September 3rd, 2018

Oleg

Oleg

Согласно теории полового отбора, самки выбирают наиболее качественных самцов, ориентируясь на степень развития их вторичных половых признаков. Эти признаки, как считается, указывают на здоровье самца и качество его генов. В последнее время к этой теории имеются вопросы. Основной из них таков: действительно ли степень развития вторичных половых признаков связана с качеством самца? В недавней статье бельгийские ученые, несмотря на свое желание, не смогли подтвердить эту точку зрения.

С давних времен ученых интересуют причины неодинаковой популярности разных самцов у самок. Эти поиски вылились в теорию полового отбора, восходящую еще к Чарльзу Дарвину. Согласно этим взглядам, самки каким-то образом должны оценивать качество самца и выбирать лучшего из возможных. Причем те же принципы можно применить и к человеку. Более качественные самцы могут обладать лучшим здоровьем, иметь лучший участок, хорошо заботиться о потомстве или обладали сразу всеми этими полезными признаками.
Признаки, находящиеся в фокусе внимания самки, должны указывать на качество самца — эта идея и лежит в основе теории полового отбора. Согласно этой теории, многие на первый взгляд экстравагантные признаки самцов возникли под влиянием выбора самок. Для преимущества, которым пользуются такие самцы, есть и еще одна причина: популярные у самок признаки могут быть бесполезными и ничего не отражать, но развиваться в эволюции в соответствии с так называемым «фишеровским убеганием» (см. Fisherian runaway). Согласно этой гипотезе, возникшие в силу какой-то мутации предпочтения самок к самцам с более развитыми признаками-«украшениями» могут привести к тому, что самцы с большим развитием таких признаков будут оставлять больше потомства, чем те, которые этим признаком обладают в меньшей степени. В итоге последующие поколения самцов будут обладать более развитыми признаками-«украшениями», а самки — еще более выраженными предпочтениями к ним.

После того как теория полового отбора стала обретать популярность, некоторые исследователи занялись поиском механизма того, как те или иные признаки отражают качество самца. Хотя такой механизм является одним из ключевых для всей теории, здесь до сих пор много непонятного. Тем не менее многие принимают «на веру» такой постулат: у кого длиннее хвост или сложнее песня, тот и лучше. Так все-таки почему такой самец должен быть непременно лучше? И, главное, чем?
В поисках ответа на этот вопрос израильский орнитолог Амоц Захави в 1975 году сформулировал остроумную концепцию гандикапа (A. Zahavi, 1975. Male selection — a selection for a handicap). Суть ее в том, что информацию о качестве самца могут нести вредные для выживания признаки. Надо заметить, что эта гипотеза, несмотря на свою популярность, остается умозрительной. Четко ведь не показано, что самцы, скажем, с более длинным хвостом или более сложной песней чаще гибнут или им живется в чем-то труднее своих менее «мужественных» собратьев — у которых хвост короче или песня проще.
Однако как раз примерно в это же время, около 40 лет назад, в практику специалистов по поведению животных стали входить методы исследования гормонов, в том числе у животных в дикой природе. Известно, что среди всех гормонов тестостерон оказывает наибольшее влияние на развитие вторичных половых признаков самцов. Тестостерон — это мужской половой гормон, вырабатывающийся в семенниках. В небольшом количестве его продуцируют также яичники и кора надпочечников, поэтому он имеется и у самок, но в меньшей концентрации.

Тестостерон сразу завоевал популярность среди исследователей, принявшихся измерять его уровень у самых разных животных в самых разных ситуациях. В результате были сформулированы две гипотезы, в какой-то степени являющиеся развитием и уточнением концепции гандикапа. Эти гипотезы, особенно первая из них, по сути и являются одним из фундаментов теории полового отбора на сегодняшний день.

1) Гипотеза иммунного гандикапа (Immunocompetence handicap hypothesis) была предложена в 1992 году (I. Folstad and A. J. Karter, 1992. Parasites, bright males, and the immunocompetence handicap). Было замечено, что в ряде случае тестостерон отрицательно действует на иммунный ответ, например, на выработку Т- и В-клеток. Поэтому предположили, что лишь наиболее качественные и здоровые самцы могут позволить себе иметь высокий уровень тестостерона, но платить за это снижением иммунитета. Именно таких самцов и должны выбирать самки, ориентируясь на признаки, развитие которых зависит от уровня этого гормона.

2) Согласно гипотезе вызова (Challenge hypothesis), высказанной в 1990 году (J. C. Wingfield et al., 1990. The «challenge hypothesis»: theoretical implication for patterns of testosterone secretion, mating system, and breeding strategies), уровень тестостерона у самцов повышается при увеличении конкуренции с представителями того же пола. Поэтому, выбирая самцов с высоким уровнем тестостерона, самки выбирают наиболее конкурентоспособных. С другой стороны, тестостерон подавляет, как считается, родительское поведение. Поэтому, выбирая самца с высоким тестостероном, самке приходится довольствоваться меньшей заботой о потомстве со стороны партнера.

В 1990–2000-х годах было проведено много исследований, подтверждающих обе эти гипотезы. А в последнее время всё чаще появляются данные, в них не укладывающиеся (см., например: Поиск павлиньего хвоста у хомячка Кэмпбелла пока не увенчался успехом, «Журнал общей биологии», №5, 2014). Очевидно, требуются дополнительные детальные исследования.

Является ли тестостерон ключевым звеном в теории полового отбора? Выполняет ли он роль того принципиально важного мостика, который может свести воедино, с одной стороны, качество и здоровье самца, а с другой, те особенности внешнего вида и поведения, которые привлекают самок? Ведь без таких мостиков заметная часть теории полового отбора оказывается спекулятивной. А тестостерон пока остается наиболее вероятным претендентом на роль такого мостика.

