April 4th, 2019

4 апреля 1147 года в русских летописях впервые упоминается Москва

В 1147 году ростово-суздальский князь Юрий Долгорукий — сын знаменитого киевского князя Владимира Мономаха, — пригласил к себе в гости, как повествует русская летопись, новгород-се́верского князя Святослава Ольговича: «Приди ко мне брате в Моско́в».

Collapse )

Что было на месте парка Горького раньше?

Этот вопрос мало кого сейчас волнует, поскольку есть прекрасное место для отдыха, в котором не только приятно прогуливаться, но и очень удобно проводить время, учитывая, что в парке созданы все условия по последнему слову техники.

Collapse )

Господи, во многие грехи впавшая жена

Господи, во многие грехи впавшая жена, Твое ощутившая Божество, мироносицы служение взяв на себя, с рыданием миро Тебе прежде погребения приносит, – "Увы мне", возглашая, – "ибо ночью для меня является страсть невоздержания, / мрачной и безлунной – любовь к греху!

Collapse )

Инфографика

Эксперты в области инфографики составили карту, демонстрирующую динамику изменений численности населения крупнейших мегаполисов.

Collapse )

Гордость

В показателях гордости и стыда за страну у граждан страны резко выросли две позиции.

Collapse )

Конкурсный «Цифровой прорыв»

3 апреля АНО «Россия – страна возможностей» запустила проект для ИТ-специалистов, дизайнеров и руководителей проектов в сфере информационных технологий – «Цифровой прорыв» Конкурс пройдет в 40 городах России и будет проводиться в форматах онлайн-тестирования и хакатонов.

Collapse )

ГИПОТЕЗА О НЕПРОИСХОЖДЕНИИ ХРИСТИАНСТВА ИЗ ИУДАИЗМА

"Вместо привычной модели, предполагающей постепенное и непрерывное («некатастрофическое») развитие от палестинской еврейской группы сторонников Иисуса в первое десятилетие после его гибели – через промежуточные этапы – к judenfrei церкви язычников в конце первого – первой половине второго вв., к церкви «кафолических посланий» НЗ, Игнатия Антиохийского, Юстина Мученика и др., я бы предложил модель, в центре которой – представление о разрыве постепенности, «непроисхождение». Может быть (хотя и это не очевидно), такая модель позволяет меньше додумывать без опоры на источники, чем привычная схема. Тогда можно представить себе, что христианство сразу возникло как движение в языческом мире, и элемент исторической преемственности с еврейской верой был бы сведен к минимуму.

Развитая христология и экклезиология (даже в Новом Завете, даже, быть может, у Павла) обязана другой, нееврейской, культурной среде. Уже у Павла крещение толкуется не как «обрезание сердца», а скорее как умирание с Христом и тем самым соединение с ним, с тем чтобы верующий смог разделить и его жизнь (Рим 6:5-11), то есть Павел понимает крещение на манер инициации в мистериальных религиях. У него сообщество верующих, церковь – это тело Христа (1Кор 12), – понимание, не имеющее параллелей в Библии и иудаизме. Культ Марии у Мф (в самом «еврейском» евангелии) и у Лк, физиологически понятое зачатие от духа Божьего – все эти представления нееврейского происхождения.

Итак, еврейский мир эпохи формативного иудаизма предстает – при схождениях в деталях – столь непохожим на христианство Нового Завета, что привычное мнение о близком родстве этих двух цивилизаций становится (по крайней мере для меня) проблематичным. И тогда можно понять Маркиона: для христиан второго века Бог Священного Писания вполне мог показаться (и был!) чужим Богом. Действительно, образ Бога и образ человека в формативном иудаизме и в раннем христианстве имеют между собой мало общего.

Каковы теологические последствия моего тезиса? Они, естественно, относятся скорее не к русской ситуации, а к западной. Если в какой-то мере мои рассуждения оправданы, то специфическая западная либеральная протестантская юдофилия теряет большую часть своего смысла. Примерно с таким же основанием можно заниматься исламофилией. Более шаткими становятся основания для христианской теологии христианско-еврейского диалога.

