March 4th, 2019

Душевно желаю, чтобы уединение и нужда исправили ваш несчастный характер

В 1847 году 24-летний дерзкий столичный хлыщ, потомственный дворянин, отставной гусар Сергей Лисицын ступил на палубу корабля под Андреевским флагом, стремясь попасть в Америку.

Collapse )

Элиминация фиброгена

Многие случаи деменции характеризуются токсическими амилоидными бляшками и узлами в головном мозге.

Collapse )

Whataboutism («какнасчётизм»)

Whataboutism («какнасчётизм»), Whataboutery — иронический термин, введённый для описания пропагандистской тактики, основанной на логической ошибке Tu quoque («И ты тоже»).

Популяризирован журналом The Economist.

Эта тактика применялась в ответ на критику, когда этот ответ начинался с выражений «А как насчёт…» («What about…»), после чего следовало упоминание в какой-либо мере схожих событий или фактов, что оправдывало предмет критики путём использования логической ошибки.

Тактика используется для того, чтобы сорвать обсуждение одного вопроса принуждением вместо него обсуждать другой.

Всех вылечат

На первом месте оказались невротические расстройства, протекающие без психоза.

Collapse )

Мои твиты

Collapse )

Еще одна из рода академий

Самая влиятельная из «младших» академий наук, так и не влившаяся в «большую РАН» – Российская академия образования в конце февраля провела общее собрание своих членов.
Вопросов в повестке было два: участие в реализации нацпроектов и выборы новых членов.
Самоопределение и «выгрызание своей нищи» в плане мероприятий и бюджетов – очень распространенное сейчас занятие среди многих участников большой научно-образовательно-технологической игры. Впрямую РАО не упомянуто ни в одном из нацпроектов, поэтому ее членам действительно стоит задуматься, как именно они могут стать частью «Образования» или «Науки».
У РАО столь же двойственная ситуация, как и у РАН – только с поправкой на в разы меньший масштаб и то, что институты являются подведомственными организациями Министерства просвещения.
Сама РАО находится под серьезным влиянием ректорам МГУ Садовничего – его ставленник Юрий Зинченко на безальтернативной основе стал президентом РАО, а ректор ТГУ Эдуард Галажинский (которому, по слухам, откровенно покровительствует Садовничий) – был избран вице-президентом организации.
РАО входит в ось МГУ – РАН через связку Виктор Садовничий – вице-президент РАН Алексей Хохлов. С другой стороны, мы имеем прямые контакты министра просвещения Ольги Васильевой и президента РАН Александра Сергеева по вопросам «базовых школ», но что важнее – экспертизы учебников. Судя по всему, роль РАН в этих вопросах будет возрастать – это возможно лишь за счет снижения влияния РАО.
Министр Васильева явно не слишком настроена на масштабную работу с РАО, поскольку это будет серьезно ограничивать ее в маневрах. С другой стороны, из ее заместителей, ответственных за нацпроект – и Марина Ракова, и Ирина Потехина имеют все ресурсы для того, чтобы решить все вопросы самостоятельно, без излишнего привлечения РАО.
Вообще, поскольку институты подведомственны Минпросвещения, совершенно необязательно излишне церемониться с самой Академией – работать можно через конкретных специалистов и экспертов.
Таким образом, РАО больше всего нужна ректору МГУ Садовничему как инструмент экспансии во все сферы образования и закрепления контроля за ключевыми секторами образовательной политики.
Российскую академию образования курирует Магомедаслам Магомедов (замруководителя АП), однако, сфера его ответственности достаточно далека от этих вопросов. Единственное, что реально может беспокоить – это обеспечить, как сказано в «майском указе», «воспитание гармонично развитой и социально ответственной личности на основе духовно-нравственных ценностей народов Российской Федерации, исторических и национально-культурных традиций».
Однако, реализация данной целевой установки в нацпроекте «Образование» будет проводиться теми управленцами и в рамках таких мероприятий, что ни участия РАО в них не требуется, ни особого интереса у г-на Магомедова они вызвать не должны.
Отметим среди избранных новых академиков: проректора РГПУ Л.А. Цветкову, и.о. декана истфака МГУ Л.С. Белоусова, ректора КФУ И.Р. Гафурова (оба последних почему-то по отделению общего среднего образования), актера и худрука Малого театра Ю.М. Соломина.
Одним из членов-корреспондентов был избран председатель Российского профессорского собрания В.В. Гриб. Организация является сомнительным и несоответствующим текущей управленческой реальности проектом ректора РУДН и председателя ВАК Владимира Филиппова, который хочет сохранить максимальный контроль над сферой высшего образования.
Слухи о субъектности РАО в образовательной политике сильно преувеличены, а предлагаемые реформы в области экспертизы и издания школьных учебников окончательно рассеют Академию до конкретных индивидуальных экспертов.
Получается, РАО нужнее всего тем, кто находится в нисходящем пике трансфера власти, а сама по себе Академия практически не требуется для реализации нацпроектов.

