January 11th, 2019

Мои твиты

Петр Лаврович Лавров, «Русскому народу», Декабрь 1854 год

Мы долго верили: в грязи восточной лени

И мелкой суеты

Покорно целовал ряд русских поколений

Прах царственной пяты.

Бездействие ума над нами тяготело!

За грудами бумаг,

За перепискою мы забывали дело

В присутственных местах.

-

Проснись, мой край родной, изъеденный ворами,

Подавленный ярмом,

Позорно скованный бездушными властями,

Шпионством, ханжеством!

От сна невежества, от бреда униженья,

От лени вековой

Восстань и посмотри: везде кипит движенье,

Черед уж за тобой!

Изменения мембранного потенциала

Пороговые и подпороговые раздражители /для психологов/
Если раздражать нейрон через электрод, находящийся в цитоплазме, кратковременными импульсами деполяризующего электрического тока различной величины, то, регистрируя через другой электрод изменения мембранного потенциала, можно наблюдать следующие биоэлектрические реакции: электротонический потенциал, локальный ответ и потенциал действия (рис.1)
Если наносятся раздражения, величина которых не превышает 0,5 величины порогового раздражения, то деполяризация мембраны наблюдается только во время действия раздражителя
Это пассивная электротоническая деполяризация (электротонический потенциал)
Развитие и исчезновение электротонического потенциала происходит по экспоненте и определяется параметрами раздражающего тока, а также свойствами мембраны (ее сопротивлением и емкостью)
Во время развития электротонического потенциала проницаемость мембраны для ионов практически не изменяется
Локальный ответ
При увеличении амплитуды подпороговых раздражений от 0,5 до 0,9 пороговой величины развитие деполяризации мембраны происходит не прямолинейно, а по S-образной кривой
Деполяризация продолжает нарастать и после прекращения раздражения, а затем сравнительно медленно исчезает
Этот процесс получил название локального ответа
Локальный ответ имеет следующие свойства:
1. возникает при действии подпороговых раздражителей;
2. находится в градуальной зависимости от силы стимула (не подчиняется закону «все или ничего»); локализуется в месте действия раздражителя и не способен к распространению на большие расстояния;
3. может распространяться лишь локально, при этом его амплитуда быстро уменьшается;
4. локальные ответы способны суммироваться, что приводит к увеличению деполяризации мембраны
В период развития локального ответа возрастает поток ионов натрия в клетку, что повышает ее возбудимость. Локальный ответ является экспериментальным феноменом, однако по перечисленным выше свойствам он близок к таким явлениям, как процесс местного нераспространяющегося возбуждения и возбуждающего постсинаптического потенциала (ВПСП), который возникает под влиянием деполяризующего действия возбуждающих медиаторов

Мембранный потенциал /для психологов/

В состоянии покоя между наружной и внутренней поверхностями мембраны клетки существует разность потенциалов, которая называется мембранным потенциалом [МП), или, если это клетка возбудимой ткани, – потенциалом покоя. Так как внутренняя сторона мембраны заряжена отрицательно по отношению к наружной, то, принимая потенциал наружного раствора за нуль, МП записывают со знаком «минус». Его величина у разных клеток колеблется от минус 30 до минус 100 мВ.

Первая теория возникновения и поддержания мембранного потенциала была разработана Ю. Бернштейном (1902). Исходя из того, что мембрана клеток обладает высокой проницаемостью для ионов калия и малой проницаемостью для других ионов, он показал, что величину мембранного потенциала можно определить, используя формулу Нернста.


В 1949–1952 гг. А. Ходжкин, Э. Хаксли, Б. Катц создали современную мембранно-ионную теорию, согласно которой мембранный потенциал обусловлен не только концентрацией ионов калия, но и натрия и хлора, а также неодинаковой проницаемостью для этих ионов мембраны клетки. Цитоплазма нервных и мышечных клеток содержит в 30 -50 раз больше ионов калия, в 8–10 раз меньше ионов натрия и в 50 раз меньше ионов хлора, чем внеклеточная жидкость. Проницаемость мембраны для ионов обусловлена ионными каналами, макромолекулами белка, пронизывающими липидный слой. Одни каналы открыты постоянно, другие (потенциалозависимые) открываются и закрываются в ответ на изменения МП. Потенциалозависимые каналы подразделяются на натриевые, калиевые, кальциевые и хлорные. В состоянии физиологического покоя мембрана нервных клеток в 25 раз более проницаема для ионов калия, чем для ионов натрия.

Таким образом, согласно обновленной мембранной теории асимметричное распределение ионов по обе стороны мембраны и связанное с этим создание и поддержание мембранного потенциала обусловлено как избирательной проницаемостью мембраны для различных ионов, так и их концентрацией по обе стороны от мембраны, а более точно величину мембранного потенциала можно рассчитать по формуле.


Поляризация мембраны в покое объясняется наличием открытых калиевых каналов и трансмембранным градиентом концентраций калия, что приводит к выходу части внутриклеточного калия в окружающую клетку среду, т. е. к появлению положительного заряда на наружной поверхности мембраны. Органические анионы – крупномолекулярные соединения, для которых мембрана клетки непроницаема, создают на внутренней поверхности мембраны отрицательный заряд. Поэтому чем больше разница концентраций калия по обе стороны от мембраны, тем больше его выходит и тем выше значения МП. Переход ионов калия и натрия через мембрану по их концентрационному градиенту в конечном итоге должен был бы привести к выравниванию концентрации этих ионов внутри клетки и в окружающей ее среде. Но в живых клетках этого не происходит, так как в клеточной мембране имеются натрий-калиевые насосы, которые обеспечивают выведение из клетки ионов натрия и введение в нее ионов калия, работая с затратой энергии. Они принимают и прямое участие в создании МП, так как за единицу времени ионов натрия выводится из клетки больше, чем вводится калия (в соотношении 3:2), что обеспечивает постоянный ток положительных ионов из клетки. То что выведение натрия зависит от наличия метаболической энергии, доказывается тем, что под действием динитрофенола, который блокирует метаболические процессы, выход натрия снижается примерно в 100 раз. Таким образом, возникновение и поддержание мембранного потенциала обусловлено избирательной проницаемостью мембраны клетки и работой натрий-калиевого насоса.

Самая загадочная рукопись в мире. Манускрипт Войнича

В собрании библиотеки Йельского университета хранится уникальный раритет, так называемый манускрипт или рукопись Войнича (Voynich Manuscript)

Манускрипт назван так по имени его бывшего владельца — американского книготорговца Вильфрида Войнича, мужа известной писательницы Этель Лилиан Войнич (автора романа «Овод»). Рукопись была куплена в 1912 г. в одном из итальянских монастырей. Известно, что в 1580-е годы владельцем манускрипта стал тогдашний германский император Рудольф II. Зашифрованную рукопись с многочисленными цветными иллюстрациями Рудольфу II продал известный английский астролог, географ и исследователь Джон Ди, весьма заинтересованный в получении возможности свободно уехать из Праги к себе на родину, в Англию. Поэтому Ди, как считают, преувеличил древность рукописи. По особенностям бумаги и чернил ее относят к XVI в. Однако все попытки расшифровать текст за последние 80 лет были тщетными.

