March 20th, 2019

Итог: вам в любом случае не сбежать от своего прошлого

В позднепраславянском и раннедревнерусском языке были возможны только сочетания звуков [ж’и], [ш’и], [ц’и] (но не [жы], [шы], [цы]), а с другой стороны, в незаимствованных словах были возможны только [кы], [гы], [хы], но не [к˙и], [г˙и], [х˙и] (исключая новгородско-псковские говоры)

Потом всё стало меняться — и в итоге удивительным образом изменилось, что называется, с точностью до наоборот
И в современном русском языке возможны только сочетания звуков [жы], [шы], [цы], но не [ж’и], [ш’и], [ц’и] и, напротив, на месте древних [кы], [гы], [хы] представлены сочетания [к’и], [г’и], [х’и] (ср. наше «гибель», «кипеть», «хитрый» в соответствии с древними «гыбѣль», «кыпѣти», «хытрыи»)

Любопытно, однако, что оба ряда сочетаний в современном языке хранят следы своего бывшего качества, но вновь — прямо противоположным образом

Сочетания [ж’и], [ш’и], [ц’и] невозможны фонетически, зато широко представлены орфографически: пишем, как в древности, только «жи», «ши» и почти всегда «ци» не в окончаниях

Напротив: сочетания «кы», «гы», «хы» не представлены на письме, за исключением отдельных экзотических заимствований («акын») и некоторых маргинальных звукоподражательных образований типа «кыш», «гы» и т. п.
Возникает впечатление, что за пределами этих случаев данные сочетания невозможны в современном русском языке вообще
Однако это не так
По крайней мере, [кы] и [хы] вполне обычны на стыке орфографических слов: «[к-ы]вану», «[к-ы]гре», «бо[х ы] дьявол» и т. п.

Таким образом, «жи», «ши», «ци» помнят о своей истории орфографически, но не фонетически, а «кы», «хы», наоборот, именно фонетически, но не орфографически



(с)Глазарий языка

И это правильно, люди нужны для решения по настоящему трудных задач...

Битва за место в центре ареала есть цель естественного отбора на стадии идиоадаптации.

В любой луже найдешь тварь, всех прочих гадов превосходящих.

Вот этот самый гад, превосходящий прочих, и есть элита этой лужи.

Он - образец вида.

Он самый самый по параметрам, для данного вида обязательным.

Он - доминант, и по положению в иерархии лужи, и по генетике.

Он - герой, он - суперзвезда, он - образец для подражания.

Он имеет права на преимущественное питание и размножение. В идеальных условиях его потомки живут в лучшей части лужи, и если вам нужна идеальная тварь - вот она, перед вами.

Худшие гады - на периферии ареала. Лучшие из худших питаются объедками с барского стола.

Худшие из худших и этого лишены.

Они вынуждены питаться не только пригодной для вида пищей, но и пищей для вида годной весьма ограниченно. Здесь и так собрались отнюдь не графья, а их наследственный материал находится под влиянием химического мутагенеза.

Худшего гада никто не назовет элитой общества.

Худший в последнюю очередь имеет доступ к размножению.

Да ему и некогда этим заниматься - слишком он занят поисками возможностей выжить.

И уж подавно никому не придет в голову брать пример с худшего.

Чудо происходит, если изменить условия в луже. Подсушить, подморозить, и картина меняется.

Толстые, жирные, бодрые и веселые гады исчезают.

На их месте вы увидите типичных - худые, маленькие, вялые... Язык не повернется назвать кого либо элитой лужи. Изменчивость резко возросла и критерии качества новой элиты установить трудно - выжили совсем не те, кто доминировал раньше. Продолжение опыта приведет к формированию нового вида, способного жить в новых условиях.

Прошлая элита вымерла, сформировалась новая элита, с новыми качествами.

(Советский биологи Шапошников изменил питание тлей, и через какое-то время получил новый вид тлей, до того не существовавший в природе)

Человек не гад. Человек как вид прошел длинный тяжкий путь антропогенеза, сумел избежать кривых дорожек, ведущих в тупики эволюции.

У вида за плечами множество катастроф, ликвидировавших прошлые элиты и наследственно закрепленное умение и потребность в поиске путей выхода из безвыходных ситуаций.

Вот это умение и есть основа формирования людей.

В человеческом обществе возможно формирование двух видов — животного типа (человекообразных) и человеческого типа (собственно человек).

Человекообразные формируются в процессе конкуренции.

Человек формируется в процессе решения задач чрезвычайной сложности и большой общественной значимости.

Это два отдельных вида.

В межкризисные времена человекообразные занимают доминирующее положение.

Люди востребованы в периоды кризисов.

Люди ни с кем не конкурирует, в периоды кризисов они находят себе полноценное применение, предпочитают поисковую активность удовлетворению инстинктов, находят себе настоящее дело.

Если человекообразные обязательно ведут общество к кризису, то из кризиса общество выходит благодаря людям.

Человекообразные обязательно мешают выходу из кризиса.

Дело в том, что для осуществления "кризисного управления" человек должна занять место руководителя, каковое всегда уже занято человекообразным.

Кризисы - время, когда человекообразные должен уступить место человеку.