Худшее из зол то, что добром прикидывается: о диссертациях

Но есть «дракон» ближе и страшнее – диссертационный. О нем дискутировали недавно в Сахаровском центре
С этим драконом ведут борьбу «рыцари Диссернета». Причем, сами признают – в 2016-2018 году плагиат фактически исчез, диссертации подвергаются глубокому рерайтингу, а следовательно, доказать неэтичность их авторов практически невозможно. Вот и ловят кейсы многолетней давности, в которых плагиата-то все меньше и меньше.
«Эксперты» и примкнувшие к ним, опираясь на категорически сомнительную методологию, экстраполируя ситуацию пяти-десятилетней давности на современное состояние, находясь в поисках своей политической субъектности оперируют фразами типа: «Какие-то сферы поражены на 90%, а некоторые — почти на 100%. Масштаб проблемы именно такой: 90% науки — дутый пузырь» (слова г-на Ростовцева).
Нет в стране успехов, нет достижений – есть только дутые пузыри диссертаций и публикаций, фантомные советы-фениксы и прочая «нечисть», с которой просто с маниакальным упорством борются «рыцари Диссернета».
Всю суть двуличия подобной публики можно описать цитатой г-на Гельфанда – «И поэтому, к сожалению, единственный способ для нас, это сказать, что единожды жулик — всегда жулик». Методологические недоработки и избирательность в «жертвах» (заметьте, там почти нет силовиков, интересно, почему?) – это всё как бы даёт право «диссернетчикам», принимая решение узким и непонятным кругом лиц, ставить клеймо на любом человеке без возможности апелляции и реабилитации.
Диссернет на стадии собственного вырождения, кажется, все больше перенимает методологию массовых репрессий – принятие решений «тройками», избирательное правосудие, анонимные доносы экспертиз.
А кстати, кто-то знает фамилии «экспертов» Диссернета? Почему, интересно, рядом с каждой записью в Диссеропедии не стоит ссылка на «эксперта», а также его диссертации и научные труды. Или зададим себе вопрос – а кто перепроверял выводы «Диссеропедии»? Или можно самостоятельно покрасить «под заказ» любого регионального ректора или политика, а потом мочить его из всех информационных калибров?
Мы прочитали много подобных статей и давно перестали находить в них что-то новое. Они являются аутопропагандой – нацелены на поддержание сплоченности в социальной группе либеральной «научно-педагогической среды». Есть некий юношеский нигилизм в том, чтобы с упоением критиковать и пытаться разрушить значительную часть системы госполитики и оценки, не предлагая ничего конструктивного взамен.
«У верблюда два горба, потому что жизнь – борьба», - примерно такую позицию постоянно пестуют «воины света», которые готовы разнести всю систему до основания, а затем… Достижения властей игнорируются, удачные решения управленцев замалчиваются – действительно, ведь, по их мнению, идет война - с наукометрией, бюрократами, реформаторами РАН, плагиаторами, диссертационной мафией, бухгалтерами в управлении наукой.
Да, в каждой из статей и выступлении есть рациональные предложения и замечания. Однако, за огульной критикой и войной с ветряными мельницами их почти не видно.
Наш совет либеральной публике – очень внимательно следите, в какие советы и комиссии будут входить ваши уважаемые «рыцари». И как скоро они статут весьма лояльными проводниками госполитики, в том числе, в тех проявлениях, которые столь сильно критиковали ранее.