По результатам радиоуглеродного анализа четырех фрагментов манускрипта химик и археометрист Аризонского университета Грег Ходжинс установил, что пергамент для манускрипта был выделан между 1404 и 1438 годами в эпоху раннего Возрождения. В рукописи находится только одно реалистическое изображение города с крепостной стеной с зубцами типа «ласточкин хвост». В начале XV века такие зубцы в основном встречались в Северной Италии (позже они стали более распространенными).

Рукопись интенсивно изучалась любителями криптографии и профессионалами криптоанализа, в том числе британскими и американскими криптоаналитиками Второй мировой войны. Ни всю рукопись, ни даже ее часть расшифровать не удалось. Ряд неудач превратил манускрипт в известный предмет криптологии. На сегодняшний день существует множество предположений о содержании, назначении и авторстве рукописи. По одним предположениям, она написана на неизвестном искусственном языке, либо на одном из европейских языков, зашифрованном неизвестным методом. Существуют также предположения об использовании одного из восточно-азиатских языков с помощью изобретенного автором алфавита, и о том, что рукопись является фальсификацией. Ни одно из предположений не получило однозначного подтверждения и признания в научном сообществе.

В книге около 240 страниц тонкого пергамента. На обложке нет никаких надписей или рисунков. Размеры страницы — 16,2 на 23,5 см, толщина книги — 5 см. Пробелы в нумерации страниц (которая, видимо, была произведена значительно позже написания книги) указывают на то, что некоторые страницы были утеряны до обретения книги Войничем, изначально книга содержала не менее 272 страниц. Текст написан гусиным пером чернилами на основе железистых соединений галловой кислоты, ими же выполнены иллюстрации. Иллюстрации грубовато раскрашены цветными красками, возможно, уже после написания книги.

Практически каждая страница содержит рисунки, базируясь на которых текст манускрипта можно поделить на пять разделов: ботанический, астрономический, биологический, астрологический и медицинский. Первый, кстати самый большой раздел, включает в себя более сотни иллюстраций различных растений и трав, большинство из которых неидентифицируемы или даже фантасмагоричны. А сопровождающий их текст тщательно поделен на равные параграфы. Аналогично оформлен второй, астрономический раздел. Он содержит около двух десятков концентрических диаграмм с изображениями Солнца, Луны и всевозможных созвездий. Большое количество человеческих фигур, в основном женских, украшает так называемый биологический раздел. Похоже, что в нем объясняются процессы жизнедеятельности человека и тайны взаимодействия человеческой души и тела. Астрологический раздел изобилует изображениями магических медальонов, зодиакальных символов и звезд. А в медицинской части, вероятно, приведены рецепты лечения различных болезней и магические советы.

Среди иллюстраций — более 400 растений, не имеющих прямых аналогов в ботанике, а также многочисленные фигуры женщин, спирали из звезд. Опытные криптографы в попытках расшифровки текста, записанного необычными письменами, чаще всего действовали так, как это было принято в XX веке, — проводили частотный анализ встречаемости различных символов, подбирая подходящий язык. Однако ни латынь, ни множество западноевропейских языков, ни арабский язык не подошли. Перебор продолжался. Проверили и китайский и турецкий… Тщетно!

Короткие слова манускрипта напоминают некоторые из языков Полинезии, но и тут ничего не вышло. Появились гипотезы об инопланетном происхождении текста, тем более что и растения не похожи на знакомые нам (хотя очень тщательно прорисованы), и спирали из звезд в XX веке напоминали многим о спиральных рукавах Галактики. Оставалось совершенно неясным, о чем говорится в тексте рукописи. Подозревали также и самого Джона Ди в мистификации — якобы он сочинил не просто искусственный алфавит (таковой в работах Ди и в самом деле был, но ничего общего с использованным в манускрипте не имеет), но и создал бессмысленный текст на нем. В общем, исследования зашли в тупик.

Так как алфавит манускрипта не имеет визуальной схожести ни с одной известной системой письма и текст до сих пор не расшифрован, единственная «зацепка» для определения возраста книги и её происхождения — иллюстрации. В частности, — одежды и убранство женщин, а также пара замков на диаграммах. Все детали характерны для Европы периода между 1450 и 1520 годами, так что рукопись чаще всего датируется именно этим периодом. Это косвенно подтверждается и другими признаками.

Самым первым точно известным владельцем книги был Георг Бареш, алхимик, живший в Праге в начале XVII века. Бареш, по-видимому, был также озадачен тайной этой книги из его библиотеки. Узнав, что Атанасиус Кирхер, известный иезуитский ученый из Римской Коллегии, опубликовал коптский словарь и расшифровал (как тогда считалось) египетские иероглифы, он скопировал часть рукописи и послал этот образец Кирхеру в Рим (дважды), прося помочь расшифровать его. Письмо Бареша 1639 года Кирхеру, обнаруженное уже в наше время Рене Цандбергеном (Rene Zandbergen) — самое раннее известное упоминание о Рукописи.

Осталось невыясненным, ответил ли Кирхер на просьбу Бареша, но известно, что он хотел купить книгу, однако Бареш, вероятно, отказался её продать. После смерти Бареша книга перешла его другу — Иоганну Маркусу Марци, ректору Пражского университета. Марци предположительно отослал ее Кирхеру, своему давнему другу. Его сопроводительное письмо 1666 года до сих пор прикреплено к Рукописи. Среди прочего, в письме утверждается, что ее первоначально купил за 600 дукатов император Священной Римской империи Рудольф II, который считал книгу работой Роджера Бэкона.

Дальнейшие 200 лет судьбы Рукописи неизвестны, но наиболее вероятно, что она хранилась вместе с остальной перепиской Кирхера в библиотеке Римской коллегии (ныне Григорианский университет). Книга, вероятно, там и оставалась, пока войска Виктора Эммануила II не захватили город в 1870 году и не присоединили Папское государство к Итальянскому королевству. Новые итальянские власти решили конфисковать у Церкви большое количество имущества, в том числе и библиотеку. Согласно исследованиям Ксавьера Чеккальди и других, перед этим множество книг из университетской библиотеки были спешно перенесены в библиотеки сотрудников университета, имущество которых не конфисковывалось. Переписка Кирхера была среди этих книг, а также, очевидно, там была рукопись Войнича, так как до сих пор книга несет на себе экслибрис Петруса Бекса, в то время главы иезуитского ордена и ректора университета.

Библиотека Бекса была перенесена на виллу Мондрагон во Фраскати — большой дворец близ Рима, приобретенный обществом иезуитов в 1866.

В 1912 году Римская коллегия нуждалась в средствах и решила в строжайшей тайне продать часть своей собственности. Вилфрид Войнич приобрёл 30 рукописей, среди прочего и ту, которая сейчас носит его имя. В 1961 году, после смерти Войнича, книга была продана его вдовой Этель Лилиан Войнич другому книготорговцу Хэнсу Краусу. Не найдя покупателя, в 1969 году Краус подарил манускрипт Йельскому Университету.