Кризис будет преодолен, и человекообразный получит возможность радостно конкурировать и с ближними своими и с дальними в полном соответствии со своими инстинктами.

Дайте людям спасти вас же, человекообразных, от вами созданного кризиса.

Не дадут.

Мало того, что из кризиса надо выходить, так еще и человекообразных надо от власти отодвигать.

А они этого не любят - начинается дрожь, икота и понос.

Так возникают предпосылки к гражданской (внутривидовой) войне. А тут еще человекообразные решили "шить на дому" с военных поставок. А на западе мечта об уничтожении людей никогда не уходила на второй план - всегда на первом.

Идет война человекообразных и людей. Она еще не всеми осознана, но неизбежна.

Одним из признаков человекообразных была борьба с культом личности.

Главным признаком людей всегда было появление личностей.

Их пока мало. И их не видно.

Значит война начата человекообразными.

За личностями дело не станет. Человекообразные их увидят.

Сквозь свою глупостью, жадностью и злобу.

И будет дрожь, икота и понос.

И это правильно, люди нужны для решения по настоящему трудных задач...

Объединить тренды и страны: цифра, Арктика, леса

Идея объединения и синергии различных направлений развития и форматов работы лежит в основе двух инициатив Тюменского государственного университета, которые будут интегрированы в работу тюменского научно-образовательного центре мирового уровня.

Первая - проект «Цифровая Арктика». Его презентовал заведующий кафедрой картографии и геоинформационных систем ТюмГУ, кандидат географических наук Ильдар Идрисов.

Базовым и для НОЦ, и для реализации этого проекта станет Тюменский государственный университет, который будет координировать усилия научных и образовательных организаций трех регионов – Тюменской области, Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов. Именно в ЯНАО расположен один из ведущих профильных институтов – Научный центр изучения Арктики.

Проект «Цифровой Арктики» предполагает создание двухуровневой информационной системы. На первом – экологический мониторинг. На втором – ИС для принятия решений. Отдельно стоит выделить идею о формировании архива научно-исследовательских работ по Арктике.

Реализация проекта потребует интеграции усилий не только участников НОЦ, но также его индустриальных партнеров – а в идеале и более широкого спектра ведомств и компаний, прежде всего - в нефтегазовом секторе. Г-н Идрисов упоминал о тех исследованиях и разработках, которыми владеют эти участники научно-технологического изучения и освоения Арктики, но, естественно, спектр участия может быть значительно шире. Явный интерес к данному проекту проявляет ключевой арктический игрок – Росатом.

Синтез в одном проекте направлений из нескольких нацпроектов – наука, цифра, экология, Арктика, госуправление – это фактически формирование сквозных технологий, которые особенно востребованы в рамках научно-технологического прорыва.

https://tass.ru/nacionalnye-proekty/6236795

Вторая инициатива уже реализуется – это открытие завтра (21 марта) в ТюмГУ центра биобезопасности лесов. В ближайшем будущем планируется создание «зеркальной» научно-исследовательской лаборатории. Это всё - результат сотрудничества ТюмГУ и Университета Северной Аризоны из города Флагстафф, США. В нелегкой политической обстановке руководству вуза удалось наладить эффективное взаимодействие с заокеанскими партнерами.

Работы в области сохранения лесов также укладываются в одно из приоритетных направлений функционирования НОЦ мирового уровня - исследования в области биологической безопасности человека, животных и растений.

Таким образом НОЦ действительно служит механизмом концентрации и пересборки научно-исследовательского потенциала для его эффективного применения в рамках исследований и разработок, имеющих практическую отдачу. В этом смысле интеллектуальный багаж, получаемый от международного сотрудничества будет востребован в рамках реализации не только нацпроекта «Наука», но также и ряда мероприятий по «Экологии».

https://sever-press.ru/2019/03/19/v-tjumeni-otkrojut-centr-biobezopasnosti-lesov/

Тюмень и ТюмГУ благодаря таким интегрированным проектам продолжают оправдывать высокое доверие, оказанное им президентом, включившего регион в число трех, которые в первую волну обязательно получат свой НОЦ и смогут реализовать все амбициозные планы. Для этого у университета и области есть все возможности – сильная управленческая команда ректора Фалькова, серьезная поддержка со стороны губернатора Моора, интегративный потенциал трех регионов и целого набора сильных научных и образовательных организаций, мощные международные связи. А самое главное – есть передовые идеи и их качественная реализация. Именно это особенно ценно в рамках прорыва.

