November 16th, 2018

Открыт приём заявок на участие в Международном тренинге-семинаре «Память и уроки Второй мировой…

Открыт приём заявок на участие в Международном тренинге-семинаре «Память и уроки Второй мировой…

С 17 по 21 декабря 2018 года в Москве состоится Международный тренинг-семинар для молодёжи по сохранению исторической памяти в Европе «Память и уроки Второй мировой во...

Posted by Oleg A. Chagin on 16 ноя 2018, 05:20

from Facebook

Первые 5 НОЦ будут созданы до июня 2019 года

...Параллельно с разработкой нацпроекта «Наука» стартовала «гонка за научно-образовательными центрами»
Пятнадцать таковых будут созданы в три волны
Первыми быть очень привлекательно, но и потенциально опасно – очень многие подводные камни станут видны только в процессе
В базовом консенсусе сейчас следующие идеи:
1. Строить НОЦ нужно на базе имеющихся эффективно работающих структур.
2. НОЦ ориентирован на решение прикладных задач, а фундаментальная науки – прерогатива научных центров.
3. Крайне важную роль в НОЦ будут играть университеты.
Всё остальное в стадии выработки и обсуждения. Уже сейчас фактически презентованы минимум три возможных модели НОЦ:
«Новосибирская модель» - в идеале мегаНОЦем был бы Академгородок (2.0). В более дробном варианте – это различные комбинации научных институтов СО РАН преимущественно с НГУ и предприятиями из «пояса Академгородка». Акцент делается на научные институты. Данная модель, скорее всего, будет успешной, однако, слабо тиражируемой.
«Томская модель» - строительство НОЦ на основе консорциума нескольких вузов либо в формате ведущего отраслевого вуза и мощной компании лидера (монополиста). Здесь первенство принадлежит именно университетам. Этот подход отвечает ключевым установкам госполитики. Эксперты полагают, что базовыми организациями в НОЦ должны стать вузы-лидеры проекта 5-100. При этом будет выдерживаться макрорегиональный баланс по федеральным округам.
«Тюменская модель» - условно, можно назвать ее по имени головного вуза из 5-100 – ТюмГУ. В ней реализовано несколько ключевых идей: межрегиональная интеграция, расширенное членство, сетевое взаимодействие. Пожалуй, именно этот формат в наибольшей степени предполагает интеграцию науки-образования-производства, причем усиливая связанность территорий, формирования комплексных инновационных макрорегионов. Тюменский опыт наиболее интересен, поскольку про новосибирскую и томскую модели очень много говорят и пишут.
В регионах разрабатываются и иные модели – приглашаем наших читателей поделиться своим опытом и идеями на данный счет.
По НОЦам показательно интервью с г-ном Люлиным (директор ИВС РАН) - https://trv-science.ru/2018/11/06/lyulin-stavku-ne-na-idei-a-na-lyudej/.
В нем поставлены две проблемы:
1. Нет согласия пока что и по поводу механики взаимодействия. Академия наук, например, предлагает делать индустриальные научные центры. ИНЦ - это некий R&D-department, в котором многое переносится из индустрии в науку. ИНЦ будут существовать внутри научного партнера НОЦа, разрабатывающего технологию. А образовательная организация, вуз, будет обучать новые кадры для создаваемого в НОЦе направления индустрии. Это путь инжиниринговых центров, показавших спорную эффективность.
2. Сложно опереться на опыт прошлого – например, НОЦ открывались в рамках ФЦП «Кадры», но отсутствует вменяемая аналитика по данному вопросу.
Вопросов с НОЦ пока больше, чем ответов. Важно, что вузы не брошены на произвол судьбы. Им оказывается высококлассная поддержка. Ключевая роль принадлежит Андрею Волкову из МШУ "Сколково" – благодаря его опыту и компетенциям на самом старте, «на берегу», решаются очень многие вопросы. Часто они даже не видны самим участникам, но «грести» в НОЦе им предстоит вместе. А формат «лебедь, рак и щука» может поставить крест на самом формате и одном из флагманских мероприятий нацпроекта «Наука». Именно поэтому г-н Волков сейчас так нарасхват – мало кто может ориентироваться в проблемах, которые для других пока даже не очевидны.
