Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

В болгарском языке «гора» — это 'лес'

Между тем семантический переход 'гора' > 'лес' считается универсальным, в вариантах он зафиксирован в языках различных языковых семей

Из того, что относительно близко нам, можно вспомнить, например, словацкое hora 'гора' и 'лес' или испанское monte 'гора' и 'лес'

Сравните также названия горных массивов в Европе «Шварцвальд», «Вестервальд» и др.

, где немецкое Wald — 'лес'

Предполагают иногда, что такой смысловой переход возникает при бытовании языка на территориях с теплым, засушливым климатом, где «внизу» леса нет, а появляется он только на склонах гор в силу высотной поясности

Однако этот переход наблюдается и в языках, которые распространены в иных климатических зонах

Например, пратюркское *dāg 'гора' в большинстве современных тюркских языков сохраняет свое древнее значение (ср. турецкое dağ, казахское «тау» и др.)

Но в якутском языке «тыа», восходящее к *dāg, — это не 'гора', а 'лес'

Там, где сейчас живут якуты, степей нет, так что остается предположить, что этот смысловой сдвиг произошел еще в те времена, когда предки якутов жили гораздо южнее

Но подчас выходит совсем удивительная история

Например, русское «тайга» (и диалектное «дайга») заимствовано из тюркских языков южной Сибири, где это слово означало «скалистые безлесные (!) горы»

Может быть, в таком случае правы фольклористы, которые полагают, что универсальная семантическая связь «горы» и «леса» объясняется не климатом, а первобытными мифологическими представлениями о «своем» и «чужом» мире: и лес, и гора являлись таинственно-опасным, «чужим» пространством?

Косвенным подтверждением этой хранящейся в памяти культуры связи служит тот факт, что «гора» и «лес» часто соседствуют в художественных текстах без какой-либо внятной географической мотивировки

Это ярко проявляется, например, в русской поэзии, где подобные контексты исчисляются десятками

Вот несколько фрагментов, выбранных наугад:

«Тогда пойдет уж музыка не та:

У нас запляшут лес и горы!»

(И. А. Крылов. Квартет)

«Чернеет лес, темна гора;

Встает луна ― всё тихо стало…»

(А. С. Пушкин. Руслан и Людмила)

«На горы и леса легла ночная тень,

Темнеют небеса, блестит лишь запад ясный…»

(Н. М. Языков. Элегия)

«К лесам, к горам, к вершинам белоснежным

Я мчусь в мечтах, как будто дух больной…»

(К. Д. Бальмонт. Лунный свет)

«Так слушай, как память остра, ―

Недаром я в смертном бреду…

Вчера еще были, вчера

Заветные лес и гора…»

(А. А. Блок. Бред)

«Как сладок звук ее шагов

Под замогильный скорби зов

Была за лесом, за горами

Пришла с безумными мечтами»

(Г. В. Иванов «Одна меж сонными домами»)

«Идут ― горы гудут,

Идут ― лес взором жгут…»

(М. И. Цветаева. Младенчество)

«Так повелось: сначала вспомним сами,

И сразу на смех ― разве не смешно,

Что где-то за горами, за лесами

Мы ключ от детства бросили давно?»

(К. М. Симонов. Первая любовь)

«И горы, и лес сговорились заочно

До смерти, до гроба меня довести»

(В. Т. Шаламов. «О, если б я в жизни был только туристом...»)

«Мне послышался чей-то

Затихающий зов,

Бесприютная флейта

Из-за гор и лесов»

(А. А. Тарковский. Флейта)

Так смыкаются история языка, народная мифология и поэтическая фразеология

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author