https://t.me/scienpolicy/3282

Стоит отдать должное г-ну Чубайсу

Президент провел встречу с главой РОСНАНО Чубайсом. Встреча была рубежной – отчет был не только за минувший год, но и за всю десятилетнюю историю компании.
Стоит отдать должное г-ну Чубайсу – он в совершенстве овладел искусством «риторики прорыва». Практически как по нотам расписывал достижения РОСНАНО именно в тех областях, которые являются наиболее чувствительными для научно-технологического форсажа.
Восемь раз (и это только в опубликованной стенограмме) он упоминал науку, причем акцент делался на том, что уже не столько само РОСНАНО, сколько созданные при его поддержке заводы начинают инвестировать в научные исследования.
Чубайс фактически заявил, что компания является движителем формирования и функционирования полного инновационного цикла – от идеи до завода и продукции.
Также он очень четко обрисовал все три грани треугольника: наука – образование – промышленность. Упомянул базовых кафедрах возобновляемой энергетики в шести вузах. Акцентировал внимание на важной теме дальневосточного развития через поддержку венчурных проектов, в том числе, через взаимодействие с ДВФУ и другими вузами региона.
Также через темы новых материалов, возобновляемой энергетики и ядерной медицины Анатолий Чубайс смог продемонстрировать, как РОСНАНО вписывается сразу в несколько приоритетов научно-технологического развития.
В самом начале «главный по нано» отчитался, что компания заплатила в бюджет 132 млрд, получив десять лет назад 130, и таким образом окупила себя. Эдакое лукавство с позволения собеседника – ведь кто-кто, а уж Чубайс должен быть в курсе таких незначительных экономических показателей как курс доллара или инфляция. Впрочем, никто от РОСНАНО в действительности особых денег и не ждал.
Нанотехнологии (и их оператора) постигла странная судьба. С одной стороны, по многим направлениям был действительно совершен прорыв – именно на нем будут частично основываться работы по Стратегии НТР. С другой, вся «наносуета» прочно вошла в сознание профессиональной общественности как синоним не совсем целевого расходования средств – байки про «нанотанки Чубайса» и «10 000 нанометров» в заявках на гранты ходят до сих пор.
На сегодняшний день «нанохайп» давно прошел. Концептуально нанотехнологии закрепились только в рамках конвергентных (НБИКС) технологий – одного из приоритетных направлений, по мнению Михаила Ковальчука. В Стратегии НТР нанотехнологии не упомянуты, но, естественно, сама идея наноразмерных технологий проходит красной нитью сквозь многие приоритеты. Однако, время концентрации внимания и фокусировки финансирования, конечно, для нанотехнологий давно прошло.
В целом, для Чубайса и РОСНАНО визит к Путину закончился достаточно благополучно – в отставку его не отправили, в депрессивный регион губернатором не сослали. На бумаге и по выступлениям получается, что компания весьма адекватно вписывается в динамику научно-технологического прорыва. Ведущими институтом развития в его рамках она будет вряд ли, но как минимум «при своих» должна остаться, как и ее глава. В будущем можно прогнозировать усиление контактов РОСНАНО с РВК в силу весьма близкой тематики работы.
http://kremlin.ru/events/president/news/60109
https://t.me/scienpolicy/3281

Мы контролируем вообще всё, что к ним приходит

«Контролируя банковскую систему, мы контролируем промышленный капитал. С помощью этого мы приобрели полный контроль над кинематографией, газетами, радиостанциями и телевидением..

Мы контролируем вообще всё, что к ним приходит.

Единственно, что есть - это тупое большинство, которое и останется тупым, пока наша развлекательная индустрия остаётся их «опиумом для народа». Контролируя развлекательную индустрию, мы ставим свои задачи, а они, являются нашими рабами.
Когда мы делаем их жизнь невыносимой, мы включаем клапан безопасности и сбрасываем давление, предоставляя им массовые развлечения. Телевидение и кино выполняют важнейшую роль таких клапанов.

Все программы на телевидении тщательно разработаны, чтобы взывать к чувственным эмоциям, но не к стимулированию логического мышления. Вследствие этого народ зазомбирован в соответствии с нашими целями, а не в соответствии с тем, что происходит в действительности. Страхом и запугиванием мы кастрировали общество. Будучи кастрированным таким образом, общество стало покорным и легко управляемым. Их мысли не о будущем и процветании, а о том, как свести концы с концами.

...Мы контролируем все средства массовой информации, и даже вашу музыку и эстраду. Мы цензурируем ваши песни ещё задолго до того, как они достигнут издателей. Мы контролируем даже само ваше мышление.

.... Полиграфическая промышленность, газеты, журналы давно в наших руках. Самое важное то, что мы полностью овладели публикацией всех школьных учебных материалов. Посредством этих рычагов мы можем формировать не только общественное мнение, но и полностью мировоззрение современного человека.

...Мы просто поражены глупостью людей, которые получают наши учения из наших рук и думают, что это их собственные мысли. »

50 лет назад Гарольд Розенталь, наглый молодой помощник американского сенатора Якова Джавитца, дал предельно откровенное интервью Уолтеру Уайту, издателю американского консервативного ежемесячника «Западный Фронт».
В котором прямым текстом описал основные схемы обманов, на которых держится паразитическая система.
В скорости после интервью был убит.

Библиотека Ватикана
t.me/vaticanlibrary

ПРОРОЧЕСТВУЕТ ЛИ ИСАЙЯ О НЕПОРОЧНОМ ЗАЧАТИИ?

Текст Ис. 7:14 лег в основу новозаветного представления о «рождении Иисуса девственницей», столь важного в христианской традиции. В собственном его контексте стих 7:14 представляет собой слова Исайи, обращенные к царю Ахазу в момент вполне конкретного политического кризиса.

Пророк говорит царю о том, что через два года (когда младенец, рожденный «молодой женщиной», начнет отличать худое от доброго) угроза Иерусалиму с севера исчезнет.