Ответ на этот вопрос попробовала получить группа бельгийских ученых из Антверпенского университета, работающая с канарейками (Serinus canaria). Работали с домашней популяцией, не одно поколение живущей и размножающейся в неволе. Для исследования взяли 47 самцов и 47 самок этого вида. Поначалу в течение пяти недель птиц содержали в двух обширных авиариях. В одном были только самцы, а в другом — только самки. Затем самцов рассадили по индивидуальным клеткам — для стимуляции территориального поведения, характерного для этих птиц в природе. Через три недели к каждому из них поместили самку. Большинство таких искусственно сформированных пар затем успешно размножались. Причем почти у каждой пары было по два выводка (что наблюдается и в природе), с интервалом чуть более месяца.

Вот какие измерения проводили для каждой птицы, причем, по два раза (перед первым и вторым выводками):
1. Для оценки уровня тестостерона брали кровь из плечевой вены. У самцов — за несколько дней до начала размножения, у самок — в день откладки первого яйца. Именно в это время у разных видов птиц в природе обычно наблюдается пик тестостерона.

2. Оценку иммунного ответа проводили через три дня после взятия крови на тестостерон. Для этого в патагий (см. Patagium) левого крыла вводили фитогемагглютинин. Патагием у птиц называют небольшую складку кожи, идущую от кистевого сгиба до верхнего края крыла. Фитогемагглютинин — это белок растительного происхождения, чужеродный для канареек и поэтому вызывающий иммунный ответ. Оценкой такого ответа служило увеличение толщины патагия через 24 часа после инъекции.

3. Оценивали также сложность песни, для этого записывали пение каждого самца за день до забора крови на тестостерон в течение нескольких часов (в среднем — трех). По полученным записям рассчитали размер репертуара (количество разных типов звуков) — показатель сложности. Сложность песни традиционно считают показателем качества самца (в том числе у канареек).

4. Когда птенцам было 10 и 11 дней, оценивали количество кормлений их самцом и самкой в единицу времени (наблюдали по 2 часа в каждый из дней).

Задачей ученых был поиск взаимосвязей между уровнем тестостерона и результатами всеми прочих измерений. Ведь, согласно существующим гипотезам, такие связи должны были выявиться во всех или, по крайней мере, большинстве случаев. Результаты же оказались не совсем такими, как ожидалось .

Выяснилось, что размер песенного репертуара самца связан с уровнем тестостерона: чем более «мужественен» самец (то есть чем выше его тестостерон), тем больше типов звуков он помнит и исполняет. Однако тот же размер репертуара оказался никак не связан с иммунным статусом самцов и их активностью в заботе о потомстве. Таким образом, гипотезы иммунного гандикапа и вызова не подтвердились. Отсюда вопрос — зачем самке непременно выбирать самца с большим репертуаром и высоким тестостероном? Ведь она в этом случае не получит ровно никакой выгоды. Поскольку такие самцы не являются более здоровыми и не кормят птенцов как-то по-особенному.

Правда, на этот случай у теории полового отбора имеется запасной ход. Можно предположить, что самки выбирают самцов с большим репертуаром для того, чтобы их дети тоже имели большой размер репертуара и, соответственно, пользовались успехом у противоположного пола. Это не что иное, как «фишеровское убегание». Однако, в таком допущении неувязок тоже хватает. Во-первых, едва ли размер репертуара является у птиц признаком наследуемым (M. D. Beecher, E. A. Brenowitz, 2005. Functional aspects of song learning in songbirds). А во-вторых, самки с тем же успехом могут выбирать самцов с маленьким репертуаром — и тогда в эволюции этот самый размер должен постепенно уменьшаться. А эта возможность в теорию полового отбора никак не вписывается.

Так что в данном исследовании, уже в очередной раз, не удалось подтвердить ключевую идею теории полового отбора о наличии связи между некими признаками самца и его качеством. И таких данных в последнее время появляется всё больше, причем для разных видов животных: канарейки — не единственное исключение.

Источник: Arne Iserbyt, Marcel Eens, Wendy Baetens, Anke Vermeulen, Wendt Müller. Within- and between-individual (co)variance partitioning reveals limited pleiotropic effects of testosterone on immune function, sexual signaling, and parental investment // Behavioral Ecology and Sociobiology. Published online 30 March 2017.

Posted by Oleg A. Chagin on 3 сен 2018, 05:39

    Вопросы отбора

    Согласно теории полового отбора, самки выбирают наиболее качественных самцов, ориентируясь на степень развития их вторичных половых признаков.

    Collapse )

    Oleg

    Oleg

    Темы для сочинений, предлагавшиеся гимназистам в начале XX века
    Уже уютно просто вслушаться, и думаешь: какими воспитывали детей... Сколько всего было в этом воспитании.

    * Замирание нашего сада осенью.
    * Река в лунную ночь.
    * Лес в лучшую свою пору.
    * Встреча войска, возвратившегося из похода.
    * Дедушкин садик. (для детей 12-13 лет)

    Для младших классов:
    * О том, что видела птичка в дальних землях.
    * История постройки дома и разведения при нем сада...
    * Великаны и пигмеи лесного царства.

    Для старших гимназистов:
    * Слово как источник счастья.
    * Почему жизнь сравнивают с путешествием?
    * Родина и чужая сторона.
    * О скоротечности жизни.
    * Какие предметы составляют богатство России и почему?
    * О высоком достоинстве человеческого слова и письма.
    * О непрочности счастья, основанного исключительно на материальном богатстве.
    * О проявлении нравственного начала в истории.
    * На чем основывается духовная связь между предками и потомством?