Никому еще не удалось доказать, является ли язык, которым написан текст, криптографией, видоизмененной версией какого-то из существующих языков или бессмыслицей. Некоторые особенности текста не встречаются ни в одном из существующих языков — например, двух-трехкратное повторение самых распространенных слов — что подтверждает гипотезу о бессмыслице. С другой стороны, распределение длины слов и способы сочетания букв и слогов очень похожи на характерные для реальных языков. Многие считают, что этот текст слишком сложен, чтобы быть простой подделкой — какому-нибудь сумасшедшему алхимику понадобились бы многие годы, чтобы добиться такой правильности.

Впрочем, как показал Рагг, такой текст достаточно легко создать с помощью шифровального устройства, изобретенного около 1550 года и названного решеткой Кардана. Эта решетка представляет собой таблицу символов, слова из которых составляются при перемещении специального трафарета с отверстиями. Пустые ячейки таблицы обеспечивают составление слов разной длины. С помощью решеток с таблицами слогов из манускрипта Войнича Рагг составил язык с многими, хотя и не всеми, отличительными чертами манускрипта. Для создания книги, подобной манускрипту, ему потребовалось всего три месяца. Впрочем, чтобы неопровержимо доказать бессмысленность манускрипта, ученому нужно с помощью такой техники воссоздать достаточно большой отрывок из него. Рагг надеется добиться этого с помощью манипуляций решетками и таблицами.

Представляется, что попытки расшифровки текста претерпевают неудачу, поскольку автор был осведомлен об особенностях кодировок и составил книгу таким образом, чтобы текст выглядел правдоподобным, но не поддавался анализу. Как отмечает NTR.Ru, текст содержит по крайней мере видимость перекрестных ссылок, которые обычно и ищут криптографы. Буквы написаны столь разнообразно, что ученые никак не могут установить, сколь велик алфавит, которым написан текст, а поскольку все люди, изображенные в книге, обнажены, это мешает датировать текст по одежде.

В 1919 г. репродукция рукописи Войнича попала к профессору философии Пенсильванского университета Ромэну Ньюбоулду. Ньюбоулд, которому недавно исполнилось 54 года, имел широкие интересы, многим из которых был свойствен элемент таинственности. В иероглифах текста рукописи Ньюбоулд углядел микроскопические значки стенографического письма и приступил к дешифрованию, переводя их в буквы латинского алфавита. В результате получился вторичный текст с использованием 17 различных букв. Затем Ньюбоулд удвоил все буквы в словах, кроме первой и последней, и подверг специальной замене слова, содержавшие одну из букв «а», «с», «m», «n», «о», «q», «t», «u». В полученном в результате тексте Ньюбоулд заменил пары букв одной буквой по правилу, которое он так никогда и не обнародовал.

В апреле 1921 г. Ньюбоулд огласил предварительные результаты своей работы перед ученой аудиторией. Эти результаты характеризовали Роджера Бэкона как самого великого ученого всех времен и народов. По Ньюбоулду, Бэкон фактически создал микроскоп с телескопом и с их помощью сделал многие открытия, предвосхитившие находки ученых в XX веке. Другие высказывания из публикаций Ньюболда касаются «тайны новых звезд».

«Если манускрипт Войнича действительно заключает в себе тайны новых звезд и квазаров, лучше ему оставаться нерасшифрованным, потому что секрет источника энергии, превосходящей водородную бомбу и настолько простой в обращении, что в этом мог разобраться человек XIII века, представляет собой именно тот секрет, в разгадке которого наша цивилизация не нуждается, – писал по этому поводу физик Жак Бержье. – Мы кое-как выжили, да и то только потому, что удалось сдержать испытания водородной бомбы. Если есть возможность высвободить еще большую энергию, лучше нам этого не знать или пока не знать. Иначе наша планета очень скоро исчезнет в ослепительной вспышке сверхновой звезды».

Доклад Ньюбоулда произвел сенсацию. Многие ученые, хотя и отказались высказать мнение об обоснованности примененных им методов преобразования текста рукописи, считая себя некомпетентными в криптоанализе, с готовностью согласились с полученными результатами. Один знаменитый физиолог даже заявил, что некоторые из рисунков рукописи, вероятно, изображают эпителиальные клетки, увеличенные в 75 раз. Широкая публика была очарована. Этому событию посвящались целые воскресные приложения к солидным газетам. Одна бедная женщина прошла сотни километров, чтобы попросить Ньюбоулда с помощью формул Бэкона выгнать злых духов-искусителей, которые овладели ею.

Были и возражения. Многие не понимали метода, которым пользовался Ньюболд: людям не удавалось, воспользовавшись его методом, составлять новые послания. Ведь совершенно очевидно, что криптографическая система должна работать в обоих направлениях. Если вы владеете шифром, то можете не только расшифровывать зашифрованные при его помощи послания, но и зашифровать новый текст. Ньюболд становится все более туманным, все менее доступным. Он умер в 1926 году. Его друг и коллега Роланд Грубб Кент опубликовал его работы в 1928 г. под названием «Шифр Роджера Бэкона». Американские и английские историки, занимавшиеся изучением средних веков, отнеслись к ней более чем сдержанно.

Однако люди раскрыли куда более глубокие тайны. Почему же никто не разгадал эту?

По мнению некоторых ученых, причина заключается в том, что «попытки дешифрования до сих пор предпринимались на основе ложных предположений. Мы фактически не знаем, когда и где была написана рукопись, какой язык лежит в основе шифрования. Когда будут выработаны правильные гипотезы, шифр, возможно, предстанет простым и легким…».

Интересно, исходя из какой вышеизложенной версии, строили методику исследований в американском Агентстве национальной безопасности. Ведь даже их специалисты заинтересовались проблемой таинственной книги и в начале 80-х работали над ее дешифровкой. Откровенно говоря, не верится, что такая серьезная организация занималась книгой чисто из спортивного интереса. Возможно, манускрипт хотели использовать для разработки одного из современных алгоритмов шифрования, которыми так славится это секретное ведомство. Однако их старания так же не увенчались успехом.

Остается констатировать тот факт, что в нашу эпоху глобальных информационных и компьютерных технологий средневековый ребус остается неразгаданным. И неизвестно, смогут ли ученые когда-нибудь восполнить этот пробел и прочитать результаты многолетних трудов одного из предтеч современной науки.