В этом контексте слова пророка о молодой женщине и младенце не вызывают особого интереса.

Важен только возраст младенца, свидетельствующий о прохождении определенного срока.
Как часто отмечалось, в этом тексте еврейское слово, обозначающее «молодую женщину», не означает «девственница», то есть изначально текст никак не связан с учением о «девственном рождении».

Однако при переводе текста на греческий язык (осуществленном еще до появления христианства) еврейское слово 'almah («молодая женщина») было переведено как parthenos, то есть «девушка».
В Евангелии от Матфея на основании греческого перевода утверждается рождение Иисуса «девственницей».

Переход от ветхозаветного чтения к новозаветному через греческую версию показывает, как именно текст получил новый христологический смысл, совершенно чуждый пророку VIII века до н. э.
В итоге этот фрагмент приобрел совершенно новое «второе значение», очень важное для Церкви, но далекое от еврейского текста Книги Исайи.


- Уолтер Брюггеман. Введение в Ветхий Завет: канон и христианское воображение.

фрагменты предсмертных записок, найденных около самоубийц:

«деньги на похороны в обувной коробке под диваном. устрой всё скромно. что останется — купи дочери конфет».

«в моей жизни было несколько счастливейших дней, но я их не заметил».

«я оставляю вас с вашими заботами в этой сладкой помойке. удачи».

«я просто собираюсь поспать немного дольше, чем обычно».

«ты давно не приходила ко мне, чтобы помочь прибраться».

«пожалуйста, живите всегда так, как будто нету завтра».

«сейчас я отправлюсь в великое путешествие».

«я сам. меня не подначивали и не толкали».

«ты меня не спасёшь. я тебя не виню».

«за меня не волнуйся. покорми кота».

«нет больше сил стоять в очередях».

«вы все — паразиты, скоты и говно».

«как придёшь — проветришь».

«ищите меня в ванной».

«спасибо за боль».

«меня испортили».

«я заблудился».

«не плачь».

«прости».

Мои твиты

Collapse )

Ерунда

Удивительно, но слово ерунда имеет вполне серьёзные корни.

В латинском языке словом gerundium раньше называли разновидность отглагольных существительных.
Это слово было заимствовано в XIX веке — тогда в русских семинариях изучали латынь.

Столкнувшись со словом, которое описывало сложное для понимания явление, студенты в шутку стали называть все непонятное «герундой».
Со временем первая буква отпала и в языке закрепилась уже знакомая нам ерунда.

К слову, Н. М. Шанский связывал происхождение этого слова с чушью (изначально чужь — от чужой): герундий — грамматическая форма из другого языка — считался чуждым (= чужим), поэтому чушь и ерунда семантически близки.

Это такой аналог Нобелевской, только по математике

Карен Уленбек — первая женщина, которая стала лауреаткой Абелевской премии по математике


Сейчас ей 76 лет, а в резюме — солидный список из 56 научных статей по математике

Большинство этих статей женщина написала и опубликовала после 35 лет
Интересно, что практически все из них можно найти в интернете в открытом доступе, но есть и статьи, которые нельзя скачать ниоткуда, кроме как на Sci-Hub:

Uhlenbeck, K. K. (1982). Equivariant harmonic maps into spheres. Lecture Notes in Mathematics, 146–158.
sci-hub.se/10.1007/BFb0069763

Schoen, R., & Uhlenbeck, K. (1984). Regularity of minimizing harmonic maps into the sphere. Inventiones Mathematicae, 78(1), 89–100.
sci-hub.se/10.1007/BF01388715

Uhlenbeck, K., & Yau, S. T. (1986). On the existence of hermitian-yang-mills connections in stable vector bundles. Communications on Pure and Applied Mathematics, 39(S1), S257–S293.
sci-hub.se/10.1002/cpa.3160390714

Uhlenbeck, K. (1992). On the connection between harmonic maps and the self-dual Yang—Mills and the sine-Gordon equations. Journal of Geometry and Physics, 8(1-4), 283–316.
sci-hub.se/10.1016/0393-0440(92)90053-4

Другие статьи Уленбек: web.ma.utexas.edu/users/uhlen/vita/vita.html

Образовательный потенциал Российской империи

Россия уже между 1904 и 1914 годами (вместе с США) стала мировым
лидером в области технического образования, обойдя Германию.

Д.Л.Сапрыкин. Образовательный потенциал Российской империи.

Часто приходится читать, что царская Россия будто бы безнадежно отставала в освоении современных технологий. Из-за этого она не могла производить современную технику – автомобили, авиационные двигатели, космические корабли, компьютеры и т.д. (нужное дописать, ненужное зачеркнуть) – и зависела от ее поставок с Запада. Давайте разбираться.
Свернуть

Что нужно для производства высокотехнологичной продукции? Для этого нужны сами технологии, соответствующая им техника и специалисты высокой квалификации. Все это в России либо уже имелось, либо при необходимости могло быть приобретено. Так с чего бы ей быть отсталой?!

В условиях «малой глобализации» начала ХХ века не было проблемы построить завод для выпуска любой самой высокотехнологичной по тому времени продукции, купить для него оборудование и нанять специалистов. Даже СССР закупал за рубежом множество огромных современных заводов «под ключ» [1]. Российская империя, которая не была страной-изгоем и располагала гораздо большими внешнеэкономическими ресурсами, чем довоенный СССР, тем более имела доступ к мировому рынку капиталов и технологий.

