January 16th, 2019

90 школ и детских садов

Школу на 1100 мест построят в районе Митино на территории села Рождествено

По словам главного архитектора столицы Сергея Кузнецова,

Collapse )

Ophiocordyceps unilateralis

То, что осталось от головы мухи после заражения грибком Кордицепса

Американские биологи выяснили, что паразитический гриб кордицепс однобокий (Ophiocordyceps unilateralis), превращающий муравьев–древоточцев в послушных зомби, образует внутри их тела трехмерную сеть.

Collapse )

Мои твиты

Collapse )

«хоцца»

Стяженную английскую форму wanna (=want to) нужно переводить на русский язык только так — «хоцца»

Заседание Наблюдательного совета АСИ

Заседание Наблюдательного совета АСИ проходило на фоне открытой информатаки на организацию и ее руководство. Однако, критики были посрамлены и разбиты.

Семь лет работы – срок немалый, но и результаты ощутимы. Ключевая заслуга АСИ в том, что оно стало единственном в своем роде инструментом выработки решения, площадкой коммуникации очень различных специалистов и уникальным механизмом решения задач. Именно это свойство – умение на практике решить задачу – особо ценно в глазах Президента.

Президент отметил четыре ключевые направления работы:
1. Национальная предпринимательская инициатива для улучшения деловой среды.
2. «Технические и технологические компетенции» - Кванториумы, World Skills (а через НТИ – компетенции завтрашнего дня), стартапы.
3. Добровольчество – стандарт его развития создан АСИ.
4. «Социальный и социально-ответственный бизнес».

Смысл АСИ – быть той самой «макропесочницей» с максимально благоприятным климатом для обкатки различных идей, приемов и решений. Отсюда такая пестрота и несводимость к единственному направлению работы. Но при этом АСИ занимается такими вещами и с таких ракурсов, которые недоступны в других форматах.

Очень важно, что АСИ не осталось на обочине научно-технологического прорыва, ведь, как сказал Путин, «некоторые из предлагаемых проектов, которые прямо растут из науки, причём из науки фундаментальной, что бывает очень редко и что особенно, безусловно, радует». Агентство в некоторых случаях смогло перекинуть мостик от научной идеи к практическому воплощению.

Собственно говоря, эти годы АСИ была проектным офисом без самого проекта. Теперь этот стратегический проект появился – прорыв и его измерения (нацпроекты). Под это происходит переверстка всей работы.

«Точки кипения» АСИ – это пространства участия, именно через них формируются локальные сообщества, выстраиваются взаимодействия между властью, бизнесом и гражданами, происходит реализация волонтерских проектов. Это точки сборки проектных групп для решения конкретных задач.

АСИ приобрело функции «службы одного окна» для лидеров и драйверов перемен. Массовое участие (как выработка и привитие партиципаторной идентичности) должно иметь свое выражение в виде специального института для проектов – более системных, сложносоставных по участникам, комплексным, а также и для лидеров – более дерзких и нацеленных на качественные преобразования, готовые «прошибать стены».

Агентство стратегических инициатив представляет собой некое опытно-конструкторское бюро новой России, новых россиян, новых лидеров и новых идей, нового российского малого и среднего бизнеса и т.п. В Агентстве обкатываются идеи, пробиваются сквозные прямые пути к их реализации, и затем готовые решения предлагаются для тиражирования. Именно это позволяет преодолеть ту самую «долину смерти» между идеей и массовым воплощением, которая, на самом деле, свойственна не только научно-исследовательской сфере, но и шире – общественной, предпринимательской, госуправленческой. Причем получаемые инструменты должны быть едиными, сквозными, всеобъемлющими, а главное - тиражируемыми.

АСИ появился несколько раньше того уровня комплексного осмысления прорыва, к которому сейчас мы подошли. От добровольчества к цифре, от СанПинов к Кванториумам – это не эклектика, это продуктивное многообразие. И Агентству удалось опережающими темпами «уже тогда» заложить то, что не только сегодня необходимо «здесь и сейчас», но и будет востребовано «только завтра»

http://kremlin.ru/events/president/news/59675

Санкт-Петербург, РАН, федерализм и капсула времени

Прошедшее во вторник заседание Президиума РАН было не особо примечательным. Рассуждали о противостоянии космическим угрозам; критиковали недостаточно толковых правительственных чиновников; с удовольствием обсуждали новые полномочия Академии.
Однако, самым примечательным событием было решение возродить Санкт-Петербургский научный центр РАН. Это давнее и любимое детище Жореса Алферова, который, конечно, заслужил воплощение одного из своих проектов. Но это все лирика.
А есть и циничная политика. Санкт-Петербургский научный центр РАН – это не просто один из региональных центров (коих много по всей стране) – это региональное прото-отделение, фактически уравненное в правах с Уральским, Сибирским и Дальневосточным.
Путей развития ситуации может быть несколько.
Первый – за сменой вывески практически ничего не последует, кроме формального «собирания» питерских институтов под некий зонтичный бренд или действительно энергичный орган коллективной выработки направлений развития науки, экспертизы, научного руководства и т.п. Тут, кстати, надо еще сами институты спросить – а хотят ли они еще одну «прокладку» между собой и Минобрнауки, имея в виду еще и руководство со стороны самой РАН?
Второй – несмотря на восторги академиков, это первый шаг к раздроблению региональных отделений. То же Сибирское отделение выглядит явным монстром в сравнении с остальными. Поделить его на несколько более мелких сущностей - было бы весьма привлекательно для многих управленцев, особенно, учитывая будущие «пространства НОЦ». А функции могли бы взять на себя различные советы – например, региональные советы по приоритетным направлениям развития (их еще не создали, но идея такая существует).
Третье – постепенное движение к созданию региональных отделений РАН на Европейской территории России. Санкт-Петербургское будет отвечать за Северо-Запад, потребуется еще Центральное и Южное. Логика была заложена в региональных секциях Совет директоров научных организаций ФАНО. Конечно, потребуется перезагрузка (и перенарезка) территориальных управлений Минобрнауки, но организационно это не так и сложно.
Коллега Ваганов полагает, что Санкт-Петербургское отделение может служить некой «капсулой времени», которая позволит по сохранившейся академической ДНК воссоздать РАН во всем ее величии. Вопрос в том, что именно заложить в эту капсулу. Дореформенные идеи будут скоро интересны лишь историкам организации российской науки (и историкам истории РАН – в частности).
А ведь можно заложить в это отделение некий новый метасмысл - «Новую РАН» - концепцию сообщества мудрецов, которые озабочены не критикантством сегодняшних реалий, но гуманизацией их; не мелочным дележом власти и бюджетов, а прогнозированием будущего; не отчаянным и бесполезным цеплянием за прошлое, а готовностью шагнуть со всем багажом возраста и мудрости в будущее. Предпосылки к этому уже есть – о них мы недавно писали.
Да, такой инкубатор, такая «капсула времени», пожалуй, была бы востребована. Но не для консервации, а для сохранения того, для чего еще не пришло время. И увы, не факт, что в принципе придет.