?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Dunn J. D. G. The Evidence for Jesus. − Philadelphia, The Westminster Press
olegchagin
Рассмотрим для начала отчёты о нахождении гробницы Христа пустой

Противоречащие свидетельства

Любой, рассматривающий вышеперечисленные данные этого раздела, должен принять во внимание некоторые различия между четырьмя евангельскими повестовованиями. Наиболее важные могут быть перечислены вкратце.

1. Количество вовлечённых женщин − двое (Мф.), трое (Марк) или одна (Иоанн)?
2. Время − до рассвета (Матф., Иоанн) или после рассвета (Марк)?
3. Был ли отодвинут камень в присутствии женщин (как может намекать Матфей) или до того, как они достигли гробницы (Марк, Лука, Иоанн)?
4. Было ли общение во время первого визита ко гробу (Матф., Марк, Лука) или нет (Иоанн)?
5. Сколько было ангелов − один (Матф., Марк), двое (Лука), ни одного (Иоанн)?
6. Рассказали ли женщины другим апостолам (Матф., Лука, Иоанн) или нет (Марк)?

Есть также отличительные черты у Матфея (стража гроба − Матф. 27:62-66; 28:4) и Иоанна (вовлечённость Петра и любимого ученика − Иоанн 20:2-10).

Сложно будет отрицать, что здесь имеет место конфликт свидетельств. В этом нет ничего удивительного. Конфликт свидетельских показаний в какой-то степени случается на всех процессах. Некоторые могут быть результатом лжесвидетельств. Но будет невозможным устранить весь конфликт. Как мы отметили выше…, событие переживается разными участниками по-разному. Поэтому их разные отчеты о нём далеко не всегда соединимы в единое целое. Следовательно, присяжные, рассматривающие данные о предполагаемой пустой гробнице, должны бы спросить: не превышает ли здесь уровень конфликта то, чего можно ожидать при рассмотрении разных свидетельств об одном событии? В частности, возрастёт или упадёт степень замешательства сравнительно с ожидаемой, когда участники были глубоко эмоционально вовлечены?

Более того, наше предыдущее обсуждение провоцирует ещё один вопрос. Отличается ли существенно уровень несогласия от уровня несогласия между другими евангельскими рассказами об одном событии? Мы отмечали в главе 1, как могли расходиться нарративы, даже если они явно пересказывали одну и ту же базовую историю. Другой образец − исцеление слепца (или то были двое слепых?) на пути в (или из?) Иерихона (Матф. 20:29-30; Марк 10:46; Лука 18:35). Лучший пример, как далеко могут разойтись отчёты об одном событии в процессе пересказа − смерть Иуды. Мы можем быть уверены, что это было одно событие (Иуда умер только однажды!), и ясны некоторые связанные детали (использование кровавых денег для покупки «земли крови»). Но что точно случилось, теперь почти невозможно отличить (Матф. 27:3-10; Деяния 1:18-19). Сколько расхождений в отчётах о пустой гробнице − результат различных акцентов и приукрашиваний базового отчёта, лежащего в основе всех? Под таким вопросом важность конфликта свидетельств становится менее значимой. И точка, на которой все они соглашаются…, приобретает большее значение. Единодушие свидетельств, что гробница была пуста, остаётся впечатляющим исходным фактом. Мы пока не упомянули другой потенциальный конфликт − между Павлом, с одной стороны, и объединённым свидетельством Евангелий. Остаётся несколько неудобным факт, что Павел нигде не упоминает, что гробница Иисуса была пуста, даже в том эскизе основного благовестия, которое он лично получил в начале своей жизни как христианина. Разумеется, он упоминает, что Иисус был погребён (1 Кор. 15:4). Но в идиоматике его времени это могло быть просто подчёркиванием того, что Иисус был действительно мёртв (см. Рим. 6:4). Здесь, однако, возникает вопрос: насколько релевантна пустота (или что-то ещё) гробницы для подхода Павла в 1 Кор. 15? Это вопрос, к которому мы можем вернуться ниже, с большей пользой. Сейчас можем просто отметить, что Павел фактически не затрагивает проблему пустой гробницы. Его молчание о теме отчасти удивляет, но не обязательно считается противоречащим единодушному свидетельству Евангелий.

Соображения в пользу

Сочетание ряда факторов усиливает причины принять евангельское свидетельство насчёт пустоты гробницы Иисуса. Действительно, сила аргументов в пользу рассматривания пустоты гробницы Иисуса как части фактической исторической информации часто не ценится, даже между христиан. В этом случае исследование должно быть оценено с раскрытием нескольких факторов, которые вместе складываются во впечатляющий довод.