Потому вопрос технологической отсталости для России просто не существовал. Имелась принципиальная возможность наладить выпуск любой самой высокотехнологичной продукции. Был только вопрос экономической целесообразности создания того или иного производства именно внутри страны.

Русские инженеры получали современное образование, с которым могли работать по специальности не только в России, но и за границей. Например, известный советский деятель Л.Б.Красин, выпускник Харьковского технологического института, до революции преспокойно работал в фирме «Сименс» в Германии и в России. И это типичная биография русского инженера того времени. В то же время иностранные инженеры приезжали работать в Россию. То есть российское сообщество носителей технологий не было изолировано от мирового, и имелись все возможности, чтобы нанять нужных специалистов самого высокого уровня.

Можно сравнить, как развивалось высшее образование вообще и техническое в частности, в России и в Германии. В 1895 году в Германии было 38,3 тыс. студентов, а в 1911 г. их насчитывалось 71,5 тыс. человек [2, с. 43]. За 16 лет количество студентов выросло на 87%.

В России по отчетам министерства народного просвещения в 1897/98 году училось 31,4 тыс. студентов, а в 1913/14 году 123,5 тыс. студентов [3, с. 254] – рост за 16 лет на 293%, почти в 4 раза. При этом Д.Л.Сапрыкин отмечает, что в это число не вошли студенты ВУЗов, относившихся к другим ведомствам. Если их учитывать, то общее количество студентов в России накануне Первой мировой войны составляло 141,5 тыс. человек [2, с. 43] ‒ вдвое больше, чем в Германии. В расчете на 10 тыс. жителей количество студентов в России выросло за эти годы с 3,5 до 8 и сравнялось с показателем Великобритании [2, с. 40].

Количество студентов технических институтов Германии в 1895 году составляло 6,9 тыс., а в 1911 году 11,2 тыс. человек. [2, с. 41] В России в технических ВУЗах учились в 1897/98 учебном году 6 071, а в 1913/14 году 23 329 студентов, [3, с. 64-65] их количество за 16 лет практически учетверилось. Если в конце XIX века в России было несколько меньше студентов технических специальностей, чем в Германии, то накануне Первой мировой войны уже вдвое больше. К 1914 году Россия и США были мировыми лидерами в области высшего технического образования. [2, с.46]

О квалификации русских инженеров говорит тот факт, что после революции множество из них вошли в золотой фонд научно-технических кадров зарубежных стран. Можно вспомнить создателя сначала многомоторного бомбардировщика, а потом и вертолета И.И.Сикорского, создателя телевидения В.К.Зворыкина, создателя видеомагнитофона А.М.Понятова и многих других.

Между 1917 и 1925 годами Россия потеряла в разных секторах «высокотехнологичной» промышленности от 70 до 90 процентов наиболее квалифицированных кадров. [2, с.48] Например, из 75 российских специалистов, которые вместе с И.И.Сикорским работали над созданием первого в мире многомоторного бомбардировщика «Илья Муромец», 1 погиб до 1917 года, 25 погибли между 1917 и 1924 годом, 32 эмигрировали. Только 17 человек из 75 остались работать в СССР, причем 8 из этих 17 были репрессированы. [2, с.47]

Если при таких чудовищных потерях ученых и инженеров Советский Союз сумел все-таки остаться в группе лидеров мирового промышленного и научно-технического развития, это говорит о том, каким огромным научно-техническим потенциалом обладала Российская империя, когда все эти люди, живые и здоровые, работали в своей стране.

Что касается технического оснащения, русские и иностранные инвесторы строили заводы за свои деньги. Они старались получить современные эффективные и прибыльные предприятия. Понадобилась Н.А.Второву качественная сталь – он нанял специалистов, закупил технику и построил под Москвой «Электросталь», где сегодня стоит памятник этому великому организатору русской промышленности. Точно так же, на самом передовом уровне, строились в России тысячи предприятий самых разных отраслей.

Если какая-то техника для них не производилась в России, она импортировалась. В 1913 году Российская империя ввезла машин и оборудования на сумму 797 млн. рублей (по курсу 1950 года). В годы довоенных пятилеток, в 1929-1940 годах, ежегодный импорт машин и оборудования составлял в среднем 728 млн. рублей по тому же курсу или 91% от уровня 1913 года. [4]. То есть до революции масштаб поставок самого современного оборудования для русской промышленности был больше, чем во время довоенной сталинской индустриализации.

Почему же тогда Россия закупала за границей многие высокотехнологичные по тому времени товары, а не производила всё сама? Да по очень простой причине: ресурсы не бесконечные, и их надо использовать самым эффективным способом. Смысл вкладывать деньги в развитие новой отрасли появлялся лишь тогда, когда производить ее продукцию в России становилось выгоднее, чем импортировать. Иначе овчинка не стоила выделки.