Эксклюзивное интервью Василия Третьякова, (Генерального директора Университета "20.35") каналу НОП

НОП: Университет НТИ «20.35» за три года получит около 9 млрд рублей на подготовку кадров для цифровой экономики. Безусловно, это одна из ключевых задач в рамках научно-технологического прорыва, о котором так часто говорит Президент России. Вместе с тем, кадры нужно готовить равномерно по всей стране. Как Университет «20.35» будет готовить кадры для цифровой экономики? Какие шаги будут сделаны в 2019 году?
ВТ: Равномерная или, точнее, децентрализованная подготовка «прорывных» кадров университетом и постатейное применение выделенных финансов – тема отдельного интервью. Наш определяющий план мероприятий на 2019 год - интеграция с региональными вузами. Университет «20.35» развивает цифровую платформу с диагностическими, рекомендательными и образовательными сервисами, которые, например, помогают людям построить персональные траектории освоения новых дисциплин. В свою очередь, такие траектории невозможно построить без качественного контента и очных и онлайн образовательных мероприятий широкой сети партнеров. Используя сервисы платформы, любой университет сети, которую мы планируем сформировать, может совершенствовать собственные образовательные программы или перенимать их в других вузах, у ведущих организаций, на платформах онлайн-обучения. Для обучающихся на платформе внедрена система фиксации цифрового следа, то есть факта прохождения курсов, модулей, накопления конкретных знаний. Качественно сформированный цифровой профиль повышает вероятность успешного трудоустройства и включения в реализацию значимых для человека профессиональных задач и интересных проектов.
НОП:  "Остров 10-21" стал одним из самых ярких мероприятий в ушедшем году. Какое продолжение ждёт проект в 2019 году? Останется ли он выездным мероприятием на острове Русский или идея перерастёт географическую привязку?
ВТ:  В новом году образовательный проект «Остров» станет масштабнее, объединит много мероприятий и будет в значительной мере опосредован нашей основной задачей по обеспечению доступа к качественным знаниям по всей стране благодаря сети действующих в единой логике субъектов образования. Наша основная целевая аудитория - лидеры и команды изменений, те, кто будет вместе с нами и самостоятельно создавать экосистемы накопления и передачи лучших практик освоения новых технологий. Подробнее о месте и сроках проведения нового «Острова», его особенностях мы планируем рассказать в Сочи на Российском инвестиционном форуме.
НОП: В прошедшем декабре в Великом Новгороде вы собрали студенческие команды, которые прошли через ряд испытаний, включая "трубу" экспертов, в результате чего отобрали 5 лучших команд. Будет ли продолжение у этой образовательной программы?
ВТ: Образовательная программа в НовГУ им. Ярослава Мудрого была направлена на поддержку студенческих проектов по трем рынкам Национальной технологической инициативы: NeuroNet, TechNet и Aeronet. За несколько месяцев студенты колледжей, институтов и самого НовГУ объединились в команды и прошли путь от зарождения идеи до полноценного проекта. Такой эксперимент можно признать успешным - мы планируем предложить использовать полученный опыт другим вузам. Потому что нам, как мне кажется, удалось добиться главного – большинство студентов поняли, как можно быстро применять доступные знания и навыки в работе над собственными проектами. Ключевое слово здесь – быстро, оно вообще многое будет определять в успешности наших идей, предложений и экспериментов. Студенты стали совсем другими - теперь они знают, чего хотят, и готовы добиваться этого.
НОП: Формат форума Edcrunch Великий Новгород означает, что ключевым партнером Университета «20.35» в этом проекте будет МИСиС? Если да, то каковы задачи команды Нурлана Киясова и в целом роль МИСиС в этом проекте?
ВТ: EdCrunch и МИСиС - наши постоянные партнеры не только в Новгороде. Мы совместно провели международную конференцию EdCrunch в 2018 году по теме данных в образовании с участием мировых лидеров и планируем развить это направление в 2019 году. Команда EdCrunch имеет огромный потенциал и ресурс по работе с международными экспертами в сфере образования, и он будет использоваться для продвижения российских проектов на глобальных рынках.
НОП: В качестве ключевых задач проекта "Кадры для цифровой экономики" установлено: обеспечение цифровой экономики компетентными кадрами; поддержка талантливых школьников и студентов в области математики, информатики и технологий цифровой экономики; содействие гражданам в освоении цифровой грамотности и компетенций цифровой экономики.
Очевидно, что синергия будет выше, если Университет "20.35" будет координировать свои действия с другими успешными проектами в этой сфере и признанными центрами компетенций. Например, в плане подготовки талантливых школьников это могло бы быть сотрудничество с форумом "ПроеКТОриЯ", по линии студентов – с проектами Алексея Комиссарова, Роберта Уразова, Андрея Волкова. В части исследования и анализа рынка к месту пришлись бы компетенции Института образования ВШЭ. Кто уже является и кто станет в 2019 году ключевыми партнерами Университета "20.35" для достижения поставленных задач? Планируется ли сотрудничество в рамках создаваемых в регионах НОЦ мирового уровня?
ВТ: Университет "20.35" строит свою работу по сетевому принципу – и конечно сотрудничает со всеми образовательными институциями. Для форума «ПроеКТОриЯ» в этом году Университет создал диагностические программы, которые прошли несколько тысяч преподавателей и школьников, с движением WorldSkills в России мы совместно работаем над «Билетом в будущее» и по дисциплинам FutureSkills. Сотрудничество с МШУ и ВШЭ уже началось в 2018 году и будет продолжаться. В 2019 году мы собираемся реализовывать совместные проекты с участниками конкурсов «Лидеры России», кстати, мы очень рады, что в полуфинал «Лидеров» 2018-2019 вышли более 20 участников проекта «Остров 10-21». НОЦ и Центры компетенций НТИ для нас являются основными источниками компетенций, мы готовы помогать им в создании цифрового контента, развитии образовательных проектов.
А возвращаясь к нашему сотрудничеству с Великим Новгородом скажу, что в декабре 2018 Наблюдательный совет Университета «20.35» принял решение стать соучредителем Технической школы. В Новгородской технической школе предполагается обучать молодежь новым профессиям. Школу планируется построить к 2021 году, но ее структура, центры и лаборатории будут формироваться уже сейчас и разместятся в Политехническом колледже НовГУ.
НОП:  Среди читателей нашего канала очень много лидеров - руководителей системы образования, науки, технолог  ических компаний самых разных уровней. Для большинства из них вопросы цифровой трансформации образования являются приоритетными в работе. Чего бы Вы пожелали коллегам в новом 2019 году?
ВТ:  Хочу пожелать, чтобы новые технологии, которые мы создаем, и которые нас уже окружают, давали и обучающимся, и нам самим вдохновение и мотивацию к саморазвитию, осознанному и активному обучению в течение всей жизни. Уверен, что 2019 год откроет много новых возможностей для реализации проектов в образовании - именно в этой сфере сегодня совпадают рост потребностей в новых решениях и появление технологий работы с данными, которые могут дать основу для системного и быстрого развития

ПереРАНждение?

