Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ АСИММЕТРИЯ МОЗГА И ОБУЧЕНИЕ: ЭТНИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ

Монографии - Российская Академия Естествознания

Система современного образования с вербальными навыками и аналитическим мышлением является неблагоприятной для лиц с левополушарной функциональной асимметрией.

Несоответствие типа межполушарной асимметрии установкам традиционной педагогики способствует развитию состояния обученной беспомощности у значительной части индивидов с правополушарным типом реагирования (Seligman M., 1975). Все это в значительной степени делает эту группу населения (детей) более подверженной риску нарушения психической адаптации (Аршавский В.В., 1988).

От характера складывающейся межполушарной асимметрии и межполушарных отношений зависит успешность обучения (Фокин В.Ф., Городенский Н.Г., Шармина С.Л., 2000; Фокин В.Ф., Пономарева Н.В., 2003). Хуже всего обучение проходит у лиц с признаками левшества всех сенсорных и моторных функций (Ефимова И.В., Будыка Е.В., 1988).

В.В. Аршавский с сотрудниками (1989), высказали предположение о том, что основное отличие двух типов переработки информации, связанных с функциональной межполушарной асимметрией головного мозга, состоит в принципах организации связей между словами и образами.

Вклад левого полушария в процессе общения, понимания людьми друг друга определяются не только его речевыми возможностями, но и организацией информации в однозначном контексте, понимаемом одинаково различными людьми, что так необходимо для успешного взаимодействия. Однако, многие противоречия в межличностных отношениях, мотивационные конфликты в сфере общения связываются как раз с однозначностью, линейностью восприятия мира, подчинению поведения жесткому принципу альтернатив, когда какое-либо действие или отношение автоматически исключает другое, противоположное ему. «Правополушарная» стратегия, спецификой которой является синтетическое восприятие, позволяет разрешать противоречие за счет широты взгляда, дает возможность «сохранить поисковую активность там, где с точки зрения обычной логики ситуация давно зашла в тупик» (Ротенберг В.С., Бондаренко С.М., 1989, с.172).

Оказалось, что у правшей левое полушарие ведает не только речью, но и письмом, счетом, памятью на слова, логическими рассуждениями, абстрак­тным мышлением, способностью к анализу. Правое же полушарие обладает музыкальным слухом, легко воспринимает пространственные отношения, разбираясь в формах и структурах значительно лучше левого, умеет опозна­вать целое по части, то есть занимается синтетической деятельностью. В специализацию правого полушария входят счет, цветовая чувствительность, пение, музыка, артистичность. Правое полушарие производит параллельную оценку признаков изображения (Костелянц Н.Б. с сотр., 1988).

Способности к формально-логическим операциям традиционно связываются с функционированием левого полушария (Симерницкая Э.Г., 1978; Брагина Н.Н., Доброхотова Т.А., 1988; Кабардов М.К., Матова М.А., 1988; Хомская Е.Д. с сотр., 1988). Левое полушарие пользуется механизмами последовательного анализа информации как об одном, так и о нескольких стимулах. К первосигнальному фактору, связанному с преобладанием невербальных компонентов восприятия, мышления, памяти, непроизвольной регуляции психической деятельности, относят показатели лабильности нервной системы и доминирования левого полушария (Голубева Э.А., 1982; Кабардов М.К. и сотруд., 1988, 1996).

Межполушарная организация психических процессов носит динамический характер: роль каждого полушария может изменяться в зависимости от задач деятельности, структуры ее организации, сформированности в онтогенезе. При этом у человека направление и степень выраженности функциональной асимметрии мозга во многом зависит от вида и качества обучения (Кураев Г.А., 1982; Брагина Н.Н., Доброхотова Т.А., 1994; Ермаков П.Н., 1988; Москвичюте Л.И., Голод В.И., 1989).

Профиль асимметрии, отражающий доминирование полушарий мозга, обуславливается взаимодействием между генетически запрограммированными структурными асимметриями и влиянием среды, осуществляемым по механизму временной связи (Кураев Г.А., 1984; Бианки В.Л., 1985).

Некоторые исследователи (Русалова М.Н., Калашникова И.Г., 1992) считают, что репродуктивные методы обучения, аппелирующие к левому полушарию, создают стереотипные подходы к творчеству к 9-11 годам. Творческая активность присуща человеку изначально, но по мере его развития подавляется внешними ограничениями. Они пришли к заключению, что высокая эргичность при решении вербальных задач связана с активацией правого полушария, а низкая - с инертным преобладанием активации в левом полушарии.

По мнению М.Н. Русаловой (1990), автоматизация навыков, выработка стереотипа решения задач приводят к концентрации внимания на сравнительно узкой цели, что ведет к снижению общего активационного уровня и перемещению фокуса активации в задние первые отделы мозга. При усложнении задачи увеличивается степень пространственной синхронизации, что свидетельствует о повышенной общей активации мозга, а также происходит инверсия в сторону большей активности левого полушария.