Худшее из зол то, что добром прикидывается: о наукометрии

В конце февраля в публичном пространстве (особенно либерального спектра) снова громко зазвучали две взаимосвязанные темы греховности – накоуметрии и диссертационных дел.
В чисто интеллигентском ключе наиболее активная часть сообщества, самоопределившаяся в рыцарей, традиционно пошла боем на старого дракона. «Хорошими ребятами» выступает у нас традиционно «Диссернет» и сопричастные, ну а «врагом народа» - бюрократ.
«Маховик публикационной инфляции» и «Российская наука на 90% — дутый пузырь» - вот две публикации, которые характеризуют совсем не те проблемы, о которых написаны, но прекрасно демонстрируют недостатки весьма значительной группы научного и педагогического сообщества.
Первая статья посвящена критике наукометрии и формалистским бюрократическим подходам. Авторы, как им кажется, весьма убедительно (на конкретных единичных и одиозных примерах) показывают, что упоение количественным показателями категорически вредно для науки и не нужно никому, кроме самих чиновников. Интересно, что никогда ни в одной статье подобного рода не содержится готовых рецептов на замену. Лишь общие слова о важности репутационных механизмов и экспертизы. Ну и апелляция к западному опыту.
Примечательно, что в комментариях к «Маховику» мнение разделились приблизительно 50 на 50. Половина считает, что перегибы есть, но система не так и плоха; вторая часть – игнорируя все достоинства, пытается уничтожить ее за недостатки. Однако, справедливые замечания о том, что раньше (в СССР или в 90-е) было еще хуже, сознательно игнорируются. Плохо здесь и сейчас – несмотря на то, что возможностей и денег стало больше, спроса за них никто не хочет.
Никто из авторов подобных критических заметок не задумывается о том, что было бы, упусти Россия волну наукометрии? Не мы ее инициировали, но все же «поймать» ее нам удалось. К слову, это одна из тех волн технологических и цифровых изменений, которые накатывают на весь мир. Сопротивляться им – это ретроградство. Говорить о балансе количество / качество можно лишь тогда, когда есть достаточная база – однако, Россия в начале наукометрической волны публиковала не столь много и не столь качественных статей. Сейчас хотя бы есть возможность «играть с квартилями», вставлять коэффициенты и оперировать именно этим соотношением.
Также критики всегда забывают, что помимо пагубных примеров (а они пишут практически всегда только о них) есть множество позитивных – в том числе, усиление видимости отечественных исследователей и брендов университетов (научных институтов), расширение международных связей и так далее.
Критики, акцентируя внимания на некоторых случаях очевидных перегибов и недобросовестности, возводят из в ранг системных явлений, не имея для того достаточной доказательной базы. Избирательность и односторонность оценок – это то, в чем данная «благородная публика» часто винит управленцев. Однако, она сама весьма и весьма предвзята.
Впрочем, действия чиновников и экспертов по исправлению системы часто просто вынуждают (очень неохотно и с кучей оговорок) признавать, что они позитивны и работают. Быть может, конечно, авторы тешат себя иллюзией, что это их громкие и истеричные крики были услышаны в высоких кабинетах – но это не так.
Система инерционна, но все более гибка – она готова меняться, но ни один чиновник не будет разговаривать даже с лично им уважаемым оппонентом, если тот начнет вместо адекватного диалога выдавать фразы из «агиток» про убийство науки, вал мусорных статей и так далее. Да и ни один нормальный человек не станет.