Теология диалога в последние десятилетия заменила теологию миссионерства. Это функциональная замена: в обоих случаях в глубине мы обнаруживаем необходимость как-то осмыслить существование иудаизма в том смысле, в каком нам не надо осмысливать существование ислама. Либеральные христиане в связи с диалогом даже развили нечто, напоминающее комплекс неполноценности. Интересны, в частности, случаи перехода активных христиан (в частности, христианских теологов!) в иудаизм; иногда это сопровождается эмиграцией в Израиль. Естественно, такие духовные приключения в конце концов основаны на допущении, согласно которому есть только одна истина (или в этом случае есть только одна истина). Получается, что искатели правды рассуждают или чувствуют примерно так: если иудаизм не есть недоделанное христианство, тогда уж христианство оказывается испорченным иудаизмом, и поэтому оно неистинно. Но если такой вопрос об истине вовсе не подразумевается и «общие корни» могут быть поняты не совсем так, как их принято понимать, то христианский диалог с евреями или, вернее, христианский монолог о евреях и в присутствии евреев (как он практикуется на Западе и потихоньку появляется и у нас) теряет свою неизъяснимую и волнующую прелесть".

Источник:
С.В. Лезов. О непроисхождении христианства из иудаизма // Библия: литературные и лингвистические исследования. Выпуск 3. М.: РГГУ. 2000. Стр. 209-235.
Доклад, прочитанный 29 сентября 1997 г. на конференции по библеистике, организованной ББИ (Москва). Файл во вложении.
В тексте поста приведены отрывки из доклада, опубликованные в ЖЖ Aquilaaquilonis: https://aquilaaquilonis.livejournal.com/108119.html

Об авторе:
Сергей Владимирович Лезов (1954 г.р.) – российский сиролог, филолог, историк и библеист. Кандидат исторических наук. Биографию и библиографию см. на сайте РГГУ по ссылке: http://ivka.rsuh.ru/article.html?id=78809

Ситуация с ИНИОНом и Архивом РАН

Уже который месяц длится кризисная ситуация вокруг Архива Российской академии наук. О ней – статья Андрея Ваганова в «Независимой газете». Причины достаточно прозаичны.

Нет власти в институте. Верхи не хотят, низы не могут – коллектив и учредитель (Минобрнауки) никак не могут сойтись на кандидатуре директора. Выбор коллектива не одобрило Министерство, а других охотников немного. И ключевая причина такой апатии…

Нет денег. Архив оказался в подвешенном состоянии – финансировать его как обычную подведомственную организацию достаточно проблематично (нужны специальные критерии именно для архивов и библиотек). Это результат того, что…

Нет верховной власти. Минобрнауки (ранее ФАНО) и РАН немного не доделили Архив, который оказался словно брошенным. И если «прогрессивная научная общественность» могла ожидать такого от Министерства, то поведение Академии наук вызывает, судя по всему, недоумение.

Откровенно говоря, ситуация крайне прискорбная. Архив – не синхротрон, чрезмерного финансирования он не требует. Нужность и важность этого института сложно переоценить – помимо сохранения памяти он выполняет важную функцию драйвера исторических исследований и проводника информации.

Подробности ситуации детально представлены в статье Андрея Ваганова.

Мы же обратим внимание на два обстоятельства.

Первое – ситуация с ИНИОНом и Архивом РАН (и вообще с библиотеками самой РАН и отдельных институтов) четко демонстрирует необходимость создания единой информационно-библиотечно-архивной структуры. Она должна объединить все данные сервисы, организации и их филиалы в подведах. Формирование условного «Института научной информации» постепенно становится едва ли не единственным способом спасения не только крайне важного для научно-исследовательской деятельности функционала, но и самих источников информации (книг и архивных материалов).

Второе – на фоне всей этой кризисной ситуации 30 марта 2019 года было издано распоряжение Правительства о том, что до 1 сентября 2019 года должна быть утверждена проектная документация по строительству нового здания Санкт-Петербургского филиала Архива РАН.

Это второе обстоятельство дает повод для оптимизма, хотя, до постройки нового здания необходимо еще дожить – именно подобными экзистенциальными вопросами сейчас озабочен Архив РАН. В похожей по форме но все же отличной по смысловому наполнению ситуации движения в неизвестном и неправильном направлении пребывает ИНИОН – эту печальную ситуацию мы детально освещали.

