Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Былички, бывальщины и поверья Русского Севера

Дерево осмысляется как путь в иной мир и обратно. Не случайно дере­во и дорога, по мнению исследователей, имеют в славянских языках этимологическое родство. Причем наиболее близким к нижнему миру в на­ родных верованиях считается комель. Вот почему в ритуальной практике исключительное внимание уделяется именно этой части дерева, особенно если оно выворочено с корнями. Например, пастух, вступая в договор с лешим, подходит к такому комлю, спихивает вниз полагающиеся в этом случае «относы» и, глядя «туды» между ногами, как бы «разговариват» с обитателями нижнего мира, к каковым в данном контексте принадле­жит прежде всего леший. Впрочем, приношения можно оставить и под деревом: «Как в лес пойдешь и кака береза на тебя глянет — под положи яйцо, гостинец. И все будет хорошо: тогда, куда скот ни пойдет, все будет возвращаться». Иной раз пастух кладет под деревом и «отпуск» — не­кую материализацию договора с мифическим «хозяином». В этом свете неудивительно, что под деревом разыгрываются всевозможные мистерии. Их очевидцы слышат здесь акустические проявления параллельного мира, определяемые рассказчиком посредством глагольной пары-бинома: «зачу­дило, зашумело». Инобытие дает о себе знать и динамическими призна­ками. Когда люди, остановившиеся под деревом, на эту невидимую силу науськали и спустили собаку, то ее «зачало там драть». Не помогают и запущенные туда головни, которые обычно надежно оберегали людей от нечистой силы, — они, подобно бумерангу, возвращаются обратно, а под деревом «зауськало да засвистало». В другой бывальщине плясавшие у елки/под елкой услышали, как вдруг «тут и запело». Ночующий же под деревом (под елкой) может столкнуться и с визуальными проявлениями потустороннего. Во сне, т.е. в состоянии, преодолевающем границы меж­ду мирами, открывается некая иная реальность, не принадлежащая на­шему миру: расположившемуся на ночь под деревом привиделся человек, шедший с двумя собаками (такой персонаж обычно идентифицируется с лешим). Как только контактер проснулся, выяснилось, что «ничего нет». Вновь заснул — «опять кажется так же». Одним словом, в мифологиче­ском сознании граница бытия и инобытия, каналом между которыми слу­жит дерево, оказывается весьма зыбкой.

Н.А. Криничная. Крестьянин и природная среда в свете мифологии. Былички, бывальщины и поверья Русского Севера
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author