1. Заметьте для начала, что все четыре Евангелия атрибутируют открытие пустоты гробницы женщинам. В наши дни, привыкшие к стремлению к равенству полов, это может не показаться чем-то необычным. Но в Палестине того времени статус и показания женщины ценились не столь высоко, как мужчины. Действительно, женщины, вероятно, считались ненадежными свидетелями в иудаизме первого века, просто потому, что они были женщинами. Недавнее извещение в Иране постановило, что показания женщины составляют лишь половину стоимости мужского. Очень похожая позиция доминировала в восточной части Средиземноморья во времена Иисуса. Таким образом, мы должны заключить, что показания, в которых женщины представлены в качестве основных свидетелей, должны основываться на достоверном факте. Выдуманный рассказ вряд ли дал бы ведущие показания женщинам. Зачем приписывать это женщинам? Кто бы этому поверил? Единственная веская причина для приписывания отчета о пустой гробнице женщинам та, что это помнили как действительно бывшее именно так.

2. Путаница между различными отчетами в Евангелиях, похоже, не от надуманности. Конфликт свидетельских показаний является скорее признаком искренности тех, от кого они, чем знаком против их правдивости. Мы можем судить о том, что свидетели путаются в деталях (как свидетели часто делают, когда они пытаются вспомнить конкретные детали), но вряд ли лгут. И описать их как ненадежные на основе таких различий было бы невыразительным. Напротив, чем более единодушны показания во всех точках детализации, тем больше мы будем вынуждены сделать вывод, что все они получили свое свидетельство из одного источника. В этом случае у нас было бы больше не четыре свидетельства, а одно. Но в Евангелиях мы должны говорить по крайней мере о двух или трех разных отчетах, чья мера согласия и несогласия достаточна, чтобы придать вес их объединенным показаниям.

Стоит отметить, в частности, удивительный характер того, что, вероятно, является самым ранним из четырех Евангелий − Марка. Если бы действительно исходный текст заканчивался в стихе 8 главы 16, как это вполне вероятно, это означало бы, что евангелист закончил со свидетелями пустой гробницы, слишком боящейся говорить что-либо. Конечно, здесь есть хороший драматический смысл: евангелист сознательно оставляет нерешенную дисгармонию, вызванную последней ноткой страха. Но тем не менее, у него есть то, что Дж. Б. Филлипс называет «звонком правды» − не в последнюю очередь в том, что знак пустой гробницы несколько неоднозначен: это не сразу понималось как свидетельство воскресения.

Более того, тот факт, что самое раннее Евангелие (Марк) заканчивается без каких-либо записей о «явлениях Воскресшего», следует сопоставлять с тем фактом, что самый ранний рассказ о «явлениях Воскресшего» (1 Кор. 15) не имеет ссылки на пустоту могилы. Эта степень независимости и отсутствие корреляции между двумя самыми ранними записями благоприятно сказывается на стоимости каждого из них. Нет ничего, что указывало бы на то, что одна была изобретена для укрепления другой.

3. Несколько удивительно, что есть археологические свидетельства, которые косвенно, но довольно убедительно говорят о том, что гробница должна была быть пуста. Практика погребения − это, конечно, один из обычаев, о котором археология часто может говорить с большим авторитетом. В этом случае мы знаем, что во времена Иисуса стало привычным возвращаться в гробницу, где был заложен любимый, после достаточного периода (года), чтобы собрать кости и положить их в кость коробка (оссуарий). Причины были простыми: кости должны храниться вместе, чтобы в воскресении Бог мог использовать их, чтобы (вос)создать тело для воскрешения. Кости будут служить основой, на которой Бог мог бы восстановить тело − процесс, описанный, по сути, в знаменитом видении Иезекиилем долины сухих костей (Иез 37:7-10). Позднее, после обсуждения этого вопроса, раввины пришли к выводу, что Богу не нужны все останки скелета. Одной кости будет достаточно.

Дело вот в чем. В настоящее время археология дает доказательства того, что во времена Иисуса народное понимание воскресения в Палестине связано с «повторным использованием» мертвого тела. То, что это действительно популярное мнение в тот период, с которым мы имеем дело, подтверждается двумя отрывками в Новом Завете, которые, по-видимому, отражают то же популярное мнение − Матф. 27:52-53 и Иоанн 5:28-29. В обоих случаях речь идет о воскресении, как «выходе» мертвых, или тел мертвых, «из гробниц».

Из этого следует, что в Палестине идеи воскрешения и пустой гробницы, естественно, связаны для многих людей. Но это также означает, что любое утверждение, что Иисус был поднят, вряд ли окажет эффект, если Его гробница не будет пуста. Заявление, сделанное в Иерусалиме в течение нескольких недель после Его распятия, о том, что Бог воскресил Иисуса (то есть тело Иисуса) из мертвых, не получило бы большого доверия, если бы его могила была непотревоженной или судьба его тела была бы как-то иначе известна. Поэтому отсутствие такого встречного требования в любой доступной литературе периода (христианской или еврейской) имеет важное значение. Единственное исключение, если «исключение» − правильное слово, − это Матф. 28:13-15 - попытка еврейских властей рассказать историю о том, что «ученики Иисуса» пришли ночью и украли его». Как далеко назад идет это свидетельство, обсуждается. Но по крайней мере ясно, что во времена Матфея это объяснение было актуальным среди евреев (28:15). Значение ясно: даже еврейский ответ на христианское заявдение не оспаривал показания о том, что гробница пуста; напротив, не пустота гробницы была предметом споров, а объяснение, почему она была пуста.

