Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Category:

Элитология научно-образовательной сферы

Форварды в нынешней ситуации – Ковальчуки и Кириенко.

Первый – это идеология научно-технологического прорыва, второй – это идеология государственного управления, технократия и контроль над регионами.

Кириенко начинает выходить в позицию арбитра и выстраивает особые отношения с блоками Чемезова и Собянина.

Первая траектория расширения влияния – регионы. Эту тему, естественно, курирует Кириенко. Мощное вторжение идет по линиям науки и образования.

На это волне возникают столкновения с интересами Дмитрия Медведевым. А тут ещё и г-жа Голикова пару раз назвала г-на Чемезова теневым премьером. Вторая траектория захода группы Кириенко-Ковальчуков – через отрасли. В частности, благодаря связки Голикова-Скворцова идет укрепление Чемезова и заход Кириенко-Ковальчуков в медицину и фармацевтику. Вспомним природоподобные технологии, напыляемую кожу, растворяющиеся костные импланты от Курчатовского института. Это вторая траектория расширения влияния – отраслевая.

Глобальная расстановка сил диктуется не элитными играми, а логикой научно-технического процесса. НИОКР – это вотчина Курчатовского института (М. Ковальчук) и Росатома (Кириенко). У последнего есть мощная, но все же отраслевая, а потому ограниченная производственная база. Разработки и узкое внедрение группа Кириенко-Ковальчуков способна сделать сама. Но провисает широкое и массовое производство, достижение указанных 50% организаций, осуществляющих инновации из майского указа. Это все вотчины Чемезова – Ростех и Минпромторг (через Мантурова). Отсюда необходимость если и не дружить, то хотя бы прагматично сотрудничать.

Медведев вынужден всерьез отступить с научно-образовательных рубежей. Под контролем Дворковича остается только Сколково, которое при всех своих достоинствах вряд ли может претендовать на единоличное ведение прорыва. Одна из многих площадок – да, брендовая – да, но не исключительная. Сколково должно закрывать собой ту самую «долину смерти» между разработками и производством, но альтернативой могут стать долины при вузах, а также прямые контакты блоков «НИОКР» и «производства».

Министерство науки и высшего образования находится под полным контролем Кириенко и через министра Котюкова, и через блок замминистров, навязанных Котюкову. Вузы и научные институты станут проводниками влияния группы на региональном и отраслевом уровне. Федеральные университеты станут парадными воротами для вхождения в федеральные округа и далее – в регионы. Благодаря нацпроектам финансовый поток сможет переломить сопротивление региональных элит.

Отдельными игроками научно-образовательной сферы остаются Фурсенко и Никонов, которые традиционно держаться в тени. Фурсенко как куратор отрасли в последнее время упустил много рычагов влияния, но его голос по-прежнему решающий. Никонов в новой парадигме ищет свой новый функционал - его шеф Володин всё чаще ждёт публичной экспертной работы, а АП часто использует комитет Никонова как арбитра при обсуждении госполитики.

Вторым значимым союзником Кириенко и Ковальчуков является Шойгу. Через технополис ЭРА и Фонд перспективных исследований сформирован тесный союз, которые будет осваивать темы НИОКР двойного назначения. Более того, Росатом и Роскосмос получили право на распоряжение результатами интеллектуальной деятельности, полученной в результате работ в ФПИ. Г-н Кириенко пролоббировал эти изменения в интересах не только Росатома, но и Роскосмоса Рогозина, поддержанного Чемезовым.

Интересы этих игроков пересекаются и в Арктике. Росатом готовится стать ключевым оператором Северного морского пути, Минобороны нацелено на увеличение присутствия в Арктике и осваивания соответствующих бюджетов. А Ковальчуки, как сообщает Капитан Арктика (caparctic), через полпреда СЗФО г-на Беглова перехватывают арктическую повестку у Трутнева.

Цифровая экономика как еще один тренд нового срока президента в ее научно-исследовательских компонентах в значительной мере поделена между Росатомом и Ростехом. Делать параллельно – избыточно затратно, делать взаимодополняющие вещи – нужно доверие. Конвертация вложений в прибыль обещает быть значительной. Следовательно, это то разделение, которое вполне может и в идеале должно перерасти в сотрудничество.

Однако, именно «цифра» является вторым активом премьера Медведева. Курирует все цифровые вопросы вице-премьер Акимов, ставленник Дмитрия Анатольевича. Через цифровых поверенных (ответственных замминистров) они оба могут влиять непосредственно на процессы внутри ведомств, а следовательно, отраслей.

Г-н Акимов (и г-н Носков) также очень тесно работают с Агентством стратегических инициатив. Именно АСИ является своеобразным мозговым центром для Министерства просвещения г-жи Васильевой. Трансляция проектов и ценностей идет в основном через замминистров М. Ракову и И. Потехину - как ответственных за цифру в Минпросвещении, а также кураторов АСИшных Кванториумов и World Skills.

Эти отношения формируют и дополняют вторую коалицию, которую мы выделяли ранее. Однако, их действия скорее оборонительные. «Цифровая экономика» сама по себе не существует, а в конкретных приложениях к областям вступают в игру министры и их кураторы.

Немаловажным элементом раскладов в научно-образовательной сфере являются Ротенберги. Они проявляют гибкость по отношению к Чемезову и тоже будут играть всё более серьёзную роль. Достаточно вспомнить о том, кто основной владелец ИД «Просвещение», одного из ключевых подрядчиков Минпросвещения.

Перспективы у возможного близкого союза Чемезова-Кириенко-Ковальчуков-Шойгу блестящие и располагают траекториями усиления по линиям Ротенбергов и Патрушева. Эта группа вполне может стать условным верховным тайным советом - прорыв будет запущен, инновации пойдут, система управления станет работать как часы. Идея-производство-управление-силовое прикрытие – все блоки будут курировать союзники.

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author