government.ru/news/36968/
https://t.me/scienpolicy/4218

О равенстве возможностей и кризисе доверия

В науке, как и в жизни, существуют ситуации, в которых формальное равенство возможностей, к сожалению, не снимает дискриминационный характер процессов.

Примерно так все чаще происходит при проведении конкурсов, в которых одновременно могут участвовать вузы и научные институты. Нередко, конечно, НИИ значительно превосходят научный потенциал вузов – но есть ли справедливость в том, что и институты, и университеты теперь участвуют в одном общем конкурсном процессе?

Ситуация также осложняется тем, что все экспертизы по госзаданиям в настоящее время должна проводить Российская академия наук. Регулярно поднимается вопрос о степени непредвзятости экспертов.

Опять же – формально РАН независимая организация, но ментально до сих связь между научными институтами и головной Академией, естественно, не порвана. Обвинять в предвзятости, конечно, мы никого не будем, но у очень многих ректоров встает далеко не праздный вопрос – действительно ли настолько хуже дела с наукой в их хозяйстве?

Эти вопросы еще раз были поставлены на прошедшем недавно Общем собрании Ассоциации «Глобальные университеты», причем наиболее остро они прозвучали из уст ректора УрФУ Виктора Кокшарова.

В целом настрой ректорского сообщества очень боевой – новые полномочия РАН постепенно набивают оскомину даже ведущим вузам. В кулуарах и курилках все чаще слышны крамольные термины «диктат» и «произвол».

И действительно – сложно винить руководителей вузов в том, что они не до конца понимают, как можно под эгидой РАН (все же организации часто весьма предвзятой к университетской науке) проводить экспертизу госзаданий (да и любую другую), которая вроде бы гарантирует равенство, но при этом все равно ставит участников в неравные условия.

История одного из ректоров о том, что его вуз получил 98 баллов, а научные институты 100 – это, увы, все более типичная проблема. Сколько бы устами президента РАН Александра Сергеева или вице-президента Алексея Хохлова не произносились речи о независимости Академии как экспертного института, но все равно – результаты иногда заставляют задуматься.

Требования к экспертизы понятны и прозрачны – внешняя, независимая, профессиональная. Но в разговоре с Алексеем Ремовичем все равно встал вопрос – а для институтов, которые еще буквально 6 лет назад были в системе Академии наук, ее экспертиза – уже внешняя или все еще внутренняя?

Не ставим ли мы два локомотива научно-технологического прорыва (научные институты и вузы) в неравные условия? Есть ли вообще решение этой проблемы? Ведь кроме РАН, пожалуй, в разумные сроки и за адекватную цену мало кто сможет провести экспертизу на более-менее достойном уровне. Но можем ли мы однозначно доверять суждениям экспертов Академии, для которых вопрос причастности именно к системе РАН является крайне чувствительным?

Перед системой управления наукой постепенно встает проблема доверия. Ректоры ведущих вузов не понимают, как проводится экспертиза и почему она дает именно те результаты, которые крайне редко выгодны вузам.

Академия наук (коллегиально и индивидуально) не всегда понимает сути претензий, ведь многие десятилетия бренды научных институтов значили в научной сфере значительно больше, чем почти любые вузовские.

Этот кризис доверия, пожалуй, является одним из ключевых вызовов для научно-технологического прорыва. Без примирения и взаимопонимания никакой синтез образования и науки (тем более – с бизнесом) не возможен. Но и ключевые спикеры от обеих сторон пока что не демонстрируют готовности взвешенно и спокойно обсуждать проблему.

https://www.poisknews.ru/skript/strasti-po-ekspertize/
https://t.me/scienpolicy/4212