4. Еще одно серьезное соображение в пользу сообщений о пустой могиле коренится в историческом факте, − отсутствие какого-либо почитания гробницы в самом раннем христианстве. Мы знаем, что во времена Иисуса было совершенно обычным для преданных встречаться у могилы мертвого пророка для поклонения. Эта практика отражена в Матф. 23.29 («вы строите гробницы пророков и украшаете памятники праведников»). И он продолжается сегодня в почитании, посвященном гробницам Авраама в Хевроне и Давида в Иерусалиме. В фильме Jesus: the Evidence были представлены захватывающие кадры поклонения, которые все еще практиковались в гробнице менее известного почти современника Иисуса, харизматического раввина, Хони, «кругоначертателя».

Сегодня христиане, конечно же, рассматривают место гробницы Иисуса с таким же почитанием, и эта практика восходит, по крайней мере, к четвертому столетию.
Но в течение периода, охватываемого Новым Заветом и другими ранними христианскими писаниями, нет никаких доказательств рассмотрения христианами места, где Иисус был похоронен, как имеющего какое-либо особое значение. Никакие практики почитания гробницы или даже встречи для поклонения в гробнице Иисуса не засвидетельствованы у первых христиан. Если бы такова была практика первых христиан, со всей значимостью, которую сама обширная практика предполагает, трудно поверить, что наши записи о христианстве в Иерусалиме и о посещении христианских церквей не упомянули бы или не ссылались бы на нее каким-либо образом или какой-то пункт. Эта странная тишина, исключительная с точки зрения религиозной практики того времени, имеет только одно очевидное объяснение. Первые христиане не рассматривали место, где Иисус был положен, как имеющее какое-либо особое значение, потому что никакая могила не считалась содержащей земные останки Иисуса. Гробница не была почитаема, она не стала местом паломничества, потому что гробница была пуста!

Выводы

Свидетельства, конечно, фрагментарны. Присяжные потребуют гораздо больше, прежде чем смогут достичь вердикта «вне разумных сомнений». Но если нам приходится делать выводы на основе имеющихся у нас доказательств, я должен сказать довольно убедительно: вероятность состоит в том, что гробница была пуста. Что касается исторической реконструкции, то вес доказательств убедительно доказывает, что гробница Иисуса была найдена пустой и что ее пустота была фактором веры первых христиан в воскресение Иисуса.

Главные альтернативные интерпретации данных кажутся мне, и, по мнению многих ученых, привлекающими больше невероятности. Предположение, что тело фактически оставлено без посторонней помощи или что другие украли его, трудно работает при третьем соображении выше. Если бы судьба тела Иисуса была известна, чтобы исключить требование о том, что Бог «повторно использовал» его, трудно понять, как и почему христианское заявление не оспаривалось. В Палестине того времени ничто не могло бы дать более разрушительное опровержение христианского заявления, чем свидетельство, что тело Иисуса или кости все еще лежат в их последнем месте покоя.

Аргумент, что сами ученики украли тело, сталкивается с четвертым соображением выше. Даже если мы предположим, что в заговоре были вовлечены только некоторые, трудно поверить, что ни один из них, ни слухи о них не достигли большего числа учеников. И если кто-то знал, что последняя гробница Иисуса не была пуста, еще труднее поверить, что они не сделали эту гробницу местом паломничества. Лицемерие, включавшее не только провозглашение воскресения Иисуса, когда было известно, что его кости были непотревоженными, но неоказание должного внимания настоящей гробнице мертвого пророка, трудно сопоставить с тем, что мы знаем о первых христианах.

Ряд ученых утверждают, что вера в пустую могилу возникла поздно. Для себя я не нахожу никаких доказательств этого в самих текстах; данные самих текстов в лучшем случае (или худшем) двусмысленны. Но другие соображения, упомянутые выше (1-4), кажутся мне довольно сильно склоняющими весы в пользу историчности пустой гробницы…

Короче говоря, христиане не должны испытывать смущения в связи с сообщением Евангелия о том, что могила Иисуса была опустошена. Некоторые ученые сомневаются в этом докладе, но исследования в целом сделали больше для обоснования, чем для опровержения. Что бы мы ни делали, мы можем с уверенностью сказать, что это хорошая историческая информация.

Dunn J. D. G. The Evidence for Jesus. − Philadelphia, The Westminster Press. − P. 63-69