Утверждены правила научного и научно-методического руководства со стороны РАН. Это должно было сделать Академию главной по науке в стране. Формулировки витиеватые, но их легко прочитать – документ не столь велик. В этот раз мы будем смотреть между строк.
В принципе, у РАН есть несколько весьма образных функций:
1.  Государево око за происходящим в науке и тратах на нее – функция надзора.
2.  Головная организация по фундаментальным исследованиям – функция координации.
3.  Башня из слоновой кости (с золотыми мозгами) – функция прогнозирования.
Проблем, конечно, много со всеми этими направлениями – следить у ока не всегда хватает сил и средств; да и расходы на науку впервые учтены в недавнем проекте госпрограммы НТР. Координация «в голове» сильно отличается от «бумажных» и «финансовых задач». С прогнозированием, казалось бы, проще – им РАН и так занималась долгие ходы, хотя, как выяснилось недавно, для этого им себе необходим специальный центр.
Итак, что конкретно делать РАН в плане научного и научно-методического руководства:
1.  Осуществлять все полномочия должна сама по себе Академия наук в составе профильных отделений, многочисленных научных комиссий и советов.
2.  Над кем? – Научными организациями и организациями высшего образования, осуществляющими научные исследования за счет средств федерального бюджета.
3.  Зачем? – Оценить, что и как в организациях делается и планируется делать, а также, каким образом тут бы включить интеграцию науки и вузов.
4.  Как? – По полному научно-исследовательскому циклу: экспертиза – принятие – мониторинг –оценка эффективности - рекомендации. Причем, речь идет не только о программах и планах, но также и об отчетах.
6.  Результат? – РАН может поддержать научную тему по фундаментальным или поисковым исследованиям или рекомендовать не финансировать по госзадание на следующий финансовый год.
Проблемы же таковы:
1.  Детально работа не выстроена даже с Минобрнауки, а особенно – с университетами.
2.  Формирование механизмов «руководства» должно происходить с каждым ФОИВом или иной организацией в индивитуальном порядке. И хотя, понятно, что будут типовые формы, но бюрократически этот процесс может затянуться на года.
3.  В РАН буксуют сами механизмы (отделения, группы, комитеты и т.п.), которые должны осуществлять перечисленные функции. Реорганизацию данных механизмов так и не успели провести в 2018 году и должны приступить к ней с первых дней нового года. Перспективы достаточно плачевные – работа уже должна вестись, а вести ее толком некому.
5.  РАН может отвечать только за бюджетное финансирование и только в виде госзадания. Решения по грантам и отдельным субсидиям в их компетенции не входят, а тем более – внебюджетные ресурсы. Более того, есть возможность оспаривания решений РАН, да и распорядители бюджетных средств всегда могут найти варианты.
6.  Оценке, мониторингу и анализу должны осуществляться проекты, программы и даже отчеты по ним – это катастрофически увеличивает объемы работ. Не забудем, что сам по себе план и тема – это полбеды, есть же сопроводительные документы, пояснительные записки, сведения о публикационной активности.
7.  Комплексный характер научных исследований, проводимых во многих университетах (от реставрации икон до анатомии рыб) вряд ли позволит рассматривать все эти проекты, программы и отчеты единым блоком. А значит – либо ситуативные междисциплинарные рабочие группы, либо пускать читать по кругу, либо выносить на обсуждение по разделам и частям.
8.  Уже сейчас громко слышны возражения по поводу стремления РАН к узурпации всей науки в стране. Тем более, ведомства, вузы и даже многие НИИ не понимают, почему обычное ФГУП вдруг должно иметь такие полномочия, не являясь ни механизмом межведомственного согласования, ни самостоятельной властной структурой.
Итог: Это декларация о намерениях и допустимом, но гарантий выполняемости никто не дает.

Сибирь и Дальний Восток

За минувший год можно выделить два макрорегиона, оказавшихся в центре особого внимания президента по научно-образовательной линии: Сибирь и Дальний Восток.
Оба отмечены в поручениях по созданию синхротронов и научно-технологическому развитию.
Сравнение позиций НГУ и ДВФУ позволит сделать выводы о перспективах и самих вузов, и их регионов.
Стартовые условия весьма различны. Полвека истории Новосибирского Академгородка против десятилетия форсированного развития владивостокского (и на острове Русский) научно-образовательно-технологического кластера.
НГУ имеет устоявшиеся механизмы функционирования, преемственность в кадрах, опирается на отработанные связи, но оказывается в определенном смысле заложником всего этого. Он живет по качественной накатанной колее.
У ДВФУ классическая ситуация «низкого старта», которая похожа на кейс «Сколково» (недаром аналогичный режим будет распространён на экосистему о-ва Русский). Многие дальневосточные инициативы реализуются в чистом поле, с колёс и явно в опережение возможностей окружающей социальной и бизнес-среды. Сейчас вуз переживает болезни роста, он (пока что) слишком велик для региона, не интегрирован во все сети взаимодействий. В этом и риски, и огромное окно возможностей. Легкость на подъем и развертываемые на его базе инновационные форматы часто имеют характер «опытов в лабораторных условиях», «цифровых заповедников» и т.п.
Сибирское отделение РАН и институты Академгородка - это сложносоставная доминанта Новосибирской области. И НГУ находится в достаточно подчиненном положении. Несмотря на успехи вуза, он далеко не во всём обладает научной субъектностью. Зажатость в «треугольник Лаврентьева» - это и сила, и слабость.
ДВФУ - монополист макрорегиона в научном, образовательном и технологическом направлениях. ДВО РАН обладает незначительным научным потенциалом, остальные вузы региона слабы. Монополизм - это и возможности (концентрации и гибридизации компетенций), и вызовы (отсутствие самокритики, исчезновение стимулов к развитию). При этом синхротронный проект обладает полной поддержкой головной РАН и её президента Сергеева.
Поручения Путина увязывают развитие Новосибирского научного центра, СО РАН и всего федерального округа. НГУ тут играет важную роль, но у него есть серьёзные соперники - томские вузы (ТГУ, ТПУ, ТУСУР), СибФУ (за которым мощь Красноярского края), ТюмГУ (с прорывными проектами) и др. ДВФУ - единственный мощный вуз своего федерального округа. Это концентрация и бюджетов, и ответственности.
Новосибирск и Приморский край завершили свои выборные эпопеи. Но роль именно ДВФУ в поствыборных процессах сложно переоценить.
У НГУ хорошие результаты в рейтингах, но это в значительной степени заслуги всего Академгородка. У ДВФУ результаты скромнее, но почти все победы - свои собственные.
НГУ - это сложившаяся монолитная система, её можно улучшать, но сложно «перезагрузить». ДВФУ - пространство возможностей и кредита доверия, где есть большой потенциал роста, но и ошибок можно наделать много.
Последние поручения Президента по Дальнему Востоку однозначно отражают эту ситуацию. Создание пилотной программы подготовки «цифровых чиновников» для дальнейшего тиражирования по всей стране - знак доверия вузу, его руководству, но и огромная ответственность. Успехи будут оценены по достоинству, но и недоработки не избегут внимания. Перед менеджментом стоит сложная задача - выполнить задачи нацпроектов, не витая в небесах цифры, технократии и прорыва и не забывая о приземлённых вещах - гарантиях сотрудникам, квалификации управленческих кадров, грамотном выстраивании учебного и научного процесса и т.п.
НГУ - это пример эффективно функционирующего университета 3.0 - в этом и заслуга, и потолок вуза.
ДВФУ - претензия на университет 4.0, но пока в его развитии масса моментов, требующих усиленной работы.
Несмотря на имеющиеся трудности и проблемы, складывается ощущение, что и руководство, и команда вуза справятся с этой задачей.