В этом смысле тюменский опыт интересен и показателен, так как ТюмГУ показывает поступательное движение вперед: не так давно в рамках визита Министра Котюкова университет удостоился похвалы и обозначил амбиции в рамках создания НОЦ, позже подтвердил намерения на форуме "Инфотех", а сегодня Андрей Волков проводит стратегическую сессию, посвященную как раз этим вопросам.
«Тюменская модель» - макрорегиональный НОЦ
С 12 по 16 ноября на базе Школы перспективных исследований ТюмГУ проходит стратегическая сессия по вопросам создания научно-образовательного центра.
В сессии принимают участие около 180 представителей от университетов, научных организаций, реального сектора экономики, органов власти Тюменской области и соседних регионов. На предыдущих мероприятиях были определены основные направления, а сейчас речь идет о конкретном их наполнении, о наличии перспективных проектов, об организации управления.
Заявка уникальна. Три губернатора - Тюменской области, ХМАО-Югры и Ямала - обратились с идеей создания межрегионального научно-образовательного центра к председателю правительства РФ Дмитрию Медведеву. Не исключается участие других соседних регионов.
Уже сейчас можно понятно, что концептуальным ядром НОЦ должен стать процесс трансфера: производства и передачи новых знаний и технологий, разработки продуктов и их выхода на национальный и глобальный рынок. Но как выстроить кооперацию по такому превращению знания и идеи в рыночный продукт - это еще предстоит решить управленцам от науки и образования.
О чём мы уже писали, одним из экспертов стратегической сессии по проектированию НОЦ в Тюмени выступил научный руководитель Московской школы управления «Сколково» Андрей Волков. Он поделился своим мнением о целях научно-образовательных центров и значении региональных вузов в их появлении:
«Одной из рабочих задач создания НОЦев в нашей стране стала задача развития региональной исследовательской инфраструктуры. Поэтому регионам будет предложена возможность проявить инициативу по созданию таких центров. С моей точки зрения, НОЦ - это инновационный кластер. Разные эксперты насчитывают их от 50 до 70 во всем мире. Исторический вызов для нашей страны, - чтобы подобные центры возникли и на территории Российской Федерации.
Хочу обратить внимание на формулировку в 204 Указе Президента, что этот НОЦ должен быть «мирового уровня». Часто мы относимся к этому не самокритично и легковесно, объявляем многие свои исследования и разработки «мировыми». Тем не менее, мне кажется, что сейчас это предложение Президента и правительства сформулировано предельно остро. Мне кажется, появление НОЦа здесь, в Тюмени, не случайной возможностью. Четыре года назад в конкурентной борьбе здесь появился университет программы 5-100 - ТюмГУ, а еще через два года Тюменский индустриальный вошёл в пул опорных университетов. Кроме того, новые большие индустриальные проекты, например, проект СИБУРа в Тобольске, и разработки институтов РАН по арктической повестке создают основания для создания НОЦ.
Сейчас ожидания предельно высокие. Я рискну утверждать, что одним увеличением финансирования и работой в прежней логике задачу создания НОЦа не решить. Нужно применять инновационные ходы и новые решения».
Одной из ключевых тем обсуждения на сессии стала проблема консолидация вузов и научных организаций. Роль вузовского сектора в науке растет. Университеты задают темпы преобразований в научной сфере. Но сохраняется основная проблема - недостаток включения предпринимательского сектора и низкая мотивация бизнес-организаций по взаимодействию с научным сектором, который чаще всего компенсируется за счет государственных расходов.
Первые 5 НОЦ будут созданы до июня 2019 года