Новосибирский реверс прорыва

Эксперты начинают всерьез задаваться вопросом – а был ли Академгородок 2.0? Мантры властей области и руководства Сибирского отделения РАН про «Академгородок 2.0» как некие научно-технологические Петушки, куда вот-вот доедет лирический герой сибирской (и масштабнее – российской) науки все меньше убеждают объективных наблюдателей.
Отставание Новосибирска от других регионов в вопросах формирования научно-образовательного центра мирового уровня профильное руководство попыталось объяснить, сместив акценты на проект развития Новосибирского научного центра («Академгородок 2.0»). Вышло это невразумительно, и мы детально это проанализировали.
Кандидат исторических наук, генеральный директор АНО ВО «Сибирский открытый университет» Сергей Чернышов сформулировал три основных проблемы:
«Первое — похоже, что никакого проекта «Академгородок 2.0» как оформленного и логически связанного документа в действительности не существует. Сначала это было даже интересно — с десяток специалистов говорили, что видели этот документ, но показать его пока не могут. Однако когда все больше и больше экспертов (в том числе связанных с СО РАН) стали сетовать на отсутствие представлений о формально оформленной концепции, стало понятно, что такого документа никогда и не существовало, а все предложения, которые были направлены в правительство РФ, — не более чем малосвязанный набор инвестиционных проектов академических институтов.
Второе — те, кто читал существующие официальные программы развития, не могли не заметить, что они беспощадно расходятся в приоритетах. Например, когда НГУ в своей программе стратегического развития декларирует цель кратного роста количества студентов, любой наблюдатель понимает — это не сходится с моделью «НГУ — университет для СО РАН», которая считается общепризнанной для проекта «Академгородок 2.0». СО РАН столько просто не переварит.
Третье — созданное в 2018 году региональное министерство науки и инновационной политики Новосибирской области пока никак не проявило себя как региональный субъект развития отрасли».
Действительно, пока что мы имеем лишь комплексный план развития Сибирского отделения РАН в контексте развития СФО. Интересным образом в нем, нацпроекте наука, «Академгородке 2.0» переплетаются одни и те же мероприятия. При этом значительный блок проектов – это подтверждают все, даже руководство СО РАН – если и будет профинансирован то только на конкурентной основе, в случае победы в соответствующих конкурсах.
По сути, сейчас «Академгородок 2.0» - это соцобъекты из комплексного плана, много неконкретных слов из уст руководства, синхротрон СКИФ и Центр генетических технологий.
Политика информационной закрытости, которой придерживается Новосибирская область и СО РАН, во-первых, становится все более проигрышной на фоне конкурентов, а во-вторых, начинает вызывать опасения, что никаких проектов толком создано не было. А отсюда – нет особой надежды на перезагрузку «Академгородка».
Остается только гадать, как собирается г-н Травников выполнять KPI по линии науке, образования и технологий. То, что он возглавляет профильную рабочую группу президиума Госсовета, не дает иммунитета – скорее он станет первым в очереди тех, с кого серьезно спросят за пробуксовку научной части прорыва.

Теологическая экспансия

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков:
"Введение теологии в программу высшего образования России пока не обсуждается на уровне официальных ведомств, высказанное ранее мнение можно отнести к категории экспертной точки зрения".
Напомним высказывания некоторых других "экспертов" в 2018 году по данному вопросу:
Советник УВП Администрации Президента РФ Андрей Третьяков (куратор взаимодействия с религиозными конфессиями от АП):
"Три года ушло на то, чтобы теология стала принятой научной дисциплиной, что осуществлялось в соответствии с распоряжением Президента. Но это не значит, что работа по развитию этой научной дисциплины закончена. Тема находится на контроле Администрации президента"
Руководитель Рособрнадзора Сергей Кравцов:
"При выполнении необходимых условий и требований Научно-образовательная теологическая ассоциация (руководитель - Митрополит Иларион) сможет участвовать в процедурах государственной аккредитации по теологии"
Ректор СПбГУ Николай Кропачев:
"Думаю, что Научно-образовательной теологической ассоциации нужно сделать все, чтобы постепенно повышать общий уровень преподавания теологии во всех российских вузах… Мы обязаны действовать"
Митрополит Иларион,
Председатель Отдела внешних церковных связей Московского патриархата:
"Всестороннюю поддержку оказывала, будучи еще на посту министра образования, и продолжает оказывать сейчас на посту министра просвещения нашему проекту Ольга Юрьевна Васильева. Как вы знаете, в ведении Министерства просвещения сейчас находится школьное образование, но, когда мы говорим о теологии как научной отрасли и о расширении применения результатов теологического образования, особенно если говорить о педагогических вузах, мы не можем не думать о преподавании религиозных дисциплин в школах. Существует перспектива расширения того курса, который уже сейчас проводится в 4 классе, – «Основы религиозной культуры и светской этики». По мере расширения этого курса все более остро будет вставать вопрос о кадрах для преподавания этой дисциплины. Здесь, конечно, дипломированные теологи, имеющие педагогическое образование, будут как нельзя более востребованными.
Министр науки и высшего образования Михаил Михайлович Котюков недавно посещал Общецерковную аспирантуру. Я с ним встречался. Он также обещал оказывать всемерное содействие развитию нашей отрасли. Важно отметить, что это была трехсторонняя встреча. Администрацию Президента в ней представлял помощник Президента Андрей Александрович Фурсенко, в прошлом министр образования и науки. Это очень важное партнерство, конечно, мы будем расширять, и мы ценим поддержку этих высоких должностных лиц, занимающих важное место в системе образования".