    Posted by Oleg A. Chagin on 3 сен 2018, 05:44

      Домовому

      Поместья мирного незримый покровитель,

      Тебя молю, мой добрый домовой,

      Храни селенье, лес, и дикий садик мой,

      И скромную семьи моей обитель!

      Да не вредят полям опасный хлад дождей

      И ветра позднего осенние набеги;

      Да в пору благотворны снега

      Покроют влажный тук полей!

      Останься, тайный страж, в наследственной сени,

      Постигни робостью полуночного вора,

      Счастливый домик охрани!

      Ходи вокруг его заботливым дозором,

      Люби мой малый сад, и берег сонных вод,

      И сей укромный огород

      С калиткой ветхою, с обрушенным забором!

      Люби зеленый скат холмов,

      Луга, измятые моей бродящей ленью,

      Прохладу лип и кленов шумный кров —

      Они знакомы вдохновенью.

      А.С. Пушкин

      "Домовому"

      Oleg

      Oleg

      Развитие мелкой моторики рук, графического навыка и зрительно-моторной координации

      И. С. Теплова // Вопросы дошкольной педагогики. — 2015. — №1. — С. 49-52.
      1. Развитие мелкой моторики рук. Каждый современный родитель знает о необходимости развития мелкой моторики. Но далеко не все находят время и желания серьёзно заняться этим забавным и полезным процессом. А ведь каждую группу навыков нужно развивать в нужный момент. Дети, идя в школу, часто не умеют держать ручку и завязывать шнурки. Что такое мелкая моторика? Это система разнообразных движений, в которых участвуют мелкие мышцы кисти руки. Сами собой эти движения не развиваются, требуется специальная тренировка.
      Если кисть ребёнка развита хорошо, писать он будет красиво, чётко, легко. Но к сожалению, очень часто пальцы рук ребёнка оказываются слабыми. Мелкая моторика влияет на многие важные процессы в развитии ребёнка: речевые способности, внимание мышление, координацию в пространстве, наблюдательность, память (зрительную и двигательную), концентрацию и воображение.
      Центры головного мозга, отвечающие за эти способности, непосредственно связанны с пальцами и их нервными окончаниями.
      Вот почему так важно работать с пальчиками. Для родителей особенно важно знать, как развивать точные и достаточно сильные движения пальцев рук, активизировать работу мышц кисти.
      Существует ряд простых занятий, которые способствуют развитию мелкой моторики.
      1. Лепка из глины и пластилина.
      2. Рисование или раскрашивание картинок
      3. Изготовление поделок из бумаги.
      4. Конструирование
      5. Застёгивание и расстёгивание кнопок, пуговиц, крючков.
      6. Завязывание и развязывание лент, шнурков, узелков на верёвке.
      7. Закручивание и раскручивание крышек банок, пузырьков и т. д.
      8. Всасывание пипеткой воды.
      9. Нанизывание бус и пуговиц.
      10. Плетение косичек из ниток, венков из цветов.
      11. Переборка круп.
      12. Игры в мяч, с кубиками, мозаикой.
      Ежедневно предлагайте детям такие занятия. Такая всесторонняя тренировка отлично развивает мелкую моторику рук ребёнка, и малыш будет хорошо подготовлен к школе, движения его руки будут более уверенные, школьные занятия будут для ребёнка не столь утомительными. Все эти упражнения приносят тройную пользу ребёнку:
      - во-первых, развивают мелкую моторику его руки, подготавливая к овладению письмом,
      - во-вторых, формируют у него художественный вкус, что полезно в любом возрасте,
      - в-третьих, детские физиологи утверждают, что хорошо развитая кисть руки «потянет» за собой развитие интеллекта.
      2. Развитие графического навыка и зрительно- моторной координации.
      Графический навык предполагает:
      - умение красиво и легко (а значит не напряженно) рисовать колебательными,
      вращательными,
      плавными,
      отрывными и ритмизированными движениями графические элементы различного содержания (предметные изображения,
      линии любой конфигурации
      — широкие,
      узкие,
      нитевидные,
      ломаные, спиралевидные и т. д.;
      условные знаки, в том числе и буквенные графемы и т. д.).
      Выполнять их с разной силой нажима,
      скоростью,
      темпом,
      ритмом,
      наклоном,
      соблюдая их правильную форму,
      величину и рисунок;
      - легкое и непринужденное удерживание пишущего инструмента (карандаша, ручки, соблюдая необходимый угол наклона;
      - устойчивое сохранение правильной позы у рисующего или пишущего ребенка;
      - выполнение графических движений с интересом, увлеченно, без повышенной напряженности.
      У детей поступающих в первый класс, ещё недостаточно развиты мышцы кисти руки, координация движений пальцев, предплечья и плечевой части пишущей руки.
      Дети дошкольного возраста ещё плохо ориентируются в пространстве и на плоскости.
      Большинство из них путаются в различении правой и левой сторон тела, особенно по отношению к другим людям.
      Умение различать правую и левую стороны — это важная предпосылка для многих видов обучения. Поэтому отработке этого навыка необходимо уделять достаточное количество времени, проводя занятия с ребёнком в виде различных игр и упражнений.
      Для отработки дифференциации правых и левых частей тела можно рекомендовать следующие упражнения:
      - Поднять то правую, то левую руку.
      - Взять предмет то правой, то левой рукой.
      - После уточнения речевых обозначений правой и левой руки можно приступить к различению других частей тела: правой и левой ноги, глаза, уха и т. д.
      Отработав представления о правой и левой сторонах тела, можно перейти к формированию ориентировки в окружающем пространстве.
      Определение пространственного расположения предметов по отношению к ребёнку.
      Трудности в письме связаны, прежде всего не с самим написанием элементов букв, а с неподготовленностью детей к этой деятельности. Поэтому в подготовительный период очень важно использовать ряд упражнений, которые бы постепенно готовили руку ребенка к письму.
