March 9th, 2019

Ложь во имя войны

Основные принципы военной пропаганды были изложены британским дипломатом лордом Понсонби в книге "Ложь во время войны" (1928 г.

Collapse )

По национальности — украинец

Ракус Дмитрий Иванович родился в январе 1918 года в селе Ободы Сумского уезда Харьковской губернии (ныне село Ободы Белопольского района Сумской области Украины) в крестьянской семье.

Collapse )

Вуаль

Десять тысяч лет назад, ещё до рождения известной истории человечества, не ночном небе Земли появилась новая яркая звезда, которая постепенно ослабела и исчезла через несколько недель.

Collapse )

Мои твиты

Collapse )

Бульбаш

Первоначально слово «бульбаш» звучало как «гульбаш» - «гулящий человек», пьяница и лентяй, гультай, член разбойной банды

Так презрительно - "гульбашами" - россияне называли вначале жителей соседней "Литвы" - земель западнее Смоленска, Чернигова и Брянска, литвинов, будущих белорусов.

Collapse )

Москаль

От «москаля» произошло много фамилий, распространенных и в Украине и в России : Москаленко, Москалёв, Москалович, Москалик, Москальчук и пр.

Collapse )

Кацап

Известно, что в турецком и крымско-татарском языках есть слово «касап», означающее «мясник», «живодер», но отсутствует буква «ц».

Collapse )

Связь с реальностью

Лобная доля левого полушария мозга отвечает (помимо прочего) за проверку образов на связь с реальностью.

Collapse )

«Растратчиками называют в России государственных чиновников, занимающихся финансами»

В 1926 году молодой Валентин Катаев написал повесть «Растратчики» — забавную и драматическую историю о том, как некий советский бухгалтер с неким кассиром, забрав двенадцать тысяч казенных денег, принялись их пропивать и прогуливать, предчувствуя неизбежность конца, оттягивая его, страшась, замалчивая и внутренне содрогаясь.

Collapse )

И груб, и глуп, и завистью размучен

— Как! жив еще Курилка журналист?

— Живёхонек! всё так же сух и скучен,

И груб, и глуп, и завистью размучен,

Все тискает в свой непотребный лист

И старый вздор, и вздорную новинку.

— Фу! надоел Курилка журналист!

Как загасить вонючую лучинку?

Как уморить курилку моего?

Дай мне совет. — Да… плюнуть на него.

Одним словом — автоматизм

"Теперь, господа, насчет психологов
Все-таки, они какие-то специалисты не фактов, а специалисты слов
С фактами же они совершенно не считаются
Это какая-то особенная порода думающих людей

Я получил новую книгу от очень милого психолога

Я встречал его уже несколько раз
Он вечный генеральный секретарь всех международных психологических съездов
Это женевский психолог Е. Клапаред

Он прислал мне книгу «Генезис гипотезы» («La génése de l'hypotese»)
Я прочитал некоторые места, которые имеют отношение к нам
Странная привычка говорить и употреблять слово «ум» и не представлять себе, что это такое есть на самом деле

Как я могу говорить об уме, когда я не знаю, что такое ум

Вот начинает он следующим: «Следуя авторам, суть ума»,—далее идет перечень, в чем суть ума у разных авторов

«У одного психолога это есть уменье достигнуть цели, у другого — это власть комбинаций, у третьего — власть абстракций, у четвертого — способность образовывать справедливое суждение», — особенно умное определение! — и т. д.

«Это — образование общей идеи, это — способность анализировать и синтезировать, понимать, изобретать, фабриковать орудия, пользоваться опытом, обучаться, давать хорошие ответы с точки зрения истины, предсказывать точно будущее, давать отношение между вещами»—и т. д., и т. д., и конца нет

«Если бы мы желали закончить эти определения, то мы бы никогда не кончили, лучше сказать, никогда бы не начали определять эмпирический объект ума»

Интересно, что сам автор не удержался, чтобы не дать нового определения: «Понятие нового положения, мне кажется, есть истинное определение ума, ибо если положение или задача при их решении не были бы новыми, то не было бы речи об уме, то был бы другой процесс: память, привычка, рутина, повторение и т. д.»

Одним словом — автоматизм

«Наше определение очень гармонирует с общим употреблением, которое противополагает ум инстинкту и привычке»
И дальше он начинает со своего определения, которое считает почему-то лучше других

Как вам нравится!