Нацпроект «Наука»

...Нацпроект «Наука» часто оказывается несколько на втором плане по сравнению, например, с крайне распиаренной цифровой экономикой. Даже по затратам он иногда может казаться «гадким утенком» - всего лишь 635 млрд руб. Да, это лишь малая часть финансирования науки, но все же среди нацпроектов «Наука» не самая «богатая»
Часто вообще может сложиться ощущение, что в действительности прорыв заложен лишь по технологической части. И кстати, правительство в лице премьера Медведева и его команды очень часто ведёт себя именно так. Технологии, инновации, внедрение – на слуху и в официальных документах. Но наука - источник всего этого - словно игнорируется.
Научное развитие (а следовательно, и нацпроект «Наука) лежит в фундаменте не только непосредственной реализации нацпроектов (через прикладную науку, разработки, технологии и инновации), но и научного обеспечения того желаемого будущего, которое закладывается майским указом.
Приоритетные направления Стратегии НТР - это те векторы, по которым будут перекинуты мостики от науки к технологиям.
Нацпроект – не дискретное состояние, это импульс. Толчок, рывок, прорыв, который затем обязательно будет иметь продолжение в виде уверенного движения. Поэтому наука необходима для реализации каждого из иных нацпроектов и поддержания этого импульса.
Восьмой приоритет Стратегии НТР – это фундаментальная наука
Она базис для остальных приоритетов и соотносится с ними точно так же, как нацпроект «Наука» с другими нацпроектами
«Майский указ» как совокупность нацпроектов в научной (далее – научно-технологической, затем инновационной) части будет состоять из трёх линий силы:
1. Прорыв - новые исследования и разработки на грани прогресса и за его гранью, затем передовые технологии и инновации.
2. Компенсация отставания и импортозамещение – заполнение научно-технологических лакун, перенос в Россию мощностей по ключевым компетенциям.
3. Конверсия, диверсификация и переплёскивание – интеграция ОПК, трансфер технологий «на гражданку», перекрестное взаимодействие различных отраслей.
Метаитогом реализации нацпроекта «Наука» должно стать начало интеграции всех научных-образовательных-технологических-инновационных элементов, сфер, областей и отраслей в единое и связанное пространство. Оно будет пронизано связями между всеми элементами и уровнями процессов.
Импульс нацпроекта должен сформировать опорные связи, на основании которых в дальнейшем выстроится структура комплексной системы функционирования России в научно-образовательной, научно-технологической и инновационной областях
Эта система будет иметь свою идеологию, каналы коммуникации, соответствующую среду
Она свяжет вместе все вузы, научные институты, высокотехнологичные компании, регионы, федеральные органы власти в единую логику форсированного научно-технологического развития
Именно так и развертываются фракталы науки: фундаментальная наука – прикладная наука - приоритеты Стратегии НТР; нацпроект «Наука» - другие нацпроекты; научный прорыв – технологический прорыв – социально-экономический прорыв; и так далее как в калейдоскопе.

Григорий Трубников назвал целью нацпроекта «Наука» сохранение целостности России

Григорий Трубников назвал целью нацпроекта «Наука» сохранение целостности России

Одна из задач разрабатываемого национального проекта «Наука» — более равномерное развитие науки в регионах России и поддержание территориальной целостности стр...

Posted by Oleg A. Chagin on 16 ноя 2018, 12:11

from Facebook

Поиск этого баланса – это и есть одна из задач нацпроекта «Наука»

Дебаты о нацпроекте «Наука» ведутся вокруг многих концептуальных дилемм политики (в том числе, научно-образовательной):
Равенство поддержки или равенство возможностей: распределить поддержку ровным слоем (всем примерно одинаково) или привести всех к примерно одинаковому уровню?
Относительная поддержка или абсолютная: привести зарплаты к средним показателям по регионам или сделать всем ученым (преподавателям) единую среднюю зарплату по стране?
Регионализация или связанность страны: (макро)региональная инкапсуляция в НОЦ и научных центрах или сложное, болезненное, цифровое выстраивание взаимодействия между организации, разделенные сотнями и тысячами километров?
Централизм или регионализм: стоит ли поддерживать лучшие (в значительной степени – столичные) организации, усиливая перекос и течения кадров, или принудительно вытягивать регионы?
Демократизм или элитизм: являются ли ученые такими же трудящимися как и все остальные, либо они находятся в каком-то привилегированном положении?
Все эти дилеммы недавно затрагивали в своих выступлениях и президент РАН Сергеев, и замминистра науки и высшего образования Трубников.
Г-н Сергеев традиционно сетовал на глубокую внутреннюю несправедливость первых «майских указов» - труд ученого может быть одинаков в Москве и на Камчатке, а вот зарплата у него будет двойная от региональной. А это существенный разброс. Г-н Сергеев апеллирует скорее к советской модели уравнивания зарплат. Конечно, в его словах помимо зерна истины есть некое лукавство. Дифференциация зарплат по регионам – это общее для рынка труда явление. Продавец, бухгалтер, водитель – все они, как правило, получают зарплату в Москве выше, чем в регионах. Здесь ученые (педагоги, врачи и т.п.) мало чем отличаются от других трудящихся. Почему вдруг всем ученым страны должны платить одинаково, а предположим, водители скорой помощи будут получать разную зарплату? Да и кроме того, увеличение зарплат в регионах по модели Сергеева и профсоюза работников РАН приведет к уменьшению таковых в центре. Да, справедливость формально восторжествует, но вся наука (и высшее образование) начнут стагнировать именно в центре, а от понижения общего уровня пострадают затем и регионы.
Г-н Трубников говорил очень правильные вещи о том, что искренне видит «одной из задач национального проекта [«Наука»] сохранение и развитие целостности территории Российской Федерации». Он упомянул о том, что таланты распределены равномерно по территории страны, и в регионах они заслуживают большей поддержки, чем есть сейчас. В этих словах опять же помимо правды есть и некое передергивание. Да, в регионах поддержка образования, науки, талантов чаще ниже, чем в Москве или Санкт-Петербурге. Да, вероятно, на тысячу человек концентрация талантов может быть приблизительно равна в любом уголке страны. Но ведь эти тысячи сконцентрированы очень неравномерно – в городах-миллионниках талантов больше, а значит, там лучше инфраструктура, быстрее выявление и селекция, поддержка и развитие.
Так правы ли господа Сергеев и Трубников? Да. И нет. Мы опять возвращаемся к тем дилеммам, о которых говорили в самом начале. На них нет единственно верного ответа, можно лишь попытаться выстроить некий баланс.
Поиск этого баланса – это и есть одна из задач нацпроекта «Наука»