В блокчейн-коммуне стало одиноко

"Дал крена" один из знаковых проектов для МИСиСа - университета из лидирующего состава проекта «5-100».
«Коммерсанту» стало известно, что ВЭБ.РФ Игоря Шувалова вышел из проекта блокчейн-коммуны, который компания создала совместно с МИСиС в 2017 году. По мнению экспертов, компания разочаровалась в проекте, не получив того результата, который изначально ожидала. В этой связи было принято решение о прекращении финансирования проекта со стороны ВЭБ.РФ.
Центр блокчейн-компетенций и цифровой трансформации (блокчейн-комунна) позиционировался со стороны МИСиС как первый в России проектный офис по внедрению блокчейн-технологий в систему государственного управления. На территории Центра изначально были расположены офисы более 20 высокотехнологичных компаний, а Ректор МИСиС Алевтина Черникова неоднократно подчёркивала лидерство университета в цифровой трансформации экономики России.
С выходом из проекта ВЭБ.РФ дальнейшее развитие Центра, скорее всего, сойдёт "на нет". Де-факто большинство сотрудников Центра уволены, на сайте проекта с конца прошлого года отсутствует хоть какая-то жизнь, а сам Центр не отмечен участием в реализации, казалось бы, профильного для него нацпроекта "Цифровая экономика РФ".
Эксперты полагают, что в дальнейшей реализации проекта может быть заинтересован Минпромторг, но мы не разделяем оптимизма в этой части. Тема развития блокчейн-технологий давно прошла свой пик, а на рынке цифровой трансформации экономики России с 2017 года появилась масса новых стейкхолдеров. Вместе с тем, в Минпромторге так много "горящих" задач и нерешенных проблем, что вряд ли оживление блокчейн-коммуны входит в число приоритетов.
Что касается МИСиС, для амбициозного университета эта история может послужить примером того, что недостаточная проработка целей и состава участников проекта может вместо хорошего PR обернуться репутационным риском.