Пока спрос на новую продукцию оставался небольшим, было гораздо дешевле импортировать эти ограниченные объемы товаров, чем тратить огромные деньги на строительство завода, для которого нет достаточного рынка сбыта. Ведь Россия не находилась в международной изоляции, она была полноправным участником мировой политической и экономической системы. Зато когда появлялся достаточный платежеспособный спрос, новые отрасли возникали и росли по-капиталистически быстро. Потому что хозяин свой интерес не упустит.

Так по мере развития экономики и расширения внутреннего рынка в России создавались отрасль за отраслью современной промышленности. Увеличился спрос на фабричные ткани – выросли текстильные фабрики. Когда их стало много, сделалось выгодно разворачивать производство ткацких станков (между прочим, в 1940 году их выпуск в СССР составил всего 39% от уровня 1913 года в тех же границах [5, с. 57]). Вслед за подъемом сельского хозяйства росло сельхозмашиностроение, за 1900-1913 годы объем его производства увеличился в 5 раз. [6, с. 93, 144]. И т.д., и т.п.

В годы мировой войны, когда военные заказы сделали рентабельными инвестиции в высокотехнологичные отрасли, произошло громадное, в разы и даже десятки раз, расширение производства передовой продукции. [7] Велось обширное строительство автомобильных, авиационных и других заводов, прерванное только революцией. Среди них, например, такие знаменитые впоследствии предприятия, как Рыбинские моторы, ЗИЛ, завод им. Хруничева, завод им. Дегтярева и многие другие. При всех трудностях, неизбежных в условиях мировой войны, по сравнению с другими воюющими странами Россия сумела создать «самую успешную военную экономику». [8]

Во время царствования Николая II Россия прочно вошла в пятерку наиболее развитых стран в отношении уровня развития науки, научно-технического образования и «высокотехнологичных отраслей промышленности» [2, с. 50]. Будто на смех, именно в эту эпоху бурного развития, по чисто политическим причинам, Российскую империю «назначили» отсталой страной, требующей даже не реформ – как раз их-то царское правительство проводило много и успешно – а ломки и коренной перестройки.

Безусловно, царская Россия не была раем на земле, как не была и не будет им ни одна страна в мире. Но задачи развития, как экономического, так и научно-технического, она решала успешно, причем без тех огромных жертв и лишений, которые перенес русский народ при советской власти.

Примечания.

[1] Для первого знакомства с реальной историей сталинской индустриализации можно посмотреть, в частности, следующую серию статей (там же есть ссылки на источники для дальнейшего чтения):
Сколько заводов построил Сталин?
Сталинская индустриализация: общий взгляд
Сталинская индустриализация: заговор
Сталинская индустриализация: Великая депрессия
Сталинская индустриализация: ответы на вопросы
Сталинская индустриализация: все для США, все для победы I
Сталинская индустриализация: все для США, все для победы II
Сталинская индустриализация: проблема метрической системы

[2]. Д.Л.Сапрыкин. Образовательный потенциал Российской империи. М., Институт истории естествознания и техники РАН, 2009.

[3]. А.Е.Иванов. Высшая школа России в конце XIX – начале XX века. М., Институт истории СССР АН СССР, 1991.

[4]. Рассчитано по: Внешняя торговля СССР за 1918-1940 гг. М., Внешторгиздат, 1960.

[5] Народное хозяйство СССР в 1956 году. М., 1957.

[6] Рассчитано по: Л.Б.Кафенгауз. Эволюция промышленного производства России (последняя треть XIX в. – 30-е годы ХХ в.). М., 1994.

[7] См., например:
Промышленность России в годы Первой мировой войны
Что написали бы генералы Алексеев и Маниковский об экономике СССР?
Царские станки и сталинские пятилетки

[8] N.Ferguson. The Pity of War. © 1998, p. 263.


https://polit-ec.livejournal.com/14447.html

«ИВАН ТУРГЕНЕВ» (Ги де Мопассан)

Великий русский романист Иван Тургенев, избравший Францию своим новым отечеством, на днях скончался после мучительной агонии, длившейся почти целый месяц.
Он был одним из замечательнейших писателей нынешнего столетия и в то же время самым прямым, самым искренним и самым честным человеком, каких только можно встретить.
Доводя свою скромность почти до смирения, он не желал, чтобы о нем писали в газетах, и не раз бывало, что статьи, в которых его восхваляли, воспринимались им как оскорбление, ибо он не допускал, что можно писать о чем-либо, кроме литературных произведений. Даже критика литературного творчества казалась ему простой болтовней, и когда какой-то журналист в статье по поводу одной из его книг сообщил некоторые подробности о нем самом и его частной жизни, он пришел в настоящее негодование, испытывая своего рода стыд писателя, у которого скромность кажется целомудрием [По всей вероятности, имеется в виду корреспонденция Ан. Половцова "У Ивана Сергеевича Тургенева", появившаяся в "Санкт-Петербургских ведомостях" (1876, No 207, 29 июля/10 августа), в которой содержались некоторые подробности из жизни писателя в Спасском, сообщались сведения о его сочинениях, а главное — о будущем романе "Новь". В связи с этим фельетоном Тургенев писал его автору 12/24 ноября 1876 года: "Не могу скрыть от Вас, что я пожалел об его появлении... эта американская мода решительно нам не к лицу. Слишком пахнет рекламой и самовосхвалением" (Тургенев, Письма, т. XI, с. 354). С этой чертой Тургенева пришлось столкнуться и самому Мопассану, когда он задумал серию статей об иностранных писателях и в первую очередь решил написать о своем русском друге. "...Я не хотел, чтобы Вы писали эту статью обо мне, — отвечал Тургенев на это предложение. — Вы сделаете это превосходно, с тактом и чувством меры; но я боюсь, однако, как бы ее не сочли — простите за такое выражение — за дружескую рекламу. Строго говоря, у меня во Франции не так много читателей, чтобы ощущалась необходимость в специальной статье." (Тургенев Письма, т. XII, кн. 2, с. 327, 395). Вместо статьи широкого плана Мопассан опубликовал очерк "Изобретатель слова "нигилизм", где главным образом шла речь о Тургеневе — авторе "Отцов и детей"].
Теперь, когда этого великого человека не стало, скажем в нескольких словах, кем он был.