Удивительная штука, суют слова, а никак сговориться не могут, что они значат"

И.П. Павлов
"Среда" 27 марта 1935 года

Посталкогольная гипнотизация как физиологическая мера самозащиты организма

Действие малых доз алкоголя на высшую нервную деятельность собаки.
Посталкогольная гипнотизация как физиологическая мера самозащиты организма (опыты М. К. Петровой и В. К. Федорова)

И. П. Павлов. Дальше перехожу к опыту, который я совершенно не понимаю и о котором никакого предположения сделать не могу.
Правда, здесь вышло маленькое осложнение.
Я немножко обдумываю наши опыты вечером во вторник, ставлю вопросы, помимо того, что во время разговоров в течение недели об этом идет речь специально. Вчера же у меня был посторонний посетитель и мне не пришлось думать, но об этом вопросе я думал раньше, ничего в голову мне не пришло.
Это очень интересный вопрос. Я призываю к вниманию вас всех.
Сейчас М. К. на большом числе собак и В. К. на одной собаке занимаются хроническим отравлением животных алкоголем. Это началось еще за несколько месяцев до лета и продолжается теперь.
В результате у всех этих собак произошло чрезвычайное ослабление нервной системы, которое выразилось в виде гипнотического состояния.

У них упали условные рефлексы, получаются гипнотические фазы — или уравнительная, или парадоксальная, или ультрапарадоксальная.
Конечно, большой летний отдых сбил это состояние в лучшую сторону. Это обнаружилось в первый день опытов после летнего перерыва. Однако и без применения алкоголя условные рефлексы начали падать. Так что, очевидно, при хроническом ослаблении нервной деятельности отдых помогает, но очень слабо и очень не надолго.
Вот на этом фоне слабой деятельности и гипнотического состояния у М. К. оказался следующий, в высшей степени неожиданный и курьезный факт. Когда она применила маленькие дозы алкоголя, то они оказали какое-то усиливающее, благоприятное действие. Были применены две вариации. В одних случаях М. К. применяла алкоголь остро, сейчас же перед опытом вбольшом количестве, например полграмма алкоголя, разведенного в молоке. Тогда система становилась резко лучше, приближалась к норме.

В других случаях она давала порцию тоже относительно небольшую, но большую, чем в первом случае, положим не полграмма, а 10 г, после опыта и смотрела за изменениями на другой день после дачи. И тогда оказалось то же самое, что эта большая доза тоже оказывала благоприятное действие на состояние собак.

Вот теперь и поймите, что это значит, каким образом на фоне хронического алкогольного ослабления нервной системы применение дозы остро или даже на расстоянии суток как-то улучшает или восстанавливает нервную деятельность. Приходит в голову выражение «опохмелиться»: это как человек, который накануне здорово выпил и чувствует себя очень плохо до тех пор, пока не пропустит рюмочку.

Тогда ему делается лучше. Кто его знает, имеет это какую-нибудь связь или нет, но я ничего другого придумать не мог.
A. А. Линдберг. Аналогичные опыты были у В. К. и у меня, когда мы давали собаке, находящейся в гипнотическом хроническом состоянии,— «Сатиру» —небольшие дозы хлорал-гидрата. При этом наступало увеличение условных рефлексов и укорочение обычной задержки при взятии пищи.

B. К. Федоров. А у меня это было на «Налете».

И. П. Павлов. У которого состояние менялось в зависимости от того, как вы его кормите. Когда он был в гипнотической фазе,
тогда доза хлорал-гидрата увеличивала рефлексы. Факт почти тот же самый. Вы имеете, в конце концов, факт ослабленного гипнотического состояния.

А. А. Линдберг. Так что может быть и в этой группе случаев можно было бы рассуждать так, что алкоголь в больших дозах всегда вызывает ослабление тормозного процесса. У собак, подвергавшихся хронической алкоголизации, наступало резкое ослабление высшей , нервной деятельности с тем же гипнотическим состоянием. Маленькая доза алкоголя им помогает. У этих собак доза в полкубика алкоголя производит тот же эффект, как маленькие дозы хлорал-гидрата у гипнотизировавшихся собак.

И. П. Павлов. Мне бросилось в глаза другое, — это лишнее доказательство того, что в гипнотическом состоянии при алкоголизме мы имеем не болезненное явление, а физиологическую меру против болезни в виде гипнотизма.

Собака «Налет» просто спит, у нее не болезненное состояние, а гипнотическое, она совершенно здорова, но раз она порядочно подкормлена, пищевого возбуждения нет, то однообразная обстановка опыта ее усыпляет. Это есть здоровый сон, нормальная гипнотизация.
А у алкогольных собак мы готовы считать, что это есть болезненное состояние. Оказывается, что это тоже чисто гипнотическое состояние.
Болезнь выражается вовсе не этим гипнотическим состоянием, а слабостью раздражительного процесса, для которого все обычные раздражения становятся запредельными. То, что выимеете перед собой, это не есть симптом болезни, а это есть физиологическая мера.

С места. Я с вами вполне согласна, потому что я это испытала на себе.

И. П. Павлов. Мы этот факт знаем: как только существует какая-нибудь трудность для нервной системы, как только собаку привели в трудное состояние, так появляется гипнотическое состояние. Это основной факт, это постоянный у нас вопрос. Почему трудное состояние нервной системы выражается в одной форме—-гипнотическом состоянии?