Сквозные образовательные владения

Все игроки научно-образовательной политики стремятся получить полную вертикаль уровней подготовки – от школы до университета. Это позволяет аккумулировать ресурсы по всему спектру программ поддержки, в том числе, мероприятий нацпроектов.
Ведущие университеты уже давно развивают программы лицеев, предуниверсариев, СУНЦ и т.п. Плюсами является профильное обучение, интеграция в вузовскую научно-образовательную среду, а минусами – ЕГЭ, которое в данном случае становится нежелательным ни для вуза, ни для абитуриента.
Отдельно отметим усилия ведущих вузов по развитию структур СПО. С одной стороны, эта система сейчас находится под огромным влиянием (и очарованием) World Skills, но оно относится только к рабочим профессиям (которые частично могут перехоить в инженерные вузовские направления). Экономические, управленческие, административно-вспомогательные и гуманитарные траектории в организациях СПО при вузах – это прекрасная возможность получения профессии, а затем перейти в упрощенном режиме (через внутренние экзамены) в вуз – и получить диплом бакалавра.
Регионы и головные вузы на базе научно-образовательных центров мирового уровня займутся «пересборкой» и стягиванием региональных образовательных пространств – школьного, ДПО, СПО, высшего. Системный подход к образовательной системе - один из факторов эффективности губернаторов.
Минпросвещения, отвечающее за школьное образование и СПО, выходит на все более тесное взаимодействие с РАН, которая имеет влияние не только на учебники, но и на систему высшего образования. Через проект базовых школ реализуется попытка «нанизать» вуз на струны между подобными специализированными школами и будущими НОЦ в плане подготовки кадров и удержания молодежи в науке.
Ось МГУ-РАН-РАО (Садовничий-Хохлов-Зинченко) пытается на базе интеграции усилий трех структур выстроить свой вариант сквозных образовательных траекторий. Хотя, пока что участники весьма далеки от этих целей.
Параллельно со школьной структурой за последние годы выросла мощная система дополнительного образования детей. На слуху массовое инженерно-техническое просветительство с обучением проектно-командной работе на базе Кванториумов и точечная работа с одаренными детьми на базе «Сириуса».
К фонду «Талант и успех» и Елене Шмелевой всегда повышенное внимание. Если смотреть по этапам, «Сириус» поступательно движется к формированию собственной сквозной системы подготовки, причем с явным креном в научно-технологическую сферу.
На первом этапе была начато создание научно-технологической долины и технопарка с научными лабораториями мирового уровня. На втором – проводятся активные работы для открытия университета «Сириуса». На третьем – формируется двухуровневая иерархическая модель: Федеральный «Сириус» - региональные центры со школами-партнерами.
В этой связи совсем неудивительно, что на базе центра будет также открыт лицей. Его создание позволит апробировать и затем тиражировать по всей стране лучшие наработки в области среднего образования. А на базе самого лицея будут развернуты инновационные образовательные программы, глубоко интегрированные в научно-исследовательские и научно-технологические процессы «Сириуса».
Елена Шмелева является одной из ключевых персон отечественного образования – причем, с каждым этапом развития «Сириуса», к нему добавляются все новые измерения. Центр становится самостоятельным «образовательным государством в государстве», ориентируясь на развитие темы одаренности и интеграции новейших образовательных технологий в научно-технологический прорыв.
Все остальные участники во главе с ведущими университетами и Академиями не могут похвастаться той полнотой и комплексностью инструментов, которые скоро будут доступны в «Сириусе». Впрочем, те, кто будет проводить прогрессивную политику, все равно смогут занять свое достойное место и максимально использовать свои конкурентные преимущества. При этом, вектор на получение «полного набора уровней образования» и возможности формировать сквозные образовательные траектории уже задан.

Можно было бы порадоваться, но у семи нянек...

​​Сегодня прошёл круглый «Государственная молодежная политика в России. Правовые и управленческие проблемы»

Участники:
Дмитрий Шатохин — член Совета Федерации, был модератором,
Татьяна Лебедева — член Совета Федерации,
Татьяна Новикова — член рабочей группы,
Андрей Кочетков — профессор РАНХиГС,
Андрей Платонов — замруководителя Росмолодежи.
Также среди гостей:
Светлана Кузнецова — общественная палата РФ,
Григорий Петушков — председатель национального совета молодежных и детских объединений,
Иван Костин — управление Президента по общественным проектам

В течение часа обсуждали проект закона о молодёжной политике: стадию «пора было подписать ещё вчера», возраст молодёжи, актуальность закона в эпоху гаджетов, внедрение профстандартов для работников молодежной политики, которых насчитывается 43 тысячи человек по данным Росмолодежи
Чтобы оперировать конкретными данными, Росмолодежь готовит большое социологическое исследование

Оказывается на сегодняшний день созданы 3(!) рабочие группы по проработке этого закона
Можно было бы порадоваться, но у семи нянек...

Тем не менее настрой у участников круглого стола самый серьезный. К сентябрю должны появиться промежуточные итоги

В качестве сомнительного примера вспомнили врио губернатора Липецкой области, который упразднил управление молодежной политики и наделил соответствующими функциями управление информационной политики Липецкой области

В завершении, Григорий Петушков пригласил всех на заседание экспертного совета при комитете ГосДумы по молодежной политики «буквально через пару недель»

ВРЕМЯ СУЩЕСТВИТЕЛЬНОГО

Говорят, что русский язык не знает свойственного, например, английскому языку разграничения настоящего простого и настоящего продолженного времени.
Это не так...
Просто это разграничение выражается не в глаголе, а в существительном
Сравните
Он пишет || поэзию (= регулярно)
Он пишет || стихотворение (= прямо сейчас)
Она ест || яблоки (= регулярно)
Она ест || яблоко (= прямо сейчас)
С дерева падает || листва (= регулярно)
С дерева падает || лист (= прямо сейчас)
Я люблю || брюнеток (= регулярно)
Я люблю || Лену (= прямо сейчас)

Рекомендации библеиста Глеба Гарриевича Ястребова

"Поиск исторического Иисуса". Просили рассказать о стоящих книгах на русском языке.
Выбор невелик. И почти все - книги, скорее, компетентные, чем методологически удачные. Некоторые важные научные школы не представлены вообще. Но кое-что ценное есть...