Эксклюзивное интервью Ирины Потехиной (Заместителя Министра просвещения) каналу "НОП"

НОП:  Новое министерство носит имя "просвещения". По опыту Вы, тем не менее, также специалист по общественным проектам. Какое место занимают сегодня в Вашей работе общественные проекты и зачем они просвещению?
ИП:  Проектная деятельность - очень нужный навык, один из самых востребованных сегодня. Потому что выполнение любого проекта требует от человека умения поставить цель, найти ресурсы, подобрать команду, уложиться в сроки. Без этих навыков завтра на рынке труда будет сложно.
Уже появилось такое вполне устойчивое словосочетание "рынок труда в условиях неопределённости", когда на глазах исчезают не только привычные профессии, но и целые индустрии. А им на смену приходят новые, которые спрогнозировать заранее почти невозможно. Вот к этому рынку и нужно готовить детей, которые сегодня ходят в школу или в колледж. Что они должны уметь и знать? Какие навыки и компетенции помогут им стать успешными?
Это новый и очень многофакторный вызов для всей системы образования. Сегодня, наверное, уже невозможно выбрать себе одну профессию на всю жизнь. Невозможно научиться один раз - а потом только снимать с этого знания "дивиденды". Зайдите на форумы, где общаются ребята, которые решили делать карьеру в информационных технологиях. Знаете, что они там обсуждают? Как можно быстро подтянуть математику! Взрослые парни садятся за школьные учебники и ночами решают задачки за 8-11 класс.
И не потому что математику в школе давали плохо - а потому что мотивации решать задачки не было. И это - второй большой вызов: сформировать мотивацию к учебе. Далекими и туманными карьерными перспективами заинтересовать ребёнка сложно - нужно что-то более близкое и понятное. И увлекательное! Например, проект - особенно, если он "из жизни".
Поэтому проектная деятельность сегодня - это и часть учебного процесса, и инструмент изменений самого учебного процесса. Если мы научим детей самостоятельно выполнять проекты разной сложности - им потом гораздо проще будет проектировать собственную жизнь.
НОП:  Недавно с большим успехом прошел форум "ПроеКТОриЯ" и это, безусловно, показатель отличной работы Вашей команды. Форум глубоко интегрирован с президентским проектом "Билет в будущее". Как вы считаете, нужны ли социальные лифты на уровне школ и среднего профессионального образования или основной задачей должно быть повышение общего среднего уровня?
ИП: "ПроеКТОриЯ" - это не только форум, это целая система, если так можно выразиться, "будущей успешности" ребёнка. Хотя началось все действительно с форума, который на протяжении шести лет аккумулирует самые интересные образовательные практики. Многие форматы, которые сегодня кажутся само собой разумеющимися, были в своё время "подняты на щит" и растиражированы именно с помощью Ярославского форума: проектные смены в лагерях, решение реальных задач от работодателей, создание детско-взрослых проектных команд.
А в прошлом году 1 сентября на форуме "ПроеКТОриЯ" стартовал самый масштабный школьный проект "Всероссийский открытый урок" по профориентации, к которому в онлайн-формате подключились почти 17 тысяч школ - больше миллиона старшеклассников. На урок приехал Президент страны - и обсудил с ребятами  самые амбициозные проекты, которые реализуются сегодня в России и где появляются новые интересные и перспективные рабочие места.
Трансляции этого первого открытого урока и других мероприятий форума набрали в социальных сетях почти 10 миллионов просмотров. Причём, что нас особенно впечатлило, во "взрослых" Одноклассниках просмотров было практически столько же, как и в "детской" сети ВКонтакте.
Сегодня такие уроки проводятся уже регулярно - на онлайн-трансляции к школьникам приходят руководители компаний, ректоры, ученые, бизнесмены. И набирают эти уроки по 4-5 миллионов просмотров каждый. Но и здесь мы видим ту же картину: смотрят не только школьники - смотрят родители, смотрят студенты.
Когда в ноябре мы проводили в 7 регионах страны Фестивали профессий "Билет в будущее", мы столкнулись с такой проблемой: родители возмущались, что доступ был открыт только для школьников. Работа Фестивалей действительно предполагала только детский формат: для ребят там были оборудованы "рабочие места", где можно было примерить на себя несколько разных профессий. Через такие профпробы на Фестивалях прошли больше 60 тысяч школьников. И ещё почти столько же побывали на площадках лучших колледжей, где можно было тоже потрогать профессию руками.
Но мы понимаем, что то самое "будущее в условиях неопределённости" одинаково волнует сегодня и взрослых, и детей. Знать о востребованных профессиях хотят все. И уж тем более, нет смысла делить социальные лифты по уровням образования. Как мы знаем, даже поступление в вуз зачастую становится только отсрочкой перед принятием решения о будущей профессии.
НОП: Минэнерго России развило идею "молодежного дня" форума "Российская энергетическая неделя" до уровня десятков разноплановых круглогодичных соревнований и чемпионатов с отбором лучших из лучших. Похожая система и у Роберта Уразова в World Skills Russia.
На наш взгляд, у  Форума "ПроеКТОриЯ" колоссальный потенциал, еще во многом не использованный. Потенциально эта идея -  настоящая "скрепа" для умной молодёжи по всей стране. Какое развитие ждёт Форум? Что нового ждёт нас всех на "ПроеКТОрии" в 2019 году?
ИП:  Мне не просто так хотелось сделать акцент на огромном количестве просмотров открытых уроков. Каждый год система среднего образования - школы и колледжи - выпускает на рынок примерно 1,3 миллиона ребят. Каждый из них - каждый! - должен найти на этом рынке своё место. Конечно, у всех людей разные представления об успешности: кто-то хочет открыть собственный бизнес, кто-то работать в большой корпорации, а кто-то просто иметь стабильный заработок. Но возможности должны быть у всех. Тем более, никто не знает: какой именно талант окажется больше всего востребован завтра. Ребята, раскручивающие успешные стартапы, во вчерашней системе координат были бы маргиналами. А сегодня - лидеры.
Когда мы готовились к Фестивалям профессий, было опасение, что не все ребята включатся в процесс. В отличие от больших форумов, куда приезжают хорошо подготовленные дети - победители олимпиад, участники всевозможных творческих кружков - на Фестивали школьники  приезжали классами из самых обычных, в том числе, отдаленных школ. А тут - задачи: про новые материалы, про космические аппараты, про строительство мостов. Так вот, проблема у нас с "неподготовленными" детьми была только одна: "я не успел пройти все станции, можно мне остаться?"
Будущая успешность и нынешняя мотивированность ребёнка во многом зависит от того, какой взрослый находится с ним рядом. И родитель, и учитель.
И если прорывом форума "ПроеКТОриЯ"-2017 стали всероссийские открытые уроки - как новый образовательный формат, то прорывом форума-2018 стали авторские уроки от лучших педагогов страны. Новые технологии позволяют сегодня самым ярким учителям работать не только со своим классом, но с абсолютно любой аудиторией.
Мы объявили летом конкурс для самых смелых - получили 2,5 тысячи заявок. 130 победителей приехали на форум. 12 из них провели открытые уроки с трансляцией на всю страну. Причем, уроки эти были парные: учитель географии и учитель физики рассказывали ребятам о современных космических технологиях, а учитель математики вместе с учителем английского языка обсуждали возможность роботов и людей работать в одной команде.
Жизнь этих учителей после такого опыта уже точно не будет прежней - также как и жизнь их учеников. Но в России очень много по-настоящему увлечённых педагогов - которые понимают, что нужно меняться, но не решаются.
Мы рассказываем детям на наших открытых уроках, как новые технологии трансформируют привычные индустрии: в медицине появляется дата-сантист, в сельском хозяйстве - архитектор живых систем, в строительство прораб-вотчер. Но и профессия учителя будет меняться. Поэтому 2019 год нацелен будет в первую очередь на педагога и на его возможности развиваться. Какие бы дистанционные образовательные шоу не появлялись - самое большое влияние на ребёнка всегда будет иметь профессиональный и мотивированный взрослый рядом.
НОП:  Среди наших читателей  очень много лидеров - руководителей системы образования самых разных уровней, включая систему начального образования и СПО, а также энтузиастов нашей сферы - активных учёных, преподавателей, учителей. Чего бы Вы пожелали коллегам в новом 2019 году?
ИП:  Не бояться перемен. И по возможности в них участвовать!