Потому что всякий раз, как наступает трудность для нервной системы, так в виде физиологического лечения выступает тормозный процесс в виде гипнотического состояния.

Я попутно заговорил об этом, суть заключается в том — как понимать?

Можно понимать так, что маленькие дозы как бы ослабляют действие тормозного процесса, что маленькие дозы прежде всего начинают устранять тормозный процесс. Это хорошее объяснение.
Трудно было притти к этой мысли, потому что тут алкоголь, с одной стороны, вызывает гипнотизацию и слабость, с другой — он же и лечит.

Э. А. Асратян. Нельзя ли объяснить иначе, что не тормозный процесс ослабляется при малых дозах, а повышается возбудимость, потому что при больших дозах тоже тормозный процесс ослабляется.
Тогда какая разница между эффектом малых доз и больших?

И. П. Павлов. Ясно. Мы это видим отчетливо. Это есть факт, что когда вы начинаете действовать парализаторами на нервную систему, то они сначала вызывают ослабление тормозного процесса и потом принимаются за раздражительный процесс. Допустить, что тормозный процесс остался, а парализуется раздражительный, — это не выходит.
Мало ли что, батенька, фармакология говорила. Это старый шаблонный взгляд, что при действии парализаторов имеются две фазы — сперва возбуждающая, а потом парализующая. Это оказалось неправдой. У нас нет достаточных оснований думать, что хлорал-гидрат сперва возбуждает, а потом парализует. Это зависит от того, в каком порядке и как он парализует нервную систему. Когда мы брали нормальных голубей, то хлорал-гидрат вызывал сперва возбуждение, а потом паралич, а когда мы удалили у голубей большие полушария,
тогда это исчезло. Ясно, что он сперва тормозил более деликатную часть, верхнюю часть нервной системы и возбуждал нижнюю вследствие положительной индукции сверху.

На старом положении стоять нельзя. Его нужно доказать, прежде чем им пользоваться.
Э. А. Асратян. С адреналином там ясно.
И. П. Павлов. Это положение подтвердилось у нас совершенно отчетливо и в опытах Α. Α., и в опытах В. К. Сколько раз мы видели, что у нас тормозный процесс парализован, а раздражительный не тронут.
Это факт, который мы прекрасно знаем.
В. П. Голована. С морфинистами — то же самое. Дайте хоть один шприц —он тогда человек, а иначе — полная гипнотизация.
И. П. Павлов. Да, да. Морфий — тоже парализатор, и он должен начинать с паралича тормозного процесса. Как красиво подтверждается, что гипнотизация — это важнейшее физиологическое средство против трудного положения, болезненного положения нервной системы. Мне эта вещь очень нравится! Помилуйте, что на естественной гипнотизации, как у вас, что на гипнотизации, сопровождающей болезненное состояние,— одно и то же. Это очень красиво! Теперь это отлично подтверждается на шизофренической кататонии.

В психиатрической клинике в прошлый раз мы видели, можно сказать, начало шизофрении у одного больного. Ему отчетливо и резко помог люминал, т. е. тормозное состояние. А другой случай недавно еще был, кажется, в нервной клинике.

С места. Сюда не подходит циклотимия?

И. П. Павлов. О циклотимии мы пока не говорим.
Как же иначе объяснить? У «Налета» наступает совершенно нормальное гипнотическое состояние, и оно, конечно, есть работа торможения.
Об этом не приходится разговаривать. И это самое состояние сейчас же устраняется, заменяется деятельным состоянием нервной системы, когда применяется тот агент, о котором мы знаем, что он парализует торможение. А так как состояние «болезни» — это есть гипнотизация, а не сама болезнь, болезнь вызывает только эту гипнотизацию, то и алкоголь, действуя в качестве агента, впервые поражающего торможение, делает то же самое. По-моему, до последней степени складно! Вот что значат вариации опыта. Не зная фактов, я ничего сказать не смог, мысль ни за что не цеплялась, а в сопоставлении с этим все делается ясным.

Э. А. Асратян. А как бы кофеин повлиял?

И. П. Павлов. Повлиять он мог бы. Раздражительный процесс слабый. Конечно, только кофеин в очень маленьких дозах, таких, которые могли бы немножко приподнять этот слабый раздражительный процесс. В маленьких дозах нужно ожидать, что кофеин мог бы это сделать. Но очень возможно, что не в том размере, как сделал алкоголь, потому что если бы вы взяли большую дозу, то у вас получилось бы запредельное торможение. А в маленькой дозе это то же самое, можно было бы попробовать.
М. К. Петрова. У «Томбуша» гипнотическое состояние под влиянием
0.01 г кофеина исчезло.
И. П. Павлов. Об этом рассказывали. Тут нужно точно дозировать, взять непременно маленькую дозу

«ЛОЖНАЯ МУДРОСТЬ

/Отрывок софистики/» (Циолковский К.Э.)