Перемены в информационно-библиотечно-архивной сфере назрели. Наверняка они будут во благо. Остается надеяться, что произойдет это качественное улучшение не слишком поздно.

http://www.ng.ru/science/2019-04-03/1_7547_science.html

https://t.me/scienpolicy/3456

Мои твиты

Collapse )

Научно-публикационная активность и международные базы данных

Ответы «правительственного часа» 03 апреля 2019 г. в Государственной Думе с участием вице-премьера Татьяны Голиковой


Включение публикаций российских ученых в международные базы данных и системы цитирования - [Web of Science], Scopus, PubMED, Mathematis, GeoRef и другие способствует интеграции отечественных исследователей в международное научное сообщество, повышению авторитета российской науки в мире, а также росту творческого потенциала отечественной науки.

При этом необходимо, стремиться не только к увеличению числа публикаций отечественных ученых в зарубежных изданиях, но и увеличить число российских журналов, входящих в международные базы данных.

В целях продвижения достижений науки и увеличения числа публикаций и российских журналов, включенных в международные базы данных и системы цитирования национальным проектом "Наука" предусмотрена поддержка российских научных журналов. Планируется, что к 2024 году не менее 500 российских научных журналов будут включены в международные базы данных. На обеспечение свободного доступа российским научным и образовательным организациям к системам цитирования на основе ежегодной подписки на период 2019-2021 года предусмотрены бюджетные средства в размере 4,8 млрд. рублей.

Кроме того, национальным проектом "Наука" предусмотрено, что к 2024 году основные научные результаты не менее 30% успешно защищенных диссертаций будут опубликованы не менее чем в 2 статьях в научных журналах, индексируемых в международных базах данных.

Количество статей по приоритетам научно-технологического развития в журналах первого и второго квартиля, индексированных в международных базах данных, выполненных с использованием передовой инфраструктуры научных исследований и разработок должно составит не менее 4000 тысяч ежегодно. При этом планируется разработать систему мониторинга и проверки данных о таких публикациях.

https://t.me/scienpolicy/3459

Одиннадцать целей и третья миссия

Times Higher Education выпустила новый рейтинг университетов по их роли в выполнении Целей устойчивого развития ООН - THE University Impact Rankings 2019. Для этого анализируются успехи вузов по 11 из 17 ЦУР: здоровье и благополучие; качественное образование; гендерное равенство; достойный труд и экономический рост; промышленность, инновации и инфраструктура; снижение неравенства; устойчивые города и сообщества; ответственное потребление и производство; климат; мир, справедливость и сильные институты; партнерство для достижения целей.

Российские университеты представлены весьма достойно – в общем рейтинге из 462 вузов российских – 30. Лидером стал Алтайский госуниверситет, занявший 58 место. По отдельным ЦУРам представительство России варьируется, причем, например, по ЦУРу «Мир, справедливость и сильные институты власти» Ростовский государственный экономический университет оказался вторым (!) из 274 вузов в этом субрейтинге.

Предлагаем читателям самим посмотреть и сам рейтинг и субрейтинги по каждой из целей.

Важно отметить, что этот рейтинг THE по Целям устойчивого развития практически полностью включает в себя проблематику той самой «Третьей миссии» университета, ради которого был под предводительством МГУ и верховодством ректора Садовничего одноименный рейтинг - про общественную значимость, региональные социально-экономические взаимодействия и участие в развитии сообществ.

Новый рейтинг по ЦУР ООН однозначно должен быть включен в перечень тех, которые будут учитываться для определения выполнения целей и задач нацпроекта «Образование». И не только потому, что российские вузы широко в нем представлены, а потому, что цели устойчивого развития созвучны общемировым проблемам. Это одни из тех самых глобальных «больших вызовов», часть из которых интегрирована в Стратегию научно-технологического развития.

Более того, избранный ракурс позволяет кардинально иначе взглянуть на достижения отечественных вузов. В противовес доминированию МГУ, СПбГУ, НИУ, федеральным университетам и участиникам проекта 5-100 во всех остальных рейтингах резко усиливается роль опорных вузов и даже «немарочных».