      Самый простой и эффективный способ подготовки руки к письму — книжки раскраски.
      Раскрашивая любимые картинки, ребенок учится держать в руке карандаш, используя силу нажима. Это занятие тренирует мелкие мышцы руки, делает её движения сильными и координированными. Рекомендуется пользоваться цветными карандашами, а не фломастерами.
      Можно предложить ребенку копировать понравившиеся рисунки на прозрачную бумагу.
      Очень полезны орнаменты и узоры, так как в них присутствует большое количество изогнутых линий, что является хорошей подготовкой руки ребенка к написанию прописных букв.
      Нельзя забывать о регулярных занятиях с пластилином и глиной.
      Разминая, вылепливая пальчиками фигурки из этого материала, ребенок развивает и укрепляет мелкие мышцы пальцев.
      Существует интересный способ развития пальцев руки — ощипывание.
      От листа бумаги дети кончиками пальцев ощипывают клочки и создают своего рода аппликацию.
      Кроме того, можно порекомендовать нанизывание бус на нитку, застегивание и расстегивание пуговиц, кнопок, крючков.
      Следует помнить, что развитие тонкой координации движений и ручной умелости предполагает известную степень зрелости структур головного мозга, от них зависит управление движениями руки, поэтому ни в коем случае нельзя ребенка заставлять.
      К сожалению, о проблемах с координацией движений и мелкой моторикой большинство родителей узнают только перед школой. Это оборачивается форсированной нагрузкой на ребёнка: кроме усвоения новой информации, приходиться ещё учиться удерживать в непослушных пальцах карандаш.
      Больше всего на свете маленький ребёнок хочет двигаться, для него движение — есть способ познания мира.
      Значит, чем точнее и чётче будут детские движения, тем глубже и осмысление знакомство ребенка с миром. Выполняя пальчиками различные упражнения, ребёнок достигает хорошего развития мелкой моторики рук, которая оказывает не только благоприятное влияние на развитие речи, но и подготавливает ребёнка к рисованию и письму. кисти рук приобретают хорошую подвижность, гибкость, исчезает скованность движений, это в дальнейшем облегчит приобретение навыков письма. Активная тренировка общих движений и ручной моторики позволяет совершенствовать произвольное внимание, развивать навыки контроля и планирования целостного действия, а так же формировать учебную мотивацию, развивать регулирующую роль речи.
      Зрительно-двигательная координация занимает важное место в формировании готовности к письму. Зрительно-моторная координация — согласованность движений и их элементов в результате совместной и одновременной деятельности зрительного и мышечно-двигательного анализаторов.
      Зрительно-двигательная координация — это согласованные действия рук и глаза.
      С помощью зрения ребенок изучает окружающую действительность, контролирует свои движения, благодаря чему они становятся более совершенными и точными. Глаз как бы «обучает» руку, а с помощью ручных движений в предметах, которыми манипулирует ребенок, открывается больше новой информации. Глаз видит — рука изображает — такое единство и тесное взаимодействие двух органов достигается в старшем возрасте при условии последовательного и равнозначного их развития.
      Важным компонентом готовности руки к письму является развитие мелкой моторики руки. Уровень развития мелкой моторики один из показателей интеллектуальной готовности к школьному обучению, так как развитие руки находится в тесной связи с развитием речи и мышления ребенка.
      Значит, чтобы развивался ребенок и его мозг, нужно тренировать руки. Развитие интеллекта идет параллельно с развитием руки, все более тонких движений пальцев.
      Под понятием «мелкая моторика» подразумевают движения мелких мышц кистей рук. Движения пальцев и кисти руки развиваются у ребенка постепенно в течение всего дошкольного периода:
      5, 5–6, 5 мес — начинает брать предметы,
      6, 5–7, 5 мес вращение кистью с игрушками.
      К 11мес совершенствование кистевого и пальцевого праксиса.
      1г-1, 5г — попытки рисовать «как попало».
      1, 5–2г — появляется тонкая моторика, ребенок опускает предметы в маленькие отверстия.
      В 3г появляются двигательные автоматизмы (пытается резать бумагу).
      3–4г — режет бумагу, рисует. Происходит латерализация (определение ведущей руки).
      В 5–6лет появляется способность обводить клетки.
      6–7лет — готовность к развитию графо — моторных навыков.
      Поэтому работу по развитию мелкой моторики рук ребёнка следует начинать с самого раннего возраста. Уже грудному младенцу можно делать пальчиковую гимнастику — массировать пальчики. Тем самым воздействуя на связанные с корой головного мозга активные точки. Моторные центры речи в коре головного мозга человека находятся рядом с моторными центрами пальцев, поэтому, развивая речь и стимулируя моторику пальцев, передаются импульсы в речевые центры, что и активизирует речь. Тренируя пальцы, оказывается мощное воздействие на работоспособность коры головного мозга, что в дальнейшем сказывается на подготовке руки к письму.
      Игры с мелкими предметами (палочками, песком, нитками, крупой, бусинками, пуговицами, орехами, мелкими камешками, «Почтовый ящик»). Во время проведения игр с предметами особенно хорошо развивается мелкая моторика, укрепляется мускулатура пальцев, вырабатываются тонкие движения руки и пальцев, т. е. развивается ручная умелость. Эти игры оказывают прекрасное тонизирующее и оздоравливающее действие.
      Детям предлагается сортировать, угадывать с закрытыми глазами, катать между большим и указательным пальцем, придавливать поочередно всеми пальцами обеих рук к столу, стараясь при этом делать вращательные движения.