/7 янв. 1933 г./

Текст на поле машинописи: «Отрывок. Исправлен, не кончен».

1. Мои основные нравственные убеждения состоят в том, чтобы не было нигде – никаких страданий - ни в настоящем, ни в будущем. Все стремления сознательных существ и вся деятельность их должна клониться к этой цели. Мы не исключаем из этого круга и животных.

Как достигнуть этой цели - другой вопрос. Я хочу только предупредить, что излагаемая софистика не есть мои убеждения или чистая истина, но она даёт повод уклоняться как в сторону добра, так и в сторону зла. Больше к последнему. Но с другой стороны уступки заблуждению необходимы до тех пор, пока они не рассеются. Тогда все поневоле будут добрыми ради собственной выгоды (ибо они это поймут).

2. Равенство ладей в отношении их целости, свободы и прав на Землю и естественные ее богатства.
(У автора этот подзаголовок зачеркнут)

Все животные и растения составляет нечто целое. Это единый органический мир Земли.

Можно ли их права на сушу и море считать равными. Ведь если предоставить растениям свободу, то репейник и разные негодные травы и деревья заполнят Землю. Нечем будет человеку питаться, не будет разума на пла- нете и его влияния. Также могли бы завладеть высшими существами и их уничтожить бактерии или низшие животные.

Равенства в мире органическом, очевидно, быть не может.

Человек уничтожает вредные и ненужные ему растения, хищных или ядовитых и бесполезных животных.

Полезных животных он лишил свободы, превратил в рабов и беспощадно их убивает, когда это ему нужно. Диких же и вредных уничтожает без всяких церемоний, во всякое время, и чем успешнее он их уничтожает, тем это лучше. Даже беда в том, что он не может вполне обезопасить себя от них.

В особенности трудна борьба с растениями, насекомыми и бактериями.

Отчего же такая жестокость. Ясно, что от неравенства устройства тел, от неравенства органических существ. Человек сильнее и уничтожает своих неразумных и слабых врагов.

Но такое же неравенство существует и между людьми, громадно неравенство рас.

Но нет равенства и между чинами одной человеческой расы. На вид, по форме тела, они как будто сходны, но мозги совсем различны. И не столько по объёму, сколько по устройству. Поэтому нравственные и умственные качества людей безмерно различны. Один ленив, другой умирает в труде. Один туп до того, что не умеет считать и не может одолеть грамоту, другой изобретает высшую математику, открывает устройство мира и его законы. Один всегда лжет и лукавит, другой правдив. Один жесток, другой добр. Один заботится о семье и близких, другой - только о самом себе. Один силён, другой калека. Один красив, другой безобразен. Один долголетен, другой нет.

В сущности, разница между ограниченным человеком и умным животным гораздо меньше, чем между этим ограниченным существом и каким-нибудь Ньютоном. Может быть, скажут, что это зависит от не развития. Если развить ограниченного человека, то и из него выйдет гений. Педагоги стараются о том, но до сих пор ещё не умеют творить гениев.

Возможно, что не хватает уменья. Однако, сомнительно, чтобы можно достичь этого уменья. Всё же пределы воспитательного влияния нам неизвестны. Оно вероятно очень сильно, но наследственность ещё сильнее. Наследственность создавалась тысячелетиями, а воспита- ние ограничивается годами. Были устроены университеты для обезьян, но успехи их не оказывалась значительными. Попытки спасения вымирающих рас также не достигли цели.

Вот повод к разного рода насилиям одних людей над другими. Одарённые завладевают землями, лесами и всеми богатствами Земли. Самих людей стараются, и небезуспешно, обратить в рабство, сделать вьючными животными, машинами для производства изделий.

Рабы дают отпор, какой дать в силах, кое где они освобождаются, но борьба беспощадная продолжается. Если не вмешается в это дело разум, то не известно, за кем останется победа. Победили же люди животных. Без стыда их эксплуатируют, бьют, мучают и жестоко убивают. Не может ли то же случиться и с некоторою частью людей. Только разум высших и борьба низших мешает сейчас порабощению. К счастью завладевают людьми и душат их не самые даровитые. И потому разница между господами и рабами не настолько велика, чтобы могла быть одержана победа. Притом победители развращаются, а побеждённые улучшаются, от горя, от нужды и труда.

Далее, ум победителей заставляет их обратить внимание на силы природы. Он же находит порабощение и борьбу невыгодной и останавливает насилие. Если успешно порабощены животные, то это случилось тогда, когда человек не был ещё знаком с науками и сам не далёк был от побеждённых.

источник: Архив РАН, фонд 555, опись 1, дело 493