* * *

Ивана Тургенева я увидел впервые у Густава Флобера.
Дверь отворилась. Вошел великан. Великан с серебряной головой, как сказали бы в волшебной сказке. У него были длинные седые волосы, густые седые брови и большая седая борода, отливавшая серебром, и в этой сверкающей снежной белизне — доброе, спокойное лицо с немного крупными чертами. Это была голова Потока, струящего свои воды, или, что еще вернее, голова Предвечного отца.
Тургенев был высок ростом, широкоплеч, сложения плотного, но не тучного, — настоящий колос с движениями ребенка, робкими и осторожными. Голос его звучал очень мягко и немного вяло, словно язык был слишком тяжел и с трудом двигался во рту. Иногда, желая дать для выражения своей мысли точное французское слово, он запинался, но всегда находил его удивительно верно, и эта легкая заминка придавала его речи какую-то особенную прелесть. Он чудесно рассказывал, сообщая самому незначительному факту художественную ценность и своеобразную занимательность, но его любили не столько за возвышенный ум, сколько за какую-то трогательную наивность и способность всему удивляться. И он в самом деле был невероятно наивен, этот гениальный романист, изъездивший весь свет, знавший всех великих людей своего века, прочитавший все, что только в силах прочитать человек, и говоривший на всех языках Европы так же свободно, как на своем родном. Его удивляли и приводили в недоумение такие вещи, которые показались бы совершенно понятными любому парижскому школьнику.
Можно было подумать, что жизненная реальность вызывала в нем какое-то болезненное ощущение, ибо ум его, не удивляясь ничему, что написано на бумаге, возмущался при одном намеке на какие-либо житейские обстоятельства. Возможно, что его крайнее прямодушие и огромная врожденная доброта оскорблялись при столкновении с грубостью, порочностью и лицемерием человеческой природы, в то время как его ум в минуты одиноких размышлений за письменным столом, напротив того, помогал ему постигать жизнь и проникать в нее до самых ее позорных тайников, подобно тому как наблюдают из окна уличные происшествия, не принимая в них участия.
Это был человек простой, добрый и прямой до крайности; он был обаятелен, как никто, предан, как теперь уже не умеют быть, и верен своим друзьям — умершим и живым.
Его литературные мнения имели тем большую ценность и значительность, что он не просто выражал суждение с той ограниченной и специальной точки зрения, которой все мы придерживаемся, но проводил нечто вроде сравнения между всеми литературами всех народов мира, которые он основательно знал, расширяя, таким образом, поле своих наблюдений и сопоставляя две книги, появившиеся на двух концах земного шара и написанные на разных языках.
Несмотря на свой возраст и почти уже законченную карьеру писателя, он придерживался в отношении литературы самых современных и самых передовых взглядов, отвергая все старые формы романа, построенного на интриге, с драматическими и искусными комбинациями, требуя, чтобы давали "жизнь", только жизнь — "куски жизни", без интриги и без грубых приключений.
Роман, говорил он, — это самая новая форма в литературном искусстве. Он с трудом освобождается сейчас от приемов феерии, которыми пользовался вначале. Благодаря известной романтической прелести он пленял наивное воображение. Но теперь, когда вкус очищается, надо отбросить все эти низшие средства, упростить и возвысить этот род искусства, который является искусством жизни и должен стать историей жизни.
Когда Тургеневу рассказывали о том, в каком количестве расходятся известные книги соблазнительного жанра, он говорил:
— Людей пошлого склада ума гораздо больше, чем людей, одаренных умом утонченным. Все зависит от уровня той интеллектуальности, к которой вы обращаетесь. Книга, нравящаяся толпе, чаще всего нам вовсе не нравится. А если она нравится нам, как и толпе, то будьте уверены, что это происходит по совершенно противоположным причинам.
Благодаря могучему дару наблюдательности, которым обладал Тургенев, ему удалось заметить пробивающиеся ростки русской революции еще задолго до того, как это явление вышло на поверхность. Это новое состояние умов он запечатлел в знаменитой книге "Отцы и дети". И этих новых сектантов, обнаруженных им во взволнованной народной толпе, он назвал нигилистами, подобно тому как натуралист дает имя неведомому живому организму, существование которого он открыл.
Вокруг этого романа поднялся большой шум. Одни шутили, другие негодовали; никто не желал верить тому, о чем возвещал писатель: прозвище "нигилисты" так и осталось за нарождающейся сектой, существование которой вскоре уже перестали отрицать.
С тех пор Тургенев следил с бескорыстной страстью художника за развитием и распространением революционной доктрины, которую он предугадал, распознал и сделал общеизвестной.
Не принадлежа ни к какой партии, часто подвергаясь нападкам со стороны то одних, то других, довольствуясь наблюдениями, он опубликовал последовательно "Дым" и "Новь" — книги, в которых показаны нагляднейшим образом этапы пути нигилистов, сила и слабость этих беспокойных умов, причины их слабости и их успеха.
Тургенев, боготворимый либеральной молодежью, встречавшей каждый его приезд в Россию овациями, вызывавший опасения правительства и подозрительность крайних партий, был окружен всеобщим восхищением и все же неохотно возвращался всякий раз в свою страну, которую горячо любил: он не мог забыть тех дней тюрьмы, которые постигли его в связи с появлением "Записок охотника".
Здесь не место анализировать творчество этого выдающегося человека, который останется одним из величайших гениев русской литературы. Наряду с поэтом Пушкиным <...>, которым он страстно восхищался, наряду с поэтом Лермонтовым и романистом Гоголем он всегда будет одним из тех, кому Россия должна быть обязана глубокой и вечной признательностью, ибо он оставил ее народу нечто бессмертное и неоцененное — свое искусство, незабываемые произведения, ту драгоценную и непреходящую славу, которая выше всякой другой славы! Люди, подобные ему, делают для своего отечества больше, чем люди вроде князя Бисмарка: они стяжают любовь всех благородных умов мира.
Он был во Франции другом Густава Флобера, Эдмона Гонкура, Виктора Гюго, Эмиля Золя, Альфонса Доде и всех известных современных художников.
Он любил музыку и живопись, жил в атмосфере искусства, откликался на все утонченные впечатления, на все неопределенные ощущения, даваемые искусством, и без конца стремился к этим изысканным и редким наслаждениям.
Не было души более открытой, более тонкой и более проникновенной, не было таланта более пленительного, не было сердца более честного и более благородного.