      Можно научить ребенка перекатывать пальцами одной руки два грецких ореха или камешка, пальцами одной руки или между двух ладоней шестигранный карандаш.
      Можно предложить детям выкладывать буквы, силуэты различных предметов, рисунки из мелких предметов: семян, пуговиц, веточек и т. д.
      Пальчиковый игро-тренинг.
      Пальчиковые игры и упражнения при регулярном использовании обеспечивают хорошую тренировку пальцев и подготовку мышц руки к письму. Включение в любое занятие пальчиковых игр и упражнений вызывает у детей оживление, эмоциональный подъем и оказывает неспецифическое тонизирующее действие на функциональное состояние мозга и развитие их речи. Они как бы отображают реальность окружающего мира — предметы, животных, людей, их деятельность, явления природы. В ходе «пальчиковых игр» дети, повторяя движения взрослых, активизируют моторику рук. Тем самым вырабатываются ловкость, умение управлять своими движениями, концентрировать внимание на одном виде деятельности.
      Самомассаж рук Массаж карандашами: с помощью граненых карандашей ребенок массирует запястья и кисти рук (пальцы, ладони, тыльные поверхности ладоней, межпальцевые зоны). Такой массаж способствует овладению тонкими движениями пальцев, улучшает трофику тканей и кровоснабжение пальцев рук, стимулирует речевое развитие.
      Особый интерес у детей вызывают массажные упражнения с проговариванием коротких стихов и рифмовок. Тренировка зрительно-двигательной координации.
      Особое внимание необходимо обратить на выработку у детей навыков точной и четкой координации в системе «глаз — рука», которые также нередко оказываются недостаточно сформированными к началу систематического обучения.
      Ребенку в процессе учебы часто приходится одновременно смотреть на предмет (например, на доску) и списывать или срисовывать задание. Поэтому-то так важны согласованные действия глаз и рук, когда пальцы как бы слышат ту информацию, которую дает им глаз. Многим детям подобного рода задания даются с трудом, им легче рисовать по памяти, чем с натуры. В последнем случае внимание у детей раздваивается, и они не могут скоординировать действия глаза и руки.
      Конструирование по чертежам, выкладывание мозаичных узоров или панно в соответствии с образцами, срисовывание изображений различных предметов, обведение, дорисовывание постепенно совершенствуют зрительно-моторную координацию, формируют умение точно воспроизводить графические образцы. Например, при выполнении задания «Письмо в воздухе» ребенок «прописывает» в воздухе рукой буквы, цифры и целые слова. Усложненным вариантом этого задания является «прописывание» букв, цифр и слов только глазами.
      Штриховка — одно из важнейших упражнений.
      Для штриховки используются раскраски, трафареты с геометрическими фигурами, фигурами животных и предметов и набор разных лекал. После того, как ребенок научится хорошо обводить геометрические фигуры, штриховать их параллельными линиями, составлять из них простейшие предметы, ему можно предложить штриховку волнистыми, круговыми линиями, полуовалами, петлями.
      Одновременно с развитием моторных, мускульных возможностей пальцев руки ребенка необходимо знакомить с образом той или иной буквы, создавая в памяти ее модель. Для этого необходимо из самой мелкой наждачной бумаги (или бархатной) вырезать буквы и наклеить их на лист картона. Указательным пальцем ведущей руки ребенок обводит контуры букв, запоминает их образы и элементы. Работа по восприятию формы буквы через тактильные и кинестетические ощущения получила распространение уже в 20-е годы XX века. Кроме этого, зрительно-моторную координацию развивают такие занятия, в которых нужно провести линии от одного рисунка до другого «Дорожки» по прямой, волнистой линии или через лабиринт, в которых надо определить, «Что нарисовано», соединив все точки. Разнообразные задания: «Дорисуй левую (правую) сторону предмета», «Дорисуй рисунок, соблюдая последовательность», «Продолжи ряд», «Нарисуй такой же», «Дорисуй узор» и др.
      Обучение ориентировке на листе бумаги.
      Формирование графического навыка как технической стороны письма во многом зависит от умения ребенка ориентироваться на листе бумаги. Это связано с тем, что формы букв (к письму которых ребенок приступит в дальнейшем) определяются не только составом входящих в них элементов, но и их количеством, размером и расположением относительно рабочей строки.
      Упражнения на развитие зрительного и пространственного восприятия.
      Эти упражнения помогают формированию и совершенствованию ориентировки на листе бумаги. И Формирование навыка движения по нему руки:
      формирование умения «входить» в клеточку,
      обводить ее,
      вести прямые линии сверху — вниз и слева — направо по разлиновке;
      размещать внутри клеточки круг;
      соединять углы клеточек по диагонали;
      вести волнообразные линии,
      не отрывая карандаша от листа бумаги и
      не выходя за горизонтальные строчки разлиновки.
      Специальные физические упражнения.
      Упражнения и игры с применением разнообразного спортивного инвентаря (мячей, обручей, кеглей, лент) и других предметов, игрушек на занятиях физической культурой и вне занятий с детьми (утренняя гимнастика, физкультминутки, подвижные игры на прогулке) открывают широкие возможности для выработки у дошкольников координированных движений всех звеньев руки и тренировки мелких мышц руки.
      Развитию тонких движений руки способствуют физические упражнения, основанные на хватательных движениях и развивающие силу кисти.
      Лазанье, переходы со снаряда на снаряд, раскачивание на канате способствуют развитию точности движений рук, учат дозировать усилия.
      Итак, для того чтобы ребенок успешно подготовился к письму, необходимо регулярно и систематически проводить занятия по развитию мелкой моторики, сенсомоторной координации, развивать зрительно-пространственное восприятие.