В исследовании Л.И. Московичюте и В.И. Голода, (1989) было выявлено, что научение в вербальной сфере осуществляется за счет субдоминантного для данной функции полушария. По их мнению, один из первичных этапов научения, то есть формирования навыка, предполагает включение в процесс осуществления функции систем недоминантного для данной функции полушария. Авторы считают, что физиологической основой этого процесса является активация межполушарного обмена информацией с последующим «разделением труда» и увеличением роли доминантного для данной функции полушария.

А.Р. Лурия (1973, 1978) показал, что автоматизация навыка, происходящая в результате научения, обусловлена перестройкой, как внутренней деятельности, так и ее мозговой организации.

В исследовании П.Н. Ермакова (1988, 1989) при одновременном билатеральном обучении техническим навыкам спортсменов, представителей спортивных единоборств, процесс освоения приемов характеризовался возрастанием правосторонней (ведущей) латерализации на начальном этапе. При этом активация не ведущей двигательной системы создавала дополнительное препятствие для обучения ведущей стороны, что вело к возникновению своего рода нейрофизиологическому конфликту между симметричными двигательными системами. Разрешение этого конфликта, по мнению П.Н. Ермакова, происходило, прежде всего, за счет доминирования ведущей стороны в неспецифических, бытовых, профессиональных действиях. После освоения основных, базовых элементов техники на левую и правую стороны наступал этап стабилизации, который характеризовался снижением правосторонней латерализации и взаимно облегчающими отношениями между симметричными двигательными системами. Спортсмены в этот период использовали левую сторону с такой же эффективностью, как и правую. На этапе высокого технического мастерства вновь возрастала роль ведущей стороны, особенно в завершающих, имеющих высокую физиологическую цену, действиях, при этом тормозно-облегчающие межполушарные отношения способствовали концентрации процесса управления двигательными действиями, что в свою очередь повышало результативность самих действий. Если этап противодействия двух двигательных систем в результате специального тренинга разрешался успешно, складывались качественно новые межполушарные взаимоотношения, способствующие формированию высокого уровня технического мастерства. Как считает П.Н. Ермаков (1988, 1989), тренировка не ведущей стороны в этих видах спорта может рассматриваться как одно из основных средств двигательной компенсации (разгрузки) ведущей стороны, контрастным подкреплением основного навыка.

При обучении может происходить направленный сдвиг функциональной межполушарной асимметрии головного мозга вправо или влево в зависимости от специфики внешних воздействий на человека, в том числе от методики обучения (Кулагин Б.В., 1984; Еремеева В.Д., 1989; Микадзе Ю.В., 1996).

В исследовании Б.С. Котик (1992) показано, что каждой стадии развития второго языка соответствует определенный характер межполушарного взаимодействия. На начальных этапах овладения вторым языком существенна опора на правое полушарие, обеспечивающее своеобразную переработку речевой информации на втором языке, на основе фонетических признаков. На этапе субординативного билингизма резко возрастает роль левого полушария, что обеспечивает формирование семантического поля второго языка на базе первого. Формирование семантического поля второго языка, близкого по своим характеристикам к первому; установление непосредственных связей кодов второго языка с общим для языков долингвистическим уровнем приводит к формированию сбалансированного билингвизма и установлению межполушарных отношений, характерных для речевой деятельности на родном языке.

Л.Г. Быковой с сотрудниками (1996) показано, что функциональное межполушарное различие формируется главным образом в процессе обучения и зависит как от особенностей индивида, так и от метода преподавания. К окончанию третьего класса у детей наблюдался сдвиг в сторону активации левого полушария по сравнению с их показателями в первом классе, так как в обычной школе обучение основано на логико-вербальном способе.

Дж. Сполдинг (1992) считает, что подача учебного материала должна соответствовать требованиям и специфике абстрактно-логического и наглядно-образного мышления. Гармоничное обучение возможно только в том случае, если в учебный процесс вовлечены оба полушария мозга, при их взаимодополняющей активности.

В 10-12 лет у ребенка постепенно одно из полушарий выделяется в качестве ведущего. И хотя в обработке информации, процессе мышления, в формировании эмоциональной сферы и поведенческих реакций принимают участие оба полушария, преобладать будут те стратегии, которые определяются ведущим полушарием.

Таким образом, складывается латеральный фенотип человека. Крайние лево- и правополушарные фенотипы встречаются в человеческой популяции довольно редко, но практически всегда можно выделить преобладание лево- или правополушарной доминанты. При этом, в сознании человека выстраиваются довольно четкие ориентиры, сверяясь с которыми человек может достаточно быстро и адекватно отвечать на воздействие окружающей среды. Если этого не происходит, то человеку трудно принять правильное решение, он чаще становится жертвой обстоятельств.

В настоящее время не подлежит сомнению роль «правополушарного» пространственно-образного мышления в процессах обучения, общения, творчества, которая недооценивалась при обучении традиционным программам. Для эффективного обучения, взаимодействия, адекватного взаимопонимания необходимо определенное соотношение право - и левополушарных вкладов.

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author