Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

МОГ СОСТОЯТЬСЯ РУССКИЙ ПУТЬ

Татьяна Глушкова – глашатай подлинной русскости

Стыдно, конечно, но надо честно признаться, что в то мрачное время единственным воплощением мужественности в русском патриотическом движении оказалась слабая, больная женщина, но замечательная поэтесса, тончайший, умный литературный критик и замечательный публицист – Татьяна Михайловна Глушкова. В то время, как почти все русские патриоты в той или иной степени были антисоветски настроенными (почему они по большому счёту и не могли составить подлинной оппозиции Ельцину, а часто оказывались, по сути, его союзниками, несмотря на их брань в его адрес), Глушкова прекрасно понимала, что высшим проявлением русскости стал русский характер и образ жизни, каким он сложился и показал себя в советский период нашей истории.

Не требовалось большого мужества, чтобы ругать Ельцина в условиях им же дарованной «свободы слова». А выступить с критикой столпов «патриотического движения» тогда значило оказаться изгоем, который органически не мог принять либеральные ценности «демократов» и был бы выброшен из лагеря «патриотов». Глушкова этого не побоялась.

В то время, когда все «патриоты» пели гимны академику И.Шафаревичу как «совести патриотического движения», Глушкова убедительно показала, что это – «типичный БУРЖУАЗНЫЙ ДЕМОКРАТ ПРАВОРАДИКАЛЬНОГО ТОЛКА», принявший в последние годы русско-национальную окраску. По Шафаревичу, «Россия может считать себя преемником русской дореволюционной истории, но уж никак не преемником СССР. Иначе тот ужас, который внушает коммунистический монстр, будет переноситься на Россию», и это заставит республики в составе РФ бежать из неё, что приведёт к распаду России. Шафаревич, автор нашумевшей «Русофобии» («щедро оплаченной твёрдой валютой»), встал на путь борьбы с социалистической идеей, что и было наруку захватившим власть врагам России - либералам, а значит, сам оказался отъявленным русофобом.

Особенно тщательно Глушкова проанализировала статью Шафаревича, в которой он призывал патриотическую оппозицию признать частную собственность и капитал, поддерживать производительный капитал, а, по сути, обелить воцарившийся у нас компрадорский и мафиозный «дикий капитализм», выступить, по её словам, «гарантом того, что всё нагло награбленное у народа навеки останется в руках грабителей». Критикуя статью Шафаревича – «Две дороги к одному обрыву», в которой утверждалось, что для человечества одинаково гибельны как капиталистический, так и социалистический пути, Глушкова писала, что при такой постановке вопроса выработка так называемого «третьего пути», своего, надобного России, русского пути попросту исключена. И вообще она не без оснований отнесла Шафаревича к духовным отцам горбачёвской перестройки.

Не меньше досталось от неё и таким авторитетам для части русских патриотов, как В.Солоухин и А.Солженицын.

Не буду перечислять всех патриотических витий, которые стали мишенью блистательных статей и интервью Татьяны Михайловны, скажу лишь, что она заклеймила всех «плакальщиков по России», мародёров и «клеветников России» наших дней, показала их конформизм (по сути, продажность), а то и провокационность их деятельности.

Глубоко верующая православная христианка, она показала беспочвенность мечтаний современных российских монархистов, которые примитивно представляли себе восстановление монархии как чисто политический акт. А в действительности монархия - понятие духовно-мистическое. Монархия немыслима без понимания Царя как Помазанника Божия (что невозможно в условиях быстрой утраты веры в Бога во всём мире, отчасти объективно обусловленной), без ещё более утопического восстановления сословного общества и пр.

А все эти убогие представления монархистов – от неспособности додумать собственные мысли: «очень многие популярные в нынешней патриотике идеи рассыплются в прах – доведи их до логического конца или хоть до ближайшего следствия… А пристало б давно оценить, к чему на деле приводит маниакальный и архаический антисоветизм. Что совсем он не служит и монархизму, как мерещится православствующим нашим «царистам». Но она вскрыла и более глубокие, гносеологические, мировоззренческие корни этого недомыслия, в частности, представление о рукотворности истории.