Танцы вокруг лицензирования и аккредитации

Продолжаются замысловатые движения вокруг реформы этих двух процедур
Соло Минобрнауки
К слушаниям в Госдуме ведомство подготовило предложения:
1. Объединить процедуры аккредитации и лицензирования.
2. Разделить все вузы на три уровня – базовый, продвинутый и ведущий.
3. Обкатать модель на тех, кто имеет право формировать и утверждать собственные образовательные стандарты – МГУ, СПбГУ, МГИМО, РУДН, РАНХиГС, Финансовый университет, федеральные и научно-исследовательские университеты.
Соло МГУ и ведущих вузов
Г-н Садовничий от лица МГУ и других ведущих университетов предлагает создать Национальный совет по аккредитации вузов. В совет должны войти ректоры вузов, ученые РАН, представители профессиональных ассоциаций, работодателей и органов госвласти. А при процедурах желательно учитывать результаты рейтинга «Три миссии университета».
Ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов, в свою очередь, предложил обязать все ведущие вузы иметь в своем штате по паре экспертов для каждого направления подготовки, которые будут участвовать процедурах оценки вузов.
Дуэт замминистра Боровской и главы Рособрнадзора Кравцова
На заседании Российского союза ректоров Марина Боровская намекнула ведущим университетам, что от экспертного пула никуда не уйдешь, поэтому им стоит готовить побольше экспертов. При этом г-н Кравцов заявил, что идея Аккредитационного совета «звучит привлекательно», но надо всерьез просчитать все варианты.
Мораль такова – лицензирование и аккредитация – это процессы универсальные, общеобязательные, касающиеся всех университетов, а не только ведущие вузы, о чем те регулярно забывают. Смысл процедуры в осуществлении государственного контроля, а не удовлетворения амбиций влиятельных ректоров.
Итог данного акта лицензионно-аккредитационного балета
«Цифрового рабства» и принудительной онлайнизации слабых вузов не будет – такова позиция Минобрнауки. Рейтинги, вероятно, будут учитывать, но, в первую очередь, международные – но здесь еще многое предстоит проработать по процедурам.
При аккредитации будет проводиться независимая оценка студентов – это решила Госдума.
Ведущие вузы хотят сами всех аккредитовывать и лицензировать. Первый раз пробежаться в облегченном режиме, вручить друг другу этот ведущий уровень, а затем максимально оберегать. Группы (уровни) в итоге быстро превратятся в касты, а ведущие вузы станут внимательно следить, чтобы никто другой добиться этого статуса не добивался. Сделать это будет просто – ведь немыслимое дело, чтобы слабый проверял сильного. Либо равный равного, либо сильный слабого. А значит, случится то, чего опасаются очень многие трезво мыслящие управленцы во главе с министром Котюковым – моментально развалятся механизмы вертикальной мобильности между уровнями.
Само Минобрнауки предлагает вариант с «обкаткой» на самых громко ратующих за реформу. Проведение ее силами Рособрнадзора принципиально расстановку сил не изменит. А если вдруг резко пойдет усиление вектора на общественные процедуры (Аккредитационный совет), то что ж… И Котюков, и Кравцов с удовольствием предоставят право ведущим вузам отранжировать самих себя по трем уровням. Когда они все, в основном, отнесут себя к ведущей категории… случится ровно то же самое, что и в том памятном мониторинге эффективности научных организаций, проведенном РАН.
Там тоже львиная доля попала в ведущие, а потом пришло ФАНО, продавило свои подходы – и в результате ведущих осталась только треть.
Аналогично будет и с вузами.
И далеко не все ныне ведущие подтвердят свой статус.

