Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

НЕ ДВЕ АЗБУКИ, А ОДНА

Греческое письмо IX в. представляло две разновидности: уставный унциал, употреблявшийся в официальных надписях и роскошных списках Евангелия, и скорописные минускулы. Между обоими типами письма было большое различие: некоторые минускульные буквы совершенно не похожи на соответствующие унциальные, другие если и похожи, то все же заметно и отличаются от унциальных. Эти две разновидности, различаясь между собою функционально, сознавались функциональными разновидностями одного алфавита, несмотря на то, что не совпадали между собой даже по составу: в минускульном письме было несколько лигатур, носивших характер особых букв (ει, ϛ и др.); минускульное начертание «b», похожее на русское курсивное «и», может быть, не соответствует по происхождению унциальному «B».

Та же двойственность перешла и в славянское письмо: греческий устав сохранен в кириллице, греческому минускулу соответствует глаголица. И не случайно, быть может, старшие официальные славянские надписи — кирилловские, а старшие глаголические рукописи не отличаются роскошью и тщательностью выполнения. Поэтому а priori можно думать, что оба алфавита, вернее обе разновидности одного славянского алфавита, и кириллица и глаголица, были созданы или задуманы одновременно, для разных функций; говоря о кирилловском алфавите, имею в виду не все буквы этого алфавита, а только дополнительные к греческому, так как до изобретения славянской азбуки славяне могли пользоваться обеими разновидностями греческого письма в применении к своему языку, не внося в греческий алфавит никаких изменений и дополнений. Ни старые жития Кирилла и Мефодия, ни черноризец Храбр в том случае, если были знакомы и с глаголицей, и с кириллицей, не имели никакой надобности говорить о двух славянских азбуках, потому что для них это была одна азбука, только в разных применениях, как для современных им греков унциал и минускул были одной азбукой, как одной азбукой для нынешнего европейца являются прямой шрифт и курсив, буквы заглавные и строчные.

В научной литературе господствует совершенно неправильное представление о глаголице как письме более трудном, вычурном и менее ясном, чем якобы более простая, легкая и ясная кириллица. Это представление основано на недоразумении. Для резьбы на камне кириллица, содержащая только прямые линии и в умеренном количестве простейшие геометрические кривые (дуги, овалы и полуовалы), конечно, легче глаголицы. Но для письма на пергамене глаголица, значительная часть букв которой может быть написана без отрыва руки и представляет различные комбинации простейших петель и дуг, конечно, легче, удобнее и скорее кириллицы. Становясь на точку зрения ученых, видящих в глаголице слишком вычурное письмо и предполагающих, что глаголица была вытеснена кириллицей будто бы потому, что последняя удобнее и легче, мы должны признать курсивное письмо нынешней русской и латинской азбуки не только более сложным, но и более трудным, чем печатные инициалы этих азбук; на самом деле для письма первое, конечно, легче. Будучи более легкой для письма, чем кириллица, глаголица несомненно уступала в этом отношении греческим минускулам, зато превосходила их в четкости.

Нет оснований сомневаться в том, что глаголица изобретена Кириллом. И жития, и Храбр говорят об изобретении им полной славянской азбуки, что не подходит к одной кириллице, в которой только дополнительные буквы сочинены. Греки, современники Кирилла, писали исключительно минускулами; унциалами пользовались только в надписях и при изготовлении особенно роскошных рукописей, и трудно было бы понять, что за охота была Кириллу применять их к славянскому письму и там, где требовалась спешность.

Из: Н. Н. Дурново, «Мысли и предположения о происхождении старославянского языка и славянских алфавитов», 1929
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author