October 27th, 2018

Oleg

Oleg

Объект, получивший название A/2017 U1, был обнаружен телескопом Университета Гавайев.
Изучив траекторию объекта, ученые пришли к выводу, что он прилетел к нам из Созвездия Лиры. Объект имеет размер около 400 метров в диаметре, и путешествует со скоростью 25 километров в секунду.
Объект достиг наиболее близкого расстояния с Землей в 24 млн. километров (60 расстояний до Луны) 14 октября.

Это первый объект подобного рода обнаруженный астрономами.
До этого ученые предполагали существование объектов, совершающих межзвездные путешествия, но никогда не наблюдали подобного.

Posted by Oleg A. Chagin on 27 окт 2018, 06:15

from Facebook

Oleg

Oleg

Специальные зоны в речевых центрах отслеживают общие характеристики у звуков, сходных по акустике и произношению, благодаря чему мы распознаём их вне зависимости от особенностей дикции говорящего.

Мы можем узнать звуки речи независимо от того, кто и как их говорит: громко, тихо, растягивая слова или, наоборот, торопливо. «Б» мы услышим как «б», а «п» как «п» при любой дикции (разумеется, особо клинические случаи не в счёт). Отсюда можно сделать вывод, что в нашем мозге, вероятно, есть особая система, которая различает такие элементарные речевые единицы. Осталось только эту систему найти.

Исследователи из Калифорнийского университета в Сан-Франциско (США) воспользовались случаем и провели соответствующие эксперименты с шестью пациентами, которые ожидали операцию на мозге в связи с эпилепсией. (Кажется, эпилептикам грозит звание «рабочих лошадок биологии» — по аналогии с дрозофилами, рыбками Danio rerio и проч., да простят нам читатели столь неполикорректное сравнение.) Во время предоперационной подготовки в мозг испытуемым вводили имплантат с электродами, чтобы следить за активностью нейронов речевого анализатора. Затем пациентам давали прослушать 500 предложений в исполнении 400 людей, так что человек мог услышать полный набор звуков американского английского.

Когда Эдвард Чанг (Edward F. Chang) и его коллеги сравнили звуки речи с сигналами мозга, они обнаружили, что одинаковые акустические характеристики вызывают одинаковый нейронный ответ в зоне Вернике, одной из речевых зон мозга. Например, среди согласных есть так называемые взрывные, которые характеризуются одинаковой манерой произношения и обладают рядом общих звуковых черт. Вот именно такие общие характеристики, объединяющие согласные — взрывные, фрикативные или сонорные, — и регистрировали нейроны зоны Вернике. Благодаря этому умению мозга различать систематические признаки звуков речи мы можем узнать звук «б» независимо от особенностей дикции говорящего.

Разумеется, мозг способен различать и отдельно взятые звуки, но в данном случае речь идёт о нейронных кластерах, которые сильнее реагируют именно на классовые признаки речевых звуков и не обращают внимания на индивидуальные отличия «б» от «д». Похожая вещь есть и у обезьян, так что те, кто занимается проблемой возникновения речи, получили новую пищу для размышлений. С практической же точки зрения эти данные помогут в лечении речевых расстройств.

Posted by Oleg A. Chagin on 27 окт 2018, 07:06

from Facebook

Специальные зоны в речевых центрах отслеживают общие характеристики у звуков

Специальные зоны в речевых центрах отслеживают общие характеристики у звуков, сходных по акустике и произношению, благодаря чему мы распознаём их вне зависимости от особенностей дикции говорящего

Мы можем узнать звуки речи независимо от того, кто и как их говорит: громко, тихо, растягивая слова или, наоборот, торопливо

«Б» мы услышим как «б», а «п» как «п» при любой дикции (разумеется, особо клинические случаи не в счёт)

Отсюда можно сделать вывод, что в нашем мозге, вероятно, есть особая система, которая различает такие элементарные речевые единицы

Осталось только эту систему найти

Исследователи из Калифорнийского университета в Сан-Франциско (США) воспользовались случаем и провели соответствующие эксперименты с шестью пациентами, которые ожидали операцию на мозге в связи с эпилепсией.

Collapse )

Oleg

Oleg

Нервная цепь из десяти нейронов откликнется на внешнее раздражение через такое же время, что и имеющая сотню нейронов. И всё благодаря системе ограничений, которые накладываются на скорость накопления возбуждения отельными нейронами и их общение друг с другом.

Работу нервной цепи обычно описывают скоростью реакции: это один из краеугольных параметров любой «науки о мозге», будь то психология или нейробиология. С помощью скорости реакции удалось построить весьма эффективные модели, объясняющие различия в поведении индивидуума: в таких моделях скорость отклика зависит от накопления единичных раздражителей, информационных единиц. То есть мозг, грубо говоря, работает аккумулятором данных, и когда их количество превосходит некий порог, запускается отклик. Сидя на диване, мы можем думать, что нам нужно сделать то-то и то-то, и когда количество (или навязчивость) этих «то-то» достигает некоего уровня, мы с дивана встаём. А различия в скорости реакции можно объяснить тем, насколько быстро и специфично мозг собирает информацию для того или иного действия.

С другой стороны, нейробиологи заметили, что психологическая скорость реакции сопоставима с поведением отдельного нейрона. Активация нервной клетки тоже происходит после преодоления определённого порога раздражения, которое может приходить к ней от соседних клеток, и работу нервной цепи, казалось бы, тоже можно было охарактеризовать скоростью реакции. Но в нервной цепи может быть много, очень много нейронов; точных цифр пока никто не знает, однако, по примерным оценкам, в глазном движении могут участвовать приблизительно 100 тысяч нервных клеток. Вопрос в том, как этот огромный коллектив нейронов аккумулирует сигнал, чтобы потом выдать результат — в полном соответствии с теорией накопления?