@scienpolicy

Эксклюзивное интервью Ярослава Кузьминова (ректора ВШЭ) для канала «НОП»

НОП: В ушедшем 2018 году ВШЭ и ЦСР представили экспертный доклад "12 решений для нового образования". Ключевым тезисом там было хроническое недофинансирование российской системы образования.
Доклад был горячо поддержан одними и не менее пламенно подвергнут критике другими. Недавно были утверждены паспорта нацпроектов "Образование", "Наука", "Цифровая экономика РФ". Все они имеют отношение к успеху или не успеху реализации "двенадцати решений".
Как Вы оцениваете перспективы предложенных решений?
ЯК:  Все же ключевым тезисом нашего доклада было не утверждение о недофинансировании, а то, что образование в России может стать реальным двигателем экономики через развитие человеческого капитала. Для этого нужны инвестиции. Подчеркну, не расходы, а инвестиции. Мы рады, что значительная часть идей нашего доклада отражена в Указе Президента, а сейчас и в национальных проектах. Но мы огорчены, что запланированные инвестиции составляют лишь одну восьмую от того, что предлагалось в докладе. Поэтому, можно ожидать лишь довольно точечный эффект от национальных проектов. Они имеют неплохие перспективы с точки зрения прорыва лидеров, развития талантов. Но их эффект для социальной мобильности, для равномерного территориального развития будет ограничен. Особенно нас беспокоит недофинансирование массового высшего образования.
К сожалению, в проектах не предусмотрено решение одной ключевых проблем образования – школьной неупешности. Напомню, что согласно PISA, 25% российских школьников не осваивают на функциональном уровне минимум один из трех ключевых предметов школьной программы, а 14% - два предмета и более. Это сильно коррелирует с долей экономически и социально неуспешных взрослых. Образование двигает экономику не только через таланты, но и через масштаб человеческого капитала страны, который оно формирует. Не справившись с высокой неуспешностью в школе, мы не можем рассчитывать на существенный прирост производительного человеческого капитала через 10-15 лет. Другими словами, не приступив к решению задачи сегодня, мы примерно в два раза снижаем темпы роста российской экономики в 2035-2050 гг.
Частично проблема неуспешности может быть решена за счет цифровых образовательных программ, «настраивающихся» на особенности каждого ученика. Но мы здесь тоже рискуем отстать – создание и апробация таких решений пока профинансированы только для трех предметов основной школы – математики, информатики и технологий. Если мы начнем двигаться по остальным предметам с отставанием на 3 года – потеряем темп. Надеюсь, у Правительства хватит здравого смысла не омертвлять десятки миллиардов рублей, направляемых сегодня на широкополосное подключение школ и сетевые решения.
НОП: В судьбе каких федеральных проектов и в каком статусе примет участие ВШЭ?
ЯК: ВШЭ – это университет, и это исследовательский и экспертный центр в области науки и образования. В этих качествах мы и собираемся принимать участие в реализации Нацпроектов. Мы рассчитываем развить свои возможности, участвуя в конкурсах нацпроектов «Наука» и «Цифровая экономика». В первую очередь это программа научных центров мирового уровня, где мы предполагаем участвовать в двух направлениях: социально-экономические и гуманитарные науки и науки о данных и информационные технологии; программа поддержки математических центров. Безусловно, наши НИИ и департаменты будут участвовать в массовых конкурсах поддержки лабораторий молодых ученых и проектов аспирантов. Надеемся, что активное участие ведущих университетов нашей страны сможет обеспечить успех нацпроектов в соответствующей части.
ВШЭ не претендует на роль оператора в каких-то федеральных проектах. Вместе с тем, собираемся продолжать мониторинг и исследования развития науки и образования, в том числе в части эффективности нацпроектов.
НОП: Известна Ваша позиция в части необходимости повышения глобальной конкурентоспособности за счёт экспорта профессионального образования. Нужно упростить доступ платежеспособным иностранным студентам (особенно к нашим магистратурам и аспирантурам), а российским вузам более активно включиться в создание и продвижение онлайн-курсов. "Вышка" проводит по этим направлениям большую работу, но если говорить о знакомстве зарубежных студентов с нашими вузами - тут мы сильно уступаем западным университетам. Нашу систему высшего образования знают преимущественно на "традиционных" рынках - в Азии, Африке и Латинской Америке.
Проблема обусловлена, в том числе, довольно однобоким освещением российского образования центрами Россотрудничества за рубежом и довольно скромными шагами Минобрнауки в части повестки международного сотрудничества.
С учётом международных компетенций ВШЭ, узнаваемости бренда вуза и большого количества мобильных экспертов и учёных с международным признанием, нет ли в планах принять более активное участие в этой работе?
Например, совместно с Россотрудничеством "освежить" презентацию системы ВПО России и расширить повестку регулярных переговоров Минобрнауки России с зарубежными коллегами?
Эксклюзивное интервью Ярослава Кузьминова (ректора ВШЭ) для канала «Научно-образовательная политика» (@scienpolicy) (2.2/5)
ЯК: Прежде всего, нам кажется, что в нынешней международной атмосфере высшее образование становится главным элементом мягкой силы для нашей страны. Оно реально может стать основным окном мира в Россию и России в мир. Нынешняя стратегия явно слаба для этой задачи. Я назвал бы ее вялой и скучной.
Прямое привлечение иностранных студентов – это главный инструмент «мягкой силы». Он был и остается таковым для всех стран, в которых обучается, по крайней мере, несколько сот тысяч иностранцев, а это США,  Великобритания, Китай, Австралия, Франция, Канада, Россия, Германия. (именно на эти страны приходится почти 75% иностранных студентов во всем мире). Мы находимся в этой группе лидеров в значительной степени благодаря «советскому наследию».
Сегодня речь идет о том, чтобы добиться сочетания политики «мягкой силы» с полноценным экспортом образовательных услуг: во многих из перечисленных выше стран эта система работает уже существует уже давно. И здесь необходимо сразу отметить три важных обстоятельства. Во-первых, рынки, которые вы называете «традиционными», для российских вузов таковыми уже больше не являются: только 25% иностранных студентов у нас – из Азии, порядка 13-14% - из Африки и меньше 2% из Латинской Америки. На этих рынках мы находимся в острой конкурентной борьбе с университетами из США, Европы, Австралии и Китая. Во-вторых, в этой конкурентной борьбе университеты повсеместно пользуются поддержкой со стороны своих государств. Минобрнауки вместе с «Россотрудничеством» остаются главными контрагентами российских вузов в этой борьбе. В-третьих, каким бы крупным и известным ни был один отдельно взятый вуз, он не может быть единственным центром экспертизы в той или иной области государственной политики. Например, более 40% иностранных студентов учится на медицинском или инженерно-техническом направлениях, что отнюдь не соответствует профилю МГУ или «Вышки». Но у нас есть свои наработки, которыми мы готовы делиться, например, программы, на которые едут студенты из Европы или дистанционные технологии тестирования иностранных абитуриентов, чем заинтересовалось Россотрудничество. Кстати, если оно ориентировано исключительно на набор иностранцев на бюджетные места («мягкая сила»), то в его распоряжении есть и инструменты, которые могут быть полезны вузам и для коммерческого набора. Мы находимся в режиме постоянного диалога с Россотрудничеством, Министерством, университетами 5-100 по этим и другим вопросам. Нам нужны скоординированные коллективные усилия ведущих российских вузов, Министерства, «Россотрудничества», и возможно, «Российского экспортного центра» с целью создания современной российской системы экспорта образования.