Министерство науки и высшего образования Российской Федерации

Министерство науки и высшего образования Российской Федерации

В Министерстве науки и высшего образования предложили объединить процедуры лицензирования и государственной аккредитации учреждений высшей школы. Об этом стало ...

Posted by Oleg A. Chagin on 16 ноя 2018, 12:14

from Facebook

Ответим на вопрос коллег из @shadow_policy

России не просто есть, чем ответить. Мы по многим вопросам уверенно обгоняем не только тот же упомянутый Китай, но и западные страны.
Более десяти лет КНР отправляет в Москву будущих педагогов для перенимания российского опыта.
Речь здесь о магистерской программе МГУ "Управление образованием", которая разработана специально для граждан Китая. Более того, ежегодно на программе обучаются студенты, закончившие именно Цзянсуский политехнический институт, то есть потенциально те специалисты, у которых Казахстан собирается перенимать опыт.
Последние годы в России наблюдается увеличение количества студентов именно из азиатских стран, и не все из них учатся на врачей и инженеров - будущих педагогов тоже хватает.
Что касается подготовки управленческих кадров для профессионального образования (в первую очередь для высшей школы), то тут за Россией внимательно наблюдают не только восточноевропейские страны, но и более успешные западные соседи. Редакция Научно-образовательной политики точно знает, что очень многие коллеги в европейских академических кругах Италии, Франции, Австрии знакомы с существованием наших нацпроектов "Образование" и "Наука", в курсе создания в последние годы мега-университетов и приоритетного финансирования многих вузов в рамках проекта "5-100".
Не стоит также забывать, что Россия довольно уверенно смотрится, например, в ЮНЕСКО, где с 2012 года ректор РУДН Филиппов является президентом управляющего комитета Всемирной программы «Образование для всех».
Ряд российских экспертов в настоящее время работает над повышением квалификации ректоров сербских, болгарских и македонских вузов.
И даже в далёкой Руанде нуждаются в наших компетенциях - директор Института образования ВШЭ Исак Фрумин только-только завершил командировку в этой центральноафриканской стране.
Что касается "героя" публикации - Казахстана, то тут к месту будет вспомнить слова дважды премьер-министра этой страны, экс-главы Администрации президента, а ныне председателя Комитета национальной безопасности Карима Масимова. Многие считают, что именно г-н Масимов, как многолетняя "правая рука" Назарбаева, со временем возглавит Казахстан.
Так вот, г-н Масимов, являясь выпускником как раз упомянутого РУДН, неоднократно публично отмечал что именно российская педагогическая школа является источником успеха и вдохновения для педагогов Казахстана.

Главные по Арктике

Президиум Госкомиссии по Арктике обновился
Возглавляет ее, как и положено, тов. Трутнев
Остальной список выглядит следующим образом:
1. Кобылкин Д.Н. – министр природных ресурсов и экологии, заместитель председателя Госкомиссии;
2. Бондур В.Г. – вице-президент Российской академии наук;
3. Вахруков С.А. – заместитель секретаря Совбеза;
4. Горин Л.В. – первый зам Минфина;
5. Епифанова О.Н. – зампред Госдумы;
6. Живулин В.А. – замминистра экономического развития;
7. Иванов Т.В. – замминистра обороны;
8. Кириенко А.А. – замруководителя аппарата правительства;
9. Рукша В.В. – директор дирекции СМП ГК «Росатом»;
10. Титов В.Г. – первый замминистра МИД;
11. Цветков Ю.А. – замминистра транспорта;
12. Чернов А.В. – заместитель руководителя секретариата Трутнева (ответственный секретарь Госкомиссии по Арктике);
13. Чилингаров А.Н. – спецпредставитель президента по международному сотрудничеству в Арктике и Антарктике.