Позиции российских вузов в общем рейтинге и в разрезе каждой из ЦУР требуют детального изучения, поскольку содержат в себе значимые сведения для рассмотрения роли университетов в устойчивом развитии своих (макро)регионов и всей России.

https://www.timeshighereducation.com/rankings/impact/2019/


https://t.me/scienpolicy/3460

Изменения, которые предполагают необходимость публикации статей в журналах

Минобрнауки подготовило изменения, которые предполагают необходимость публикации статей в журналах, индексируемых в международных базах данных, для допуска к защите диссертации.

«Основные научные результаты диссертации по отдельным научным специальностям должны быть дополнительно опубликованы в научных изданиях, текущие номера которых или их переводные версии входят хотя бы в одну из международных реферативных баз данных и систем цитирования».

Перечень подобных БД будет формироваться Минобрнауки на основании рекомендации ВАКа.

Минобрнауки также предлагает закрепить минимально необходимое количество публикаций.

Для диссертации на соискание ученой степени доктора наук в рецензируемых изданиях должно быть:
в области искусствоведения и культурологии, социально-экономических, общественных и гуманитарных наук - не менее 15;
в остальных областях - не менее 10.
В международных БД и системах цитирования – не менее 3.

Для кандидатской:
в области искусствоведения и культурологии, социально-экономических, общественных и гуманитарных наук - не менее 3;
в остальных областях - не менее 2.
В международных БД и системах цитирования – не менее 1.

Указанные изменения предлагают ввести в действие с 1 января 2020 года.

К обычным публикациям будут приравнены патенты – со дня официального опубликования Постановления.

Ключевые выводы по предложениям Минобрнауки:

1. Требования к общественно-гуманитарным наукам выше, чем к остальным, хотя в первых, как правило, публикуются реже, чем, например, в точных и естественных. Внятных комментариев от представителей Минобрнауки и ВАКа пока не поступало, однако, предполагаем, что логичней было бы для общественно-гуманитарного блока установить как раз меньшее требуемое количество статей, а для остальных наук – большее. Тем более, что у историков с культурологами вряд ли найдутся патенты.

2. Количество требуемых публикаций – это результат сложившейся практики, а цифры 2-3 и 10-15 для кандидатской и докторской соответственно не являются чрезмерными.

3. Ключевое новое требование – наличие публикаций в международных базах данных.

4. Оно вызвано как необходимостью повышать качество диссертационных работ, так и заложенными в нацпроект «Наука» показателями по росту научно-публикационной активности в международных БД.

5. Основная интрига будет состоять в перечне данных БД. Как правило, списки ВАКа (Минобрнауки) шире, чем Web of Science и Scopus. Крайне важный вопрос – будет ли включен в перечень Russian Science Citation Index (RSCI на платформе Web of Science). Традиционно его не учитывают наравне с WoS и Scopus (что совершенно объективно). Однако, существуют серьезные аргументы, что как минимум для общественно-гуманитарных наук стоит это сделать, тем более что у них и так (в текущей версии предложений) общие требования по публикациям выше. Также можно было бы включить, например, Directory of Open Access Journals, который часто называют облегченной по требованиям версией двух ведущих БД для журналов открытого доступа.

6. Происходит все большее приравнивание Web of Science и Scopus – по другим документам и направления работы это видно еще сильнее.

7. Держим в уме, что представительство российских журналов в международных БД должно возрасти до 500 шт. к 2024 году, что даст дополнительные возможности для публикации.

8. Опасения вызывает введение изменений с 1 января 2020 года – у части аспирантов, которые исходили из старых правил, просто не хватит времени для публикации статьи в журнале из международной БД.

Оснований для сильной паники, в принципе, у аспирантов быть не должно (а у докторантов – подавно). Уточнения все же требует определение минимального количества публикаций для разных групп наук (гуманитарии и общественники должны писать меньше), а также вопрос с применимостью данных изменений к тем, кто сейчас находится на предпоследнем или последнем году аспирантуры – они могут банально не успеть опубликоваться в журнале из международной БД.

https://regulation.gov.ru/p/90199

https://t.me/scienpolicy/3462