При этом ясно, что ресурсов на резкое расширение бюджетной поддержки иностранных студентов у нас нет. Поэтому, в условиях нынешних бюджетных ограничений наиболее реальным направлением продвижения нашего образования становится онлайн образование, или смешанные формы, которых у нас сейчас совсем недостаточно. Напомню, что ведущие американские университеты уже начали свои программы «digital degree» исключительно на базе своих МООС.
Вышка, Физтех, СПбГУ уже сейчас очень активны на международных плат формах он-лайн образования. Нужна серьезная поддержка государства для того, чтобы представительство российских вузов на этих платформах и в российской национальной платформе увеличилось бы в разы.
НОП: Несколько месяцев назад на конференции Edcrunch Вы сделали почти революционное заявление, рассказав, что многим университетам предстоит перевести лекционный контент в онлайн-формат. При этом менее популярным вузам вполне логично было предложено использовать онлайн-курсы от более успешных коллег - таких как ВШЭ.
По наблюдениям "Научно-образовательной политики", подавляющее большинство вузов пока очень слабо представляют себе переход на такой формат работы.
Во многом это обусловлено крайне низкими компетенциями ректоров и проректоров в области цифровой трансформации образования.
Какие шаги запланировала ВШЭ как идеолог и один из лидеров цифровизации высшего образования в России? Планируются ли совместные проекты с Университетом НТИ 20.35 Дмитрия Пескова и/или формирование компетенций у руководителей вузов через инструментарий федпроекта "Новые возможности для каждого", входящего в НП "Образование"?
ЯК: Скажу откровенно, что и для нас это малоизведанная территория, хотя мы понимаем неизбежность изменений. Мы сейчас сами пробуем, собираем лучшие практики и хотели бы кооперироваться с разными университетами в экспериментальной отработке и самих курсов, построенных по принципу смешанного обучения, и системы управления учебным процессом. Сейчас у нас идут переговоры о такой совместной работе с рядом университетов. Кроме того, мы, конечно, сотрудничаем с Университетом НТИ. Во-первых, мы совместно запускаем магистратуру «Цифровая трансформация образования», куда смогут пойти учиться и разрабатывать новые решения специалисты по цифровизации из разных университетов. Мы думаем, что эта магистратура продолжится и аспирантурой. Во-вторых, мы вместе разрабатываем разные модели цифровой трансформации университетов и думаем «прокачать» их на программе Остров университета НТИ.
Конечно, нас огорчает, что национальная платформа открытого образования оказалась сегодня на периферии образовательной политики. Было бы ошибкой потерять этот уникальный опыт и огромный ресурс. Будем стремиться расширять как состав университетов, представляющих на ней свои онлайн курсы, так и число вузов России, включающих эти курсы в свои образовательные программы. Здесь решающее слово принадлежит Минобрнауки России и Рособрнадзору. Руководители вузов должны получить однозначные нормы, открывающие путь к массовому использованию цифры в образовании. Альтернативы этому нет. Откладывая проблему, мы усугубляем отставание и российского образования в целом, и каждого нашего вуза в отдельности.
НОП: Высшая школа экономики считается самым либеральным и демократическим вузом страны. Как Вы считаете, не чрезмерно ли студенческое "народовластие", ведь после "Вышки" им придется выходить во взрослую жизнь, в которой все далеко не так, как оно видится в либеральном заповеднике ВШЭ?
ЯК: Выпускники ВШЭ – среди лидеров в известных мне измерениях успешности и дохода после вуза. Так что им, похоже, во взрослой жизни это не мешает).
Но в Вашем вопросе смешаны две малосовместимые оценки.
Мне кажется, либеральный вуз – это вуз, который снисходительно относится к тому, что студенты не учатся, не выполняют учебную программу. Таким вузом ВШЭ точно не является.
Если Вы говорите о системе обязательной оценки студентами качества каждого учебного курса или о выборах лучшего преподавателя – то такие вещи работают в подавляющем большинстве ведущих университетов мира. Никакого отношения к либерализму и демократии они не имеют – это просто обратная связь. ВШЭ еще имеет мощную внутрикампусную социологию, наверное мы здесь лидеры, и не только в России.
Лучший способ подготовить наших студентов к взрослой жизни, увеличить их шансы на успех - это научить их профессионализму, ответственности и умению выбирать. И еще – научить их не врать, добиваться успеха, не обманывая ни других, ни – в конечном счете – себя. Вышка очень жесткий вуз, мы с первых месяцев приучаем студентов к ежедневной работе и ответственности. Из когорты принятых на первый курс заканчивают в срок 60%, еще 20% - берут еще год, переводятся на другую программу в той же ВШЭ, 20% уходят – переводятся в другие вузы, где требования либеральней.
Если Вы спрашиваете, демократы ли мы – да, мы считаем, что каждый имеет право голоса и не должен бояться критиковать то, что ему не нравится. Но демократия – это власть большинства. У нас Ученый совет заворачивает до трети предложений ректората, иногда заставляя нас существенно дорабатывать – это демократия. А если Вы подразумеваете микро-демонстрацию группы недовольных позицией Студсовета студентов перед залом УС «против блокирующих оценок» - мы внимательно к ним отнеслись. Дали слово на УС. Но после обсуждения приняли то решение, против которого эти студенты выступали.
Я помню, когда принимался закон о реновации в Москве, перед Госдумой тоже были митинги несогласных. Их никто не разгонял, а Володин приглашал в Думу и с ними встречался.
Демократия – это уважение к меньшинству, но это всегда власть большинства. И демократия – это власть институтов, а не власть толпы. Толпа не думает, за нее всегда думают отдельные люди, которые ее заводят и направляют. Вот что мы точно хотим воспитывать в наших студентах – умение анализировать и не поддаваться демагогии.


@scienpolicy

Живучесть

Во времена нехватки еды и разгула заболеваний продолжительность жизни женщин оказалась существенно больше, чем у мужчин.

Collapse )