В статьях Глушковой показан «утопизм православно-монархиствующих или монархо-православствующих наших патриотов», «довольно типичной патриотической грёзы: густой колокольный звон и «свеча покаяния» как знаки «истинно православного чувства» - над биржей труда и финансовой биржей в заново капитализирующейся России».

Признавая плодотворную роль религии во все трудные времена, Глушкова всё же считала, что патриотическое сознание может быть шире собственно-национального, оно «не исчерпывается сегодня ни приверженностью к православию, ни преданностью, например, мусульманству, ни принадлежностью к атеистическому вероисповеданию. Во всяком случае, всеобъемлющей и единственной основой патриотического сплочения православие нынче выступить не может… (выделено мной. – М.А.). В столь многонациональной стране, как исторически веротерпимая Россия, патриотическое движение не может, не должно ограничить себя православным догматом. Точно так же не может оно отталкивать от себя и неверующих. Тех же коммунистов, к примеру… Потому-то чрезмерный, то есть порою общественно бестактный православный пропагандизм, которым увлекаются многие наши патриоты, вряд ли служит действительно широкому сплочению патриотических сил страны». А «духовная агрессивность» наших «православствующих», демонстрация на светской арене интимной своей «праведной», богобоязненной души «придают современному нашему православию, вместо возможностей и впрямь широкого, глубинного общественного влияния, признак… сектантства».

Глушкова высмеяла «романтических капитализаторов» России или современных «столыпинцев», которые считают себя монархистами, тогда как развитие идей и курса Столыпина неизбежно вело к ликвидации монархии, и сам Столыпин стал бы противником монархии, проживи он дольше. Она развенчала «утопию русского национального капитализма», сторонники которой, ампутировав семь десятилетий, пытаются косметически сшить полотно истории, уповая начать «сызнова» катиться вперёд из той точки «А» (с 1916 года), что давно уже скрылась за историческим горизонтом.

Как известно, для многих русских патриотов «властителями дум» остаются эмигранты вроде Ивана Ильина или Ивана Солоневича. Глушкова видела «неслучайность выдвижения на роль главных учителей», «какое-то неуловимое координирование наших философских, историко-политологических интересов», так что подчёркиваются те тенденции в русской мысли и выдвигаются на первый план те авторы прошлого, которые «несут отпечаток западного либерализма и вообще буржуазности». Она критиковала «литературно красивые, но на практике грубо преломляющиеся положения Ивана Ильина. Вообще её возмущало то, что «усиленно создавалось впечатление, будто истинно русская мысль обреталась отнюдь не в России – в эмиграции (разных «волн»), так что мы стали некой провинцией русского зарубежья». На деле же «Россия – вот метрополия действительно русской мысли… Нам надо бы «вооружаться» не заблуждениями наших предшественников, а сильными сторонами их мысли… ».

Именно в отрицании советского периода нашей истории «верующими» антисоветчиками Глушкова увидела проявление безрелигиозности: «Те, кто допускает бессмысленностьхоть единого исторического дня, прожитого Россией, бессмысленность или один лишь «чёрный смысл» в нём, - это люди безрелигиозные. .. Это допущение того, что Бог не участвует в жизни мира. Что «Бог умер». Что Он уступил, пусть на время, как скажут более осторожные, Своё место – Своему антиподу… Сознание религиозное – такого не допускает. И видит работу гармонии даже под нахлёстом чернейших сил… Религиозность – это исповеданье ОСМЫСЛЕННОСТИ, а не «чёрных дыр», «зияющей пустоты», пусть даже скорбно (или гневно) воспринимаемых… Те же, кто видит в русском прошлом ХХ века просто «коммунистического монстра, не способны постичь религиозный (не механический) феномен ПУТИ… Русский народ обладает – доказал это в нашем столетье - таинственным даром именно преодоления чужеродного духу его зла».

Татьяна Михайловна отвергала утверждения о безрелигиозности нашего народа в советский период, «ибо ни закрытыми, ни открытыми церквами она не измеряется. Совестливость же нашего народа, коль она есть, - проявление его безотчётной религиозности». Она свидетельствовала даже о духовном аристократизме людей советской породы, столь ненавидимой западными «цивилизаторами».