      Posted by Oleg A. Chagin on 3 сен 2018, 05:46

        Oleg

        Oleg

        Крыльцо Собо́ра Покрова́ Пресвято́й Богоро́дицы, что на Рву (Покро́вский собо́р, разговорное — Собо́р Васи́лия Блаже́нного) на фоне высотки на Котельнической набережной

        Posted by Oleg A. Chagin on 3 сен 2018, 05:53

          Источники авторитета

          Следующая серьезная герменевтическая проблема новозаветной этики такова: как скоррелировать авторитет нравственной концепции Нового Завета с другими источниками авторитета в богословии? Сколь бы глубоко Церковь не чтила авторитет Писания, лозунг sola Scriptura невозможен и в концептуальном, и в практическом плане: мы интерпретируем Писание не в вакууме. На экзегетов неизбежно влияет определенная традиция интерпретации; они используют разум и опыт, применяя Библию к той или иной исторической ситуации. Поэтому герменевтическая задача новозаветной этики включает попытку как можно четче сформулировать соотношение между Писанием и другими источниками авторитета. Эти другие источники авторитета часто определяют как предание (традицию), разум и опыт[1]. Эта категоризация эвристически полезна, но здесь необходимо дать продуманные определения каждому из понятий.
          Предание (традиция). Когда мы говорим о предании как источнике авторитета для богословия, то имеем в виду не общие культурные обычаи, а старинные достославные церковные особенности богослужения и критического размышления. Сюда прежде всего входят древние общие символы веры и догматы. Затем - труды отдельных богословов, особенно - богословов широко читаемых и почитаемых в церкви в течение длительного периода времени (например, Августина, Фомы Аквинского, Лютера, Кальвина и Уэсли). Как показывают некоторые из этих примеров, традиция может принимать и более локальные формы: отдельные деноминации и культурные движения в рамках вселенской Церкви имеют свои формы верований и обычаев, которые играют существенную роль в том, как рассматриваются этические вопросы. В христианском богословии традиция не должна считаться священной и неприкосновенной: вспомним предупреждения Иисуса о тех, кто «оставляет заповедь Божью и держится предания человеческого» (Мк 7:8пар.). Здесь уместно прибегнуть к классической формуле: Писание - norma normans («нормирующая норма»), а предание - norma normata («нормируемая норма»). Тем не менее предание предоставляет нам отправную точку в интерпретации Писания. Она учит нас читать его с творческим сопереживанием и с духом послушания. Лишь там, где есть забота о свидетельстве предания в церкви, мы можем поддерживать то, что Хауэрвас называет «разговором друг с другом и с Богом...через поколения»[2].
          Разум. Когда мы говорим о разуме как источнике авторитета для богословия, то имеем в виду понимание мира, достигнутое через систематическое философское размышление и научное исследование. В плане герменевтики разум - полезное орудие, помогающее оценить интеллигибельность текста, его соотношение с миром, как мы его воспринимаем через другие средства познания. Кроме того, критический разум играет важную роль в историческом изучении Библии, проливая свет на культурный контекст текстов Писания, процесс их написания и передачи. Взаимосвязь между разумом и авторитетом Нового Завета иногда проблематична. Это не потому, что Новый Завет неразумен, а потому, что сам разум всегда в значительной мере культурно обусловлен. Одно из самых важных прозрений философского разума в конце XX века состоит в осознании: универсальный объективный «разум» для нас недоступен[3]. Рациональность - зависимый аспект конкретных миров символов. Следовательно, спрашивая о соотношении между Писанием и «разумом» как источниками авторитета, мы ищем лучший способ скоординировать культурную логику Нового Завета с культурной логикой нашего времени. И здесь нельзя априорно исключать возможность серьезных, а то и неразрешимых, противоречий между этими источниками.
          Опыт. Когда мы говорим об опыте как источнике авторитета для богословия, то имеем в виду не только религиозный опыт отдельных людей, но и опыт верующей общины в целом. Частные откровения могут оказаться назидательны, но они могут претендовать на нормативный статус в интерпретации Писания лишь постольку, поскольку усваиваются и подтверждаются более широким опытом общины. (Классический пример - обретение Лютером милости и прощения в Писании. Его личный опыт стал образцом, просвещающим многих, а потому и герменевтической нормой для одной из основных религиозных традиций.) Опыт не только помогает понять смысл текста, но и подтверждает свидетельство Писания в сердцах и жизнях членов общины. Это то, что традиция называет testimonium intemum Spiritus Sancti; то, что имел в виду Джон Уэсли, говоря о «религии, основанной на опыте»: опыт - живое усвоение текста, которое, будучи переживаемо в вере, свидетельствует о самом себе.
          Я люблю рассказывать эту историю, ибо знаю, что она правдива;
          Она утоляет мои желания, как ничто другое[4].
          Утоление желаний свидетельствует об истинности Писания. Но как быть с опытом, который как будто противоречит тому, о чем говорит Писание? Это - трудная проблема, и мы ею займемся позже. В любом случае, подобно тому, как на нас неизбежно влияют традиция и культурные нормы рациональности, так мы формируемся как интерпретаторы через личное восприятие Бога и мира. Эту ключевую роль опыта необходимо признать в нашем исследовании новозаветной герменевтики и считаться с ней.