Если, допустим, система нейронов ждёт, чтобы каждый её член накопил достаточно входящих сигналов, то скорость реакции будет тем меньше, чем больше сеть. Если же активация нейронного ансамбля определяется только каким-то одним «пусковым» нейроном, то большая сеть будет отзываться быстрее, чем маленькая, так как в большой на «пусковой» нейрон будет приходить больше сигналов.

Другой вопрос — координация нейронного ансамбля. Чем сильнее скоординирована система, тем больше она похожа на единый информационный накопитель. То есть в пределе много нейронов будут работать как один, накапливая раздражение и реагируя на него, подобно одной клетке. Но насколько глубокой должна быть координация нейронов в ансамбле, чтобы все они работали в унисон?

Чтобы ответить на эти вопросы, исследователи из Университета Вандербильта (США) разработали виртуальную модель, в которой можно было сопоставить поведение разного количества информационных аккумуляторов и интенсивность впитывания ими входящих сигналов. Модель оказалась весьма ресурсоёмкой: Джеффри Шеллу (Jeffrey Schall) и его коллегам пришлось ограничиться сетью в 1 000 виртуальных нейронов, большего количества не выдерживал даже сверхмощный компьютер.

Исследователей интересовало, в какой момент происходит запуск ответной реакции, что является тем последним камешком, который вызывает обвал. Происходит ли это, когда «камешек» падает на какой-то один нейрон, или же такие «камешки» должны упасть на всех участников цепи? Оказалось, что ни в первом, ни во втором случае скорость реакции никак не соотносится с тем, что можно наблюдать в настоящей нервной системе. Такой же отрицательный результат учёные получили, когда попытались сделать разные нейроны слишком по-разному накапливающими раздражение.

Однако реальных значений скорости реакции всё же можно было добиться, более или менее уравняв все нейроны по способности накапливать информационные «камешки» и снабдив всю систему ограничительными правилами, которые регулировали бы работу нейронов так, чтобы они выступали в унисон. То есть входящее раздражение падает на нейронный ансамбль так, как будто его воспринимает не набор из ста, тысячи или миллиона нейронов, а как один нейрон. На практике это означает, что время реакции не зависит от размера нейронной цепи: в ней может быть 10 или 1 000 нейронов, но время отклика у них всё равно будет примерно одинаковым. И то же самое, очевидно, верно и для более масштабных цепей.

При этом, конечно же, характеристики нейронов в 10-клеточной и в 1 000-клеточной цепи будут различаться, как и правила, которые ограничивают их общение друг с другом. Мы возьмём на себя смелость сравнить всё это с двумя системами — из 10 и из 1 000 сообщающихся сосудов. Как сделать так, чтобы одним и тем же количеством воды наполнить и ту и другую? Очевидно, уменьшив размер сосудов в той системе, где их больше. Разумеется, тут будет играть роль, во сколько кувшинов мы одновременно льём воду, какого размера перемычки между ними и т. д., но дальше мы фантазировать не будем.

Так или иначе, исследователям удалось теоретически согласовать данные психологии и нейробиологии, и теперь стоит дождаться экспериментов, направленных на проверку именно этих теоретических данных.

Posted by Oleg A. Chagin on 27 окт 2018, 07:35

from Facebook

ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ АСИММЕТРИЯ МОЗГА И ОБУЧЕНИЕ: ЭТНИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ

Монографии - Российская Академия Естествознания

Система современного образования с вербальными навыками и аналитическим мышлением является неблагоприятной для лиц с левополушарной функциональной асимметрией.

Collapse )

Только сон приблизит нас, к увольнению в запас

Неврологи нашли объяснение жизненной необходимости сна

Группе неврологов из Рочестерского университета (Нью-Йорк) впервые удалось найти научное объяснение необходимости состояния сна для головного мозга.

Collapse )

Цукер

Люди, приложившие руку к развалу Советского Союза, сделали буквально всё, чтобы в массовом сознании Андрей Дмитриевич Сахаров стал чуть ли не иконой русской демократии, наиболее популярным среди общественности в СССР и Российской Федерации моральным авторитетом.

Collapse )

О методах ведения информационной войны против России

/ Сергей Скоков

Кандидат технических наук, известный специалист в области искусственного интеллекта Игорь Ашманов прочёл лекцию о методах ведения информационной войны против России и способах защиты.

Collapse )

Суд оштрафовал Альбац и журнал The New Times на 22 миллиона рублей

Суд оштрафовал Альбац и журнал The New Times на 22 миллиона рублей

Журнал "Нью Таймс" и его главный редактор Евгения Альбац оштрафованы решением мирового суда на 22 миллиона рублей за несвоевременное предоставление сведений в Роск...

Posted by Oleg A. Chagin on 27 окт 2018, 08:25

from Facebook

Общественно-государственный комитет празднования 85-летия Ю.А. Гагарина — Русское Космическое…

Общественно-государственный комитет празднования 85-летия Ю.А. Гагарина — Русское Космическое…

Значение жизни и деятельности Юрия Алексеевича Гагарина в истории нашей страны и всего мира настолько велико, что оценить его полностью, наверное, смогут только на...

Posted by Oleg A. Chagin on 27 окт 2018, 08:49

from Facebook

Мои твиты

Collapse )</lj-c