1. Э. Сандерс, "Иисус и иудаизм" (М.: Мысль, 2012). Сандерса особенно ценят за то, что в 1970-е годы он создал новый образ иудаизма 1 века. (Это не законническая религия, в которой пытались сквитаться с Богом заслугами.) Среди прочего, он в 1985 году написал эту книгу, давшую новый стимул концепции Иисуса как эсхатологического пророка. Сейчас книга чуть устарела (методологически), но все еще авторитетна.
2. М. Хенгель, А. Швемер, "Иисус и иудаизм" (М.: ББИ, 2016). Хенгель - один из самых влиятельных ученых ХХ века. C 1969 года он преобразил научные представления об иудаизме 1 века больше, чем кто-либо за последние века. Говорят о "революции Хенгеля". Он показал, что иудаизм времен Иисуса был эллинизированным даже в Палестине. (Впоследствии это подтвердили многие другие ученые.) Также в Иерусалиме жило довольно много грекоязычных евреев, у которых были свои синагоги...К сожалению, работы Хенгеля об Иисусе не чужды конфессиональной предвзятости, а потому их вклад не столь долговечен. Но эта книга - плод многолетних размышлений мэтра, и читать ее надо.
3. Б. Эрман, "Иисус до Евангелий" (М.: ЭКСМО, 2018). Единственная (!) передовая работа во всем списке, хотя и популярная. Автор стал поп-звездой со своими бестселлерами, но он классный текстолог, автор монографий о том, как ортодоксы искажали рукописи и создавали фейки. Почти все его книги об Иисусе несколько вторичны и поверхностны. Но эту - я бы сделал обязательным чтением для всех, независимо от рода занятий. Опираясь на исследования по теории памяти, она показывает, чего зачастую стоят воспоминания очевидцев, и применяет это к преданиям раннего христианства. (Для эрудиции можно почитать и другие книги Эрмана. Прав он или неправ, у него дар рассказывать интересно и остро.)

***
Справочники.
4. "Словарь Нового Завета. Том 1. Иисус и Евангелия"; ред. Дж. Грин, С. Макнайт, Г. Маршалл (М.: ББИ, 2003). Консервативная подача материала. Уровень неровный, но в целом, неплохо.
5. "Словарь Нового Завета. Том 2. Мир Нового Завета", ред. Р. Мартин, Д. Рейд, К. Эванс (М.: ББИ, 2010). Полезно.

***

Популярные книги, написанные крупными учеными.
"Секреты тибетских лам за сорок минут" или "Дифференциальные уравнения для чайников". ))
6. М. Борг, "Бунтарь Иисус" (М.: ЭКСМО, 2009). Одного из немногого, что есть на русском языке от интересной научной школы вокруг семинара по Иисусу. При всей симпатии к Боргу, его популярные книжки не доносят до читателя представление об огромной работе, проделанной представителями данной школы. Хотя возможно, он и прав в выводах.
7. Дж. Данн, "Новый взгляд на Иисуса" (М.: ББИ, 2009). Брошюра для ленивых, но в популярной форме описывает взгляды критического мейнстрима. Лично я очень люблю и ценю Данна, хотя далеко не во всем с ним согласен. Его классическую книгу "Единство и многообразие в Новом Завете" (М.: ББИ, 2009) я бы советовал читать всем как учебник. (Учитывая, что есть и другие взгляды.)
8. Дж. Тейбор, "Династия Иисуса" (М.: АСТ, 2008). Фантазия уносит его дальше, чем может позволить строгая методология, которой он подчас пренебрегает. Но ему всегда есть, что сказать. Бывает интересно.