Примечания:

С Тургеневым Мопассана (1850 -- 1893) познакомил Гюстав Флобер в 1876 году на одном из своих знаменитых литературных собраний

* — "Изо всей молодой школы романистов во Франции самый талантливый г. де Мопассан", — утверждал Тургенев, рекомендуя М. М. Стасюлевичу к публикации произведения писателя

** — О том, как высоко ценил Тургенев талант Мопассана, рассказывают и современники в своих мемуарах. "Больше всего он возлагал надежды на Ги де Мопассана... — вспоминает И. Я. Павловский, — последний всегда читал ему свои сочинения в рукописи. По отзывам И. С. <...> роман Мопассана "Une Vie"

*** — величайший шедевр, Он был в таком восторге от него, что предложил М, М, Стасюлевичу купить эту рукопись..."

**** — Мопассан называл себя учеником Тургенева, Его сборник рассказов, объединенных под названием "Дом Телье", вышел с таким посвящением: "Ивану Тургеневу — дань глубокой привязанности и великого восхищения. Га де Мопассан". После смерти Гюстава Флобера в 1880 году самым близким человеком для Тургенева среди его французских коллег стал Мопассан.
Очерк Мопассана "Иван Тургенев" (опубликован в газете "Gaulois" 5 сентября 1883 г.) представляет собой портрет русского писателя, сделанный на основе личных, психологически тонких наблюдений. Мопассану принадлежат еще три работы о Тургеневе — "Изобретатель слова "нигилизм" (1880), очерк "Фантастическое" и "Случай из жизни Тургенева", который является фрагментом новеллы Мопассана "Страх". В этом отрывке писатель передал слышанный им от Тургенева рассказ о встрече в лесу с безумной женщиной и о его мучительных ощущениях, вызванных этим тяжелым зрелищем. Французский писатель, в сущности, сохранил для нас содержание одного из неосуществленных замыслов Тургенева, предназначенных им для книги "Записки охотника".
Имя Тургенева тесно связано с историей культуры Франции второй половины XIX столетия. "В лице Тургенева впервые в истории франко-русских литературных отношений великий писатель одной страны активно и непосредственно участвовал в создании целого литературного движения в другой стране..."

***** — Обобщение советского исследователя как нельзя более точно определяет характер отношений Тургенева с писателями Франции, Эта мысль проникает воспоминания и статьи о Тургеневе его французских современников — Мопассана, А, Доде, П. Мериме, Поля Бурже и др.
Текст печатается по изданию: Ги де Мопассан, Полн. собр. соч., т. XI. М., "Огонек", 1958)
* (См. в наст, г.: Эдмон и Жюль де Гонкур. Из "Дневника")
** (Тургенев. Письма, т. XIII, кн. 1, с. 66)
*** ("Жизнь" (фр.))
**** ("Русский курьер", 1884, No 137)
***** (С. А. Макашин. Литературные взаимоотношения России и Франции, -- Л Н, т. 29 -- 30, с. LX.)

https://vitaliysarabeev.livejournal.com/4324.html