          Карл Густав Хелльквист – Монах за изучением Библии
          О правильной корреляции Писания с каждым из этих источников авторитета богословы спорят издавна. Подходы к данной проблеме несколько менялись от эпохи к эпохе, но церковь всегда должна здесь стремиться к сбалансированному подходу. Герменевтические баталии в период Реформации касались взаимоотношения церковной традиции с Писанием. Людей Просвещения мучил вопрос соотношения разума с Писанием - спор, продолжавшийся до начала XX века. Ну а в наши дни актуальный вопрос - как соотнести авторитет Писания и опыт. Многие феминистки и богословы освобождения открыто говорят о том, что авторитет Писания должен быть подчинен авторитету критического подхода, рожденного опытом угнетенных или опытом женщин. Однако здесь требуется осторожность. Одно дело - естественная и неизбежная роль опыта в формировании нашей интерпретации текстов, и совсем другое - смелое отношение к личному опыту как независимому от Писания источнику богословского авторитета.
          ИИСПОЛНЕНИЕ СЛОВА
          Какие общины стали или могут стать результатом исполнения на практике их интерпретации Писания? Задавая этот вопрос, мы незаметно пересекаем еле заметную теоретическую линию, отделяющую герменевтическую задачу от прагматической[5]. И если мы хотим понять нормативное значение различных прочтений новозаветной этики, такой шаг в сторону прагматического вопроса неизбежен.
          Ставя этот вопрос в качестве важной части исследования новозаветной этики, мы соглашаемся со словами Иакова: «Вера без дел мертва» (Иак 2:26б). Иначе говоря, мы смотрим, какие плоды приносит тот или иной подход к новозаветной этике. (Как известно, именно по плодам Иисус учил отличать истинных пророков от ложных: «По плодам их узнаете их» (Мф 7:20).) Мы исходим из того, что четко сформулированное и правильное понимание новозаветной этики способствует формированию общин, которые воплощают любовь Божью, как она явлена в Иисусе Христе.

          Примечания:
          [1] Эти четыре источника богословского авторитета соответствуют «уэслианскому четырехугольнику», описанному Альбертом Аутлером (Albert Outler), ныне очень влиятельному в протестантской мысли. Представления Аутлера об этих категориях см. Albert C. Outler The Wesleyan Quadrilateral - In John Wesley: Langford 1991, 75-88. Исторический анализ атрибуции Аутлером этих категорий самому Уэсли см. Ted A. Campbell The Wesleyan Quadrilateral’: The Story of a Modem Methodist Myth: Langford 1991, 154-161. Англиканское богословие не выделяет «опыт» в отдельную категорию и постулирует три авторитета: Писание, предание (традиция) и разум. В сущности, такая классификация рассматривает современный религиозный опыт как часть данных, которые оценивает разум. Это работоспособная схема, но в эвристическом плане мне кажется более целесообразным считать опыт отдельной категорией, проводя грань между научными и философскими изысканиями, с одной стороны, и свидетельствами об интуитивном и духовном опыте - с другой.
          [2] Hauerwas 1981а, 64.
          [3] Например, как отмечает Макинтайр, «нормы рационального оправдания» воплощены в конкретных традициях и вырастают из них (MacIntyre 1988, 7). Просвещение обещало дать людям нормы разума, которые «не станет отрицать ни один разумный человек» и которые потому «независимы от социальной и культурной специфики», но этот проект провалился (с. 6); универсального разума нет, ибо разум привязан к традиции и истории.
          [4] Katherine Hankey I Love to Tell the Story. The United Methodist Hymnal (Nashville: United Methodist Publishing House, 1989), 156. (Первоначально опубликовано в 1868 году.)
          [5] См. обсуждение этих понятий во Введении.
          ХХейз Р.
          Этика Нового Завета / Пер. с англ. (Серия «Современная библеистика»).
          — М.: Библейско-богословский институт св. апостола Андрея, 2005. — С. 276-281

          Лозаннский договор 1923 года

          Лозаннский договор 1923 года способствовал усилению кризиса, в котором давно находился Вселенским Патриархат
          Этот кризис был вызван распадом Османской империи и постепенным ослаблением влияния Константинопольского престола на православный мир вследствие церковной независимости национальных балканских Церквей
          Исход греков из Турции, изоляция Патриархата, давление со стороны турецкого правительства, всё больше стеснявшего его деятельность, — все эти факторы содействовали снижению авторитета Константинопольской Церкви, которая рисковала утратить свое влияние и, следовательно, первенствующее положение в православном мире [I]

          С другой стороны, Церковь и правительство Греции стремились придать Константинопольскому престолу ярко выраженный греческий облик и взять его под свой контроль
          В это неспокойное для Патриархата время начала создаваться (особенно благодаря деятельности патриарха Мелетия IV) стратегия, имевшая целью сохранить влияние патриаршего престола, вернуть ему вселенскую роль. Укреплять авторитет и восстанавливать влияние Вселенского Патриархата предполагалось прежде всего путем расширения международной деятельности Константинопольского престола, которая выражалась как в стремлении развивать межхристианские отношения, так и в налаживании выгодных отношений с правительствами западных стран
          Вторым направлением этой же стратегии Вселенского Патриархата было расширение его собственной церковной юрисдикции
          Добиться этого планировалось или путем защиты прав представителей православной диаспоры, или через укрепление влияния на православие, для чего Вселенский Патриархат оказывал поддержку некоторым национальным Церквам в их борьбе за автономию или независимость