***

Отдельно о книгах, написанных консервативными учеными, у которых конфессиональная пристрастность больше, чем надо бы.
9. К. Эванс, "Иисус глазами ученых" (М.: ЭКСМО, 2011), "Иисус и его мир" (М.: ЭКСМО, 2015), "Иисус против священников" (М.: ЭКСМО, 2016). Автор хорошо знает ветхозаветный контекст и иудаизм второго Храма. А вот его же книга "Сфабрикованный Иисус" (М.: ЭКСМО, 2009) не очень удачна: критика в адрес оппонентов необъективна.
10. Н. Т. Райт, "Иисус и победа Бога" (М.: ББИ, 2004), "Воскресение Сына Божьего" (М.: ББИ, 2011), "Новый Завет и народ Божий" (Черкассы: Коллоквиум, 2013) и т.д. Крупный специалист по Павлу. Его работы в русле "поиска" необъективны и некритичны, но и здесь есть ценные идеи. Особенно любопытна, хотя и сомнительна, его попытка переосмыслить иудейскую апокалиптику. Я заметил, что в нашей стране некоторые благочестивые читатели, на дух не переносящие "поиск", допускают его в варианте Райта. (Верующим людям еще нравятся популярные комментарии Райта на новозаветные книги.)
11. Р. Бокэм, "Иисус глазами очевидцев" (М.: ЭКСМО, 2011), "Иисус и женщины" (М.: ЭКСМО, 2015). Незаурядный ученый с массой свежих идей. Читать его всегда интересно, хотя налицо апологетический подтекст, а тезис о контролируемой традиции - выдача желаемого за действительное.
***
(Относительно) старая классика.
12. Ч. Додд, "Основатель христианства" (М.: Наука, 1993). Популярная книга (есть в интернете) 1971 года, но не лишенная ценности. Думаю, Додд был прав в своей оппозиции "пан-апокалиптической" школе.
13. Д. Флуссер, "Иисус" (в издании: Д. Флуссер, Р. Бультман, Загадка Христа (М. ЭКСМО, 2009)). Старая классика (1968). Сейчас его стали забывать, а он был одним из величайших в знатоков древнего иудаизма. Книга аргументировала глубокую принадлежность Иисуса к миру иудаизма и повлияла на взгляды поколения ученых. По нынешним меркам, нет методологической строгости. Но это можно сказать обо всех исследованиях, написанных до конца 1980-х годов. По сути, только после семинара по Иисусу, Кроссана, Майера и Мэка дискуссия вышла на новый уровень.
14. И. Иеремиас, "Богословие Нового Завета: провозвестие Иисуса" (М.: "Восточная литература", 1999). Противоположность Додду: Иисус как апокалиптический пророк. Еще он очень известен своей книгой о притчах..

***

15. Г. Тайсен, "Тень Галилеянина" (М.: Флюид, 2006). Необычная вещь: роман (!) о евангельских событиях, написанный профессоорм Гейдельбергского университета и видным исследователем жизни Иисуса. Снабжен научными пояснениями, сделанными в остроумной форме: после каждой главы автор отвечает на ворчливые комментарии некоего "доктора Кратцингера", за чьим образом угадывается, разумеется, персонаж, идуший в моем списке под номером 16.)) Соглашаться с Тайсеном или нет, читать его всегда стоит. Ярок, интересен.
***
Кстати, и о Кратцингере...Вот он, человек, который расставит точки над "и"...
16. Бенедикт XVI, "Иисус из Назарета" (СПб.: Азбука-классика, 2009), "Иисус из Назарета. Часть вторая: от Входа в Иерусалим до Воскресения" (М.: Издательство Францисканцев, 2014), "Иисус из Назарета: детство" (М.: Издательство францисканцев, 2015).
Благочестивый конец списка.)) Приятно видеть культурного человека на таком верху, но это не наука. И вызовом критическому мейнстриму (уже не говоря о более радикальных скептиках) его книги не станут, ибо многие проблемы даже не упомянуты. Не самый близкий мне автор, прямо скажем, но ознакомиться стоит, особенно более традиционным верующим, которым дискомфортна тематика "поиска исторического Иисуса", но хочется "чего-то почитать" по теме.