Не раз Глушкову спрашивали, а возможно ли на путях православного сознания примирение с советами, с «безбожным режимом», как и теперь говорит Церковь? Она отвечала: «Возможно. И, кажется, именно в этом – труднейшем, медленном, постепенном, а вдруг и скачкообразном – взаимопримирении «режима» социализма и традиционной религии и мог состояться РУССКИЙ ПУТЬ. Над пресеченьем которого и сознательно, и бессознательно работали самые разнообразные силы…»

Глушкову возмущала проповедь «идеологии выживания», которая на деле есть «идеология взаимоистребления», место которой – лишь в мире капиталистического хищничества. Без победы над колониальным сознанием, навязываемым нашему народу, в том числе и через «патриотическую прессу», не может быть возрождения России.

Я потому (к сожалению, не так подробно, как следовало бы) рассказываю о критической стороне выступлений Глушковой, что, увы, её замечания остаются злободневными и сегодня, после смерти этого выдающегося мыслителя, и, кажется, больше некому о них напомнить.

Но Глушкова не ограничилась только критикой детских и застарелых «болезней» русского патриотизма, но и вырабатывала исходные принципы, которые должны были лечь в основу патриотизма здорового. По её убеждению, «конструктивная русская мысль (а ДЕЙСТВИТЕЛЬНО РУССКАЯ мысль всегда конструктивна, потому что духовна) заключается не в плотоядном, снобистском или меланхолическом смаковании ложного разрыва времен, который произошёл будто бы в октябре 1917 года, а в утверждении сложного, но непрерывного развития русского духа, «русской идеи» здесь, в России ХХ века. В извлечении всех положительных уроков из нашего трагического, но, похоже, оптимистически-трагического пути. Это будет осмысление сверхистории – осмысление русской судьбы… Бережное отношение к каждому дню, прожитому великим русским народом, - это первый этап строительства СОВРЕМЕННОЙ РУССКОЙ ИДЕОЛОГИИ». Необходимо «перенести акцент с деятельности политической – и, стало быть, с борьбы за «штабное» (и уличное) лидерство – на труд идеологический. А главным условием успеха в этом деле служит любовь к Родине.

(Глава из книги "Капитализму в России не бывать!")

Михаил Фёдорович Антонов (16 декабря 1927, Тульская область) — писатель-публицист, учёный-обществовед. Член Союза писателей СССР (и России). Кандидат технических наук, старший научный сотрудник. Окончил Московский институт инженеров железнодорожного транспорта. В 1955 году устроился на работу в Институт комплексных транспортных проблем АН СССР, где познакомился с капитаном 2-го ранга в отставке, бывшим заместителем начальника тыла Тихоокеанского флота А. А. Фетисовым. Был одним из руководителей «Рабочей группы теории систем» М. Антонова — Г. Щедровицкого, действовавшей в составе Секции теории и организации систем (В. П. Боголепов) Научного совета по комплексной проблеме «Кибернетика» при Президиуме АН СССР. После чтения Антоновым на Конференции молодых учёных в 1963 году доклада «Гальванизация трупа логического позитивизма» произошло его размежевание с Г. Щедровицким. Антонов вошёл в полуподпольное «Общество изучения теории систем» (А. А. Фетисов, А. А. Мазаев, В. А. Персианов, О. И. Журин, М. Турари, О. Г. Смирнов, В. А. Виноградов, М. Гребенков, В. Г. Быков, Э. Путинцев, Э. П. Данилова, А. А. Малиновский и др.). Был репрессирован в мае 1968 года по делу «группы Фетисова — Антонова». Освобождён в мае 1971 года. С 1977 года работал в Институте мировой экономики и международных отношений АН СССР: старший исследователь, ведущий исследователь, заведующий сектором. С 1987 года на пенсии. Живёт в Москве. С 2008 года член экспертного совета и постоянный автор международного аналитического журнала «Геополитика».
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author