Как большие данные и "цифра" изменят российские школы

Как большие данные и "цифра" изменят российские школы

Чему научат в центрах для талантливых детей и сколько "стоит" нацпроект "Образование"? Об этом и о том, как меняется обучение в российских школах, "РГ" рассказала замм...

Posted by Oleg A. Chagin on 16 ноя 2018, 12:25

from Facebook

"Цифровая образовательная среда"

Редакция "Научно-образовательной политики" неоднократно поддерживала проекты заместителя министра просвещения Марины Раковой.
Убеждены, что задачи и цели, сформулированные в федеральном проекте "Цифровая образовательная среда" (входящем в НП "Образование") - это революция в начальном образовании, мощный компетентностный фундамент, который даст стране прогрессивное поколение, в значительной степени увеличив качество  креативного мышления и предпринимательских навыков у молодёжи.
Вместе с тем, в рамках реализации федпроекта предстоит провести очень скрупулёзную работу, где исполнителями станут не самые простые партнёры.
Речь и о регионах, и в целом о педагогическом сообществе.
Наша редакция обратилась за мнением напрямую к разработчикам "Цифровой образовательной среды". Поговорили мы и со школами в разных уголках России - с директорами, административным персоналом и учителями.
По мнению почти всех респондентов, реализация госпрограммы "ЦОС" выглядит очень амбициозно.
Первый её модуль заключается в переводе бумажной "макулатуры" в цифровой вариант. Сама по себе реализация проста, тем более что некоторые школы уже используют "электронные дневники". Вместе с тем, если брать во внимание реализацию такого модуля в школе, где относительно недавно появился интернет или школу, в которой учится не более 20 учеников (а в сельских районах таких немало), то можно столкнуться с рядом сложностей.
Первым из которых будет консервативное мышление школьных администраторов и учителей-предметников.
Эта проблема особенно остра в сельских школах с "возрастным" составом учителей. Условно говоря, речь о работниках канцелярии и учительской, а также учителях математики (физики, русского языка, истории и т.д.), которые по цифровым компетенциям находятся в самом начале пути. Наши собеседники именно из таких школ горных районов Дагестана надеются на кадровую подпитку новым поколением молодых учителей, которой пока нет.
Второй модуль ("Российская электронная школа")
можно сравнить с электронной библиотекой. Платными ли будут курсы и книги?
Учтены ли будут при масштабировании ошибки, за которые критиковали ДИТ Правительства Москвы, разработчика МЭШ?
Третий "умный" модуль - типичная профессиональная социальная сеть. Безусловно, данный модуль привлечет уже квалифицированных специалистов, но есть опасение что в тени останутся как раз те учителя, которым действительно нужно повышать квалификацию.
Слабым местом федпроекта является недостаточная работа ряда субъектов РФ в части обновления кадрового состава школ, что может осложнить темпы его внедрения и породить "отписки" из региональных департаментов образования в Минпросвещения .
Особенно это касается регионов с большим количеством маленьких сельских и трудноудалённых школ (например, в СКФО).
Остаётся надеется, что губернаторы и главы республик наладят эффективное взаимодействие с командами Марины Николаевны и в Минпросвещения, и в "Фонде новых форм развития образования".

Открыт молекулярный механизм народного африканского медицинского средства

Открыт молекулярный механизм народного африканского медицинского средства

Ученые обнаружили, как экстракт листьев маллотуса помогает в лечении серьезных заболеваний.

Posted by Oleg A. Chagin on 16 ноя 2018, 17:51

from Facebook

Глава Минобрнауки: образовательная программа "Школы 21" отвечает лучшим мировым практикам

Глава Минобрнауки: образовательная программа "Школы 21" отвечает лучшим мировым практикам

Планируется, что "Школа 21" будет ежегодно выпускать до 1 тыс. новых специалистов в сфере программирования

Posted by Oleg A. Chagin on 16 ноя 2018, 18:09

from Facebook