          Однако главным противником этих устремлений зачастую становилась именно Русская Церковь
          В декабре 1921 года Мелетий заявил о праве Константинополя взять под свою юрисдикцию всю православную диаспору, и 1 марта 1922 года Священный Синод Константинопольской Церкви вынес решение по данному вопросу
          В нем говорилось, что вся диаспора, все приходы и епархии, находящиеся вне границ государств, в которых существуют Православные автокефальные Церкви, должны обязательно подчиняться церковной власти Вселенского Патриархата [II]
          С другой стороны, ослабление Московского Патриархата являлось всегдашней, традиционной целью Константинопольской кафедры

          В 1924 году преемник Мелетия, патриарх Григорий, желая заручиться поддержкой советских властей в непростых, как уже упоминалось, отношениях с турецким правительством, призвал Тихона снять с себя сан, упразднить патриаршество и передать церковную власть обновленцам
          Представитель Константинополя в Москве показал патриарху Московскому выписки из протоколов некоторых заседаний Священного Синода [Константинопольской Церкви], на которых было принято решение послать в Россию делегацию для изучения положения русского православия, поручив ей действовать в соответствии с четкими указаниями, предусматривающими отставку Тихона и временное упразднение Патриархата

          В июне 1924 года первоиерарх Русской Церкви ответил Вселенскому патриарху Григорию письмом в защиту и его собственных исключительных прав, и прав его Церкви: «Прочитав указанные протоколы, Мы немало смутились и удивились, что представитель Вселенской Патриархии, глава Константинопольской Церкви, без всякого предварительного сношения с Нами, как с законным представителем и главою всей Русской Православной Церкви, вмешивается во внутреннюю жизнь и дела автокефальной Русской Церкви. Священные соборы... за епископом Константинопольским… всегда признавали и признают первенство перед другими автокефальными Церквами чести, но не власти» [III]

          Примечания
          [I] Ср.: Morozzo Della Rocca R. Le Chiese orthodosse: Una storia contemporanea. Roma, 1997. P. 31 - 32. О кризисе Вселенского патриархата см.: Ibid. P. 27 — 42, О положении в начале 1920-х гг. ср.: Martano V. Athenagoras, il Patriarca (1886 — 1972): Un cristiano fra crisi della coabitazione e utopia ecumenica. Bologna, 1996. P. 52 — 63.
          [II] Ср.: Алексий (Ридигер). Православие в Эстонии. М., 1999. С. 383 — 384
          [III] Послание Святейшего Патриарха Тихона Константинопольскому Патриарху Григорию VII по вопросу о внутрицерковных делах в России (июнь 1924) // Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти, 1917 — 1943 гг. / сост. М. Губонин. М., 1994. С. 322.
          ИИсточник
          Рокуччи А. Сталин и патриарх: Православная Церковь и советская власть. 1917 — 1958 / пер. с итал. О. Р. Щеколовой. М.: Политическая энциклопедия, 2016. — Стр. 121 — 123

          Мои твиты

          bulla

          На северо-востоке христианской ойкумены слово «булла» (особый род папского декрета: последняя из вышедших грамот “Misericordiae vultus Patris est Christus Iesus...” датирована 2015 годом, а предыдущая появилась за 17 лет до того) кажется диковинным и, на первый взгляд, лингвистически изолированным: в отличие от «энциклики», в которой легко заметить корень «цикл», «булла» не вызывает лексических ассоциаций, которые не казались бы, по меньшей мере, гадательными

          Однако, обратившись к специальным словарям, можно обнаружить, что в русском языке «булла» известна и в других значениях, которые отчасти проясняют природу первого наименования: так, буллой (лат. bulla) назывался древнеримский полый амулет, в который помещались магические снадобья, имевшие защитные свойства; кроме того, есть медицинский термин «булла», обозначающий разного рода ‘пузыри’
          Собственно, ‘(водяной) пузырь’ и был первоначальным значением лат. bulla
          Амулет его несомненно напоминал, но почему же так назвали грамоту?
          Дело в круглой печати, которой папские (а раньше — и императорские) буллы непременно скреплялись
          Согласно Эбергарду Бетюнскому, грамматику XIII века, “Bulla, tumor laticis, nola, sidus, gemma, sigillum” («Bulla [значит] водяной пузырь, колокольчик, звезда, драгоценный камень, печать»)

          Название печати было перенесено на сам документ, причем это семантическое развитие использовала не только средняя латынь, но и романские языки
          Так, уменьшительная форма от bulle ‘печать’ (< ср.-лат. bulla то же) дала ст.-франц. bullette ‘печать, документ с печатью’ > франц. bulletin, откуда заимствован «бюллетень», и в русском сохраняющий огубленный звук в корне
          Заметнее первоначальная форма изменилась во франц. billet ‘краткое сообщение, объявление, удостоверение’, возникшем из того же ст.-франц. bullette
          В русском галлицизм «билет» употребляется преимущественно в значении ‘документ’ (особенно «проездной документ»), но не следует забывать также об экзаменационных и банковских «билетах»
          Полисемичное англ. bill (особенно известное нам в сочетании «Билль о правах»), значащее ‘законопроект’, ‘банковский билет’, ‘объявление’ и т.д., по всей вероятности, также происходит из ст.-франц. bille ‘печать’

          Впрочем, и в первом значении — ‘пузырь’ — латинское bulla оказывается знакомым русскому языку: образованный от bulla глагол bullire ‘пузыриться, кипеть’ ( > франц. bouillir ) дал название отвару мяса, овощей и т. п. — бульону (< франц. bouillon)

          Замечательным образом все слова этого гнезда отмечены особенной значимостью для человечества: первичный бульон, партийный билет и даже избирательный бюллетень, дающий иллюзию свободы выбора.

          (с)Михаил Сергеев